журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКОЕ КРЕДИТОВАНИЕ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

ПЛАТЕЖИ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2010

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Пределы регулирования

Президентская администрация и Конгресс США продолжают обсуждать концепцию финансовой реформы

Команда президента США Барака Обамы продолжает продвигать программу реформ финансового сектора, что грозит американским банкам потерей серьезных прибылей. При этом, банкиров вовсе не утешает сам факт, что одновременно ощутимо сократятся сопряженные с этими прибылями риски. Да и лидеры других стран не склоняются к столь радикальным мерам, поскольку считают, с одной стороны, что риск – это неотъемлемая составляющая деятельности банков, а, с другой, что нет смысла ослаблять свои финансовые институты и терять доли международных рынков. В любом случае они пока не готовы к согласованным действиям в сфере банковского регулирования. Тем не менее, Барака Обаму это не остановит, остановить его может только Конгресс США.

Реформы или репрессии?

Впервые план реформы американского финансового сектора был обнародован в июне 2009 года. Его основными элементами были: внедрение дополнительного уровня регулирования для крупнейших финансовых институтов США; создание агентства для исследования финансовых продуктов, предлагаемых потребителям; передача хедж-фондов и фондов прямых инвестиций, торгующих частными ценными бумагами (private equity funds), под юрисдикцию федеральных органов. Новое Агентство финансовой защиты потребителей будет исследовать широкий спектр финансовых продуктов – от ипотек до кредитных карточек – и запрещать их продажу «на несправедливых условиях либо в рамках порочной практики». По мнению Барака Обамы, финансовый кризис – это «провал системы в целом», так что сейчас необходимо балансировать, фиксируя потоки в финансовой системе, но удерживаясь от слишком жесткого регулирования.

Позднее к этим идеям добавились новые. президент США считает необходимым ограничить возможности банков в ряде самых прибыльных сфер деятельности, поскольку именно такого рода операции провоцировали возникновение финансового кризиса. «Мы не должны и в дальнейшем позволять банкам уходить слишком далеко от их главной задачи – обслуживания клиентов», – заявил Обама. Разумеется, здесь присутствует большая доля популизма, поскольку он использует в электоральных целях возмущение масс финансовыми институтами Уолл-стрита, однако рациональное зерно здесь, все же, есть. Барак Обама предлагает запретить банкам инвестировать в хедж-фонды и фонды прямых инвестиций, а также финансировать такие организации. Кроме того, планируется установить новое ограничение на размер банков относительно всего финансового сектора с учетом депозитов и недепозитных источников финансирования.

Безусловно, крупные финансовые институты не в восторге от таких планов. Роб Николс, президент группы Financial Services Forum, лоббирующей интересы таких финансовых гигантов как Goldman Sachs или JP Morgan Chase, заявил, что отнюдь не торговля (за счет собственных средств или иная) спровоцировала кризис. По его мнению, вместо произвольных запретов определенных видов деятельности и ограничений размера банков правительству стоит сконцентрировать усилия на улучшении управления рисками, корпоративного руководства и других форм регуляторного надзора.

В начале марта Администрация Белого дома опубликовала проект закона о финансовой реформе, впервые обнародовав способы, которыми она рассчитывает ограничить рискованную деятельность определенных банков. По рекомендации Пола Волкера, главного экономического советника президента США, новые правила запретят институтам, принимающим гарантированные правительством депозиты, инвестировать в хедж-фонды или фонды прямых инвестиций. Кроме того, будет введен запрет на проведение торговых операций за счет собственных средств. Таким образом, банки уже не смогут зарабатывать на финансовых рынках, пуская в оборот собственные деньги, а не сбережения клиентов. Эти операции приносят прибыли за счет игры на падение и повышение стоимости ценных бумаг и других финансовых инструментов, причем, при удаче, прибыли весьма неплохие, но такая игра чревата огромными рисками для финансовой системы, если в ней происходит сбой. Белый дом утверждает, что именно эта практика способствовала почти полному обвалу финансовой системы США в 2008 году.

Еще одна новинка от Волкера – запрет на поглощения, увеличивающие рыночную долю покупателя до более 10%. Это правило, нацеленное на крупнейшие банки США, имеет определенное сходство с законом 1933 года Glass-Steagall Act, запрещавшим коммерческим банкам владеть инвестиционными подразделениями. Хотя новое ограничение планируется менее жестким, оно все же перекроет некоторым крупнейшим банкам возможность заниматься самыми прибыльными видами деятельности. Правда, нет гарантии, что это правило Волкера обретет статус закона. Во всяком случае, по этому вопросу будут ожесточенные парламентские дебаты. Кстати, сенатор Кристофер Додд, возглавляющий банковский комитет Сената, сообщил Bloomberg News, что не верит, будто правило Волкера составит значительную часть законопроекта о реформе финансового регулирования, над которым он сейчас работает. А член комитета Майк Йоханнс заявил: «В какой-то мере это имеет смысл, но полный запрет – это то, с чем мы должны быть особенно осторожны».

