журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

Банковское оборудование

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

КРЕДИТОВАНИЕ

ПЛАТЕЖИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2009

Новые рыночные страны

Бразильский феномен

Опыт борьбы с прежними кризисами и жесткое регулирование финансовой отрасли избавили бразильских банкиров от серьезных неприятностей

В условиях, когда планету накрыл глобальный финансовый кризис, Бразилия продолжает оставаться одной из немногочисленных стран, где сохраняется достаточно серьезное доверие населения и общества к финансовым институтам и банкирам. Жесткое регулирование, высокие требования к основному капиталу и резервированию капитала, а также небольшие объемы безнадежных долгов в бразильских банках дают все основания предполагать, что сектор финансовых услуг Бразилии в отличие от США и Европы вполне успешно развивается и движется вперед.

Улыбчивые

бразильские банкиры

По мнению аналитиков британского издания «The Banker», репутация большинства американских и европейских финансистов упала за последнее время еще ниже, чем стоимость акций их банков, спасать многие из которых пришлось правительствам. Эти банкиры подверглись резкой критике за их неудовлетворительные результаты работы по преодолению кризисных проявлений в собственных финансовых институтах, а также за непомерные бонусы и вознаграждения, получаемые ими за фактическую бездеятельность, полное равнодушие к имеющимся клиентам и будущему своих банков. Многим из них пришлось, как непослушным школьникам, отчитываться перед правительственными комиссиями о своем «плохом поведении».

Напротив, рубрики бразильских газет пестрят, в основном, позитивными комментариями в отношении деятельности местных банкиров, портреты которых заполнили обложки деловых журналов по вполне понятным причинам. Они даже несмотря на многочисленные нюансы и негативные последствия глобального финансового кризиса действительно проявляют высокий уровень профессионального мастерства в управлении бизнесом.

Таким образом, бразильские банки вполне успешно противостоят ударам современного финансового кризиса, разрабатывая стратегии финансовой деятельности на долгосрочную перспективу и, в отличие от многих других финансовых институтов мира, не заботясь о том, как выжить в современных непростых условиях. Звучит, возможно, несколько иронично, но в настоящее время банки Бразилии подвергаются критике за большой размер маржи и получаемых ими прибылей, т.е. за проблемы, которые с удовольствием хотели бы иметь сегодня банкиры в США и Европе.

«В последнее время консолидация становится одной из четких тенденций в банковском секторе Бразилии. Так, в 1994 году, когда в стране стартовала программа «Real Plan» с целью обуздания гиперинфляции, на пять крупнейших национальных банков в общей сложности приходилось 56.8% всех кредитов, выданных частному сектору, в то время как в декабре 2008 года этот показатель составил уже 77.5%. Этот существенный рост отмечен на фоне более десятка сделок по слияниям и поглощениям, состоявшихся в бразильской банковской отрасли в последние несколько лет, ряда крахов (к примеру, банкротства Banco Santos), а также замедления кредитной активности некоторых бразильских подразделений международных банков, чьи головные офисы серьезно пострадали от кризиса в секторе рисковых кредитов», – констатирует Алтина Себастьян Гонсалес, профессор по финансам мадридского университета Complutense University.

Один из самых ярких примеров в этом плане – банковское подразделение Santander в Бразилии и его генеральный директор Фабио Барбоса, портрет которого украсил февральский номер бразильского делового журнала «Epoca Negocios» под заголовком «Он незаменим. А вы?». На своих страницах журнал перечисляет вехи биографии Барбосы, который занимал различные должности в банках Citi и ABN, пока не стал руководителем ABN AMRO Real в Бразилии, после того как нидерландский банк поглотил Banco Real в 1998 году. Однако мало кто ожидал, что Фабио Барбоса пойдет дальше и станет президентом Santander Real, когда испанский банк забрал свою долю при разделе в 2007 году ABN AMRO, в котором также приняли участие Royal Bank of Scotland и Fortis. Практически все эксперты прогнозировали, что данный пост займет Габриель Жарамилло, который был на то время президентом бразильского подразделения Santander. Однако Жарамилло возглавил региональное латиноамериканское подразделение Santander, а Барбоса занял высший пост в бразильском Santander Real.

