журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2010

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Внутренняя проблема

Экономический кризис привел к увеличению числа финансовых злоупотреблений банковских сотрудников

Международная компания Actimize Incorporation, провайдер передовых решений по борьбе с банковским мошенничеством и противодействию финансовой преступности, отмыванию грязных денег и управлению риском, а также минимизации связанных с ними потерь и снижению операционных расходов, в сотрудничестве с независимой исследовательской фирмой Infosurv подготовила очередной доклад «Employee Fraud 2009» («Мошенничество персонала 2009») за двухлетний период с 2007-го по 2009 год, материалы которого подтверждают выводы многих экспертов мировой отрасли финансовых услуг о том, что экономическая рецессия стимулирует рост правонарушений среди банковского персонала. Наряду с этим, в данном документе также уделяется немало внимания прогрессу, достигнутому банковским сектором в борьбе против финансовых преступлений внутри банковских структур.

Очередной доклад

Мошенничество персонала (Employee Fraud) – понятие, предполагающее сознательные действия сотрудников финансовых институтов с намерением ввести в заблуждение свое руководство с целью совершения финансовых преступлений. Данное понятие включает преднамеренный обман, злоупотребление активами банка, манипулирование финансовыми данными для извлечения выгоды совершающими эти действия лицами. К этой категории можно отнести любые действия либо самих сотрудников, либо совершенные при их пособничестве и направленные на использование активов финансового института в личных целях. Формы его бывают разными: это и хищение конфиденциальной информации, и растрата или присвоение финансовых средств, и приобретение прав на чужие активы. Основными способами для достижения цели мошенники выбирают обман, введение в заблуждение, злоупотребление доверием окружающих их лиц.

В проведенном в сентябре 2009 года международной компанией Actimize Incorporation в сотрудничестве с независимой исследовательской фирмой Infosurv опросе-исследовании «Employee Fraud 2009» («Мошенничество персонала 2009») приняли участие высокопоставленные представители ведущих мировых финансовых институтов, главным образом, из Северной Америки и Европы. Половина респондентов представляли розничные банки, а остальные – финансовые институты, размер активов которых превышает $30 млрд. Более 50% участников опроса профессионалы в области предотвращения финансового мошенничества, управления потерями, информационных технологий и информационной безопасности. Прочие респонденты представляли сферы внутреннего аудита, корпоративной безопасности и расследований, а также регулятивного надзора и управления риском.

На основе материалов доклада компании Actimize Incorporation рассмотрим основные тенденции, сложившиеся на сегодняшний день в сфере финансового мошенничества среди банковского персонала. В данном исследовании указываются основные причины, порождающие такие поступки, а также называются те сотрудники банков, которые представляют для них самый серьезный риск в части совершения финансовых преступлений. По некоторым аспектам, как указывают аналитики из Actimize Incorporation и Infosurv, результаты их доклада «Employee Fraud», возможно, и не совпадают с бытующими на сегодняшний день в мировой отрасли финансовых услуг предположениями и допущениями.

Так, к примеру, в исследовании приводятся неопровержимые факты, подтверждающие, что в некоторых случаях те сотрудники банков, которые обычно пользуются самым широким доверием внутри своих финансовых структур, способны причинить им наибольший ущерб. Ведь традиционно к такой категории персонала обычно относили лиц, имеющих косвенные контакты с банками, например, временных служащих, работников аутсорсинговых компаний, сотрудничающих с финансовыми и институтами, т.е. внешний персонал, который исторически ассоциировался с повышенным уровнем риска.

По мнению экспертов Actimize Incorporation и Infosurv, сравнивая результаты докладов этих компаний, подготовленных в 2007-м и в 2009 году, можно четко обозначить две основные тенденции: с одной стороны, угроза мошенничества банковского персонала продолжает расти, с другой, – мировая отрасль финансовых услуг активно инвестирует средства в передовые технологии борьбы с этим видом финансовых преступлений. Кроме того, как утверждают они, проблема мошенничества персонала зачастую куда серьезнее и острее, чем уровень ее восприятия руководством некоторых финансовых институтов.

