журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2010

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Поднебесные пузыри

Антикризисная политика китайских властей может оказаться
для банков страны не менее разрушительной, чем кризис

В своем стремлении остановить наметившийся спад экономики правительство КНР обеспечило банковскую отрасль дешевыми деньгами и распорядилось активизировать кредитование. В результате в стране начался кредитный бум. В июле 2009 года власти обнаружили, что рынки переполнены ликвидностью, началось формирование спекулятивных пузырей. Попытки затормозить этот процесс пока увенчались лишь относительным успехом: за первые 11 месяцев 2009 года китайские банки предоставили новых кредитов в общей сложности на 9.21 трлн. юаней ($1.4 трлн.). Похоже, что одних только регуляторных мер будет недостаточно для остановки этого гигантского финансового маховика. Тем не менее, повышать процентные ставки Китай пока не собирается.

Риск во спасение

Мировой финансовый кризис не слишком затронул китайскую банковскую отрасль, но обвал экспортных рынков мог привести к самым серьезным последствиям для экономики страны. В начале 2009 года западные рынки практически замерли, а отсутствие спроса угрожало закрытием промышленных предприятий и масштабным ростом безработицы, чего правительство допустить, безусловно, не могло. В такой ситуации власти решили стимулировать потребление внутри страны, направив на стимулирование экономики $586 млрд. Почти половина этой суммы была выделена из бюджета, а остальные деньги предполагалось влить в народное хозяйство за счет банковских кредитов. Центробанк снизил процентные ставки, а финансовые институты получили распоряжение предоставлять дешевые займы. Последствия, как это часто бывает, имеют двоякий характер.

С одной стороны, цель была достигнута. Уже в первом квартале 2009 года пошли на подъем строительная и автомобильная отрасли, возросло потребление стальной продукции, а реализация множества инфраструктурных проектов обес­печила сохранение безработицы на приемлемом уровне. Экономика быстро начала возрождаться: по предварительным оценкам китайских экономистов, прирост ВВП в 2009 году составил 8.7%, а на 2010-й они прогнозируют 9.5%. По оценкам правительственных экспертов, необходимая для создания рабочих мест и сохранения социальной стабильности скорость роста экономики составляет 8%, таким образом, основная опасность, как будто, уже позади. Правда, премьер-министр Вэнь Цзябао весьма осторожен в прогнозах и считает, что в текущем году следует продолжить стимулирование экономики, чтобы компенсировать падение глобального спроса на китайскую продукцию.

С другой же стороны, ускорился рост инфляции. Рекордные масштабы кредитования и благоприятствующая покупкам налоговая политика обусловили рост цен на недвижимость. В некоторых городах в прошлом году цены на жилье поднялись, примерно, на треть, а в крупнейших мегаполисах – более чем вдвое. За первые 11 месяцев годовой прирост инвестиций в этой сфере составил 17.8%. К этому следует отнести бум на рынке ценных бумаг, кроме того, начали быстро увеличиваться цены на сырье. Все это указывает на формирование спекулятивных пузырей. Поэтому в декабре премьер объявил, что для стабилизации цен на жилье правительство пересмотрит налоговую политику. Дело в том, что год назад пятилетний период, в течение которого при продаже приобретенного дома взимается повышенный налог, был сокращен до двух лет. Теперь же это решение будет отменено. Кроме того, планируется повысить ставки по банковским кредитам.

Правда, если в данный момент такая позиция оправдана, в долгосрочной перспективе избранный правительством путь ведет в тупик. За годы индустриализации в стране сформировалось огромное количество экспортно ориентированных мощностей, причем, их расширение продолжается. Китайская промышленность не только в полной мере обеспечивает внутренний спрос, сейчас искусственно стимулируемый, но и выводит большие объемы продукции на внешние рынки. Однако и в благополучные времена потребление в развитых странах росло гораздо медленнее, чем в Китае, а уж сейчас и подавно. Экономика западных стран восстанавливается крайне медленно, китайская продукция поэтому не востребована. А политика интенсивного кредитования не только приводит к образованию спекулятивных пузырей, но и ставит серьезные проблемы перед банками: часть выданных в 2009 году займов уже сейчас имеет все признаки безнадежных.