Тем временем, Santander планирует инвестировать в свой бразильский бизнес в Бразилии около $1.125 млрд. в течение текущего и следующего годов, а также реализовать амбициозную программу по открытию до 400 банковских отделений на всей территории страны. Наряду с покупкой Banco Real, банк Santander также укрепляет свои позиции в бразильском страховом бизнесе. Об этом, в частности, говорит тот факт, что в марте текущего года Santander за @230 млн. выкупил еще 50% не принадлежащих банку акций в бразильской страховой компании Real Tokio Marine Vida e Previdencia – дочернем подразделении японской финансовой группы Tokio Marine Holdings.

Кроме того, в Santander теперь считают, что Бразилия стала центром стратегии роста испанского банка в Латинской Америке. «Такой подход вполне соответствует планам Santander по расширению своего международного присутствия, поскольку в последние несколько лет этот испанский финансовый институт прилагает максимум усилий, чтобы стать одним из крупнейших банков мира. Поглощения, осуществляемые Santander, нацелены на четыре стратегических рынка: Великобританию, Германию, США и Бразилию. В Бразилии Santander уже стал третьим по величине финансовым институтом», – объясняет Алтина Гонсалес.

Как бы там ни было, но можно считать, что работа Фабио Барбосы на самых высоких постах в финансовых институтах Бразилии только началась. В целом же на сегодняшний день в бразильском банковском секторе доминируют четыре финансовые группы – Santander, государственные банки Banco do Brasil и Bradesco, а также недавно сформированный Itau Unibanco. Они практически идут нога в ногу по показателям доли рынка, а также объемов активов. Однако все в Бразилии прекрасно понимают, что конкуренцию этой четверке игроков мирового класса может составить не менее авторитетный глобальный финансовый гигант HSBC, который тоже представлен своим подразделением в Бразилии, хотя и менее крупным, но тоже достаточно амбициозным и готовым стремительно набрать высоту, если кто-нибудь из этой четверки вдруг ненароком совершит какую-либо серьезную ошибку.

«Слияние десятилетия»

В октябре прошлого года легендарный председатель правления Santander Эмилио Ботин посетил Бразилию и заявил о намерениях Santander в части ведения здесь своих операций. «У меня нет никаких сомнений в том, что мы станем самым лучшим банком в Бразилии, поскольку мы этого хотим и всемерно стремимся к цели. У нас появляется уникальная возможность достичь ее за счет интеграции с Santander и Banco Real, а также занять лидирующие позиции в укреплении местной финансовой системы. Бразилия – это великая страна, представляющая собой объединение фантастического потребительского рынка с мощным потенциалом в таких секторах как сельское хозяйство, добыча полезных ископаемых, информационные технологии, промышленность и сфера услуг. Нет сомнений в том, что это одна из самых крупных и мощных держав в глобальном масштабе», – утверждал тогда Ботин.

Однако буквально несколько дней спустя после этих заявлений бразильский рынок был просто повергнут в шок самым крупным за последние 10 лет слиянием в банковской отрасли. О своем объединении объявили второй и третий по величине частные банки Бразилии Itau и Unibanco, в результате чего был сформирован крупнейший финансовый институт страны и первый латиноамериканский банк с действительно глобальными перспективами. Эта сделка оказалась настолько смелой и дерзкой, что еще один бразильский деловой журнал «Exame» сразу же разместил на своей обложке улыбающиеся лица авторов этой операции – Роберто Сетубала и Педро Морейры Саллеса (руководителей соответственно Itau и Unibanco). Таким образом, за один, по сути, ход структура банковской отрасли Бразилии претерпела очень серьезные и, пожалуй, необратимые изменения.

В результате слияния Itau и Unibanco создан самый крупный финансовый институт в Южном полушарии с объемом активов на сумму $263.8 млрд., занявший 17-тую строчку в рейтинге крупнейших банков мира. Новое банковское объединение в настоящее время располагает 4800 отделениями по всему миру, имеет 14.5 млн. клиентов и владеет 20% бразильского рынка банковских услуг.

