журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖИ

Банковское оборудование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2009

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Шведский сценарий в Ирландии

Ирландское правительство создает “плохой банк” для аккумулирования в нем проблемных активов национальной финансовой системы

Современная экономика Ирландии переживает рецессию. Нынешние характеристики еще недавно могущественного «кельтского тигра» – продолжительный спад, свертывание рынков и национализация банков. Сегодня в ирландской отрасли финансовых услуг идут ожесточенные дебаты относительно того, насколько эффективным окажется решение местного правительства создать «плохой банк» (bad bank) для восстановления серьезно пострадавшей в результате кризиса финансовой отрасли. Сторонники подобного решения правительства находятся по одну сторону баррикад, а по другую – приверженцы широкомасштабной национализации крупнейших финансовых институтов. Выживание как национальной экономики, так и всей банковской системы страны будет зависеть от выбора правильного пути в сложившейся ситуации.

«Плохой банк»

Начало 2009 года оказалось совсем печальным для Ирландии. Ирландцам пришлось быстро забыть недавние рождественские праздники. Сначала о банкротстве объявила компания Waterford Wedgewood, известная своими хрустальными и фарфоровыми брендами. Несколько дней спустя американская корпорация Dell, один из крупнейших иностранных инвесторов, объявила о закрытии производства в Ирландии и переносе его в Польшу. Затем стало известно о национализации банка Anglo Irish Bank (AIB), третьего по величине финучреждения страны. В довершение ко всему британская компания Diageo, владелец брендов Guinness и Harp, производящая треть пива в стране, объявила об отказе от планов инвестировать $820 млн. в строительство новой пивоварни в Дублине.

Поток скверных новостей лишь усугубил и без того пессимистичные настроения масс. После без малого двух десятилетий стремительного роста, когда Ирландию называли «кельтским тигром», страна вошла в период продолжительного спада. Растущая безработица, падающие цены на недвижимость, закрывающиеся рынки, резкое увеличение правительственного долга – все эти проблемы привели к появлению в Дублине новой шутки: «Чем отличается Ирландия от Исландии? – Одной буквой и без малого шестью месяцами».

По мнению международных экспертов, одной из главных причин стремительной рецессии национальной экономики в конце 2008 года стал полный провал на внутреннем рынке недвижимости. Формирование пузыря на нем началось еще в начале 2000-х, а в 2007 году в Ирландии возводилось в пять раз больше жилья, чем десятью годами ранее. Все это, однако, приводило к обманчивому ощущению экономического успеха, ведь уже в том же 2007 году рынок недвижимости начал постепенно скользить вниз, а вскоре пузырь полностью лопнул.

С точки зрения местных аналитиков, обвал на рынке недвижимости может оказаться достаточно продолжительным из-за негативных экономических показателей. Ирландия стала первой экономикой в зоне евро, которая уже в сентябре 2008-го вошла в техническую рецессию (два квартала подряд отрицательного роста). В то время как финансовые системы многих стран мира залихорадило после банкротства Lehman Brothers и правительственного вмешательства в судьбу американских Fannie Mae, Freddie Mac и AIG, власти Ирландии пошли на беспрецедентный шаг. Проигнорировав советы из Франкфурта (где находится Европейский центробанк) и Брюсселя (Еврокомиссия), ирландское правительство взяло на себя обязательства (около $620 млрд.) шести крупнейших национальных банков – Allied Irish Banks, Bank of Ireland, Anglo-Irish Bank, Irish Life & Permanent, Irish Nationwide Building Society и Educational Building Society. Эта сумма почти вдвое превышала размер ВВП страны (понятно, что рассчитаться в случае дефолта банков ирландское правительство не смогло бы).

Стало очевидным, что глобальный финансовый кризис оказался абсолютно безжалостным ко всей финансово-экономической системе Ирландии. Попытки правительства оказать необходимую помощь банковской системе лишь добавляли негатив в финансовый облик государства. А политические партии Ирландии отказались отложить свои разногласия до лучших времен и выработать совместное решение о преодолении, пожалуй, самого глубоко кризиса в новейшей истории державы. Доверие народа к своему правительству оказалось на рекордно низких отметках.

