журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Новые рыночные страны

БАНКИ И ОБЩЕСТВО

Банковские отделения

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

ПЛАТЕЖИ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2009

ПЛАТЕЖИ

Новый мир платежей

Финансовый кризис и нововведения в регулировании приводят к глубоким изменениям в мировой платежной отрасли

В условиях, пожалуй, самого тяжелого за последние годы финансового кризиса банки вынуждены продолжать решение таких важнейших для них задач как генерирование стабильных доходов, сокращение расходов и снижение риска финансовых операций. В то же время, постоянно растут инвестиционные потребности финансовых институтов. Эксперты британского издания «The Banker» предлагают рассмотреть наиболее оптимальные для банков в такой ситуации пути удовлетворения потребностей клиентов в услугах по управлению наличностью (cash management) в платежном сервисе.

«Кровеносная система»

Как отмечают аналитики из «The Banker», платежные операции являются «кровеносной системой» современной глобальной экономики. Они оказывают воздействие на все стороны жизнедеятельности индивидуальных клиентов, мелких и крупных компаний, самих финансовых институтов и государственных органов, играют важнейшую роль в стимулировании экономического роста. Большая часть платежных трансакций уже не проводится в «физической» форме (т.е. посредством наличных), а осуществляется с помощью более эффективных операций, таких, к примеру, как электронные денежные переводы или чеки.

По данным, содержащимся в докладе консалтинговой компании Boston Consulting под названием «Global Payments 2009» («Глобальные платежи 2009»), в прошлом году было совершено платежных трансакций на общую сумму $805.1 млрд. (для сравнения: в 2006 году – $654.1 млрд.), а к 2016-му, как прогнозируется в этом докладе, ежегодный объем этих операций будет исчисляться суммой в $1.4 трлн. И, если ранее главный и, по сути, единственный упор в мировой платежной отрасли делался на решение такой простой физической операции как «товар в обмен на наличные деньги», то современный сектор управления наличностью и проведения платежных трансакций куда более усложнился, став многофункциональным.

Следует также отметить, что наряду с традиционными аспектами – снижение риска платежных операций или сокращение расходов на их проведение – в последнее время значительные ресурсы в мировой отрасли платежей направляются на решение ряда новых задач, в частности, на поддержку автоматизированной электронной прямоточной (сквозной) обработки платежей (straight through processing – STP), открытие так называемого «корневого счета» с субсчетами в форме «иерархии счетов» (cash concentration), расчеты в иностранной валюте и проведение платежных трансакций в реальном масштабе времени. Примерами того, как индивидуальными потребителями осуществляются операции по управлению наличностью и проведению платежей, могут быть такие трансакции: оплата родителями обучения своих детей за границей посредством денежных переводов или чеков; перевод денег на родину лицами, выезжающими на заработки в зарубежье; покрытие владельцами жилой недвижимости коммунальных расходов, например, счетов за электричество; расчеты за покупки в магазинах путем «прямого дебета» (direct debit – поручение клиента банку дебетовать его счет регулярно повторяющимися платежами) со списанием средств с текущего банковского счета.

В своей деятельности платежные операции активно проводят также мелкие, средние и крупные компании, собственно, сами банки, государственные и общественные организации. Типичными примерами подобных операций могут быть: перевод импортерами денежных средств на счета экспортеров в качестве платежей за полученный товар; концентрация транснациональной материнской компанией всех полученных/поступающих денежных средств на центральном (главном) счете (central account); мобилизация финансов либо получение платежей инвестиционной компанией или оператором мобильной связи через операции по прямому дебету; поступление государству налоговых платежей или выдача населению социальных пособий и финансовой помощи через денежные переводы; проведение банками валютных платежных трансакций.

Для этого от банка, как правило, нужны обработка расчетной операции, а также предложение потребителю определенного ассортимента платежных услуг с добавленной стоимостью. В условиях глобализации общества вкладчики требуют от финансовых институтов предоставления им гибкого, качественного и надежного сервиса по управлению наличностью, способного удовлетворить нужды потребителей на глобальном, региональном и локальном (местном) уровнях. Пока же лишь некоторые банки предлагают высококлассный ассортимент услуг по глобальному управлению наличностью, остальные финансовые институты фокусируют внимание, главным образом, на развитии своего профильного бизнеса. По мнению экспертов «The Banker», на сегодняшний день основными продуктами управления наличностью (главными платежными продуктами) являются как сами платежи или расчетные трансакции, так и чековые услуги, управление ликвидностью и каналами проведения платежей (channel management), отчетность и информационное обслуживание.