Кроме того, не успели еще высохнуть чернила на соглашении об образовании банковского холдинга Itau Unibanco Holding, как представители нового финансового института заявили о том, что одной из главных их задач будет международная экспансия банка в такие страны Латинской Америки как Мексика, Колумбия, Перу и Чили. Некоторые эксперты не исключают даже вероятности того, что Itau Unibanco попытается во время глобального кризиса приобрести крупный финансовый институ в Америке или Европе. «Мы хотим превратить наш институт в глобальный банк, способный вести финансовые операции по всему миру», – не скрывал сразу же после оформления сделки Itau-Unibanco президент Unibanco Педро Морейра Саллес.

«Несмотря на столь впечатляющие цифры слияние Itau и Unibanco, на мой взгляд, вряд ли изменило суть тех задач, которые стоят перед нами по улучшению качества обслуживания клиентов, а также покорению новых рынков и привлечению к нашему бизнесу новых потребителей. Мы должны преодолеть сложный и трудный интеграционный процесс, причем, с уверенностью, что в конечном итоге будем впереди тех банков, которые тоже будут следовать аналогичным путем. Нам предстоит выполнить большое «домашнее задание» по интеграции, в частности, оптимизировать ценовую политику, расширить ассортимент и улучшить качество продуктов и услуг, предлагаемых нашим клиентам, а также развить и углубить отношения с ними. Мы будем решать массу задач и реализовывать не меньшее количество всевозможных мероприятий, поэтому сейчас нам трудно предполагать, каким образом слияние Itau и Unibanco изменит облик банковской отрасли Бразилии. Сейчас нам нужно выполнить то, что уже намечено, а это очень большой объем работ», – отмечает генеральный директор Itau Unibanco Роберто Сетубал.

По его словам, после того как Santander поглотил Banco Real, категория средних бразильских банков оказалась представлена, по сути, только Unibanco и HSBC, причем, принадлежащий бразильцам Unibanco остался практически на перепутье. Однако Unibanco и Itaú постоянно и активно (в течение почти 18 месяцев) вели переговоры о слиянии и планировали осуществить эту сделку независимо от масштабов разразившегося кризиса. Возникшие экономические проблемы и неурядицы лишь ускорили сроки проведения самой операции. «Время осуществления сделки было вполне приемлемым. По мере приближения кризиса мы становились все более и более мощной компанией, но вовсе не им было обусловлено слияние двух наших структур. Мы вели об этом переговоры полтора года, кризис же только подтолкнул нас к тому, чтобы ускорить принятие решения. Если бы не было кризиса, то мы, вероятно, объявили бы о слиянии не в ноябре прошлого года, а, возможно, в начале текущего, в любом случае эта сделка все равно рано или поздно состоялась бы. Рассматривая возможные сценарии, мы считали, что нам необходимо всемерно укреплять наш новый банк», – рассказывает Сетубал.

Операция по слиянию с участием Unibanco «стояла на повестке дня» в течение последних 10 лет. Некоторые аналитики, видя, что время идет, а вопрос так и остается открытым, заявили о том, что подобная сделка никогда не состоится. Несколько лет назад самым перспективным и вероятным покупателем Unibanco назывался банк Citi, однако ситуация с тех пор несколько изменилась. В первом квартале нынешнего года Citi продал свою долю в бразильской компании Redecard (местный оператор кредитных карточек) за $704 млн. Затем Citigroup стала рассматривать возможность продажи своего дочернего подразделения в Мексике – банковской группы Grupo Financiero Banamex (GFB), хотя еще совсем недавно в Citi заявляли, что работающая в Мексике структура станет эталоном зарубежных филиалов Citigroup (в бизнес-модели GFB присутствуют коммерческий банкинг, а также полная линейка услуг по потребительскому кредитованию). Сегодня в качестве возможного потенциального покупателя Banamex выступает именно Itau Unibanco, так что, если сделка состоится, то, как указывают международные финансовые аналитики, она будет свидетельствовать о новых приоритетах бизнес-деятельности банков в новых рыночных странах.

