журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

Банковское оборудование

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

КРЕДИТОВАНИЕ

ПЛАТЕЖИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2009

КРЕДИТОВАНИЕ

Помочь себе и заемщику

Опыт внедрения программы реструктуризации кредитов в украинском подразделении OTP Bank

Квартальная отчетность многих американских банков свидетельствует о том, что на кредитном рынке США, в том числе и на рынке потребительского кредитования, в настоящее время возникли серьезные проблемы, создающие новые угрозы для экономики в целом и всего банковского сектора в частности. Кредитный кризис вынудил американские финучреждения увеличить резервы для покрытия возможных убытков по кредитам на $6 млрд. только в четвертом квартале 2007 года. Очевидно, что финансовые директора банков уже не могут положиться на свое­временные выплаты заемщиков по кредитам. Ситуация в Великобритании не менее печальна. Россия и Украина пока не имеют такого развитого кредитного рынка, как ведущие западные державы, но зарубежный опыт стоит проанализировать в любом случае во избежание многих неприятных последствий.

Не в шутку, а всерьез

О реструктуризации валютных кредитов в Украине впервые всерьез заговорили в декабре прошлого года, когда заемщики в полной мере ощутили все «прелести» девальвации национальной валюты. Как только пришло время вносить в банк новые платежи, у многих клиентов из-за существенно более высокого курса возникла непростая ситуация с погашением кредитов, номинированных в долларах и евро.

Банки среагировали достаточно быстро. Их специалистами были подготовлены программы реструктуризации задолженности. Это стало спасательным кругом для тех, кто столкнулся с резким падением доходов. Ведь вкладчикам всегда выгоднее сохранить свою кредитную историю незапятнанной, а для банка – взаимоотношения с потребителем.

«На сегодняшний день, – комментирует Дмитрий Белецкий, член правления украинского подразделения венгерского OTP Bank, – во всех ведущих украинских банках утверждены программы реструктуризации кредитов. В конце декабря 2008 года в нашем банке прошла рабочая встреча с представителями всех крупных банков, в ходе которой мы согласовывали действия с точки зрения инструментария. Но, по большому счету, вся банковская система опоздала. Если бы мы в ноябре-декабре имели весь тот инструментарий, договорную базу, методологию, чем обладаем сегодня, было бы значительно проще. Первые примеры реструктуризации, которая проходила в конце 2008 года, были спонтанными и поверхностными. Всем давали отсрочку по кредиту. Сегодня набор технических возможностей расширен, да и понимания стало значительно больше. Это относится абсолютно ко всем банкам в Украине.

В банках западных стран, где проявились последствия кризиса, действуют свои программы реструктуризации. Этот процесс шел у них значительно быстрее, нежели у нас. В течение нескольких недель после падения всех основных индексов и начала резких колебаний курсов валют были снижены ставки. Для физических лиц все происходило автоматически: уменьшалась ставка, достаточно быстро и просто предоставлялись кредитные каникулы.

Сокращение кредитной нагрузки через более низкую ставку может быть безвозвратным, но при условии, что кто-то (государство или Центробанк) компенсирует коммерческому банку потери либо это осуществляется на временной основе с последующей компенсацией со стороны заемщика. Так, в некоторых странах разницу ставки покрывает государство, с тем чтобы ослабить кредитную нагрузку на заемщика. Это наблюдается в ряде западных стран и в России. Уровень потребления – один из главных движущих факторов экономики, а стимулировать потребление – это государственная забота. Возвращается же все налогами, которые платит производитель государству.

Если говорить о нашем банке, то в его подразделениях и в Венгрии, и в России, и в Румынии, собственно, на тех рынках, где это необходимо, были приняты программы реструктуризации. Какие-то элементы мы заимствовали, иными делимся, а, поскольку глубина кризиса в Украине самая впечатляющая, то в части реструктуризации мы постоянно координируем свои действия с коллегами, по большей части – из России, потому что у нас схожие рынки, аналогичная ситуация, тождественный уровень девальвации валют».

