журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
МИРОВЫЕ ФИНАНСЫ

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

ПЛАТЕЖИ

БАНКОВСКИЕ КАРТОЧКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2010

БАНКОВСКИЙ КРИЗИС

Тест для еврозоны

Финансовые трудности в Греции стали проверкой на прочность для всего Европейского Союза

Февраль принес в Грецию дефолтные ожидания, чреватые забастовками, акциями протеста мелких бизнесменов и студентов, наконец, -- вероятным выходом страны из «еврозоны» и, не исключено, даже крахом второй важнейшей мировой валюты. Эту важнейшую для ЕС тему весьма активно обсуждали на внеочередном неформальном саммите в Брюсселе (11-12 февраля 2010 года). Французские власти, банкиры и финансисты предлагают ЕС, МВФ и МБ оказать экстренную помощь Греции за счет скупки ее долговых облигаций, токсичных активов, выдачи прямых кредитов, однако это предложение не было поддержано другими государствами Евросоюза. Дискуссии продолжаются, решения нет…

Очередь из банкротов

Хотя Греция признана колыбелью европейской цивилизации и демократии, а Ирландия обрела суверенитет только после Первой мировой войны, судьба этих держав в единой и послевоенной Европе поначалу складывалась почти идентично. Страны вступили в тогда еще Европейское сообщество с разницей в восемь лет (первая в 1973 году, вторая – в 1981-м). Обе сильно отставали по уровню развития от остальных членов сообщества. В начале 80-х годов показатель ВВП на душу населения по паритету покупательской способности и в Греции, и в Ирландии колебался в границах 60% от среднего уровня по «старым» участникам ЕС. Обе страны, преимущественно аграрные, считались депрессивными и были крупными получателями субсидий из общеевропейского бюджета.

С тех пор в Греции мало что изменилось. Она и сейчас остается в мире 70-х годов с гигантским госсектором, коллективными трудовыми договорами, всепроникающими социальными гарантиями, бесконечными профсоюзными демонстрациями и правом на бесплатные обеды для студенчества. В Элладе в контексте борьбы с кризисом прошли досрочные парламентские выборы, новое правительство получило одобрение парламента 1 декабря 2009 года. Оно еще не успело оформить свои многочисленные инициативы в виде бюджета 2010 года и пока только предполагает сдерживать бюджетный дефицит в пределах 10% от ВВП путем борьбы с коррупцией и повышения налоговой дисциплины. Европейскому ЦБ, где сильно озабочены возможностью дефолта одного из участников еврозоны, греческий министр финансов пообещал уже в январе 2010 года представить детальный план вывода страны из кризиса.

А вот Ирландия в конце 80-х с этого пути неожиданно свернула и затеяла радикальную перестройку экономики. В стране вечной депрессии и безработицы неожиданно резко снизили налоги, сократили социальные расходы и численность госаппарата, стали заманивать иностранных инвесторов минимальным вмешательством государства в экономику. Вскоре Ирландия оказалась в числе мировых лидеров по степени экономической свободы и простоте развития бизнеса. Такие американские высокотехнологические компании как Apple, Intel и Microsoft начали использовать остров в качестве базы для экспансии на европейские рынки. Промышленность превратилась в главную отрасль ирландской экономики, обеспечивая до 45% от ВВП (показатель, более характерный для Восточной Азии, чем для Западной Европы).

В итоге основные макроэкономические показатели Ирландии и Греции, столь сходные в 80-тые годы, с 90-х начали быстро расходиться по разным направлениям. Ирландский ВВП на душу населения в середине 90-х превысил средний уровень по ЕС, а в 2007-м достиг 150% от «среднеевропейского». После огромного «красного» сальдо платежного баланса в минус 14% от ВВП в начале 80-х Ирландия прожила с положительным сальдо все 90-тые годы, а в сытый период 2005-2007 годов ограничилась минусом 3-5%. Безработица за это время упала от 17 до 4%. Государственный бюджет из дефицитного в 10% от ВВП стал стабильно профицитным. В Ирландию валом повалили иммигранты-гастарбайтеры из Литвы и Латвии, Чехии, Польши и даже западной части Украины. А показатель ВВП на душу населения Греции в 2007 году был по-прежнему на 6% ниже среднего показателя по ЕС. Не помогло даже расширение Евросоюза на 10 стран Восточной Европы. В итоге Греция встретила кризис 14%-ным отрицательным сальдо платежного баланса, 10%-ной безработицей и 5%-ным дефицитом бюджета. Самый большой контраст в размерах госдолга был в 2007 году: 25% от ВВП в Ирландии и 96% – в Греции.