Новое отношение

к госбанкам

«Сегодня очень многие говорят о Banamex, однако какой-либо конкретики пока не выявлено. Мы, конечно же, проанализируем все стороны данной сделки, если этот банк будет выставлен на продажу, но, откровенно говоря, в настоящее время для нас это не самое главное. Мы намерены, прежде всего, сфокусироваться на интеграции. Анонсируя сделку между Itau и Unibanco, мы упоминали о том, что можем в будущем интегрировать в нашу компанию какую-либо мощную финансовую структуру, например, подобную той же группе Banamex. В любом случае с нашей стороны будет проведен тщательный анализ целесообразности такого шага, но в ближайшие два года мы вряд ли на это пойдем, поскольку намерены сосредоточить усилия на интеграции Itau и Unibanco. Однако, с другой стороны, возможность покупки такой структуры как Banamex появляется не каждый день, поэтому такой шанс, конечно же, нужно воспринимать и оценивать очень серьезно», – утверждает генеральный директор Itau Unibanco Роберто Сетубал.

По мнению Сержио Торассы, профессора по финансам из бразильского университета Pompeu Fabra University, объединение Itaú и Unibanco усилит конкуренцию в бразильской банковской отрасли. «Территория Бразилии составляет 90% от площади США, поэтому стоимость создания национальной сети банковских отделений очень высокая. В такой ситуации, по некоторым оценкам, для овладения долей внутреннего финансового рынка в размере 1% потребуются затраты почти в $1-2 млрд., а долей в 5% – от $5 млрд. до $10 млрд. У мелких и средних банков таких денег, конечно же, нет. Поэтому образование новой банковской группы даст возможность усилить конкуренцию, прежде всего, между крупными финансовыми институтами, что будет выгодно не только для их клиентов, но и для всей экономики страны в целом», – подчеркивает Торасса.

По словам Сетубала, после слияния Itau и Unibanco банк Bradesco перестал быть самым крупным финансовым институтом в списке как частных, так и государственных банков страны (первым теперь стал именно Itau Unibanco). Однако данный факт, по мнению руководителей Bradesco, ни в коей мере не нарушит намерений банка. «Мы планируем сосредоточить наши усилия на обеспечении органичного роста банка. И у нас здесь есть определенные преимущества перед конкурентами, ведь они будут заняты в течение, по меньшей мере, ближайших двух лет выполнением собственных планов по слиянию и интеграционными мероприятиями, а мы в это время будем спокойно увеличивать потенциал своего банка. Мы намерены расширить принадлежащую Bradesco долю рынка, а также снизить коэффициент соотношения операционных расходов и операционных доходов от теперешних 42 до 37% к 2013 году», – объясняет Мильтон Варгас, исполнительный вице-президент банка Bradesco.

С его точки зрения, в связи с тем что сейчас 10 крупнейших бразильских банков владеют 75% банковских активов страны, возможности дальнейшей консолидации национальной отрасли финансовых услуг достаточно ограничены, поэтому банки будут фокусировать внимание на органичном росте (т.е. за счет собственных ресурсов и источников, а не с помощью сделок по слияниям и поглощениям). «Я полагаю, мы неплохо позиционированы среди граждан с низкими и средними доходами (субъекты повышенного внимания со стороны правительства и государства). Именно за счет привлечения к нашему бизнесу этих категорий потребителей мы сможем обеспечить дальнейший органичный рост самого банка», – поясняет Варгас.

Между тем, как отмечают местные аналитики, после слияния Itau и Unibanco реальные «пункты пропуска» для зарубежных финансовых игроков, желающих закрепиться на финансовом рынке Бразилии, фактически почти полностью закрылись. С целью блокирования любых возможных лазеек для иностранцев в этом вопросе один из крупнейших государственных банков Banco do Brasil с завидной регулярностью в последние годы скупает местные банки. Не стоит особняком в этом плане и покупка Banco do Brasil в ноябре пошлого года за $2.9 млрд. (сразу же после сделки Itau-Unibanco) ведущего государственного сберегательного банка бразильского штата Сан-Паулу Nossa Caixa. После этого приобретения Banco do Brasil стал владеть самой разветвленной сетью отделений в штате Сан-Паулу и увеличил объемы депозитов на 15%.