Рассмотрим несколько подробнее эти продукты. Так, с точки зрения аналитиков из «The Banker», обработка трансакций по переводу денег представляет собой нечто большее, чем простое выполнение расчетной операции. По их мнению, современные платежные продукты предназначены для оказания помощи индивидуальным клиентам и компаниям в определении приоритетных платежей, повышении эффективности повседневных потоков наличности, организации надлежащего управления сложными структурированными расчетными операциями, улучшении качества прогнозирования с предоставлением необходимой информации в реальном масштабе времени, а также оптимизации доходов от ликвидности, образующейся по состоянию на конец банковского дня.

Платежи можно распределить по категориям несколькими способами. Это могут быть очень ценные (high-value payments) и малоценные (low-value payments) трансакции, срочные и несрочные платежи, межгосударственные (трансграничные) и нацио­нальные (в рамках одной страны) операции, хотя и среди этих категорий возможно некоторое наложение одних категорий на другие. Например, платеж, проводимый в границах одного государства, может быть срочным или обычным, а трансграничная расчетная операция – очень ценной или малопривлекательной с точки зрения ее стоимости. Безусловно, с течением времени эти категории развиваются и оптимизируются, на что влияют особенности отдельных стран и ситуация на финансовых рынках в целом.

Как правило, национальные (локальные) и малоценные платежные трансакции достаточно просты и не требуют особых затрат, в то время как очень ценные (с высокой стоимостью), срочные и трансграничные характеризуются повышенной сложностью. Однако для проведения подобного рода операций существует множество проверенных и отлично зарекомендовавших себя на практике решений, отвечающих специфическим потребностям разных категорий клиентов. Остановимся, в частности, на таких примерах:

1. Приоритетные платежи, когда клиент требует, чтобы выполнение какой-либо специфической с его точки зрения расчетной операции имело приоритет над проведением обычной трансакции.

2. Спланированные по времени платежи с возможностью установления для клиентов конкретного времени для выполнения платежной трансакции.

3. Условные платежи, когда потребитель имеет возможность давать банку указание проводить те или иные расчетные операции лишь в случае выполнения определенных клиентом условий. Организация проведения подобных операций, кроме всего прочего, еще и оптимизирует управление сложными казначейскими процедурами и снижает их риск.

4. Структура комиссионных. В секторе международных платежей, как отмечают эксперты «The Banker», зачастую ощущается дефицит прозрачности расчетных операций, особенно когда речь идет о таких аспектах как цены на данные операции и структура комиссионных, взимаемых за их проведение. Для решения возникающих проблем многие банки разработали так называемые «схемы гарантированных комиссионных» (guaranteed fee schemes), обеспечивающие полную прозрачность платежей, взимаемых за осуществление трансграничных расчетных трансакций.

Обработка данных

Между тем, при клиринге платежей также важна оптимизация обработки данных. Хотя при проведении внутренних расчетных операций в большинстве стран широко используется технология STP с качественной и в реальном масштабе времени обработкой платежной информации, при международных платежах достаточно часто случаются сбои из-за ошибок в технической инфраструктуре или иных неполадок. Для преодоления этих проблем банки активно инвестируют капитал в современные технологические инструменты, например, в системы составлении автоматизированной отчетности проведенных платежных трансакций, а также ведут всестороннюю подготовку и обучение персонала бэк-офисов навыкам работы с банковскими платформами STP.

Кроме того, некоторые финучреждения также вкладывают деньги в передовые технологии искусственного интеллекта, способные в автоматическом режиме исправлять в трансакциях типичные ошибки, переводить не отвечающий установленным требованиям текст в идентификаторы, пригодные для машинного считывания, а также выбирать наилучшую опцию самой быстрой маршрутизации для проведения платежной трансакции.

Между тем, в современной отрасли финансовых услуг, где электронные платежные технологии быстро развиваются, остается место и для чеков, которые продолжают оставаться важным инструментом операций с наличными. Сегодня в мировом секторе платежных трансакций значительное внимание фокусируется на повышении эффективности операций по обработке данных, обеспечении надежной защиты платежей от атак мошенников и предоставлении широкого доступа к точной и свежей информации в реальном масштабе времени. Чековые услуги обычно представляют собой эффективные решения для ведения «бумажных» платежей и кассовых операций в любых точках земного шара.

