журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2010

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Индонезия сосредотачивается

Мировой кризис ускорил реформы в банковском секторе Индонезии

Проводимые в последние годы широкомасштабные реформы в отрасли финансовых услуг Индонезии серьезно изменили составы акционеров национальных банков, а также стимулировали зарубежных инвесторов на капиталовложения в местные финансовые институты. Однако банковский сектор страны, по мнению финансовых аналитиков и банкиров, нуждается в дальнейшей перестройке, особенно в свете тех негативных последствий, которые оставил глобальный кризис в индонезийской экономике и финансах.

Благополучный исход

Многие в Индонезии до сих пор помнят то разрушительное воздействие, которое оказал на национальную экономику азиатский финансово-экономический кризис конца 90-х годов. В 1998 году ВВП страны упал на 13.4%, так что ничто не предвещало населению стабильного будущего. Однако следующие 11 лет были для Индонезии, если не периодом всеобщего благоденствия, то уж точно временем экономической стабилизации и финансового роста. Поэтому не удивительно, что государство, чья экономика сегодня самая мощная на просторах Юго-Восточной Азии (ЮВА), вступило в очередной глобальный кризис в относительно «здоровом» экономическом состоянии, который стал своеобразным щитом для защиты банковского сектора от негативных последствий мировой финансовой рецессии.

По мнению аналитиков из британского издания «The Banker», если растущие индонезийские банки будут готовы эффективно поддерживать ожидаемый в ближайшие десять лет экономический бум в стране, то для этого им в любом случае придется пережить период активной банковской консолидации. Впрочем, для новых структурных реформ в национальной отрасли финансовых услуг уже сложились вполне приемлемые условия в виде растущего притока зарубежных инвестиций и принятия благоприятных для развития банковского бизнеса регулятивных правил и нормативов.

Действительно, Индонезия была одной из немногих стран Азии, экономика которой продолжала демонстрировать рост даже в условиях глобальной финансовой рецессии. Так, к примеру, рост ВВП в 2008 году составил здесь 6.1%. Ожидается, что по результатам прошлого года этот показатель, хотя и упадет, но останется вполне приличным – 4%. А в текущем году, как прогнозируется, он стабилизируется на отметке 4.8%.

Пусть данные цифры демонстрируют торможение роста индонезийской экономики по сравнению с более благоприятными предыдущими годами, тем не менее, страна развивается быстрее, чем большинство стран региона. Наряду с этим, в Индонезии с декабря 2008 года продолжалось снижение инфляции от 11.1% до рекордных за последнее десятилетие 2.7% в июле 2009-го. По прогнозам МВФ, в 2010 году инфляция стабилизируется на уровне до 5%.

На сегодняшний день банковская система Индонезии состоит из различных государственных и частных коммерческих банков, а также более мелких сберегательных институтов. Государство играет ведущую роль в национальной банковской системе. Центральный банк страны Bank Indonesia, обладающий правом денежной эмиссии, регулирует деятельность всей кредитно-банковской системы.

Ослабление государственного контроля за банковской деятельностью в конце 80-х годов вначале вызвало бурный рост в данной сфере. Однако финансово-экономический кризис, разразившийся в 1997-1998 годах, значительно ухудшил положение в банковском секторе Индонезии. Падение курса национальной валюты привело к сокращению уровня капиталов банков, многие национальные финансовые институты были ликвидированы или перешли под контроль государства, гарантировавшего долговые обязательства неплатежеспособных структур. Для оживления банковского сектора индонезийское правительство создало Агентство по реструктуризации национальной банковской системы, которое провело рекапитализацию и реструктуризацию местных финансовых институтов.

Вследствие кризиса количество коммерческих банков в стране сократилось от 237 в 1997 году до 136 – в 2004-м. В августе 1999 года за счет слияния четырех государственных банков, пострадавших от кризиса, правительством был создан Bank Mandiri, ставший сегодня крупнейшим финансовым институтом страны. Он имеет 642 отделения в Индонезии и 6 филиалов за границей. Кроме того, тогда же сформировались еще три государственных финучреждения – Bank Negara Indonesia, Bank Rakyat Indonesia и Bank Tabungan Negara, а 26 провинциальных банков развития и 12 бывших частных финансовых институтов перешли под контроль индонезийского правительства. Эти и другие реформы, предпринятые в сфере финансовых услуг Индонезии, содействовали оздоровлению банковской системы в целом.