На современном этапе проблема внутрибанковского мошенничества приобретает еще большую актуальность, поскольку падение темпов экономического роста из-за глобального кризиса и ухудшение условий жизни вызывает серьезный стресс у большого количества банковских работников. В условиях экономического спада, когда повсеместные увольнения сотрудников финансовых институтов становятся обычным явлением, банки начинают проявлять повышенную обеспокоенность случаями саботажа, диверсий и вредительства со стороны собственного служащих. Так, к примеру, 72% респондентов, принявших участие в последних опросах Actimize Incorporation и Infosurv, на основе которых и был подготовлен доклад «Employee Fraud 2009», заявили, что они «сдержанно либо сильно» обеспокоены тем, что увольняемые или разочарованные сотрудники могут установить вредоносное программное обеспечение для разрушения/уничтожения имущества, а также собственности банка.

Наряду с угрозой саботажа персонала 62% опрошенных указали на стремительный рост мошеннических торговых операций из-за кризисных проявлений в мировой экономике. Банковские сотрудники, по мере того как финансовые затруднения оказывают все большее негативное влияние на их жизненный уровень, начинают активно искать пути получения дополнительных доходов, причем, зачастую переходят черту и используют в этих целях нелегальные и абсолютно неэтичные способы пополнения личного кошелька. Хуже того, многие банковские служащие готовы мстить своим работодателям за то, что те поставили их в безысходные финансовые условия.

Тем временем, 82% респондентов (на четверть больше, чем в 2007 году), заявили о том, что темпы мошеннической деятельности банковского персонала продолжают расти, а 78% считают, что главная причина подобного явления – экономическая рецессия, ставшая следствием мирового кризиса. Около 84% анкетированных прогнозируют, что убытки глобальной отрасли финансовых услуг в результате мошеннических торговых операций банковского персонала в течение ближайших 12 месяцев возрастут. Здесь, правда, следует отметить, что почти половина из них считают, что уровень мошенничества банковского персонала оставался бы на таком же уровне, даже если бы с мировой экономикой все было в порядке, а 36% заявили, что в благоприятных экономических условиях угроза преступности со стороны сотрудников финучреждений была бы, все же, ниже, чем сейчас.

Передовые технологии

Между тем, за те два с небольшим года, которые прошли с момента обнародования доклада «Employee Fraud 2007», многие финансовые институты внедрили новые технологии борьбы с финансовым правонарушением среди банковского персонала. Они представляют собой единую платформу и инструментарий управления производственными потоками, которые осуществляют автоматизированный анализ и мониторинг данных в интересах обнаружения уже установленных и неизвестных подозрительных конфигураций, приложений и программ во многих базах данных и системах с целью их защиты от преступных действий банковского персонала. Внедрение банками данных технологий сказалось и на результатах опроса «Employee Fraud 2009»: в прошлом году уже 42% респондентов против 28% в 2007-м выразили уверенность, что в целом мировая отрасль финансовых услуг готова противостоять мошенничеству со стороны банковского персонала.

Однако говорить о том, что эта уверенность выросла повсеместно и в одностороннем порядке, было бы преждевременно. Если тот или иной банк начинает внедрять усовершенствованные технологии борьбы с финансовой преступностью, то логично предположить, что в его масштабах процент обнаружения случаев мошенничества персонала на самом деле падает. Это означает, что, как только финансовые институты начинают уделять больше внимания проблеме преступных действий собственных сотрудников, то сразу обнаруживают, что проблема эта куда серьезнее и острее, чем им казалось ранее.

Так, к примеру, если в 2007 году только 8% крупных финансовых институтов использовали новейшие технологии борьбы с мошенничеством банковского персонала, то сегодня это делают уже 30% международных банков. Почти половина респондентов указали на тот факт, что за последние три года их банки несли «умеренные» или «серьезные» потери от финансовых преступлений собственных служащих, хотя в 2007-м этот показатель составил лишь 10% от общего числа лиц, участвовавших в исследовании «Employee Fraud». С другой стороны, в 2009 году только 33% респондентов заявили, что в их финансовых институтах выявляются «все» или «большинство» случаев мошенничества персонала (в 2007-м таких ответов было 47%).