Естественно, правительство осознает все эти подводные рифы. Агентство Xinhua процитировало слова премьер-министра: «Наша экономика не сбалансирована, не скоординирована, она неустойчивая. Лучше бы кредитование китайскими банками было не таким масштабным». Он сообщил также, что финансирование экономики должно быть оптимально структурировано. А в постановлении Центробанка People’s Bank of China указано, что в 2010 году планируется осуществить углубленное реформирование финансовых институтов: «Будет усовершенствован механизм обеспечения финансовой безопасности и ускорено обновление финансовых продуктов». Однако Центробанк собирается сохранить умеренно либеральную монетарную политику и в 2010 году, намереваясь, тем не менее, сделать ее более гибкой и приспособленной к новым обстоятельствам.

Новая

кредитная политика

Центробанк задался целью добиться в 2010 году сбалансированной структуры кредитования и высокого качества займов. Предполагается, что отныне кредиты будут направлены на финансирование реальных ключевых секторов экономики. В частности, в декабре People’s Bank of China рекомендовал финансовым институтам усилить поддержку сельского хозяйства, стимулировать открытие новых рабочих мест, содействовать росту потребительских расходов, развитию дополнительных стратегических отраслей, а также среднего и малого бизнеса. Кроме того, займы должны направляться на совершенствование систем здравоохранения и социального страхования, финансирование энергосбережения и снижение загрязнения окружающей среды. При этом, банки обязаны прекратить кредитование отраслей, где имеется перепроизводство, энергоемких предприятий, секторов, связанных с высоким уровнем эмиссии поллютантов, а также новых проектов.

Таким образом китайские лидеры пытаются обеспечить восстановление экономики, избегая роста пузырей на рынках жилья и ценных бумаг, как это отмечалось в 2009 году. Из этих же соображений регуляторы ужесточили правила выдачи ипотек и автокредитов, займов для инвестиций в основные активы и рабочий капитал. Кроме того, власти запретили банкам платить комиссионные агентам, которые приводят им клиентов на ипотеки. Это новое положение вступило в силу 1 января 2010 года. В постановлении China Banking Association отмечено: «Высокие комиссионные, выплачиваемые банками риелторам, сильно будоражили рынки. Эти агенты получали 1.2-1.5% от стоимости дома, который покупает приведенный ими клиент».

Председатель China Banking Regulatory Commission (CBRC) Лю Минкан сообщил, что китайские регуляторы порекомендовали некоторым банкам ограничить кредитование. Кроме того, 24 декабря 2009 года CBRC запретила банкам продавать займы трастовым компаниям, ликвидировав, таким образом, механизм временного изъятия кредитов из финансовой документации. Такая практика продажи займов с обещанием выкупить их вновь в любой момент в течение оговоренного периода (от нескольких недель до нескольких лет) давала возможность банкам показывать в отчетах меньший объем кредитного портфеля. Однако в конце прошлого года рейтинговое агентство Fitch сообщило, что не понятно, действительно ли такая практика ослабляет уязвимость финансовых институтов.

Ожидалось, что все эти новшества ограничат спекулятивные потоки и затормозят расширение объема безнадежных долгов. Однако административные меры успеха не возымели: за одну только первую неделю 2010 года банки выдали $88 млрд. новых кредитов. Таким образом, финансовые институты проигнорировали рекомендации регулятора. После этого за вторую неделю января People’s Bank of China дважды увеличивал процентные ставки на межбанковском рынке. Но и это не помогло; по данным China Securities Journal, к 20 января 2010 года объем новых займов превысил $146 млрд. Тогда регулятор попросту запретил ряду коммерческих банков выдавать новые кредиты до конца месяца.

Регуляторные находки

Китайское правительство четко сознает опасность, связанную с ростом спекулятивных пузырей, но особое беспокойство у властей вызывает рост цен на жилье. Больше всего от этого пострадали мигрирующие работники. Они относятся к самой низкооплачиваемой категории, оттого, когда цены выросли, им пришлось возвращаться в свои деревни. В результате возникли проблемы у промышленных предприятий, использовавших труд мигрантов. Поэтому правительство спустило финансовым регуляторам новую директиву с указанием «остудить» рынок жилой недвижимости. Пузырь на рынке ценных бумаг тоже вызывает у властей серьезное беспокойство.