Между тем, устойчивость индонезийской экономики в современный период спада обеспечила относительно безболезненное прохождение кризиса для банковского сектора страны, серьезно пострадавшего в результате азиатской финансовой рецессии 90-х годов, через штормы и бури, вызванные сегодняшней глобальной экономической неурядицей. Так, к примеру, по данным международного рейтингового агентства Moody\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'s, уровень недействующих (просроченных) кредитов в банковской отрасли Индонезии в последнее время вырос незначительно и достиг в апреле прошлого года 4.06%. «Индонезийский финансовый сектор вступил в кризис в достаточно терпимом состоянии: страна отлично усвоила уроки финансового краха в 1997 году, кроме того, проблемы с рисковыми кредитами фактически обошли Индонезию стороной», – говорит Дэвид Флэтчер, генеральный директор Permata Bank.

По его словам, правда, темпы роста объемов кредитования, которые в период 2005-2008 годов росли в Индонезии, в среднем, на 24% в год, в последнее время стали резко падать, достигнув в первой половине 2009-го показателя в 2.1% (однако, по данным Standard Chartered Bank Indonesia, это временный спад, вскоре объемы кредитования в стране вновь начнут увеличиваться по мере стабилизации глобальной экономики). В целом же индонезийский банковский сектор проявил устойчивость и надежность в период глобального финансово-экономического кризиса, в ходе которого в Индонезии был национализирован только один банк и еще один был ликвидирован.

Банковская

консолидация

Индонезийское правительство уже давно размышляет над тем, как наиболее эффективно осуществить процессы консолидации в «раздутом» национальном финансовом секторе, где 10 крупнейших кредитных институтов владеют 60% всех банковских активов страны. Еще 113 национальных коммерческих банков со слабой капитализацией ведут неспешную и лишенную особой активности бизнес-деятельность на периферии. В соответствии с разработанным Bank Indonesia всеобъемлющим планом создания новой национальной банковской архитектуры (план API), который впервые был представлен на суд индонезийской общественности еще в 2004 году, правительство установило для банков, желающих вести международные, национальные и региональные финансовые операции, новые – более высокие – нормативы по качеству их капиталов. Цель здесь преследуется одна: завершить основные мероприятия по консолидации банковского сектора Индонезии к 2013 году.

«Правительство страны хочет иметь стабильные и надежные банки, которые четко знают свое поле деятельности», – убежден Эдмунд Тондобала, заместитель директора подразделения международных банковских операций второго по величине кредитного института Индонезии – Bank Central Asia (BCA). По его словам, последний главный призыв индонезийского Центробанка к национальным финансовым институтам гласит: «Делайте то, что вы умеете делать наилучшим образом». Однако, по словам Клиффа Риса, финансового аналитика из индонезийского отделения международной консалтинговой и аудиторской компании PricewaterhouseCoopers, само правительство страны действует в этом направлении крайне медленно и пока не справляется с решением вопросов о рекапитализации национальных финансовых институтов. «Регулятивные органы действуют в этом направлении не так настойчиво и активно, как следовало бы», – подчеркивает Клифф.

Вместе с тем, если новые правила в части рекапитализации индонезийских банков еще необходимо детализировать и ввести в действие, с тем чтобы банковский сектор начал эффективно работать в соответствии с этими нормативами, то провозглашенная в 2006 году Центробанком Индонезии политика «одного хозяина» обещает быть более успешной в проведении структурных реформ в национальной отрасли финансовых услуг. Данное правило, которое уже вступило в силу с началом 2010 года, запрещает держателю контрольного пакета акций (мажоритарному акционеру) владеть более чем одним банком. Таким образом, владельцы остаются перед тремя выборами: отказаться от некоторых из своих банков, объединить их либо создать холдинговую компанию для управления данными структурами.

Реализация на практике такой политики уже стимулировала банковскую консолидацию с участием нескольких ведущих индонезийских финансовых игроков. Последней подобной сделкой стало слияние в ноябре 2008 года банков Bank Niaga и Bank Lippo, контрольный пакет акций в которых принадлежал малазийскому финансовому институту Khazanah Nasional Berhad, с созданием на этой основе нового банковского альянса – CIMB Niaga. Тем временем, сингапурский холдинг Temasek Holdings вынужден был продать в начале 2009 года Bank Internasional Indonesia малазийскому банку Maybank, хотя поначалу предполагалось его слияние с Bank Danamon Indonesia, еще одним активом Temasek Holdings. Как бы там ни было, но эти банки, как утверждает аналитик Клифф Рис из индонезийского отделения PricewaterhouseCoopers, предпочли действовать четко и оперативно относительно выполнения новых регулятивных нормативов, что дало положительные результаты для банковского сектора Индонезии.