В настоящее время операции по погашению чеков могут быть существенно упрощены, если воспользоваться услугами по чековым операциям, проводимым в системе Swift (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunications – Международная межбанковская система передачи информации и совершения платежей). В данном случае банк с помощью используемых в Swift форматов MT103 и MT103+ клиентских переводов выдает своему корреспонденту инструкцию о выдаче от его имени чека и его отправке напрямую бенефициару.

Клиринг кассовых писем (cash letter) проводится, в основном, в США и представляет собой форму, принятую для обмена между банками и Федеральной резервной системой (ФРС) информацией и последующим зачетом чеков, переданных в банк клиентами для осуществления их платежей, или зачетом денежных средств, внесенных клиентами на депозитный счет через банкомат. Фактически – это сопроводительные документы к целой пачке документов (чеков). Альтернативой клирингу кассовых писем считается инкассо банковских чеков, т.е. банковская операция, при помощи которой финучреждение получает средства от плательщика, предназначенные для выплаты по чеку чекодержателю (своего рода, перевод денег со счетов чекодателей на счета их получателей).

Наконец, услуги по управлению ликвидностью (liquidity management) дают корпорациям и финансовым институтам возможность улучшать контроль над потоками наличных средств и прочих ликвидных активов. Управление ликвидностью предполагает распределение ликвидных ресурсов во времени для выполнения платежей по всем обязательствам и инвестирования с целью максимизации благосостояния акционеров. По мнению большинства финансовых экспертов, самый эффективный метод управления ликвидностью – это централизованное управление всеми финансовыми потоками.

С практической точки зрения, управление ликвидностью и риском требует применения эффективной стратегии для урегулирования дисбаланса активных и пассивных операций, оценки уровня риска текущей и перспективной ликвидности, определения стратегии банка при недостатке (избытке) ликвидности. Необходимость ее применения обусловлена не только внутренними проблемами в управлении ликвидностью баланса, но и внешними изменениями на межбанковском рынке.

Наряду с этим, практика продемонстрировала несколько методов управления ликвидностью, основанных на управлении активами, пассивами или же одновременно и теми, и другими. По сравнению с аналогами каждый из методов управления ликвидностью имеет свои преимущества и недостатки. Экономическая целесообразность применения того или иного метода управления ликвидностью обусловлена характеристиками банковского портфеля, особенностями банковских операций, средой, в которой действует банк. Так, когда банк использует принципиально различные источники привлечения средств, задача управления ликвидностью усложняется. Тогда целесообразнее прибегнуть к методу конверсии фондов, подразумевающему управление как активами, так и пассивами. Напротив, когда ресурсная база банка достаточно однородна, а возможности использования операций на денежном рынке ограничены, имеет смысл применить менее сложный метод фондового пула.

Последние тенденции

Между тем, в современных условиях, когда происходят серьезные и быстрые изменения на мировых финансовых рынках, всем категориям банковских клиентов необходим практически мгновенный доступ как к общей информации о платежах, так и к детальным данным об их расчетных трансакциях и балансах на счетах. Основные каналы доступа к такой информации включают систему Swift, которая преимущественно используется в межбанковском пространстве, а также собственные платформы финансовых институтов, в частности, электронные банковские системы на базе Интернета, применяемые для взаимодействия между банками и их клиентами.

Через эти системы клиенты получают доступ к своим банковским счетам и могут инициировать платежные трансакции через Интернет в любое время и в любом месте. Кроме того, в последнее время многие финансовые организации дополнительно к основной банковской системе устанавливают специальные платформы для клиентских запросов, с помощью которых онлайновые потребители могут самостоятельно проводить исследования в сфере платежей, делать в реальном масштабе времени запросы и задавать банковским сотрудникам в онлайновом режиме вопросы в части расчетных трансакций, а также обмениваться друг с другом полезной информацией о клиринге платежей.

Эти платформы хранят в онлайновом режиме на протяжении нескольких месяцев всю информацию о платежных операциях, инструкции, советы, консультации, сообщения и платежные истории. Они также обеспечивают управление информационной отчетностью, помогая клиентам отслеживать ответы на свои запросы с оценкой, при этом, качества предлагаемых услуг.