Стоит отметить, что перед этим Banco do Brasil приобрел еще пару финучреждений, в частности, – Banco do Estado de Santa Catarina из одноименного бразильского штата Санта-Катарина и, примерно, такой же по размерам финансовый институт Banco do Estado do Piaui на северо-востоке страны. Кроме того, Banco do Brasil, деятельность которого ранее в плане поглощений была сильно ограничена из-за государственной формы собственности, сумел в начале текущего года приобрести за $1.8 млрд. еще и банк Banco Votorantim – один из основных игроков на бразильском рынке автокредитов и в секторе кредитования крупного бизнеса в Бразилии.

«Раньше, когда мы фактически не могли участвовать в консолидационных операциях, нам было трудно конкурировать с другими финучреждениями по темпам роста, поскольку нам был позволен только органичный рост, в то время как другие институты могли спокойно увеличивать свои размеры за счет слияний и поглощений. Недавно банковское законодательство было изменено, так что у нас сегодня появилось гораздо больше возможностей для обеспечения роста банка как «органично», так и за счет консолидации», – рассказывает Сандро Маркондес, управляющий директор подразделения международного бизнеса банка Banco do Brasil.

Бразильская

стратегия HSBC

До последнего времени автокредитование было в известной степени проблемным источником органичного роста для государственных банков, поскольку займы на приобретение автомобилей выдаются через дилеров или сотрудников, работающих в выходные дни и в нерабочее время, а это вызывает недовольство у профсоюзов банковской отрасли Бразилии. Как бы там ни было, но сделка Banco do Brasil с Banco Votorantim помогла в определенной мере урегулировать эту проблему, а также привела к появлению достаточно серьезного конкурента в лице нового финансового объединения для частных финучреждений Бразилии.

«У любого серьезного банка в Бразилии есть собственная мощная розничная база. Каждый из них имеет разветвленную сеть банковских отделений, совершенную технологическую инфраструктуру, в частности, – банкоматы, системы самообслуживания и прочие технологические платформы. Мы все конкурируем на равных условиях», – подчеркивает Сандро Маркондес. Тем не менее, он соглашается с тем, что у Banco do Brasil есть некоторые конкурентные преимущества в предоставления финансовых услуг в сельскохозяйственном, муниципальном и государственном секторах. Кроме того, Banco do Brasil имеет и такой «эксклюзивный» источник финансирования как «судебные депозиты», на которых хранятся деньги во время решения правовых споров.

Тем временем, как утверждают финансовые аналитики, отношение в мире к государственным банкам, подобным Banco do Brasil, после начала глобального банковского кризиса начало претерпевать некоторые изменения, причем, больше в положительную сторону. Так, к примеру, Президент Бразилии Луис Инасиу Лула да Силва уже дал четко понять, что хотел бы видеть Banco do Brasil в качестве мощного лидера национальной финансовой системы. Да и вообще, по мнению да Силвы, мировое сообщество должно создать «новую финансовую архитектуру». С точки зрения да Силвы, в сегодняшней кризисной ситуации необходимо усилить контроль за финансовыми рынками, поскольку слепая вера в способность рынка к саморегулированию «посыпалась, как карточный домик», обернувшись крупнейшим в новейшей истории финансовым кризисом. Нужны, по его словам, новые, более жесткие правила регулирования рынков, которые бы обеспечили более полное участие в мировой экономике развивающихся стран в целом и Бразилии в частности.