Электоральный налог

В январе Администрация Обамы придумала способ вернуть расположение избирателей, выразивших свое возмущение государственной политикой спасения банков простейшим способом: на выборах в Сенат от штата Массачусетс неожиданно победил кандидат от республиканцев. Конечно, решение было, в большой степени, популистским, но звучало вполне эффектно: банки должны вернуть налогоплательщикам деньги, истраченные на их спасение. «Мы хотим получить эти суммы и твердо намерены это сделать», – заявил Барак Обама. Чтобы вернуть в казну $700 млрд., истраченных при реализации программы TARP, было решено обложить налогом в размере 15% обязательства (liabilities) банков с активами свыше $50 млрд. Сообщая об этом плане банкирам, Обама указал: «Я предполагаю, что вы хотите просто рассчитаться по своим обязательствам, и прошу вас покрывать затраты на спасение не за счет акционеров или клиентов, собирая деньги по подписке, а отозвав бонусы топ-менеджерам и успешным служащим».

По оценкам Congressional Budget Office (CBO), налог в таком размере не создаст банкам существенных проблем, но ожидается, что это приведет к снижению дохода наиболее высоко оплачиваемых банковских сотрудников, повышению ставок по кредитам и штрафов. Инвесторы же незначительно пострадают в результате снижения котировок акций финансовых институтов. Однако агентство Bloomberg сообщило со ссылкой на слова аналитиков и инвесторов, что новый налог может обойтись, в частности, JP Morgan Chase и Bank of America, более чем по $1.5 млрд. По данным аналитика из Wisco Research Сина Райана, новый налог поглотит 22% ожидаемого в 2010 году дохода на акцию у Bank of America и 12% – у JP Morgan. По мнению финансовых экспертов, это затормозит восстановление отрасли и снизит интерес инвесторов к акциям банков. Разумеется, банкиры тоже не одобряют эту идею. Например, Син Райан уверен, что финансовые институты постараются переложить новые затраты на клиентов.

Налог на банковские обязательства предполагается ввести с 30 июня. Он будет распространяться на 50 крупнейших финансовых институтов США – банковские и сберегательные холдинговые компании, а также страховые фирмы с банковскими и брокерскими подразделениями. От такого сбора будут освобождены только General Motors, Chrysler Group, правительственные ипотечные компании Fannie Mae и Freddie Mac. По оценкам Администрации Президента США, за 10 лет налог принесет в казну $90 млрд. Барак Обама сообщил, что его вводят для того, чтобы вернуть «каждый цент» из денег налогоплательщиков, истраченных на спасение финансовых институтов. По его словам, эти банки «вполне способны оплатить этот сбор, судя по масштабным прибылям и невероятным бонусам». По его словам, в Белом доме «уже хорошо слышны вопли протеста с Уолл-стрита, свидетельствующие, что этот налог не только нежелателен, но и считается нечестным, поскольку, по определенной извращенной логике, банкиры считают более справедливым, когда затраты по спасению финансовых институтов ложатся на плечи населения».

За прошлый год банки выплатили Минфину $165 млрд., кроме того, еще $12.9 млрд. поступили в виде штрафов, дивидендов и процентов, что обеспечило правительству 8%-ный доход по инвестициям в банки. Но план введения налога многими воспринят с сомнением. Отраслевые организации, включая Торговую палату США и Financial Services Roundtable, представляющую крупные институты Уолл-стрита, подключились к противникам правительственных инициатив. По изложенному в письме министру финансов Тимоти Гейтнеру их мнению, налог на банки может оказать негативное воздействие на подъем экономики и рост числа рабочих мест. Главный лоббист Торговой палаты Брюс Джостен указал в письме: «Такие непреднамеренные последствия могут стоить правительству больше, чем оно рассчитывает получить за счет введения налога». Ему вторит коллега из Financial Services Roundtable Скотт Тэлботт: «Политика возобладала над экономикой. Это – карательный налог на компании, полностью выплатившие долги по TARP или вовсе не прибегавшие к помощи этой программы». В свою очередь, Джейми Даймон, гендиректор JP Morgan Chase, сообщил журналистам: «Использовать налоговую политику в качестве наказания – плохая идея». А Брюс Фоустер, президент South Beach Capital Markets в Майами и бывший топ-менеджер Lehman Brothers, прямо заявил: «Плохо, когда время главы державы растрачивается на демонизацию банков. Попытка вырвать у них изо рта последний кусок – это действие, достойное политикана, а не Президента США».