В своем докладе за март текущего года международное рейтинговое агентство Fitch Ratings по показателю уязвимости к глобальному финансовому кризису поставило Ирландию на второе место вслед за Великобританией и перед США. Причина такого решения Fitch Ratings заключается в том, что Ирландия по соотношению объема активов финансовой системы к ВВП располагает одним из крупнейших банковских секторов мира. Многие эксперты соглашаются с тем, что ирландские банки не были сильно уязвимы для тех кризисных проявлений, которые отмечались на американском рынке рисковых кредитов. Однако их главная проблема заключается в том, что они сильно зависят от рынка кредитования коммерческой и жилой недвижимости в самой Ирландии и за рубежом; кроме того, в местных банках «хромает» управление риском, риск же некоторых финансовых операций бывает зачастую чрезмерным.

Как бы там ни было, но власти Ирландии приняли некоторые меры для поддержки национальных финансовых институтов. Эти действия, вероятно, можно характеризовать как решительные, поскольку уже 20 сентября 2008 года сразу же после краха Lehman Brothers правительство страны стало первым в Европейском Союзе, кто объявил о государственных гарантиях на все депозиты в ирландских банках. Кроме того, 14 декабря 2008 года оно предложило направить дополнительный капитал в местные финансовые институты, чтобы те могли «удержаться на плаву». Обещанная рекапитализация Bank of Ireland на сумму @3.5 млрд. уже завершена; такая же рекапитализация и в аналогичном объеме ожидает, скорее всего, и Allied Irish Bank (AIB).

Тем самым правительство Ирландии намерено повысить надежность банковской системы в глазах вкладчиков и международных рынков капитала в условиях мирового финансового кризиса. В обмен на вливание средств в эти два банка государство получит их привилегированные акции (четверть всех активов в каждом). Эти финучреждения будут также выплачивать Национальному пенсионному резервному фонду (National Pensions Reserve Fund), откуда, собственно, и берутся деньги на рекапитализацию, по 8% годовых от предоставленной им суммы.

Наряду с этим, 7 апреля 2009 года министр финансов Ирландии Брайан Ленихан объявил о создании так называемого «плохого банка» (bad bank). Столь «привлекательного» имиджа удостоилось Национальное агентство по управлению активами (National Asset Management Agency – NAMA), создаваемое под эгидой National Treasury Management Agency (NTMA). Новое агентство выкупит у 6 крупнейших банков страны самые проблемные активы – кредиты на недвижимость – на общую сумму порядка @90 млрд., а также рассчитается за них благодаря выпуску государственных облигаций, однако в любом случае правительство Ирландии заплатит банкам за эти активы значительно меньше их номинальной стоимости, учитывая снижение цен на недвижимость. В прошлом году, по данным компании Investment Property Databank, цены на коммерческую недвижимость в Ирландии упали на рекордные 37% на фоне первой за четверть века рецессии в экономике страны. Таким образом, Ирландия стала первой страной еврозоны, создавшей bad bank для очистки банковской системы от проблемных активов.

Шведский опыт

Министр финансов Ирландии Брайан Ленихан признает, что выпуск государственных облигаций приведет «к существенному росту валового нацио­нального долга страны». По некоторым оценкам, @90 млрд. составляют половину ВВП государства, однако министр настаивает на том, что это будет хорошая инвестиция, по крайней мере, на ближайшие 10 лет. По мнению многих аналитиков, Ирландия, как впрочем, и любая другая страна, решившая реализовать идею создания «плохого банка», должна очень внимательно прислушаться к совету Яна Кварнстрема, который оказывал помощь в создании bad bank в Швеции, а затем и возглавлял его с 1994-го по 1997 год.