По мнению аналитиков из компаний Actimize Incorporation и Infosurv, готовивших доклад «Employee Fraud 2009», штатные банковские сотрудники (т.е. с полной занятостью) представляют для банков самую серьезную опасность в части совершения финансовых преступлений. Для многих такое умозаключение специалистов может показаться парадоксальным и противоречащим здравому смыслу. Однако, по мнению экспертов Actimize, внештатные служащие представляют меньшую угрозу для банков, поскольку имеют доступ лишь к жестко ограниченному кругу критических систем и меньшим объемам информации, в связи с чем их действия легче отслеживать и контролировать. Кроме того, мониторинг деятельности внештатных специалистов ведется чрезвычайно досконально, так как во многих финансовых институтах сложилось устойчивое мнение, что именно они представляют самую серьезную угрозу. Напротив, более высокопоставленные банковские служащие, обладающие широким доступом к системам и активам банков, располагают обширными знаниями о происходящих в банках процессов аудита и обеспечения безопасности, что дает им возможность легко уходить от ответственности при совершении внутрибанковских финансовых махинаций.

Эти выводы подтверждают и результаты опроса-исследования «Employee Fraud 2009». По этим данным, более 69% респондентов считают штатных банковских служащих более рисковым сегментом персонала по совершению финансовых преступлений внутри самих банков. Риск мошеннических действий с их стороны, как утверждают эксперты Actimize, в 7-14 раз выше, чем вероятный риск аналогичных махинаций, совершаемых внештатным персоналом и временными сотрудниками банков, а также работниками аутсорсинговых компаний. Наряду с этим, около 60% опрошенных считают, что кассиры и трейдеры (участники биржевой торговли) банков представляют наивысшую опасность с точки зрения ведения преступной деятельности внутри финансовых институтов. Многие респонденты также указали и на тот факт, что шанс совершения подобных преступлений сотрудниками банковских колл-центров почти идентичен риску мошеннических действий со стороны старшего управленческого персонала банков.

В целом же, как отметили участники последнего опроса «Employee Fraud 2009», наибольшую опасность по совершению внутрибанковских финансовых преступлений после кассиров и трейдеров представляют административные сотрудники банков и служащие бэк-офисов (на это указали 55.74% респондентов), за ними следуют технические работники (34.43%), далее – представители старшего управленческого звена и руководящего состава финансовых институтов (29.51%), а также сотрудники подразделений по управлению риском (около 5%).

Рост инвестиций

Между тем, как подчеркивают специалисты компаний Actimize Incorporation и Infosurv, решить проблему мошенничества банковского персонала в сегодняшних стрессовых экономических условиях крайне сложно. Во-первых, многие сотрудники финучреждений находятся в настоящее время из-за спада в бедственном финансовом положении, и это один из главных факторов, толкающих их на совершение финансовых нарушений. Во-вторых, даже те банки, которым удалось удержаться на плаву в период кризиса, испытывают серьезные финансовые трудности, что практически лишает их возможности реализовывать новые технологические проекты, направленные на борьбу с мошенничеством персонала.

Впервые за последнее время, как отмечают аналитики из Actimize, показатель «стоимость/затраты» стал главным в числе проблемных аспектов борьбы с финансовыми преступлениями банковского персонала. По результатам исследования «Employee Fraud 2007», он находился лишь на четвертом месте среди самых острых проблем противодействия мошенничеству банковских сотрудников. Наконец, серьезный дефицит ассигнований на передовое технологическое оборудование может быть главной внутренней проблемой банков по противодействию совершению персоналом финансовых преступлений. Ну, а главным мотивом, вследствие чего финансовые институты, все же, инвестируют средства в борьбу с мошенничеством персонала, является сохранение высокой репутации и авторитета банка в глазах его вкладчиков.

Отвечая на вопрос «Какое поколение технологий используется в вашем банке для борьбы с мошенничеством персонала?», более 86% респондентов ответили, что это средства «физической безопасности», т.е. замки на дверях, оборудованные средствами защиты шкафы для хранения документов, сейфы и пр. Около 65.5% опрошенных заявили, что для этого в их банках применяются технологии первого поколения, способные отправлять запросы в базы данных, анализировать полученные результаты (в ручном режиме) и выявлять случаи подозрительного поведения. Около 55% респондентов указали на то, что в их финансовых институтах для борьбы с мошенничеством персонала используются технологии второго поколения – инструменты, отправляющие запросы в автоматизированном режиме и получающие отчеты в электронном формате через электронную почту или интернетовский портал. При этом, правда, обзор и анализ этих отчетов, опять же, проводятся в ручном режиме.