Многие экономисты считали, что либеральное развитие экономики Изумрудного Острова привело к страшному расслоению и имущественному неравенству в обществе, в то время как развитая система социальных гарантий и господдержки уберегла Грецию от этих ужасов. Но не сложилось и у тех, и у других: индекс Джини, отражающий степень неравенства в распределении доходов, в обоих государствах был довольно низким (34.3), а, главное, совпал с точностью до десятых.

Кризис, казалось бы, в итоге должен был выявить, кто чего стоит на самом деле, схлопнуть все пузыри «синтетических финансовых инструментов» и развеять какие бы то ни было иллюзии. Вначале так все и шло. Ирландия пострадала раньше и сильнее большинства стран Европы. За долгие годы процветания без особого госрегулирования в экономике (особенно на рынке недвижимости) надулось немало пузырей, которые стали ощутимо лопаться. Тяжело отозвались проблемы у главных рынков сбыта ирландского экспорта – в Великобритании и США. В IV квартале 2008 года ВВП Ирландии сократился на вполне «прибалтийские» 8% по сравнению с аналогичным периодом 2007-го. В прошлом году падение оценивается в 7.5%, а экономический рост начнется не ранее 2011-го. Впрочем, по прогнозам МВФ, даже после рекордного сокращения экономики в 2008-2010 годах ВВП Ирландии в пересчете на душу населения в 2011 году будет, примерно, на четверть выше греческого. Кризис ударил по ирландской экономике гораздо сильнее, чем по греческой, но бурный рост в предыдущие годы с лихвой это компенсирует.

Иные дела в Элладе, где кризис поначалу вообще не почувствовали. Местный ВВП продолжал расти даже в IV квартале 2008 года, а в 2009-м грекам прогнозировали лишь незначительное снижение в экономике (всего на 1.1%). Экономические субъекты здесь утопают в госгарантиях, поэтому проблемы на мировых рынках их не касаются. В таком случае остается только одна проблема: где взять деньги под госгарантии? Впрочем, гордым эллинам не привыкать занимать у международных кредиторов.

Но истории, начинавшиеся так по-разному, завершаются подобно. К концу 2009 года обе страны оказались в черных списках международных рейтинговых агентств как самые вероятные кандидаты в жертвы второй волны кризиса. Греки и ирландцы спасаются от этого вала привычными им методами. Так, в Ирландии принимают «самый жесткий» бюджет за всю историю республики. Четырехмиллионная страна сокращает государственные расходы на @4млрд., причем, крупнейшее уменьшение приходится на зарплаты госслужащих (от 5% для самых маленьких ставок до 20% – премьера Брайана Коуэна). Урежут также пособия по безработице (особенно для молодежи) и расходы на развитие инфраструктуры. Налоги повышать не будут, наоборот, сократят количество ставок подоходного налога, снизят НДС и акцизы. Но роста госдолга не избежать, ведь даже при таких ужатых расходах дефицит госбюджета составит 12% от ВВП.

Сейчас оценить, в каком состоянии эти страны выйдут из кризиса, невозможно, но некоторые промежуточные итоги уже видны. Несмотря на неоднократный спад кредитного рейтинга Ирландия по-прежнему остается в инвестиционной категории (АА у S&P). Греция единственная из всех стран Еврозоны эту категорию уже покинула, по мнению Fitch, и балансирует на грани с негативными прогнозами у Moody’s и S&P. Крупноформатные внешние займы Ирландии увеличили ее госдолг до 64% от ВВП к концу прошлого года, но у Греции долг достиг 125% от ВВП.

В конце января агентство Fitch Ratings представило весьма нелицеприятные прогнозы по еврозоне. В абсолютных цифрах самый крупный бюджетный дефицит в 2010 году будет у Франции – @454 млрд. Затем в очереди дефолтников следуют Италия (@393 млрд.) и Германия (@386 млрд.). Для покрытия дефицитов страны Западной Европы (еврозона плюс Великобритания, Швеция, Дания и Швейцария) будут вынуждены привлечь на мировом кредитном рынке в общей сложности @2.2 трлн., что станет абсолютным рекордом. В процентном отношении это тоже показательно: около 19% от совокупного ВВП этих государств.