Высказывают сомнения и некоторые аналитики. «Реформы, которые сейчас находятся на рассмотрении, представляют один из важнейших рисков для инвестиций в акции банков в текущем году. Мы обеспокоены и воспринимаем эти планы как очередное свидетельство того, что в Вашингтоне преобладает циничное отношение к банковской отрасли», – отметил в аналитической записке эксперт CreditSights Дэвид Хендлер. К этому мнению склоняются и многие американские политики. Так, в аналитической записке Пола Миллера из FBR Capital Markets указано: «Наши источники на Капитолийском холме говорят, что эти планы вряд ли будут одобрены Сенатом США, поскольку почти все республиканцы и довольно многие демократы проголосуют, скорее всего, против предлагаемых мер. У предложений Администрации Президента больше шансов пройти через более популистскую Палату представителей».

Однако мнения разделились, все же, скорее, по партийной принадлежности. Республиканцы отвергают идеи Обамы, поскольку считают, что банки переложат дополнительные затраты на потребителей. В частности, кредиты подорожают, а из-за проблем с их получением повысится уровень безработицы. Общее мнение оппозиции выразил Джеб Хенсарлинг, член Комитета по финансовому сервису Палаты представителей: «Считать, что банки будут расширять кредитование, если обложить их налогом, это выйти за все мыслимые пределы экономического невежества». Ну, а Демократы поддерживают планы президента. Председатель Комитета Барни Фрэнк предупреждает: «Обратите внимание, финансовые институты, особенно крупнейшие из них, общими усилиями создали проблемы своими ошибками в суждениях, безответственностью, в некоторых случаях – бесчестной практикой. Я считаю вполне целесообразным, чтобы отрасль, которая, во-первых, создала эти проблемы и, во-вторых, получила прибыли от этой деятельности, заплатила за все». Со своей стороны, чиновники из Администрации Президента США уверяют, что финансовая отрасль может найти способы защитить потребителей.

Система раннего

оповещения

Тем временем, Банковский комитет сената США разрабатывает законопроект реформы регуляторной системы. В марте его члены от обеих партий договорились о целесообразности создания нового Офиса исследований и анализа, который будет сигнализировать о потенциальных системных крушениях. В задачи этого агентства – Office of Research and Analysis или National Institute of Finance (о названии еще не договорились) – войдут сбор и анализ данных, построение моделей для оценки относительных рисков и прогнозы того, как проблемы одной фирмы могут отразиться на остальных. Агентство будет выпускать для федеральных регуляторов ежедневные информационные бюллетени по стабильности отдельных фирм и их торговых партнеров, в том числе – хедж-фондов. Посредством стандартизации финансовых инструментов и механизмов отчетности агентство предоставит регуляторам ежедневно обновляемую панораму состояния участников финансовых рынков и потенциала распространения возникающих проблем. Сторонники этой идеи считают, что информации именно такого рода недоставало регуляторам в последние годы, когда лопнул пузырь на рынке жилья, а проблемы переходили от одной фирмы к другой. При этом, никто не знал, что у кого есть, так что возник каскадный эффект неопределенности и сомнений.

Предполагается, что новое агентство войдет в юрисдикцию Минфина, а его директора будет назначать президент США при утверждении Сенатом. В силу занимаемой должности, он будет членом комитета системного риска, создание которого регламентировано тем же законопроектом. Бюджет агентства будет построен на отчислениях крупнейших финансовых институтов, оно будет получать информацию от крупных фирм и всех участников рынка, зарегистрированных в США. Все эти компании обяжут сообщать агентству обо всех финансовых операциях, даже если встречная сторона сделки находится за границей. Агентство должно будет предпринять меры, чтобы обезопасить информацию о торговле за счет собственных средств, в то же время, проливая свет на так называемую теневую банковскую систему, в которую входят ипотечные брокеры, кредиторы субстандартных заемщиков и неконтролируемые хедж-фонды, внесшие немалый вклад в финансовый кризис.