Наконец, порядка 30% опрошенных заявили, что в их банках для борьбы с финансовыми преступлениями банковских сотрудников используются технологии третьего поколения, представляющие собой единую платформу и инструментарий управления производственными потоками: осуществляют автоматизированный анализ и извлечение данных в интересах обнаружения уже установленных и неизвестных подозрительных конфигураций, приложений и программ во многих базах данных и системах с целью их защиты от преступных действий внутрибанковского персонала. Здесь же следует отметить, что при подготовке доклада-исследования «Employee Fraud 2007» лишь 7% респондентов заявили, что в их финансовых институтах применяются технологии третьего поколения для противодействия мошенничеству персонала. В общем, отчетливо просматривается факт, что за последние два года многие банки инвестировали крупные финансовые средства в инсталляцию в своих подразделениях самых передовых технологий по борьбе с финансовыми преступлениями собственного персонала.

В завершение проводимого обзора доклада «Employee Fraud 2009» приведем еще несколько заслуживающих внимания фактов, содержащихся в данном документе. Так, по данным его авторов – специалистов компаний Actimize Incorporation и Infosurv, исходя из результатов опроса, в среднем, до 27 человек занимались в том или ином финансовом институте вопросами борьбы с мошенничеством персонала. В 2007 году этот показатель был, в среднем, равен 28.5, т.е. можно предположить, что даже несмотря на экономическую рецессию и массовые увольнения персонала в финансовых институтах всех типов в большинстве мировых банков признают, что ресурсы по борьбе с мошенничеством банковского персонала не должны подлежать сокращению, для того чтобы продолжить успешную борьбу с этим видом финансовых преступлений.

Примечателен также и тот факт, что свыше 72% участников опроса «Employee Fraud 2009» заявили, что за последний год в их банках имели место случаи хищения тех или иных данных, в том числе важной конфиденциальной информации. В 2007-м таких респондентов было только 50%. По результатам прошлогоднего опроса, информация о клиентах и самом финансовом институте продолжает оставаться очень ценным товаром на черном рынке. Банки прекрасно осознают крайне негативные последствия потери или хищения важных сведений, а также то, как легко это может разрушить и без того непростые в нынешней кризисной обстановке отношения между финансовыми институтами и их клиентами.

Среди главных видов мошенничества персонала, которые могут найти самое широкое распространение в наступившем году, участники опроса «Employee Fraud 2009» назвали «логические бомбы» (несанкционированная программа, преднамеренно загружаемая в компьютер с целью нарушения его работы), хищение информационных данных, передачу клиентской информации внешним преступникам, рост правонарушений со стороны молодых банковских сотрудников, растрату, хищение или присвоение денег и имущества обманным путем. При этом, с помощью мошеннически похищенных данных преступники в ближайшие 12 месяцев будут пытаться получить доступ, прежде всего, к прямым депозитам или текущим счетам клиентов (на это указали 58.33% респондентов), брокерским/торговым счетам (33.33%), кредитным (66.67%) и дебетовым карточкам (47.92%), кредитной информации (31.35%) и сберегательным счетам (29.17%).

Десять лет в ожидании

наручников

Между тем, схемы мошеннических действий банковского персонала по странам вряд ли сильно отличаются друг от друга. Так, по данным американского финансового издания «US Banker», в конце 2009 года широкое хождение среди американских СМИ получила история о некой «Донне» (вымышленное имя), которая, по ее собственным словам, «каждое утро при подъезде к банку внимательно осматривала расположенную возле него стоянку автомашин на предмет того, не ожидает ли ее там что-либо необычное». У Донны действительно были веские основания для того, чтобы постоянно нервничать. В течение 10 лет она, будучи помощником вице-президента одного из региональных банков юго-востока США, похищала суммы с депозитных сертификатов (certificate of deposit – CD) клиентов из-за проблем с погашением собственного ипотечного кредита и оплатой обучения дочери в колледже.