При этом, по оценкам экономистов из Chinese Academy of Social Sciences, если не сдерживать стимулирование экономики, в текущем году ВВП вырастет на 16%. При сильном перегреве возможен грандиозный крах, так что умерить пыл банкиров в плане кредитования весьма актуально. Поэтому People’s Bank of China и China Banking Regulatory Commission получили указание ужесточить контроль над банковским кредитованием.

По словам Лю Минкана, в нынешнем году банки должны выдать меньше новых кредитов, чем в 2009-м: их общая сумма не должна превышать 7.5 трлн. юаней ($1.5 трлн.). Это гораздо меньше прироста прошлого года, когда скачок составил 32%, до 9.5 трлн. юаней. Впрочем, китайские банки не только продолжали заваливать деньгами внутренний рынок, но и интенсивно выдавали кредиты в других странах, чтобы захватить рыночные доли западных конкурентов, ослабленных глобальным финансовым кризисом.

Чтобы добиться поставленной цели, Центробанк 5 января слегка поднял процентные ставки (на 0.05%), но это только обвалило китайский рынок ценных бумаг, а ощутимого эффекта на кредитование не оказало. Тогда для изъятия с рынков избытка ликвидности были изменены некоторые регуляторные положения.

Во-первых, People’s Bank of China ужесточил требования к уровню резервов (впервые за последние полтора года) и проценту новых краткосрочных займов. С 18 января уровень необходимых резервов был увеличен на 50 базисных пунктов (0.5%) от установленных ранее 15.5% для крупных банков и 13.5% – для мелких. По оценкам экспертов BNP Paribas, для сохранения коэффициента достаточности основного капитала на уровне 12% одиннадцати крупнейшим банкам Китая, включая Bank of China и China Merchants Bank, в общей сложности потребуется 368 млрд. юаней. Ассоциация китайских банкиров назвала «странным» это решение Центробанка, поскольку китайские институты находятся в весьма неплохом финансовом положении. По сравнению с началом 2009 года к декабрю средняя по отрасли доля безнадежных долгов уменьшилась на 0.84 п.п. (до 1.58%). Причем, уровень покрытия таких кредитов доведен до 155% с превышением установленного регулятором предела в 150%.

Во-вторых, банки получили распоряжение улучшить защиту от кредитных рисков. Регулятор занялся проверкой повторных займов, в частности, связанных с проектами, реализуемыми местными властями. Финучреждения, накапливающие кредитные риски, ожидают серьезные санкции. По словам Лю Минкана, CBRC установлен особый контроль над 190 финансовыми институтами. Обнаружилось, что некоторые из них не соответствуют ряду требований регулятора, включая требования к капиталу. Еще одна регуляторная новинка от CBRC заключается в том, что финансовым институтам запретят гарантировать корпоративные облигации.

Кроме того, People’s Bank of China повысил доходность своих векселей, которые он еженедельно продает на аукционах, поскольку в КНР нет рынка облигаций. Еженедельные распродажи векселей обеспечивают так называемую «стерилизацию», предполагающую нейтрализацию влияния интервенций People’s Bank of China на рынке иностранной валюты. Дело в том, что в Китай прорвались мощные потоки долларов США и других валют, что связано с огромным профицитом торгового баланса ($290 млрд.) и иностранными инвестициями, объем которых резко поскочил в связи с обновлением китайской экономики. В сложившейся ситуации Центробанк массово печатает юани и использует их для покупки иностранных валют. За один только 2009 год People’s Bank of China выкупил таким образом свыше $300 млрд. Чтобы предотвратить инфляцию, связанную с такими закупками, Центробанк изымает юани с рынка разными способами, в том числе и путем торговли своими векселями, которые продаются, главным образом, банкам, которые платят за них в юанях, их же Центробанк просто изымает из обращения, уменьшая общий объем денежной массы.

Кстати, вынуждая банки хранить большие резервы на депозите в Центробанке, власти не только ограничивают их возможности в сфере кредитования, но и используют эти капиталы для покупки иностранных валют. Это помогает сдерживать инфляцию и сохранять низкий курс юаня, обеспечивать конкурентоспособность китайской продукции на экспортных рынках и, соответственно, занятость населения, задействованного в ее производстве.