Но основная проблема в том, сможет ли Евросоюз вычислить, на какие, все-таки, величины были искажены данные о внешней задолженности и о бюджетном дефиците стран-членов. Так, в 2004-м правительство Греции призналось, что с 2000 года ни разу не давало правдивых данных об уровне дефицита бюджета. А в ноябре прошлого года выяснилось, что данные о дефиците по итогам 2008 года и прогнозу на 2009-й вновь были искажены. И, если Греция не справится со своими проблемами самостоятельно, а на это не похоже, она, скорее всего, потащит за собой и другие страны «периферийных экономик ЕС». В эту категорию входят Португалия, Ирландия, Греция и Испания. Некий саркастический ум в ЕС измыслил для них английскую аббревиатуру PIGS, что вполне можно перевести как «свиньи». И Лиссабон, и Дублин, и Мадрид уже накопили большие дефициты и огромные внешние государственные долги. Вплотную к этой категории подошла и Италия.

Шансы вылета Греции из зоны евро вопреки бодрым заявлениям европейских чиновников остаются не такими уж и призрачными. Серьезные проблемы страны с бюджетным дефицитом и внешним долгом ставят под удар всю зону евро. Невозможность использования для стабилизации положения в стране девальвации нацвалюты (которой, как бы, и нет) неизбежно вызывает дилемму: либо исключение Греции из еврозоны с возвращением ее прежней валюты – драхмы, либо постепенное обрушение курса самого евро. Эта девальвация очевидна уже сейчас. Со своего локального пика в $1.51 за @1 с конца прошлого года евро понизилось до менее $1.35 за @1.

Впрочем, многие эксперты, включая Джорджа Сороса, исполнены надежд на то, что Греции удастся сохранить свое членство в еврозоне. «Я действительно уверен, что Греция будет делать все необходимое, чтобы соответствовать критериям страны зоны евро, а ЕЦБ откроет финансирование под залог греческих гособлигаций, – заявил финансовый гуру, выступая перед журналистами в индонезийской столице Джакарте. – Поддержка Греции отвечает их целям. Я надеюсь, что ЕС и ЕЦБ найдут такой способ финансирования правительства Греции, чтобы это не стало слишком дорогим для самой страны и оказало ей посильную помощь».

Ситуация усугубляется тем, что ликвидировать проблему одним лишь исключением Греции из еврозоны с последующей девальвацией возрожденной национальной валюты вряд ли возможно. Помимо Греции, серьезные проблемы испытывают Испания и Португалия. Таким образом, созданный прецедент может привести к развалу всей еврозоны. Это, в свою очередь, свидетельствует о том, что власти ЕС и ЕЦБ пойдут на все, чтобы не допустить выпадения Греции из еврозоны. Это может означать как предоставление кредитов на ранее абсолютно не допустимых условиях, так и общее снижение требований к странам – членам еврозоны. Все это будет и в дальнейшем способствовать ослаблению евро (по сути, – дальнейшей его девальвации).

«Греция может «дефолтнуть», – предупредил главный экономист Citigroup Уиллем Баутер. – На ее часах – без пяти двенадцать, так что мы можем столкнуться с первым суверенным дефолтом страны Евросоюза. Во избежание катастрофы Греции необходимо пойти на непопулярные меры и увеличить налоги, резко сократить социальные расходы». Того же от Греции ждет и еврокомиссар по экономике Хоакин Альмунья.

«Греческий салат»

Нынешний греческий финансовый кризис начался в октябре 2009-го сразу после поражения консерваторов и прихода к власти социалистического правительства ПАСОК во главе с Георгиосом Папандреу. Новая власть тут же пересмотрела статистику предыдущего правления, при этом, оказалось, что дефицит государственного бюджета составляет не 3.7%, а умопомрачительные 12.7%. Это более чем в 4 раза превышает максимально допустимый по принятым в еврозоне правилам – до 3% (хотя их почти никто не соблюдает, но, все же, выходить за рамки 4-6% в ЕС считается моветоном). Сейчас греческие власти обещают, что уже к концу 2010 года сократят дефицит бюджета до 8%, а к 2012-му – до менее 3%.