Но, как показывает практика, далеко не всегда опыт преодоления кризисных ситуаций в одной отдельно взятой стране можно скопировать и взять за основу для преодоления подобных ситуаций в другой. По словам Дмитрия Белецкого, в Украине наблюдалось отрицательное влияние опыта материнских банков на дочерние филиалы. Пережив подобный кризис в своей стране, представители штаб-квартиры рекомендовали на пути преодоления кризиса поступать соответственно и в Украине. Но оказалось, что предложенные схемы не сработали, потому что природа кризиса, его глубина, менталитет были иными. Получилось так, что дочерний банк буксовал два-три месяца по сравнению с другими местными финучреждениями, ухудшая тем самым ситуацию. И только тогда представители штаб-квартиры поняли, что ошиблись.

Но сможет ли украинское банковское сообщество самостоятельно решить проблему выхода из кризиса? Дмитрий Белецкий отвечает: «Думаю, сегодня не может. Уровень международной интеграции банковской системы достаточно высокий, поскольку в первой двадцатке украинских банков подавляющее большинство – дочерние. Поэтому основные источники финансирования – это средства материнских компаний либо международных финансовых институтов. Посему чувствительность к событиям, происходящим на финансовом рынке, на рынке капитала в Европе, непосредственно важна для нас. У тех банков, которые связаны исключительно с внутренними источниками ресурсов (бюджетная сфера, вклады населения и т.д.), история иная. Но, если обратить внимание на основных игроков рынка, то, все-таки, это банки западные. Проблема роста/падения европейских биржевых индексов имеет к этим финансовым институтам непосредственное отношение. Прогнозы в отношении преодоления кризиса я давать не готов, но, думаю, что можно построить цепочку таким образом: как пойдут дела в США, таким будет влияние на ход событий в Европе с дальнейшим отражением и на нашей действительности».

А если новая

волна кризиса?

По прогнозам ряда известных аналитиков, осенью 2009 года украинскую экономику может захлестнуть новая волна кризиса. В первую очередь, это будет связано с ростом числа невозвратов по кредитам. Поэтому в последнее время программы реструктуризации пользуются постоянно растущим спросом у клиентов банков – как юридических, так и физических лиц. Ситуация с выплатами ухудшается, ведь подсчет потерявших работу во время кризиса уже идет на миллионы, а у большинства тех, кто ее сохранил, реальные доходы упали в 1.5-2 раза. Естественно, это подрывает платежеспособность граждан.

За просрочку платежа на должника налагается штраф, размер и форму которого каждый банк определяет индивидуально. Однако с теми, кто лишился работы или значительной части дохода, кредитные организации предпочитают договариваться (при условии, если клиент своевременно подает заявление о пересмотре размеров ежемесячных выплат или об их отсрочке). Банкам не выгодно доводить дело до суда, ведь исполнительное производство может затянуться. Кроме того, финучреждения не стремятся стать собственником имущества и недвижимости заемщиков, когда дело касается кредита с залогом. Механизм реализации конфиската через суд не отлажен и тоже требует затраты определенного времени и усилий. В любом случае, по мнению представителей рынка, у проблемных заемщиков еще есть возможность достаточно безболезненно погасить задолженность.

Реструктуризация необходима в случаях, когда добросовестный заемщик не может выполнить своих обязательств перед банком: увольнение, утрата здоровья, источника доходов (у предприятия – отсутствие доходов и т.п.). Самое сложное в такой ситуации – это позиция банка и его готовность идти на уступки, его желание договориться, стремление не упустить клиента и т.п.

Как правило, обращаются за реструктуризацией те, у кого уже возникли проблемы, ибо они хотят подстраховаться на трудные времена. Реструктуризация на самом деле дает временную передышку, так как долги не становятся виртуальными и банки не перепрофилируются в благотворительные организации.

По словам Дмитрия Белецкого, запуская программу реструктуризации, в украинском подразделении OTP Bank, в первую очередь, руководствовались интересами клиентов, нормальным обеспечением их платежеспособности, а также собственными интересами. «Нет сегодня смысла оставаться с залогами, которые банку абсолютно не нужны, – считает Дмитрий Белецкий. – Гораздо важнее помочь клиентам выстоять в трудное время, пережить его вместе с ними, чтобы сохранить лояльное отношение клиентов и плодотворно развиваться в дальнейшем. Безусловно, внедрение программы реструктуризации позитивно влияет на отношения с потребителями. Если мы идем навстречу клиенту, то в большинстве случаев видим и шаги навстречу – со стороны клиента. Мы всегда говорили, что лояльность клиента дорогого стоит. И мы это ценим».