Кстати, в прошлом году Палата представителей утвердила законопроект о финансовой реформе, предусматривающий создание Совета по системному риску, который должен собирать аналогичные данные без учреждения независимого агентства. Это различие в законах должно быть устранено прежде, чем законопроект будет представлен президенту. Идею создания такого агентства интенсивно лоббирует группа Committee to Establish the National Institute of Finance, в которую входят бывшие и нынешние финансовые руководители, статистики и экономисты (в том числе, шесть нобелевских лауреатов по экономике). Эту группу организовал Алан Менделовиц, бывший директор Federal Housing Finance Board. По его мнению, в нынешнем кризисе регуляторы не смогли оценить расширяющегося риска частично и потому, что полагались в отношении данных на независимых агентов типа кредитных рейтинговых агентств. И, если эти агентства оценивали безопасность ценных бумаг, например, рейтингом «ААА» (именно так выглядели их рейтинги для бумаг, обеспеченных ипотеками), то регуляторы ошибочно считали, что связанный с ними системный риск весьма невелик. Понятно, что новому агентству потребуются значительные компьютерные мощности, а разработка стандартов данных и аналитических моделей займет пару лет. Но оно сможет немедленно начать оценивать риски встречной стороны на основании уже имеющихся данных.

Кроме того, сенаторы предварительно договорились о создании фонда в $50 млрд. для финансирования раздела обанкротившихся фирм, которые нельзя было спасти через процедуру банкротства. В его задачи войдет поддержка компаний, вынужденных свернуть свои операции, не прибегая к помощи налогоплательщиков. В отношении этого фонда в Сенате рассматриваются два предложения: его можно создать либо за счет авансовых платежей финансовых компаний, либо обязав их покупать акции в трасте, что даст возможность фирмам сохранять активы на своих балансах.

Дискуссионные идеи

В последние недели члены Банковского комитета вели напряженные, но часто хаотичные дискуссии за закрытыми дверями об оптимальной роли, которую следует отвести ФРС в регулировании отрасли. В результате сенаторы пришли к предварительному консенсусу: лишить этот орган регуляторной власти над всеми банками, кроме крупнейших, с активами более $100 млрд. В соответствии с этим планом в юрисдикции ФРС останется только 23 из 4974 банковских холдинговых компаний, совокупные активы которых исчисляются $16.7 трлн., и 874 уполномоченных администрациями штатов банков, которые сейчас входят в ФРС, с активами в $1.7 трлн. Большинство из остальных банковских холдинговых компаний планируется перевести в юрисдикцию регуляторного агентства, сформированного в результате слияния Управления контролера денежного обращения, которое сейчас ведет надзор над национальными банками, и Управления по надзору за сберегательными учреждениями. Регулирование же государственных банков сенаторы собираются поручить Федеральной корпорации страхования депозитов (F.D.I.C.), под контролем которой, примерно, 5 тыс. банков, не входящих в ФРС.

Председатель ФРС Бен Бернанке и президенты окружных банков этой системы активно противятся этой идее. По их мнению, банковский надзор составляет неотъемлемую часть проводимой Центробанком монетарной политики. И не исключено, что они сумеют ее провалить, поскольку решение комитета имеет пока предварительный характер, а у Бернанке много сторонников в обеих партиях.

С другой стороны, хотя Сенат и планирует лишить ФРС значительной части надзорных полномочий, все же, одновременно предлагает передать новое агентство по защите потребителей под управление Центробанка. Это агентство будет заниматься регулированием ипотек, кредитных карт и других финансовых продуктов. Масштабы полномочий такого агентства долго были предметом ожесточенных споров, особенно в части, следует ли предоставить ему независимость в сфере разработки правил и принуждения к их выполнению. Этот вопрос пока завис в воздухе. Да и передача агентства в ведение ФРС на стадии дискуссий: некоторые законодатели считают более целесообразным перевести его под управление Минфина (председатель Комитета, Демократ Кристофер Додд) или F.D.I.C. (Республиканец Ричард Шелби).

Основной оппонент Додда по вопросам регулирования – Республиканец Боб Кокер из Теннеси, но по ряду вопросов эти законодатели уже сумели договориться. Тем не менее, продолжаются и эмоциональные дискуссии по созданию межведомственного совета под руководством Минфина, который будет мониторить системные финансовые риски. Кроме того, оппоненты пока не договорились по поводу расширения полномочий Комиссии по ценным бумагам и биржам в сфере защиты инвесторов и ее власти в части разделения финансовых институтов на части во избежание обвала экономики в случае их банкротства. Не договорились пока и по вопросу создания Office of Research and Analysis.