Тем временем, за последние несколько лет в мировом секторе управления наличностью четко обозначился ряд ключевых тенденций. Две из них оказывают самое серьезное воздействие на бизнес банков, заставляя их вкладывать немалые деньги в разработку и внедрение инновационных решений и технологий. Суть первой из них заключается в ужесточении регулятивных требований к бизнесу финансовых институтов и мероприятий по борьбе с отмыванием грязных денег, а второй – в обязательном участии банков в различных проектах, например, в создании Единого европейского платежного пространства (Single Euro Payments Area – Sepa), инсталляции второй версии Трансъевропейской системы проведения денежных переводов в реальном масштабе времени (Trans-European Real-Time Gross Settlement Express Transfer – Target2).

Действительно, необходимость приведения своей финансовой деятельности в соответствие с требованиями этих проектов и программ заставила многие банки задуматься над тем, а стоит ли им с точки зрения получения выгоды продолжать оказывать полный спектр трансакционных банковских услуг, самостоятельно создавать соответствующие продукты и сервисные пакеты, или, все же, важнее искать какие-либо альтернативные пути организации своего платежного бизнеса. Одним из таких путей в последние годы, к примеру, стал вывод на рынок финансовым институтом новых продуктов и услуг по управлению наличностью в партнерстве с другим банком или покупка тех или иных видов платежного сервиса у другого финансового института.

Хотя трансакционный банкинг (transaction banking – банковские платежные операции) и, в частности, сектор по управлению наличностью, доказали свою неуязвимость по отношении к глобальному финансовому кризису (платежи в любом случае надо проводить даже во времена спада), не стоит полагать, что этим бизнесом можно легко заниматься, будучи обычным провайдером платежных услуг. Трансакционный банкинг, во-первых, очень капиталоемкий, а, во-вторых, требует крупных капиталовложений для приведения его в соответствие с жесткими регулятивными требованиями. Поэтому выйти на рынок платежей новым игрокам, тем более – мелким, не так уж просто. Для того чтобы стать успешным глобальным оператором в этой отрасли, необходимы значительный масштаб, большой объем и размах проводимых платежных операций.

Рассмотрим более подробно последние проекты и программы в мировой отрасли платежей.

1. Единое европейское платежное пространство. Один из самых перспективных и крупномасштабных проектов в глобальной платежной отрасли за последние годы – это создание Единого европейского платежного пространства (Single Euro Payments Area – Sepa). По данному проекту в обозримой перспективе внутриевропейское платежное поле должно лишиться государственных границ. Предусматривается, что безналичные трансакции, в частности, кредитовые переводы (credit transfer – платежное поручение или, возможно, последовательный ряд платежных поручений, выписанных для размещения денежных средств в пользу бенефициара), операции по прямому дебету и карточные платежи, проводимые из одной страны Sepa в другую, будут такими же простыми, оперативными и дешевыми, как и платежи внутри какого-либо одного европейского государства.

Следует отметить, что это уже стало реальностью для кредитовых переводов с 28 января 2008 года. И, если ранее условия и схемы их осуществления в европейских странах существенно отличались друг от друга, то сегодня в Европе уже действуют новые технические стандарты и форматы, обеспечивающие компаниям и индивидуальным клиентам выполнение кредитных переводов в евро по всей Европе в соответствии с единой гармонизированной моделью.

Подобные упрощения ожидают и платежные операции по прямому дебету (direct debit payments – зачисление определенной суммы в дебет счета клиента или покупателя в банке), причем, начало осуществления таких операций в рамках Sepa запланировано на ноябрь текущего года. Прямой дебет в границах Единого европейского платежного пространства (Sepa direct debit – SDD) действительно новинка для мировой отрасли платежей клиринговым механизмом, поскольку впервые дает возможность быстро и легко проводить межгосударственные операции по прямому дебету.

Понятно, однако, что эти трансформации невозможно провести за одни сутки: действующие национальные платежные модели в разных европейских государствах и принятые в Sepa схемы расчетов будут сосуществовать друг с другом и действовать параллельно еще в течение ближайших нескольких лет. Здесь же отметим, что окончательная дата, с которой внутригосударственные платежные системы в Европе будут упразднены, а Sepa начнет действовать в полном объеме, пока не определена.