Вариант реструктуризации зависит от реальной платежеспособности заемщика и правил кредитования конкретного банка. Основные элементы реструктуризации – это предоставление каникул по выплате тела кредита с последующим увеличением жизни срока кредита, уменьшение в отдельных случаях кредитной ставки на период реструктуризации с последующим выравниванием, рассрочка на оплату страховых платежей.

«Наш главный подход, – говорит Дмитрий Белецкий, – в том, что, общаясь с клиентом, мы определяем сумму, которую он на сегодняшний день в состоянии обслуживать. Изначально мы исходили из того, что, в первую очередь, следует помочь людям справиться с курсовым скачком. Поэтому предлагаем им платить ту сумму, которую они выплачивали до кризиса, в дальнейшем либо меняя ставку, либо продлевая сроки. Среди инструментов есть так называемый буллит, когда часть платежа переносится на последние сроки жизни кредита. Тогда сумма, необходимая для обслуживания в текущий момент, значительно снижается. Объединяя комбинацию разных инструментов, мы добиваемся того, что выходим с потребителем на ту сумму, которая для него максимальна на данном этапе, но, в то же время, устраивает нас. При этом, в каждом отдельном случае оцениваем перспективу ведения бизнеса клиента, если речь идет о юридическом лице, либо ожидаемые доходы физического лица. Это также помогает вычислить сумму, которую можно отправить на обслуживание кредита».

Определить перспективы для клиента можно следующим образом. Если речь идет о представителях бизнеса, то к заявке на реструктуризацию они прилагают расчет, бизнес-план, фактически отражая изменения в хозяйственной деятельности. Важно понять, какие денежные потоки клиент видит в сегодняшних условиях и что из них он может нацелить на обслуживание кредита.

«Самая сложная ситуация складывается в отношении физических лиц, – объясняет Дмитрий Белецкий, – когда мы сталкиваемся с людьми, утратившими работу. Особенно сложные проблемы в юго-восточной части страны, где кризис поразил большое количество металлургических компаний. Там были проведены существенные сокращения персонала, осуществлен переход на неполную рабочую неделю.

В целом же я могу отметить, что, поскольку мы в числе одних из первых ввели скоринговые системы оценки риска при выдаче кредита и в предыдущие периоды имели достаточно высокий процент отказов, то нам эти меры сыграли хорошую службу. Наша категория заемщиков, хотя и подвержена кризису, но пострадала менее всего.

Хочется верить, что реструктуризация задолженности – это долгосрочное вложение в улучшение отношений с вкладчиками. Будет ли это так, покажет время. Но абсолютно очевидно, что наши общие задачи – заниматься ликбезом, особенно физических лиц. Ведь, как уже сейчас ясно, люди подвержены эмоциональному воздействию и недостаточно трезво оценивают свои возможности. И уж то, как они падки на рекламу… В момент кризиса все это вышло на поверхность. Мы постоянно вели дискуссии, что кредитов под 0% и нулевых взносов просто не бывает. Предлагали сосчитать реальную стоимость. Но всякий раз, когда появляется очень «сладкая» реклама, люди «слетаются», как пчелы на мед. И только прозревая, берут в руки калькулятор».

Ликбез по-кризисному

«В кризис все происходит стремительно. Мы три года, – вспоминает Дмитрий Белецкий, – пытались внедрить в сознание людей рекламу о кредитных покупках, объясняя, сколько придется платить ежемесячно. В любой западной рекламе потребительского кредита обязательно зафиксирован ежемесячный платеж. К примеру, при покупке автомобиля в кредит ежемесячный платеж составит $1000, что даже на потребительском уровне соотносится с составлением текущего домашнего бюджета. Когда же оговаривают 7; 12 или 19%, то все равно необходимо выходить на итоговую сумму – все платежи, связанные с кредитом. Затем посмотреть, в какой мере это соотносится с текущим бюджетом субъекта. Сейчас как раз применяется такой подход. Все говорят об одном: о готовности платить определенную сумму в месяц. Не ведутся разговоры о процентах, у всех на устах – абсолютные цифры. Человек четко соотносит совокупный доход с той суммой денег, которую он может выделить на погашение кредита. Сегодня все научились считать, но главное – не забыть, когда закончится кризис. Поэтому вопрос повышения финансовой грамотности населения – задача острая и для банкиров, и для СМИ.