Именно в Швеции впервые была успешно применена идея «плохого банка», аккумулирующего неликвидные активы национальной банковской системы. В 1992 году правительство Швеции создало государственную управляющую компанию Securum, которая приняла на свой баланс проблемные кредитные активы на сумму свыше 67 млрд. шведских крон (около $12 млрд. по тогдашнему курсу) у банка Nordbanken (теперь – часть группы Nordea), купив их с дисконтом. Nordbanken смог провести реструктуризацию и к 1995 году стал одним из наиболее прибыльных финучреждений Швеции, компания же Securum к 1994 году рефинансировала большинство «плохих активов» и в 1997 году была закрыта.

По словам Кварнстрема, потребуется немало усилий, чтобы «плохой банк» эффективно работал: «Сначала важно создать «хороший банк» – институт с прочной базой активов, ориентированный, прежде всего, на укрепление собственной организационной структуры и развитие тесных отношений с клиентами. Он должен самостоятельно пройти все этапы своего выживания и понять, сколько нужно будет денег, для того чтобы добиться в будущем высоких финансовых результатов».

Как считает Ян Кварнстрем, усилия Securum, направленные на реструктуризацию и продажу «подмоченных» долговых обязательств, помогли Швеции удержать общую стоимость спасения ее банковской системы в пределах 2% от ВВП.

Одно из преимуществ bad bank – это их чистота. Устранение проблемных активов с балансов в итоге делает банк более чистым, что должно помочь ему привлекать капитал и покупателей. Другой плюс – это возможность специализации. По данным Кварнстрема, преимущество шведской модели заключается в том, что она позволяет тем, кто хорошо разбирается в реструктуризации «плохих» долговых обязательств, заняться этой работой, а тем, кто может лучше управлять финансами, сконцентрировать свои усилия именно на этой области.

Но сегодняшняя задача в условиях глобального финансового кризиса выглядит несколько сложнее. Шведские долговые обязательства тех времен были значительно менее весомыми, чем современные секьюритизированные активы. Оценивать активы тоже было гораздо проще, поскольку с обеих сторон сделки находились налогоплательщики, которым принадлежали как национализированные «хорошие», так и «плохие» банки. Кроме того, этот план спасения не стал панацеей: банковское кредитование частного сектора в Швеции после такого вмешательства сократилось на долгие годы. Но, как бы ни резало слух словосочетание, «плохие банки» – это хорошая идея. Однако в любом случае, как предупреждает Кварнстрем, «у bad bank всегда найдется немало проблем, так что ожидать прибыли здесь вовсе не стоит, к тому же, процесс управления такими институтами очень отличается от аналогичных процессов в любом нормальном банке».

Однако вернемся к Ирландии и ее банковскому сектору. Федерация ирландских банков (Irish Banking Federation – IBF), которая представляет функционирующие в стране нацио­нальные и международные финансовые институты, приветствовала основание National Asset Management Agency. Однако многие ведущие ирландские экономисты совершенно не согласны с подобным шагом правительства (т.е. с созданием bad bank). Так, к примеру, Брайан Люси, профессор финансов из дублинского колледжа Trinity College, вошел в число 20 авторитетнейших экономистов Ирландии, которые выступили с совместным официальным заявлением о том, что национализация «лишь неизбежное последствие требуемой рекапитализации банков, осуществленной на справедливых для налогоплательщиков условиях».

По мнению Люси и его коллег, единственно правильным шагом по спасению национальной отрасли финансовых услуг является национализация банковской системы страны (или, по крайней мере, той ее части, которая играет важнейшую роль в предоставлении финансового сервиса). С их точки зрения, это даст возможность более четко определить, какие активы следует срочно «спасать», а какие можно перевести из одной структуры в другую. Кроме того, как считают ведущие экономисты Ирландии, переориентация с гарантирования вкладов на национализацию даст возможность создать барьер для защиты общественных интересов. «Именно сейчас государство располагает очень большим риском, но не получает какую-либо ощутимую компенсацию за этот риск», – утверждает Брайан Люси.