2. Директива ЕС о платежных услугах (Payment Services Directive – PSD). Еще одной, вероятно, даже более широкой по охвату, чем Sepa, следует назвать программу «Директива ЕС о платежных услугах» (PSD). Этот документ создает новое регулятивное пространство для платежных услуг в Европейском Союзе, гармонизируя легитимную среду для всех электронных платежных инструментов и всех провайдеров клиринговых услуг внутри ЕС.

Размах действия PSD, как полагают аналитики из «The Banker», действительно выходит за границы функционирования Sepa. Требования PSD в части ценообразования, взимания комиссионных и информационной отчетности тем или иным образом оказывают влияние на функционирование процессинговых платформ и систем по выставлению счетов фактически каждого банка, расположенного в зоне ЕС. Ожидается также, что серьезное воздействие на доходы европейских финансовых институтов окажут не только затраты на приведение их бизнеса в соответствие с требованиями PSD, но и тот факт, что сам документ существенно ограничивает вычеты с бенефициара, сроки валютирования и использование колебаний валютного курса для платежей внутри ЕС независимо от качества расчетных операций. Однако еще более серьезной проблемой эксперты считают поиск и нахождение общего понимания нового регулятивного законодательства всеми заинтересованными сторонами к ноябрю текущего года, причем, независимо от того, будут такой стороной вся банковская система ЕС или отрасли финансовых услуг отдельных европейских государств.

В настоящее время большинство банков ЕС пересматривают и корректируют свои платежные модели, схемы взимания комиссионных и юридическую документацию применительно к новым регулятивным требованиям (Sepa, PSD). Ожидается также, что, кроме серьезного воздействия на структуры комиссионных и доходов финансовых институтов, ввод в действие PSD, к примеру, заставит банки существенно изменить методику оценок своих бизнес-моделей, источников доходов и корреспондентских отношений. Финансовым институтам придется очень внимательно отслеживать эволюцию конкурентного пространства, а также выстраивать надежные и долгосрочные отношения со своими клиентами и другими банками.

3. Вторая версия Трансъевропейской системы проведения денежных переводов в реальном масштабе времени (Trans-European Real-Time Gross Settlement Express Transfer – Target2). Это еще один проект европейской отрасли платежных услуг, фактически проведенный в рамках того же инвестиционного цикла, что и для Sepa и PSD. Данная версия представляет собой новую клиринговую платформу для европейской системы центробанков. Она заменила предыдущую устаревшую децентрализованную инфраструктуру Target, которая создавалась в свое время без учета введения единой европейской валюты (евро). Переход от Target к Target2 начался в ноябре 2007 года и был успешно завершен в мае 2008-го, потребовав от вовлеченных в этот процесс банков серьезных инвестиций в усовершенствование своей платежной инфраструктуры.

4. Новый формат протокола сообщений MT202 COV для общих межбанковских переводов. Если все эти проекты, как можно заметить, имеют отношение к европейскому платежному сектору, то внедрение нового формата протокола сообщений MT202 COV для общих межбанковских переводов представляет собой глобальную инициативу. До последнего времени для осуществления в системе Swift любых межбанковских переводов и платежей с покрытием применялся формат протокола сообщений МТ202 (тип сообщения с хранением детали платежной трансакции). В январе 2008 года сообщество Swift одобрило внедрение нового варианта формата МТ202 – МТ202 COV, который, как ожидается, ликвидирует дефицит прозрачности в современных платежных моделях. Вариант МТ202 COV в дополнение к традиционным элементам МТ202 будет также включать такие детали основного коммерческого платежа как данные о клиенте-заказчике, бенефициаре и подробную информацию о платеже. Планируется, что формат МТ202 COV будет введен в действие вместе с новой версией стандартов SWIFT (Swift Standard Release) в ноябре текущего года.

5. Гармонизация и оптимизация операций с чеками. Использование чеков в качестве платежного инструмента снижается фактически во всех странах мира, в среднем, на 3-10% в год. И, если, как уже было отмечено, для сектора электронных платежей существует несколько проектов по его гармонизации и совершенствованию регулятивной среды, то подобные программы, например, по внедрению систем трансграничного клиринга чеков или оптимизации регулятивных нормативов в части оплаты чеков на межгосударственном уровне, на сегодняшний день практически полностью отсутствуют. Каждое государство самостоятельно разрабатывает системы клиринга чеков и внедряет необходимые решения как по повышению эффективности клиринговых операций, так и сокращению объемов использования чеков на внутреннем рынке. Некоторые из них, в частности, – США, Германия и Испания, применяют эффективные имиджевые электронные клиринговые модели, способные осуществлять клиринг электронного отображения чека и не требующие физической перевозки бумажных платежных документов. Другие страны стимулируют электронные платежи и идут на сокращение операций по использованию чеков, ликвидируя сопутствующую клиринговую инфраструктуру или повышая плату за этот вид услуг.