«Слияние Bank Niaga и Bank Lippo с образованием на этой основе нового финучреждения – CIMB Niaga – было действительно широкомасштабным: хотя объединились, по сути, одинаковые по размерам финансовые институты, но рынки ведения операционной деятельности у них были совершенно разные. Поэтому новый альянс CIMB Niaga располагает сегодня фантастически мощной клиентской базой. Эта сделка реально заслуживает те самые высокие оценки, которые она уже получила со стороны авторитетных специалистов», – отмечает Рис.

Наряду с этим, как полагают местные финансовые аналитики, введение в действие новых регулятивных правил и нормативов для национальной отрасли финансовых услуг приведет к росту консолидации и в частном банковском секторе. Однако эти правила, в частности, политика «одного хозяина», пока не дают ответа на один очень важный вопрос: каким будет будущее четырех государственных банков Индонезии? По крайней мере, так считает Хару Космахаргио, директор департамента по связям с инвесторами государственного банка Bank Rakyat Indonesia (BRI), занимающегося, главным образом, микрофинансированием сельского хозяйства и кредитованием мелких и средних местных предприятий (SME).

Три других государственных банка, которые, по данным рейтингового агентства Moody\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'s, в совокупности контролируют порядка 25% активов банковского сектора страны, включают Bank Negara Indonesia (BNI), занимающийся экспортным финансированием, Bank Tabungan Negara (BTN), фокусирующий внимание на ипотечном кредитовании, и финансовый гигант Bank Mandiri, обеспечивающий, по большей части, корпоративные кредитные операции. «Теперь главный вопрос заключается в том, должны ли эти банки объединяться в один финансовый институт или нет. Такой вариант достаточно сложный, поскольку у каждого из них разные рынки ведения профильного бизнеса», – поясняет Космахаргио.

По его данным, индонезийское правительство планирует объединить все эти государственные банки в холдинговую компанию, однако детали самого плана пока не ясны. С другой стороны, как считает Клифф Рис из индонезийского отделения PricewaterhouseCoopers, процессы банковской консолидации в индонезийской отрасли финансовых услуг несколько запаздывают, так что правительству необходимо дать им новый импульс. «В банковском секторе Индонезии явный перебор финансовых институтов, его необходимо «разгрузить». На мой взгляд, теперь максимально соответствующим требованиям сегодняшнего дня могло бы стать слияние Bank Mandiri и Bank Negara Indonesia, стратегия которого все еще полностью и окончательно не определена», – комментирует Рис.

Заметные сделки

Между тем, Bank Mandiri вполне может лишиться шансов на слияние с каким-либо национальным финучреждением, поскольку многие зарубежные банки сегодня развернули настоящую «охоту» на индонезийские кредитные организации. Обремененное владением многочисленных банковских активов, приобретенных во время азиатского финансового кризиса 90-х годов, правительство Индонезии вынуждено было установить очень либеральные правила привлечения зарубежных инвестиций в финансовый сектор страны. В ходе выполнения в Индонезии семилетней приватизационной программы некоторые авторитетные зарубежные банки смогли прочно закрепиться на рынке финансовых услуг этой стремительно развивающейся в экономическом отношении азиатской страны.

По сути, любая серьезная сделка в банковском секторе Индонезии в течение этого периода происходила с участием зарубежного стратегического инвестора, который имеет право выкупить максимально 99% акционерного капитала в том или ином национальном финансовом учреждении. Несмотря на то что в стране все еще продолжают функционировать четыре государственных банка, приток зарубежных денег в финансовую отрасль был особенно велик в последние два года, когда состоялось несколько заметных сделок.

Так, в конце октября 2008 года мировой финансовый гигант HSBC приобрел контрольный пакет акций индонезийского Bank Ekonomi Raharja, специализирующегося на кредитовании мелкого и среднего бизнеса. Благодаря этой сделке HSBC, по сути, удвоил свое присутствие в Индонезии. Тем временем, британский Barclays тоже решил нарастить здесь свою долю розничного банковского бизнеса, завершив в феврале прошлого года покупку расположенного в Джакарте банка Bank Akita. Следует также отметить, что из 123 индонезийских коммерческих банков, по данным Moody\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\\'s, 10 уже фактически полностью стали собственностью иностранных финансовых институтов, 28 представляют собой совместные предприятия (банки) с участием зарубежного капитала, 60% акций 10 крупнейших банков Индонезии тоже принадлежат зарубежным инвесторам. Кроме того, в октябре прошлого года в индонезийских СМИ появилась информация о том, что малазийский финансовый институт RHB Capital планирует приобрести контрольный пакет акций в местном Bank Mestika Dharma. Наряду с этим, интерес к банковскому сектору страны проявляют также ведущие индийские банки, в частности, – State Bank of India (SBI) и Punjab National Bank.