Совокупный (внешний и внутренний) госдолг Греции на начало декабря 2009 года был оценен почти в @300 млрд. (греки утверждают, что он превышает @294 млрд.), т.е. 113% от ВВП страны, а к концу года дошел до 120.4%. Сам по себе такой долг – это еще не катастрофа. В мире есть страны, у которых он гораздо выше. Японцы, например, накопили долг в размере 200% от ВВП. И ничего – живут. На Востоке Европы положение еще хуже. Внешний госдолг Эстонии достигает 140% от ВВП, а Венгрии и Румынии – почти по 160%. В Исландии он оценивается вообще в невообразимые 924% от ВВП! Но ни Эстония, ни Венгрия, ни Румыния не входят в еврозону, а Исландия – вообще не член ЕС.

Власти Греции при слове «дефолт» негодуют. Г.Папаконстантину, министр финансов Греции, протестует: «Нет, мы не новая Исландия и не новый Дубай. Ситуация сложная, но мы покажем рынку, нашим партнерам по ЕС и гражданам, что не позволим ситуации выйти из-под контроля». Единственное, что можно заключить с уверенностью, так это то, что «греческий вопрос», наверняка, подвигнет Евросоюз к коренному пересмотру методов и всей системы сбора экономической статистики внутри сообщества, кардинальной чистке еврозоны и укреплению внутренней финансовой дисциплины. С этой точки зрения греки, вне всякого сомнения, выступают как двигатель процесса дальнейшей европейской интеграции, потому что греческий пример этому как раз и учит: если этого не сделать сейчас, то сама еврозона (а в ней 16 из 27 членов ЕС) окажется под угрозой распада.

Дело осталось теперь за малым: убедиться в том, что греки смогут без помощи ЕС (Центробанк ЕС по уставу не имеет права «выкупать» долги какой-либо одной страны) «наскрести по сусекам» деньги, для того чтобы расплатиться с должниками и покрыть бюджетную недостачу. Пророчить же успех этому делу не возьмется ни один оракул. Для этого придется даже не урезать, а гильотинировать все расходы на социальные нужды, пенсии, пособия по безработице, на здравоохранение, образование, а также сократить заработную плату в государственном секторе, резко увеличив подоходные и косвенные налоги.

Для погашения дефицита социалистическое правительство планирует провести массированную приватизацию всех, за малыми исключениями, госкомпаний, принять законы, дающие частным структурам право самостоятельно регулировать заработную плату сотрудников (т.е. с 99%-ной вероятностью сокращать ее). Также Греция планирует, как сообщают информагентства, снизить порог для 40%-ной ставки подоходного налога. Так, если раньше этим налогом облагались только граждане с доходом свыше @75 тыс. в год, то в ближайшее время эта планка будет снижена, так что большее число греков будут платить в казну 40% от своих доходов. Аналитик из Dow Jones Николас Хастингс отмечает: «Обычно такие меры никак не ассоциируются ни с социалистами, ни с какими иными правительствами, если они только не планируют самоубийства. Посему в способность греков выполнить все ими же задуманное сейчас мало кто верит. Единственное, что немного успокаивает экспертов, так это то, что греки, вероятно (но не наверняка), снова перемудрили со своей экономической статистикой. Теперь консерваторы заверяют, что такого страшного дефицита нет и в помине, и что социалисты намеренно завышают цифры, чтобы их выборная победа с несуществующими долгами и дефицитом выглядела весомее».

Программа «Стабильности и роста», представленная Министерством финансов Греции для Cовета Министров ЕС, не смогла убедить рынки капитала в способности правительства обеспечить преодоление бюджетного кризиса в стране: с момента ее публикации стоимость контрактов CDS на суверенный долг Греции поднялась почти на 100 базисных пунктов. Инвесторов смущают неясные перспективы того, что будет происходить после 2010 года (в плане об этом сказано достаточно обтекаемо), а также судьба пенсионной реформы. Очевидно, что государство в текущий момент не способно выполнить взятые на себя пенсионные обязательства. «Кто должен сказать парламенту Греции о необходимости проведения пенсионной реформы?», – поинтересовалась Ангела Меркель на спецсаммите в Брюсселе. По сути, программа налогово-бюджетной реформы, которую предложило правительство Греции, стала в какой-то степени предметом для насмешек, поскольку совсем незадолго до «совещания» в Бельгии представители ЕС дипломатично указали на «статистические ошибки» в ней.