6. Принципы «Знай своего клиента» (Know Your Customer – KYC) и политика «Противодействия отмыванию грязных денег» (Anti-Money Laundering – AML) – AML/KYC. В последние годы мировым банкам пришлось уделять дополнительное внимание и тратить значительные финансовые ресурсы на реализацию и поддержку таких обязательных к исполнению программ как AML/KYC. В их рамках финансовые институты обязаны разработать детальные планы снижения риска своей операционной деятельности и ее защиты от посягательств мошенников на общем корпоративном уровне. Кроме того, они должны обеспечить надлежащий контроль над своим финансовым бизнесом и привести его в соответствие с такими регулятивными актами и нормативами по борьбе с отмыванием грязных денег, контролю за поведением клиентов и выявлению лиц, причастных к незаконным банковским операциям, как требования Международной организации по противодействию отмыванию грязных денег (FATF – Financial Action Task Force on Money Laundering) и Управления по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control – подразделение Государственного казначейства США), а также законодательные акты Bank Secrecy Act, USA Patriot Act и EU Regulation 1781/2006.

Между тем, чуть более полутора лет назад основная проблема, с которой сталкивались специалисты в области платежей и управления наличностью, заключалась в обеспечении расширения бизнеса в условиях ужесточения регулятивных правил и нормативов. Типичный вопрос, который тогда можно было бы услышать от банкира, звучал бы, вероятно, следующим образом: «Как я могу добиться роста своего бизнеса, когда изменения в регулятивной политике заставляют меня вкладывать новые значительные средства, да еще и снижать цены на платежные продукты и услуги?».

По прошествии полутора лет ситуация сегодня кардинально не изменилась, банки всячески пытаются приспособиться к продолжающейся перестройке в мировой банковской регулятивной среде, но к этому добавились еще и проблемы глобального финансового кризиса и общей экономической рецессии. Объемы мировой торговли резко упали, процентные ставки находятся в настоящее время на рекордно низком уровне, глобальные промышленные группы впервые с 1982 года прогнозируют, что общая рыночная ситуация в мировой отрасли платежей в обозримой перспективе будет достаточно сложной и противоречивой. Трудно вспомнить, как утверждают эксперты «The Banker», еще более сложное для банков положение, когда бы они испытывали на себе такое мощное, как сегодня, давление в части одновременного генерирования доходов, сокращения расходов и снижения риска своей операционной деятельности.

Хотя создание Единого европейского платежного пространства должно, как обещают его основатели, принести неоспоримую выгоду, в частности, стимулировать торговлю, ускорить экономический рост в еврозоне, повысить эффективность платежных операций и т.д., работы по формированию Sepa приводят к появлению новых серьезных проблем. Самая главная из них состоит в том, что для приведения своего бизнеса в соответствие с требованиями Sepa средний европейский банк вынужден инвестировать значительные денежные средства в новые системы и технологии, создание и руководство крупными проектными подразделениями, перестройку системы управления и корпоративной отчетности, одновременно с этим снижая цены на весь ассортимент банковских продуктов в целом и платежных услуг в частности. И, если с точки зрения макроэкономической долгосрочной перспективы такой подход можно считать более-менее обоснованным, то на краткосрочную микроэкономическую перспективу он лишен выгоды, поскольку возникает парадоксальная ситуация: «банки инвестируют больше капитала, чтобы зарабатывать меньше денег».

Две бизнес-модели

Подобная ситуация, как полагают аналитики из «The Banker», совместно с острыми проблемами, порожденными глобальным финансовым кризисом, должны, безусловно, усилить консолидацию на мировом финансовом рынке. Если рассматривать конкретно платежную отрасль, то здесь сегодня превалируют две разные бизнес-модели. С одной стороны, в отрасли действуют такие глобальные провайдеры платежных услуг как Deutsche Bank, которые, эффективно используя принципы экономии на масштабах на глобальном уровне, активно поддерживают консолидационный процесс.