Своя рубашка

все-таки ближе

Китай не желает использовать более радикальные меры, в частности, повышение процентных ставок, способное снизить привлекательность спекулятивных инвестиций в недвижимость и другие сферы. Такое решение привело бы к укреплению юаня, курс которого уже полтора года искусственно привязан к доллару. Западные политики требуют, чтобы китайцы отказались от такой привязки, но правительство КНР жестко стоит на своем. «Мы не поддадимся никакому давлению, ни в какой форме. Я сказал моим зарубежным друзьям, что они, с одной стороны, просят повысить курс, а, с другой, используют все виды протекционистских мер», – объяснил Вэнь Цзябао.

Для такой позиции есть серьезные основания. Многие экономисты отмечают, что практикуемая ФРС США политика низких процентных ставок направляет потоки глобальной ликвидности на развивающиеся рынки, а у КНР крупнейшие в мире валютные резервы. При этом, потребность Китая в иностранном капитале заметно сократилась, исключение составляют инвестиции в дефицитные технологии и квалифицированный менеджмент. А на реализацию новых проектов вполне достаточно сбережений населения. Понятно, что с ростом национальной валюты зарубежные инвесторы удвоят усилия в части вложения денег в китайскую экономику, в то же время, «горячие деньги» весьма способствуют раздутию спекулятивных пузырей. Несмотря на жесткий контроль со стороны государства полностью перекрыть приток капитала в страну вряд ли возможно.

По статистике People’s Bank of China, в ноябре валютные резервы страны увеличились на $37.2 млрд. (до $2.78 трлн.), что на $16 млрд. превышает ноябрьскую сумму положительного сальдо торгового баланса и прямых иностранных инвестиций (FDI). Экономисты утверждают, что, скорее всего, эти $16 млрд. представляют собой именно «горячие деньги», которые инвесторы вкладывают в расчете на прибыль от роста стоимости юаня или недвижимости. Видимо, к этой же категории следует отнести и значительную часть FDI, поскольку в ноябре их годовая прибавка составила 32%, а в декабре – 103%. В целом же за 2009 год объем валютных резервов увеличился на $453 млрд. По оценкам аналитиков, $167 млрд. из этой суммы составляют «горячие деньги».

Рост валютных резервов настораживает и другой опасностью. В Китае они состоят, главным образом, из долларовых активов. Как сообщил Минфин США, Китай по состоянию на конец октября был держателем казначейских облигаций на сумму $798.9 млрд. Однако эти резервы обесцениваются из-за падения курса доллара.

Точки зрения

Прогнозы экспертов относительно китайского экономического бума расходятся весьма значительно. По словам Эндрю Бернса, возглавляющего отдел прогнозирования макроэкономики Мирового банка, в китайской экономике «видны признаки роста пузырей», особенно на рынке недвижимости, причем, правительство об этом знает. Президент организации Роберт Зеллик согласен с такой оценкой. Некоторые западные экономисты говорят, что рост цен на рынке недвижимости (в городах типа Шеньчженя – более чем на 100% в 2009 году) действительно указывает на спекулятивный пузырь, но большинство полагают, что признаки перегрева экономики еще не означают, что этот пузырь лопнет. А экономический стратег по Китаю в BofA Merrill Lynch Research Дэвид Куи сообщил агентству Bloomberg: «В 2010 году пузырь на китайском рынке ценных бумаг раздуется до предела». По его мнению, инфляция приведет к оттоку депозитов из банков, поскольку превысит процентную ставку. Поэтому китайцы будут сокращать сбережения, увеличивая расходы и инвестиции.