По ее мнению, никому из обманутых ею вкладчиков вряд ли срочно могли понадобиться те мелкие суммы, которые она воровала: несколько сотен долларов с одного счета, тысяча долларов – с другого... Она свято верила в то, что вернет все до копейки, когда сможет. Тем временем, мелкие, на первый взгляд, суммы, похищенные Донной с клиентских депозитов, через некоторое время составили в совокупности $200 тыс. «Моя жизнь стала сплошным кошмаром, я боялась, что мои способы хищения в конечном итоге будут выявлены, поэтому я работала семь дней в неделю, боясь взять выходной», – свидетельствует она. История эта завершилась тем, что махинации Донны были вскрыты именно тогда, когда она отсутствовала в офисе. Донна была осуждена и приговорена к 18 месяцам тюрьмы, где она находится и по сей день.

Никто, конечно, не в состоянии утверждать, многие ли финансовые мошенники из состава банковского персонала разделяют эмоциональные страдания, выпавшие на долю Донны: страх, вина за содеянное, отвращение и даже расстройство здоровья. Однако, как отмечают многие эксперты, львиная их доля находит одинаковые оправдания для своих мелких краж, совершаемых по месту работы в банках. «Сегодня мы находимся в сложных экономических условиях, это стимулирует рост внутрибанковских финансовых преступлений», – констатирует Ширли Инско, соавтор книги «Insidious» («Проныра») – нового повествования о том, как и почему банковские сотрудники превращаются в финансовых жуликов и махинаторов. В настоящее время он работает в компании Memento, занимающейся разработкой и поставками технологий обнаружения финансовых преступлений, а ранее отвечал за вопросы противодействия финансовому мошенничеству в одном из ведущих американских банков Wachovia.

С его точки зрения, многие банки в настоящее время, по сути, не уделяют должного внимания инвестированию средств в технологии безопасности и борьбы с финансовым мошенничеством, поскольку их бюджеты в последнее время были резко сокращены и ассигнования на эти цели серьезно ограничены. «Финансовые институты пошли на беспрецедентное снижение расходов, что, кончено же, привело к ослаблению внутрибанковского контроля за действиями персонала», – поясняет Инско. Поскольку финансисты не сообщают о количестве случаев внутрибанковского мошенничества, то следует предположить, что все пытаются справиться с этой проблемой самостоятельно и зачастую увольняют, а не наказывают в судебном порядке своих сотрудников, которые были пойманы за руку при хищении клиентских данных и иной важной конфиденциальной информации. На данный факт указывает, в частности, Крис Швекер, консультант по вопросам противодействия финансовому мошенничеству и бывший глава подразделения по борьбе с финансовыми преступлениями банковского персонала Bank of America. По его словам, сегодня вовсе не редки случаи, когда уволенные за финансовые преступления банковские служащие повторно совершают такие же действия в других банках.

В этой связи, как отмечает Швекер, банки должны гораздо строже и доскональнее проверять происхождение, биографические данные, связи и окружение нанимаемых на работу сотрудников. Хотя банковские департаменты персонала в ходе рекрутинга новых работников осуществляют проверку этих лиц, они крайне редко сверяют получаемую информацию с базой данных отпечатков пальцев преступников, имеющейся в распоряжении Федерального бюро расследований (Federal Bureau of Investigation – FBI). Повторная же проверка имеющихся банковских служащих, по большей части, вообще не проводится, за исключением случаев, когда некоторые из них подают, к примеру, заявку на получение кредита. «Я могу сравнить работу в банке, особенно там, где есть доступ к клиентским данным, с обязанностями по сбору и обработке совершенно секретной информации», – утверждает Крис Швекер.

Доверяй, но проверяй

По словам Швекера, те банковские сотрудники, которые попали на скамью подсудимых за совершенные ими преступления, частенько повествуют о том, насколько порой низко и бесстыдно они вели себя. Многие сотрудники или менеджеры среднего звена со средними зарплатами благодаря хищениям денежных средств и финансовому мошенничеству «жили на широкую ногу», ни в чем себе не отказывая. Так, в 2006 году в руки правосудия вместе с похищенными $14 млн. попал теперь уже бывший вице-президент американского банка Harris Bank, после того как федеральные следователи получили информацию о том, что при годовой зарплате в $48 тыс. этот банковский менеджер приобрел во Флориде дом стоимостью $1.6 млн.