Доходность государственных облигаций продолжила стремительный рост и достигла максимальных уровней. По данным германского Commerzbank AG (ФРГ), ныне доходность греческих облигаций практически в 4 раза превышает доходность немецких госбумаг. Все это усиливает риски того, что Греция попадет в опасную спираль поочередного роста стоимости заимствований и процентных платежей. Власти не способны предложить долгосрочного решения бюджетных проблем, покинуть же зону евро, как выяснилось, тоже не реально. Поэтому ЕС, по всей видимости, придется спасать «наиболее слабого», хотя это никому не нравится.

Хотя Греция – это лишь 2% от ВВП Евросоюза, потенциальные последствия суверенного дефолта носят для рынка суверенного долга непредсказуемый характер, который точно повлияет на судьбу других «аусайдеров» (Ирландия, Италия, Испания, прибалтийские страны). В 2010 году Греции необходимо занять @55 млрд., чтобы рефинансировать погашающиеся долги и профинансировать дефицит. Это достаточно большая величина, но и другим странам придется размещать еще более значительные суммы, а греческий дефолт поднимет стоимость размещения. Это также отразится на планах вступления в еврозону новых стран, в первую очередь, Балтии.

При этом, большая часть (по оценкам ЕЦБ, – около 75%) суверенного долга Греции контролируется иностранцами. На банки, в первую очередь, европейские, приходится порядка половины госдолга. По данным Банка международных расчетов, крупнейшими вложениями в Грецию характеризуются финучреждения Франции, Германии и Швейцарии, а в целом греческие активы европейских банков превышают @220 млрд. Это создает прямую заинтересованность Еврокомиссии в достаточно «миролюбивом» урегулировании вопроса. По этим причинам ЕС в кооперации с МВФ и МБ будет вынужден дать заем с очень жесткими обязательствами по наведению порядка в бюджетной сфере. Для греческого правительства европейский «кнут» также пойдет на пользу: прикрываясь им, можно будет пытаться провести непопулярные реформы.

Президент ЕЦБ Жан-Клод Трише заявил о своей уверенности в том, что Греция в состоянии выполнить требования в части сокращения огромного дефицита бюджета. «Мы с уверенностью ждем, что греческое правительство примет все необходимые решения, позволяющие выполнить поставленные задачи», – заверил главный европейский банкир. Министр финансов Франции Кристин Лагард обещала, что страны еврозоны проследят за решением проблемы бюджетного дефицита Греции. Кроме того, председатель еврогруппы Жан-Клод Юнкер сообщил, что Греция не нуждается в кредите МВФ. «Теоретически Маастрихтское соглашение запрещает оказывать помощь государству еврозоны, оказавшемуся в состоянии банкротства. Но на практике трудно представить, что страны Западной Европы и европейский Центробанк бросят на произвол судьбы неплатежеспособное государство, рискуя спровоцировать серьезный кризис доверия к евро. Единой валюте предстоит первый настоящий «краш-тест», – указывает авторитетная парижская газета «Le Monde».

Если ЕС сейчас окажет Греции финансовую помощь, то в значительной мере – за счет Германии. Так написала германская «Die Welt». Греция жила много лет в долг, так что теперь кредиторы сомневаются в ее платежеспособности. ЕС знал об этой проблеме, но проигнорировал ее еще на стадии образования валютного союза. Несмотря на нарушение Грецией Маастрихтских соглашений, по которым бюджетный дефицит страны не должен превышать 3% от ВВП, серьезных санкций в отношении Афин до сих пор не применялось. Сейчас Германия выступает против оказания помощи Греции.

А Николя Саркози, Президент Франции, заявил в начале февраля дословно так: «Слишком много саммитов! Слишком много болтовни! Надо заниматься настоящей экономикой, а не дутыми токсичными активами – синтезфининструментами – деривативами!». Чем не резюме?

Владимир Отрощенко,
по материалам Reuters, Dow Jones Newswires, EUROSTAT, Bloomberg, РБК, РИА «Новости

 
© агенство "Стандарт"