Признанные мировым финансовым сообществом инвестиционные эксперты пытаются определиться в главном вопросе: не формирует ли Китай в своей экономике грандиозный пузырь? Положительный ответ на него дает Джеймс Чанос, который взлетел на финансовый Олимп, когда сумел предвидеть грядущий крах Enron и других компаний «высокого полета». По его словам, истории этих компаний были слишком хороши, чтобы оказаться правдой. А сейчас этот состоятельный инвестор хедж-фондов пытается развеять миф о крупнейшем в мире конгломерате – Китай Inc. В то время как весь мир надеется, что эта страна вытянет глобальную экономику из рецессии, Чанос утверждает, что гиперстимулированная экономика движется, скорее, к краху, чем к устойчивому буму, предсказываемому большинством экономистов. А пузырь на рынке недвижимости он воспринимает как «бедствие, масштабы которого превысят дубайский кризис в тысячу или более раз».

Знаменитый инвестор даже подозревает, что Пекин фабрикует экономические данные, впечатляющий же прирост ВВП в более 8% – просто фальсификация. В интервью CNBC он объяснил свою позицию так: «Пузыри проще выявлять по избыточным кредитам, а не по чрезмерной стоимости. Поскольку избыточное кредитование продолжается, китайский пузырь скоро лопнет». Многие инвесторы запаниковали после данного прогноза, поскольку понятно, что Китай действительно может рухнуть из-за стремительного роста без экономических оснований.

Эти соображения вызвали глубочайшее возмущение у Джеймса Роджерса, активного инвестора в Китай, профессора колледжа в Сингапуре, финансового комментатора, соучредителя Quantum Fund (его партнером был Джордж Сорос) и создателя Rogers International Commodities Index (RICI). Он назвал Чаноса и иже с ним дилетантами, которые «всего несколько лет назад не знали, как произносится слово «Китай», а теперь считают себя экспертами по его экономике». По мнению Роджерса, китайской экономике вовсе не стоит ожидать коллапса, те инвесторы, у которых достаточно мудрости, не станут уходить из этой страны. Он считает россказни о пузыре абсурдными, когда биржевые котировки на 50-60% ниже докризисных. В отношении же рынка недвижимости и сравнения с Дубаем, Роджерс заявил: «Экономика Дубая была построена на спекуляциях недвижимостью, а в КНР этот рынок – лишь часть экономики».

Правда, на эту гневную проповедь легко найти возражения. Дело в том, что в элитных жилых районах и деловых центрах ряда китайских городов пустует до 50% площадей, при этом, активно продолжается строительство новых зданий. В комбинации с заоблачными ценами сей факт достоверно указывает на спекулятивный характер операций с недвижимостью. Вероятно, это одна из причин, по которым Марк Фабер, издатель отчета Gloom Boom & Doom Report, согласен не с Роджерсом, а с Чаносом. По его мнению, Китай оказался в экономической ловушке. Правда, Фабер – в отличие от Чаноса – не ожидает, что китайский пузырь лопнет скоро: «Хотя кредитование явно чрезмерно, избыток денег используется на строительство инфраструктуры, образование и научно-технические исследования. По этим статьям расходуется больше, чем на потребление, в этом и состоит разница между Китаем и США». Поэтому Фабер не считает крах китайской экономики скорым и неизбежным: «День взрыва трудно прогнозировать точно, возможно, его и вовсе не произойдет».

Еще более умеренный прогноз предлагают специалисты банка Standard Chartered. Михаэль Рис, возглавляющий отдел крупных операций, считает маловероятным взрыв китайского пузыря, но не отрицает его возможности. По словам эксперта, меры по сокращению избытка ликвидности правительство начало принимать еще в прошлом году, т.е. вполне своевременно, а теперь задействована новая серия ограничений. Тем не менее, банковские аналитики предупреждают, что инвесторам не следует воспринимать устойчивость Китая как данность, поскольку навести порядок в экономике такого масштаба – весьма непростая задача. По словам Риса, самый сложный и опасный, но необходимый шаг: устранение избыточного финансового стимулирования экономики. В данной ситуации все зависит от «точности настройки». Эти слова Риса относятся и к другим азиатским странам. По его мнению, если азиатским правительствам удастся корректно снять свои экономики с финансовой иглы, то они стабилизируются гораздо быстрее, чем в западных странах.

Галина Резник,
по материалам The Financial Times,
The New York Times, The Wall Street Journal, Bloomberg, Reuters, China Daily, Xinhua, Investment Week, Commodity Online,
Channel News Asia, AFP, Business Times,
Global Times

 
© агенство "Стандарт"