Пожалуй, так оно, наверное, и есть, ведь совместный анализ трех ирландских брокерских фирм, подсчитавших потенциальные государственные обязательства по гарантиям вкладов, свидетельствует о том, что общая сумма этих обязательств составляет 250% от национального ВВП. Положение дел в банковской сфере Ирландии, обязательства которой значительно превышают активы, настолько усложнено, что многие аналитики сегодня сходятся во мнении: ирландцы могут повторить исландский сценарий. «В Рейкьявике поняли, что единственный способ предотвратить коллапс – национализировать ведущие банки. Высока вероятность того, что в текущем году то же самое произойдет и в Ирландии», – комментирует Алан Барретт, старший экономист дублинского Института экономических и социальных исследований. К такому повороту событий может привести волна дефолтов по ипотечным кредитам, которые не будут выплачиваться в срок потерявшими работу десятками тысяч граждан. Ситуация, по мнению специалистов, усугубляется еще и тем, что ирландские банки могут скрывать истинный масштаб проблемных ипотечных кредитов на своих балансах.

Как бы там ни было, но в первой половине текущего года правительство Ирландии уже объявило о своем намерении национализировать Anglo Irish Bank и отстранить от управления этим финансовым институтом весь топ-менеджмент, получавший на протяжении многих лет многомиллионные бонусы. Как подчеркивалось в сообщении Министерства финансов, причиной такого решения стала неудача с рекапитализацией банка. «Правительство вынуждено пойти на последний и решающий шаг – национализацию. В настоящий момент государство – единственный возможный собственник банка», – отмечается в этом документе. К концу 2008 года из-за глобального финансового кризиса и скандалов внутри этого финансового института (выяснилось, что у Anglo Irish имеется скрытый от акционеров долг в $121 млн.) стоимость акций Anglo Irish Bank упала по сравнению с 2007-м на 98%.

Между тем, как утверждает Брайан Люси, национализация ирландских банков также даст возможность сократить расходы налогоплательщиков. По его словам, когда национализированный банк вновь прочно встанет на ноги, государство сможет конвертировать свои обычные акции в нем в привилегированные, а сам банк может быть возвращен обратно в частные руки.

В поисках

потенциальных целей

Однако сами ирландские банки твердо выступают против национализации, а Пэт Фаррел, генеральный директор Федерации ирландских банков, заявляет, что подобный процесс не в интересах страны. По его словам, у национальных коммерческих банков не такие уж и плохие финансовые показатели и послужные списки. Правда, и Брайан Люси рассматривает возможную национализацию лишь как вероятность и настаивает на том, что государство должно заниматься исключительно «вливанием свежего капитала в банк в обмен на его обычные акции». Он указывает на то, что государство уже владеет 25% акций в Bank of Ireland, выкупленных по цене рекапитализации, и намерено приобрести такой же пакет в банке AIB.

По мнению Рональда Гринспэна, старшего управляющего директора американской консалтинговой компании FTI Consulting, операции по национализации и созданию «плохого банка» совсем не обязательно должны быть взаимоисключающими. Главное заключается в том, кто будет осуществлять контроль над операционной деятельностью финучреждения. Фирма Гринспэна консультировала ирландское правительство по этим вопросам. С его точки зрения, центральный аспект здесь – это рекапитализация либо «хороших банков», которые выживают и остаются на плаву, когда их проблемные активы передаются в bad bank, либо национализированных финансовых институтов. И в том, и в другом случае средства для рекапитализации должны обеспечиваться правительством.

«Частный сектор не станет приходить на помощь и платить за старые ошибки, это дело правительства. Когда наступит стабильность в капиталах и активах банков, тогда, возможно, частный сектор захочет инвестировать в эти финансовые институты дополнительные средства, но заполнять «финансовые дыры» частники в любом случае не будут», – утверждает Гринспэн.