«Президент Бразилии удовлетворен тем, что наш банк не был приватизирован, хотя некоторые финансисты и требовали этого. Мы, как государственный финансовый институт, пользуемся полной поддержкой со стороны правительства. В настоящее время акции Banco do Brasil торгуются на фондовой бирже Сан-Паулу (Bovespa), у нас налажено всестороннее и эффективное корпоративное управление, а системы управления кредитной деятельностью и риском тоже ничуть не хуже, чем в любом частном банке», – считает Сандро Маркондес.

В упомянутой сделке по покупке Banco Votorantim консультантом Banco do Brasil выступил инвестиционный банк UBS Pactual, образованный в 2006 году, когда швейцарский UBS приобрел бразильский банк Pactual (впоследствии Pactual был продан снова одному из его владельцев). Глава инвестиционного подразделения UBS Pactual Родолфо Ричерт следующим образом прокомментировал сделку между Banco do Brasil и Banco Votorantim: «Пять или шесть лет тому назад многие аналитики говорили, что Banco do Brasil ограничен в своих возможностях по проведению различного рода сделок, поскольку находится в государственной собственности. Эти аналитики, однако, не смогли увидеть серьезных преимуществ всей огромной сети банковских отделений, которой располагает Banco do Brasil. Кроме того, в основе бизнес-стратегии банка в последние годы больше превалировала коммерция, а не политика. Наконец, благодаря покупке Banco Votorantim государственный Banco do Brasil получил фактически открытый доступ на чрезвычайно прибыльный внутренний рынок автокредитования».

Тем временем, консолидация в бразильской банковской отрасли оставила банк HSBC за пределами четверки крупнейших финансовых институтов страны. Это, в общем-то, выглядит несколько иронично, поскольку этот банк стал самым первым крупным международным финансовым институтом, который вышел на бразильский финансовый рынок после либерализации национального банковского сектора в конце 90-х годов.

«Конечно, мы попали сегодня не в самую комфортную ситуацию, однако полагаем, что нам удастся добиться побед в некоторых специфических сферах финансового бизнеса. Мы намерены широко использовать глобальный опыт нашего банка в Бразилии. Например, мы достаточно серьезно проинвестировали выход на местный рынок такого финансового розничного премиум-продукта как HSBC Premier (базируется на четырех «китах» – сервис без границ, обслуживание и помощь по всему миру, программы привилегий и инвестиционные возможности). Некоторые наши отделения в Бразилии уже адаптированы для предоставления данной услуги. Кроме того, мы видим определенный наплыв в наш банк клиентов, которые покидают другие финучреждения из-за происходящих там слияний. К тому же, многие бразильские компании сокращают число банков, с которыми налажены бизнес-отношения, выбирая какой-либо один базовый институт для получения банковских услуг. Очень часто таковым для них становится именно наш банк», – утверждает Пауло Майя, заместитель генерального директора бразильского подразделения HSBC.

По его словам, планами подразделения предусмотрены дальнейший рост во второй половине текущего года и в 2010-м, а также сосредоточение усилий на нескольких самых прибыльных сферах ведения финансового бизнеса. В настоящее время HSBC в Бразилии, как подчеркивает Майя, очень осторожно относится к потребительскому кредитованию, однако видит положительный момент в активизации предоставления займов средним компаниям и корпорациям, особенно когда кредитные возможности на международных рынках капитала ограничены.

Общие стандарты

Между тем, как отмечают многие эксперты, бразильские банкиры заслуживают похвалы не только за их умение успешно совершать консолидационные операции, но и за поддержание стабильности и благополучия в своих структурах, когда некоторые ведущие финансовые институты мира находятся, мягко говоря, не в самом лучшем положении. Здесь, вероятно, следует отдать должное жесткому регулированию (порожденному предыдущими кризисами), которое сегодня действует в банковской отрасли Бразилии, а также предъявляемым в этой стране высоким требованиям к капиталу и его резервированию, консерватизму в управленческой политике и малому объему долгов в местных финансовых институтах. Отношение всего объема кредитов в Бразилии к ВВП составляет всего 40%; средний уровень достаточности собственного капитала в банковской системы достигает 16%, что выше, чем те 11%, которые хотели бы видеть местные регулятивные органы, и превосходит минимальные показатели, установленные сводом правил и нормативов Basel II. Кроме того, большинство бразильских банков финансируются из внутренних источников, что существенно снижает любой валютный риск.