Еще один болезненный пункт – повышение прозрачности внебиржевой торговли деривативами. Необходимо решить, в какой мере банки могут освобождаться от выполнения новых требований. Хотя предполагается, что торговля стандартизованными деривативами будет осуществляться через клиринговые палаты, некоторые банки добиваются разрешения на тайну операций с некоторыми из наиболее сложных производных инструментов, включая кредитные дефолтные свопы, которые способствовали возникновению финансового кризиса. По мнению Гэри Генслера, председателя Комиссии по фьючерсной торговле товарами, исключения, которых добиваются банки, составляют 60% всех деривативов. При этом, банки нашли союзников в лице таких компаний как Boeing и Caterpillar, использующих деривативы для хеджирования рисков. Правда, по оценкам Генслера, такие деривативы составляют не более 9% от объема рынка.

Существуют также разногласия по поводу того, следует ли давать акционерам совещательный голос по вопросу вознаграждения топ-менеджеров. Кроме того, законодатели спорят о размерах кредитного риска, который должен сохранять эмитент ипотеки, когда он упаковывает и продает займы.

Вызывающий жест

Надежды на консенсус сохраняются; в конце концов, конгрессмены уже договорились о новом агентстве по защите потребителей в составе ФРС, директор которого будет назначаться президентом. Ему будут делегированы обширные полномочия в сфере создания правил по ипотекам, кредитным картам и так называемой «теневой банковской системе», в которую входят компании, выдающие займы под залог зарплаты, коллекторы, инициаторы кредита и т. п. Правда, пока не решено, предоставить ли агентству независимые полномочия к принуждению, это остается основной причиной разногласий. Правда, все согласны, что оно не должно проводить собственных проверок соответствия правилам, как требуют защитники потребителей. Этим будут заниматься другие регуляторы, которые уже уполномочены обеспечивать стабильность банков. Решено, что они также будут нести ответственность за защиту прав потребителей. Тем не менее, пока переговоры по законопроекту, в целом, зашли в тупик.

Не сумев окончательно договориться с республиканцами по реформе регулирования, демократы перешли в решительное наступление. Кристофер Додд предупредил, что для принятия закона в текущем году времени почти не осталось, сроки не позволяют продолжать бесплодные дебаты. Поэтому он собирается до Пасхи внести на рассмотрение в Сенат собственный законопроект, не согласованный с оппонентами из Банковского комитета. Спешка Додда связана с тем, что его полномочия истекают в ноябре, к тому же, он не собирается снова баллотироваться в Сенат. Правда, провал на выборах в Массачусетсе лишил демократов необходимого большинства в 60 голосов (сейчас у них только 59 мест), но поддержкой некоторых республиканцев Додд все-таки успел заручиться. Поэтому его эскападу аналитики не считают безнадежной.

Лидер сенатского большинства Гарри Рейд говорит, что попытается ускорить прохождение любых предложений, исходящих из комитета Додда, и рассчитывает, что Сенат рассмотрит законопроект до перерыва в заседаниях, который начнется в конце мая. При этом, многие полагают, что демократы надеются, что возмущение общественности банками принесет законопроекту голоса некоторых республиканцев. Да и представитель Белого дома сказал в разговоре с журналистами: «Мы сохраняем оптимизм в аспекте принятия этого закона в текущем году. Если сенаторы его не поддержат, у них будет возможность изложить свои возражения против новых правил американскому народу».

Однако демократ Джек Рид полагает, что разногласия сторон по вопросам защиты потребителей и предотвращения эксцессов, которые обусловили финансовый коллапс 2008 года, имеют фундаментальный характер. Так, республиканцы категорически против создания отдельного агентства по защите потребителей от нечестной тактики продавцов кредитных карточек, ипотек и иных финансовых инструментов. Они хотят, чтобы защитой потребителей занимались банковские регуляторы. Демократы же считают, что такая система сделает защиту беспомощной. Правда, Боб Кокер признался, что они с Доддом заключили двухпартийное соглашение относительно разделения функций создания правил и принуждения к их исполнению. По его словам, главные камни преткновения остались в сфере регулирования торговли деривативами и в вопросе предоставления акционерам больших прав в выборе руководства корпораций. В свою очередь, член Банковского комитета республиканец Ричард Шелби сообщил после пресс-конференции Додда, что «соглашение все еще вполне достижимо», но оно должно быть таким, чтобы правила помогали сохранению конкурентоспособности финансовых рынков США, одновременно обеспечивая защиту потребителей.

Галина Резник,
по материалам BBC, Financial Times,
Reuters, Bloomberg, Dow Jones,
Wall Street Journal, New York Times

 
© агенство "Стандарт"