Тем временем, чувствуя наличие благоприятных возможностей, некоторые зарубежные фонды прямых инвестиций (private equity fund) активно ищут в ирландской отрасли финансовых услуг потенциальные цели для поглощения, причем, зачастую делают это с участием партнеров из самой Ирландии. Среди наиболее часто упоминаемых подобных фондов Mallabraca Investment Funds – новая группа в составе ирландских, ближневосточных и американских инвесторов, включая такие компании как JC Flowers & Co, The Carlyle Group и Sandler O\'Neill. По данным генерального директора ирландского National Treasury Management Agency Майкла Сомерса, представители его агентства тоже встречались с руководителями нескольких фондов прямых инвестиций, занятых поиском потенциальных целей для поглощения в банковском секторе Ирландии. Информацию о «запросах со стороны определенных компаний» по слияниям подтвердил и Bank of Ireland, отказавшись, правда, уточнить какие бы то ни было дополнительные детали.

Майкл Сомерс очень осторожно относится к подобного рода инвестициям, а профсоюзы вообще выступают против них, опасаясь, что стремление этих инвесторов «зашибить шальные деньги» приведет к потере рабочих мест еще до того, как тот или иной банк будет на самом деле выкуплен или поглощен. Хотя национализация финансовых институтов, создание «плохого банка» или покупка банков фондами прямых инвестиций дают возможность стабилизировать балансовые показатели банков, еще одна фундаментальная проблема заключается в восстановлении и укреплении доверия потребителей к ним. Все дело в том, что ирландцы уже давно терпимо, если не цинично, относятся ко всевозможного рода скандалам, периодически потрясающим корпоративную верхушку страны. Но и эта терпимость уже достигла своего предела, когда стали известны факты получения руководителями некоторых ирландских банков скрытых кредитов на миллионы евро, а их менеджерами – завышенных бонусов и вознаграждений.

Наконец, еще одной негативной чертой всей финансовой системы Ирландии следует отметить дефицит эффективного регулирования банковской отрасли. По словам Брайана Люси из Trinity College, в государстве отсутствует высококлассный и качественно функционирующий регулятивный орган для банковской сферы, а внедрение соответствующих регулятивных правил и нормативов осуществляется крайне медленно и неэффективно. Кроме того, по его данным, в Ирландии господствует базирующийся на принципах (principles-based) регулятивный режим, который предоставляет банкам слишком большую свободу действий.

Как бы там ни было, но своего рода «чистка» в ирландских финансовых институтах уже началась. Некоторые топ-менеджеры в ряде крупнейших банков были смещены со своих постов, правительство назначило своих представителей в советы директоров и правления ирландских финансовых институтов. Министр финансов Ирландии Брайан Ленихан попросил все банки, пользующиеся государственными гарантиями, сократить максимальные выплаты банковским менеджерам до @500 тыс. в год. Кроме того, многие финансовые институты страны приступили к пересмотру и перестройке своих моделей корпоративного управления.

Наряду с этим, последуют изменения и в отношении роли и направления деятельности Центрального банка (ЦБ) Ирландии, с тем чтобы превратить этот институт в центр эффективного финансового надзора и обеспечения финансовой стабильности в стране. Эндрю Ладрж, бывший заместитель председателя ирландского ЦБ, станет, по всей вероятности, главным консультантом в выборе нового руководителя финансового регулирования в данной структуре. По крайней мере, об этом его попросили представители правительства Ирландии.

Конечно, многие специалисты утверждают, что Ирландия вовсе не одинока там, где речь идет о скандалах, моральных падениях, подлогах и коррупции в банковской сфере, указывая, что еще более громкие дела имели место в США и других странах. Но, по словам генерального директора Федерации ирландских банков Пэта Фаррела, в ирландском секторе финансовых услуг есть, все же, и некоторые положительные моменты. Так, к примеру, согласно ежегодно составляемому в Лондоне рейтингу (индексу) глобальных финансовых центров (City of London\'s Global Financial Centres Index) дублинский Международный центр финансовых услуг (Dublin\'s International Financial Services Centre) сегодня занимает в нем десятую позицию. Это, по мнению специалистов, говорит о том, что Ирландия представляется неплохим местом для ведения рентабельных банковских операций, а также привлекательной для вложения инвестиций.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"