Казалось бы, мониторинг персонального финансового состояния банковских сотрудников мог бы стать ответом на вопрос, насколько эффективно бороться с мошенничеством персонала, однако банки не очень охотно идут на активное и широкое вмешательство в личную жизнь своих сотрудников. Помимо аспектов приватной жизни, у финансовых институтов, как отмечают многие аналитики, существуют серьезные опасения относительно того, что подобная тактика может подорвать моральный дух честных банковских служащих, составляющих, безусловно, большинство в структуре персонала финансовых институтов. «Мы хотим доверять людям, с которыми работаем. Жизнь превратится в сплошной кошмар, если я, к примеру, начну подозревать коллегу или своего босса в том, что они финансовые аферисты», – говорит Б.С. Кришна, генеральный директор компании Memento и еще один соавтор книги «Insidious».

Между тем, в борьбе с мошенничеством персонала банки продолжают полагаться, главным образом, на использование негласных технологий и приемов мониторинга доступа сотрудников к информации на своих рабочих местах. Кроме того, ведется слежение за регистрацией и входом служащих в локальные сети, а также фиксируются подозрительные и отличные от стандартного протокола действия персонала. Однако этим приложениям зачастую не достает общесистемных коммуникационных свойств. Речь идет о том, что, например, система доступа одного компьютера в каком-либо банковском департаменте не в состоянии «видеть» своего пользователя, входящего в сеть в другом месте. При этом, она зачастую выдает устаревшие данные на банковских сотрудников (а иногда даже на бывших служащих), что открывает возможность получения несанкционированного доступа в локальную банковскую сеть.

По мнению Авивы Литан, аналитика по вопросам безопасности из консалтинговой и исследовательской компании Garner, многие банки сегодня ужесточают внутренний контроль и надзор за финансовыми операциями за счет применения технологий слежения и мониторинга трансакций, а также доступа к сети. Безусловно, эти технологии достаточно эффективны, однако финансовым институтам, по словам Литан, необходимо срочно взять на вооружение современные аналитические системы, способные отслеживать и анализировать данные для выявления подозрительных действий банковского персонала, которые отличаются от нормальных поведенческих черт работников банков. Аналитик из Garner в качестве примера приводит случай с одним хорошо известным глобальным банком, использовавшим метод коллективного сетевого анализа, чтобы доказать, что менеджер одного из отделений этого финансового института сотрудничал с небезызвестным махинатором. Проведенный банком анализ показал, что этот мошенник и менеджер банка, примерно, в одно и то же время пользовались одними и теми же банкоматами на Карибских островах.

Как заявила в одном из своих интервью знакомая уже Донна, «ее давным-давно должны были бы поймать». Однако возможности установленных в банках аналитических и мониторинговых электронных систем достаточно ограничены, поскольку, в конечном счете, эффективность их работы все еще продолжает напрямую зависеть от проявляемого банками доверия к своим сотрудникам. Особенно это касается тех банковских служащих, опыт и профессионализм которых позволяет им находить лазейки и слабые места в системах безопасности финансовых институтов.

Как бы там ни было, но для Донны ее банковская карьера уже завершена, мало того, всю жизнь на ней будут клеймо преступницы и тюремный срок. Она потеряла нечто большее, чем просто средства к существованию и заработок: от нее отвернулись друзья и коллеги, с которыми она поддерживала отношения несколько десятилетий подряд, теперь в местной общине она всегда будет чувствовать себя изгоем. «Есть немало людей, которые очень похожи на меня, хотя они вовсе не преступники или мошенники. Просто они оказались в ситуации, когда почувствовали, что это именно то, чем им следует заняться в данный момент. Бьюсь об заклад, вряд ли они хотели этого на самом деле», – заключает Донна.

Олег Зайцев,
по материалам Actimize Incorporation,
Infosurv. US Banker

 
© агенство "Стандарт"