Не менее активно здесь ведут себя также и австралийские финансовые институты. Так, к примеру, в конце прошлого года один из крупнейших австралийских банков ANZ существенно расширил свое присутствие на местном финансовом рынке за счет покупки в октябре 2009 года через дочерний банк в Индонезии Panin Bank индонезийского подразделения розничных банковских операций Royal Bank of Scotland. В целом же у ANZ в Индонезии очень далеко идущие планы: он намерен «агрессивно» идти вперед, реализуя, как утверждает аналитик из индонезийского отделения PricewaterhouseCoopers Клифф Рис, амбициозную программу по превращению к 2012 году в четвертый по величине индонезийский кредитный институт.

По существу, Индонезия рассматривается многими региональными кредиторами, особенно малазийскими и сингапурскими банками, как стратегический рынок для дальнейшего расширения операций. По мнению Риса, особую роль в этом плане может сыграть, к примеру, сингапурский банк OCBC, который обеспечивает займы для мелкого и среднего бизнеса. «У этого финансового института есть уникальная по своей эффективности стратегия финансирования местных сообществ: OCBC готов предложить любые продукты для кредитования SME, а, поскольку в Индонезии сектор мелкого и среднего бизнеса стремительно растет и развивается, то услуги OCBC могут быть, как нельзя, кстати», – отмечает Рис.

По его мнению, зарубежных инвесторов, прежде всего, привлекает проводимая в Индонезии макроэкономическая политика, которая помогла государству достойно отразить удары глобального финансово-экономического кризиса. Прогноз некоторых авторитетных экспертов относительно того, что к 2024 году Индонезия может обогнать Японию по объему производимой промышленной продукции, не остался незамеченным среди руководителей ведущих мировых банков. Впрочем, им известно и о слабом развитии банковского сектора страны по сравнению с ближайшими региональными соседями. Так, к примеру, объем кредитов здесь до сих пор не превышает 30% от ВВП, по этому показателю Индонезия стоит гораздо ниже Индии, Филиппин и даже Таиланда, чье население составляет лишь четвертую часть от индонезийского.

Кроме того, ассортимент и диверсификация банковских продуктов и услуг в Индонезии ограничены, хотя страна представляет собой два очень привлекательных фактора: с одной стороны, здесь проживает крупнейшее в мире по численности мусульманское население, а, с другой, имеются отличные перспективы в части микрофинансирования и кредитования мелкого бизнеса. По мнению экспертов, у исламского финансового сектора Индонезии многообещающее будущее, ибо велики возможности по расширению банковских операций среди исламского населения. По словам Гарианто Будимана, исполнительного вице-президента Bank Mandiri, его банк несколько раз отвергал предложения ближневосточных инвесторов о покупке Syariah Mandiri – прибыльного дочернего подразделения Bank Mandiri. По оценкам специалистов Bank Indonesia, объем банковских активов, функционирующих по законам шариата в Индонезии, вырастет за период с лета 2009 года до конца 2010-го не менее чем на 38%.

Еще один прибыльный финансовый рынок в Индонезии, как уже было отмечено, – это микрофинансирование и кредитование мелкого и среднего бизнеса. Он сегодня процветает и уже способен обеспечивать существенную прибыль, не говоря уже о 26 млн. индонезийцев, которые представляют стремительно растущий средний класс государства, готовый приобретать кредитные карточки и автокредиты. Обычно процентная маржа по этим продуктам, в среднем, составляет до 5%, что дает местным банкам возможность получать солидную прибыль. «Фактически в любом секторе или сегменте, где ведут свои операции национальные банки, наблюдается рост, так что перспективы здесь на ближайшие 10 лет выглядят многообещающе», – резюмирует Ракеш Бхатия, генеральный директор банка HSBC Indonesia.

Расширение

иностранного присутствия

Между тем, несмотря на недавний приток международных инвестиций зарубежные банки, по состоянию на апрель 2009 года, владели относительно небольшой долей (14%) банковских активов в Индонезии. Хотя следует признать, что доля эта стремительно растет. Это означает, что в отрасли финансовых услуг этой страны есть еще достаточно места для зарубежных игроков. По крайней мере, такой точки зрения придерживается Саймон Моррис, председатель индонезийской Ассоциации зарубежных банков (Foreign Banks Association of Indonesia): «Здесь есть устойчивые и постоянные возможности для развития, прибыльный бизнес можно вести, по сути, в любых секторах банковских операций. Один из главных аспектов ведения бизнеса в Индонезии состоит в том, что реальность на самом деле куда лучше и благоприятнее, чем ее первоначальное восприятие».