«Есть две вещи, которым Бразилия может научить весь мир. Это – регулирование банковской деятельности и системы электронного голосования», – говорит Тито Энрике да Силва Нетто, президент банка Banco ABC Brasil, 33% акций которого (в виде привилегированных акций) были зарегистрированы на фондовой бирже Сан-Паулу в 2007 году. Этот финансовый институт работает со средними компаниями на корпоративном рынке страны, его коэффициент достаточности капитала составляет 18.5%, а акционеры Banco ABC Brasil представлены такими учреждениями как Центральный банк Ливии, Kuwait Investment Office и Abu Dhabi Investment Authority.

«Центральный банк Бразилии ежемесячно проводит аудит всех местных банков, которым запрещено накапливать избыточные заемные средства. Кроме того, ЦБ очень внимательно оценивает риск деятельности национальных финансовых институтов и присваивает каждому финансовому институту конфиденциальный рейтинг эффективности функционирования его системы управления риском. Все это дало нам возможность предотвратить возникновение в банковской отрасли страны тех негативных процессов, которые в последние кризисные месяцы столь характерны для финансовых систем других стран», – поясняет да Силва Нетто.

Кроме ЦБ, осуществляющего всеобщий банковский надзор в стране, а также Комиссии по ценным бумагам (Comissao de Valores Mobiliarios) как главного регулятивного органа на национальном рынке ценных бумаг, бразильские банки имеют и собственные отраслевые органы. Речь, в частности, идет о Febraban (Федерация бразильских банков) и Anbid (Национальная ассоциация инвестиционных банков), которые играют немаловажную роль в разработке отраслевых профессиональных стандартов. Президент Febraban – уже знакомый нам Фабио Барбоса, возглавляющий банковское подразделение Santander в Бразилии, а Anbid руководит Марчелло Джуфрида, генеральный директор департамента по управлению активами бразильского подразделения банка BNP Paribas.

«Мы создали свод правил и нормативов, которые должны выполняться местными банками, а контроль за этим осуществляет Anbid. Финансовые рынки Бразилии демонстрируют успех в условиях кризиса как раз потому, что в стране введены жесткие регулятивные нормативы. Требования к капиталу здесь для коммерческих и инвестиционных банков одинаковы, тогда как во многих других странах инвестиционные институты имеют некоторые послабления в этом плане. У нас также нет некоторых деривативных инструментов, в частности, свопов на дефолт по кредиту (credit default swaps), которые привели к возникновению проблем на других рынках. Все прочие трансакции должны проводиться в Бразилии через центральную клиринговую палату, что дает возможность предотвратить дестабилизацию рынка при резком снижении ликвидности», – поясняет Марчелло Джуфрида.

Ему вторит президент Febraban Фабио Барбоса, подчеркивающий, что «стабильность финансовой системы Бразилии – одна из ключевых причин того, что экономическая ситуация здесь на сегодняшний день гораздо лучше, чем в других странах мира». В то же время, как говорят многие специалисты, факт стабильного функционирования бразильской экономики означает, что действующие в стране подразделения международных банков «воспринимаются как наиболее «здоровый» компонент глобальных операций этих институтов в современных кризисных условиях».

Итак, в ближайшее время в повестке дня бразильской отрасли финансовых услуг главным будет, безусловно, вопрос организации эффективных процессов интеграции, поскольку три главных финансовых игрока страны (Itaú Unibanco, Banco do Brasil и Santander Real) приступят к созданию новых организационных структур. Этим институтам, как отмечают международные финансовые аналитики, выпала счастливая доля проводить реструктуризацию в условиях стабильно функционирующей финансовой системы, которая действует сегодня в Бразилии. Поэтому, вероятно, портреты ведущих бразильских банкиров еще какое-то время не будут сходить с обложек популярных в стране журналов и газет.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker,
Wharton Knowledge

 
© агенство "Стандарт"