С другой же стороны, платежные услуги оказывают региональные и локальные банки, которые в определенной мере используют инвестиции в этот бизнес, вложенные глобальными финансовыми институтами. Это дает им возможность фокусировать все внимание на сильных сторонах своего бизнеса, в частности, на построении тесных и взаимовыгодных отношений с потребителями, предлагая розничным и корпоративным клиентам ценные и качественные продукты по управлению наличностью.

Между тем, глобальный финансовый кризис и новые изменения в регулятивной среде оставляют банкам лишь ограниченное пространство для маневра. В то время как некоторые из них будут урезать расходы, формируя стратегические партнерства или переводя ряд своих функций в ведение аутсорсинговых компаний, другие финансовые институты станут сосредоточивать усилия на обеспечении экономии на масштабах, и оптимизации собственной технологической и процессинговой инфраструктуры с целью повышения прибыльности.

В конечном же итоге банки будут вынуждены позиционировать себя в стратегическом масштабе в качестве универсального финансового института (по типу того же Deutsche Bank), предлагающего полный ассортимент трансакционных продуктов и услуг, или же в роли локальных и региональных банков, ориентированных на высококачественное удовлетворение потребностей в платежных услугах тех или иных категорий клиентов, в том числе и за счет продажи продуктов глобальных провайдеров платежного сервиса.

С января 2008 года Deutsche Bank предлагает в рамках Sepa клиринговые услуги более 100 прямым и косвенным участникам Пространства фактически во всех странах Sepa через уникальную панъевропейскую технологическую платформу. На этой же платформе работает сервис банка по проведению в рамках Sepa операций по прямому дебету (Sepa Direct Debit – SDD). Таким образом, на сегодняшний день бизнес Deutsche Bank полностью соответствует требованиям Единого европейского платежного пространства, банк может оказывать любые услуги, возможные в Sepa, а также предлагать продукты по глобальному управлению наличностью и расчетными операциями на мировом уровне.

Имеющиеся в Deutsche Bank технологические платформы для работы в условиях Sepa полностью готовы к функционированию как в текущем формате Пространства, так и на последующих этапах его окончательного формирования и ввода в действие. Кроме того, немецкий банк готов оказать помощь другим финучреждениям в приведении их бизнеса в соответствие требованиям Sepa, например, по внедрению операций по прямому дебету в рамках Sepa. Выступая в партнерстве с Deutsche Bank, европейские финансовые институты могут уменьшить объем инвестиций, необходимый для выполнения регулятивных требований Единого платежного пространства.

Не забывают в Deutsche Bank и о разработке инновационных продуктов и услуг, хотя немалое количество других финансовых организаций сегодня сокращают расходы на эти цели. Однако в Deutsche Bank думают иначе и считают, что нельзя добиться высокого качества клиентского сервиса без вывода на рынок инновационных банковских услуг, в частности, платежных продуктов, тем более что трансакционный бизнес является ключевым элементом стратегии Deutsche Bank. Один из таких продуктов от немецкого банка представлен сервисом FX4Cash (Foreign Exchange for Cash). Это новое решение по проведению мультивалютных платежей позволяет клиентам Deutsche Bank выполнять платежные операции в 125 разных валютах через один базовый (основной) счет.

Итак, в текущем году мировые банки находятся в постоянном напряжении из-за необходимости в одно и то же время генерировать прибыль, сокращать расходы и снижать риск операционной деятельности. В этой ситуации критичной становится необходимость всестороннего удовлетворения потребностей клиентов в услугах по управлению наличностью, поскольку даже в кризисные времена им нужно иметь возможность оплачивать счета, получать зарплату и выполнять свои повсе­дневные бизнес-функции.

Добиться этих целей, как полагают в Deutsche Bank, реальнее всего в партнерстве с крупным финансовым институтом и глобальным провайдером платежных услуг, каковым, собственно, и является сам немецкий банк. Здесь готовы оказать всяческую помощь в выводе на рынок высококлассных продуктов и услуг, минимизации расходов и повышении качества клиентского обслуживания. Это, в свою очередь, дает банкам – клиентам Deutsche Bank возможность получать стабильную прибыль, снижать затраты и риск платежных операций, а также действовать в полном соответствии с требованиями новых регулятивных правил и нормативов.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"