Вместе с тем, подобные комплименты и любезности не всем приходятся по душе в Индонезии. Здешние банкиры, в частности, жалуются на то, что внутренний рынок уж слишком либерален там, где речь идет о зарубежных инвестициях, и что местные и иностранные банки играют явно не по одинаковым правилам: к первым, согласно плану создания новой банковской архитектуры (план API), применяются куда более жесткие требования в части получения банковских лицензий и достаточности капитала. Так, к примеру, по словам Вайана Агусы Мертаясы, заместителя президента Bank Mandiri, зарубежный банк в Индонезии может получить все необходимые лицензии на ведение банковской деятельности за счет, в частности, покупки какого-либо мелкого финансового института, занимающегося сельскохозяйственным кредитованием. Он и другие местные банкиры, кроме того, серьезно обеспокоены тем, что многие иностранные финансовые институты, такие как HSBC и Barclays, пытаются фокусировать усилия на потребительском кредитовании, а не на специализации на оптовых банковских операциях, для качественного ведения которых у индонезийских банков явно мало опыта.

«Нас очень волнует вопрос относительно того, что нам будет принадлежать на местном финансовом рынке. Зарубежные финансовые институты активно действуют в той его части, которую наши банки не могут обслуживать из-за дефицита опыта. К сожалению, многие зарубежные инвесторы проникают в сектор потребительского кредитования, что должно стать серьезным предупредительным сигналом для местных банков», – считает Хару Космахаргио, директор департамента по связям с инвесторами государственного банка Bank Rakyat Indonesia (BRI).

Боязнь того, что иностранцы завладеют всем, чем только возможно, заставила некоторых индонезийских банкиров предложить вариант снижения доли зарубежных инвесторов в акционерном капитале местных финучреждений. Подобный вариант, как утверждает Саймон Моррис, который, руководя индонезийской Ассоциацией зарубежных банков, еще и занимает пост генерального директора Standard Chartered Bank Indonesia, вовсе не исключен. «Иногда, конечно, у здешних финансистов появляются мысли предпринять более строгие протекционистские меры и шаги. Однако индонезийские чиновники действуют в этом направлении всегда вдумчиво и профессионально. Хотя, конечно же, ужесточение некоторых правил в отношении выхода зарубежных финансовых институтов на банковский рынок Индонезии вполне реально, но, когда это случится, покажет только время», – поясняет Моррис.

Данный аспект, возможно, вызывает куда меньше споров и не стоит так остро там, где индонезийские банки могут себе позволить такую же легкость и простоту доступа к соседним региональным финансовым рынкам, как и иностранные финансовые институты к рынку в Индонезии. Однако, по мнению исполнительного вице-президента Bank Mandiri Гарианто Будимана, регулятивные органы соседних с Индонезией государств действуют жестче индонезийских властей по защите своих финансовых рынков. Как говорит Будиман, в соответствии с планом API ведущие банки Индонезии, в частности, Bank Mandiri и BCA, должны быть интернационализированы (т.е. переданы под зарубежный контроль), однако индонезийское правительство не предлагает никаких стимулов и не оказывает какой-либо помощи в достижении этой цели. «Что вы можете получить, если становитесь международным банком? Вы получаете доступ к дополнительным рынкам, если хотите расширить свой бизнес, или нет? Удастся ли вам добиться лицензий и поддержки от зарубежных регулятивных органов, если ваш банк захочет открыть отделения на заморских территориях? Все это должно быть заранее четко определено», – поясняет Будиман.

Тем временем, банк BCA, рассматриваемый экспертами как наиболее подготовленный к проникновению на зарубежные рынки финансовый институт Индонезии, по признанию его руководства, лишен подобных амбиций и, напротив, готов расширять свой бизнес внутри страны. «Мы хотим быть доминирующим игроком на национальном финансовом рынке, который все еще достаточно велик, а тратить деньги на расширение своего присутствия в соседних странах абсолютно не имеет смысла», – заверяет Эдмунд Тондобала, заместитель директора подразделения международных банковских операций BCA.

С точки зрения большинства индонезийских банкиров план API по реформированию и созданию новой архитектуры банковской отрасли страны определяет новые полезные направления в ее развитии, а также формы, размер и облик будущего сектора финансовых услуг Индонезии. Насколько все это приемлемо для государства в будущем и нужно ли будет проводить определенные модификации и вносить изменения в банковском секторе страны, покажет время. В любом случае, как указывает руководство Центробанка Индонезии, реформы национальной банковской отрасли будут обязательно доведены до логического завершения, причем, главные усилия будут направлены, прежде всего, на стимулирование банковской консолидации внутри государства.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"