В нашем банке заявки на реструктуризацию кредитной задолженности рассматриваются в обязательном порядке кредитным комитетом соответствующих бизнес-линий и компетенций. Случаи отказа, безусловно, бывают: или в случае предоставления недостоверной информации, которую мы тщательно проверяем, или если клиент приносит справку, что он работает на предприятии, которое на сегодняшний день обанкротилось и исключено из государственных реестров (тогда вопрос о реструктуризации отходит на второй план).

Мы достаточно подробно беседуем с клиентом о той взаимоприемлемой сумме, которую он может платить. Если наши расчеты не совпадают, приходится вести подробный анализ, находить компромисс. Те клиенты, которые осознают, что сегодняшние каникулы, снижение процентов – лишь временная передышка, и в последующем потребуется компенсация, а также все, у кого есть возможность находиться в текущем графике, на всякий случай реструктуризацию не берут. Хотя, безусловно, сегодня никто не ответит, какой будет глубина кризиса. А вот с чем уже все справились, так это с шоковым состоянием, потрясением, изменением курса и, в целом, с резким изменением внешней среды. На сегодняшний день клиенты диверсифицируют бизнес, отказываются от непрофильной деятельности либо стараются переориентироваться на иные отрасли. Все ищут свое место в новых условиях. Общение с клиентами свидетельствует о том, что период растерянности прошел, а это самое важное. Сегодня мы по слабым индикаторам можем судить, что идет некая стабилизация динамики падения. Во всех кривых и графиках, независимо от того, идут они вверх или вниз, появилась некая горизонталь.

О дальнейших перспективах реструктуризации говорить сложно. Первый вал уже прошел, теперь все будет зависеть от уровня экономики, курса. Конечно, тревожит то, что второе полугодие в Украине пройдет под знаменем политических событий, предвыборных кампаний. Будет масса популизма, уйма эмиссионных денег. Обидно то, что это сегодня отличает Украину от любой страны, в частности, от соседней России, где все политические силы объединяются для борьбы с кризисом. В этом самая большая часть проблем именно у Украины. Когда в штаб-квартирах материнских компаний смотрят на суверенные украинские рейтинги, то большого энтузиазма не испытывают. Хотя все прекрасно видят, что кризис в Украине коснулся не всех предприятий и отраслей. Видят, что идет перераспределение игроков на рынке, что есть отрасли и компании, которые хорошо развиваются, которые можно финансировать. Но абсолютная непредсказуемость политической, а вслед за ней и экономической ситуации в стране приводит к тому, что лимиты для Украины закрыты большинством финансовых институтов.

В третьем квартале 2008 года мы приняли четкую стратегическую линию на создание дополнительных резервов ликвидности. Существенно сократили все кредитные программы, но в последующем многие остановили полностью. Сегодня в кредитовании поддерживаем только корпоративный бизнес и те предприятия и отрасли, которые наименее подвержены кризису. С октября месяца начали формировать – и, кстати, сформировали – достаточно большой запас ликвидности. Наш главный тезис – это обеспечение ежедневной платежеспособности банка и всех обязательств перед вкладчиками.

Резерв ликвидности, который сформирован OTP Bank в Украине, практически полностью покрывает наши обязательства перед физическими лицами. У нас, к тому же, есть зарезервированная кредитная линия в материнском банке на случай ухудшения экономической ситуации в стране. За последнее время мы получили от акционеров капитал на 800 млн. грн. и $50 млн. субординированного долга. В целом же OTP Bank, который представлен в 9 странах Европы, на сегодняшний день чувствует себя достаточно уверенно. На годовом собрании ЕБРР, где были утверждены инвестиционные планы, было решено выделить @200 млн. для OTP Bank. Это – показатель стабильности и надежности нашего банка.

И в заключение отмечу, в чем сходятся все западные аналитики. Это то, что на развивающихся рынках Восточной Европы, в том числе в Украине и России, выход из кризиса и восстановление всех основных индикаторов будут происходить существенно быстрее, чем в странах Западной Европы. Поэтому у западных инвесторов такое состояние: сегодня страшно, но уходить с здешнего рынка никто не собирается. Если говорить об Украине, то это действительно страна с еще очень большим потенциалом. Лично я абсолютно согласен со многими отечественными бизнесменами и финансистами, которые говорят, что после окончания кризиса будет стоять очередь желающих придти и работать на украинском рынке».

Инна Сахневич

 
© агенство "Стандарт"