журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

ДЕПОЗИТЫ

ПЛАТЕЖИ

РИСК-МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2009

РИСК-МЕНЕДЖМЕНТ

Оптимизация управления кредитным риском

Эксперты выступают за централизацию системы риск-менеджмента в финансовых учреждениях

Где были допущены ошибки? Этот вопрос сегодня, когда финансовый кризис в мире достиг небывалого размаха, когда некоторые крупные банковские институты обанкротились, а другие были национализированы, все чаще звучит в среде авторитетных экспертов и специалистов по управлению кредитным риском. Многие из них также теряются в догадках относительно того, почему им не удалось заблаговременно определить действительные масштабы «кредитного цунами», впервые зародившегося два года назад в относительно небольшом секторе рисковых ипотечных кредитов (subprime mortgages). Однако еще более серьезный вопрос, стоящий в настоящее время перед мировыми банкирами, можно озвучить следующим образом: «В каком направлении нам следуют сегодня двигаться?». Именно этот аспект собрались обсудить за «круглым столом» авторитетного электронного издания «Banking Strategies» несколько ведущих аналитиков в области управления кредитным риском, точка зрения которых на эту проблему действительно представляется достаточно интересной и полезной.

Кризис вносит

свои коррективы

Для участия в дискуссии с целью получения ответов на оба вопроса эксперты «Banking Strategies» пригласили: Уильяма Ченевича, вице-председателя американского банка U.S. Bancorp по вопросам технологических и операционных услуг; Джима Хейла, партнера – основателя нью-йоркской венчурной компании FTV Capital, вкладывающей инвестиции в развитие отрасли финансовых услуг, а также Ричарда Торнбаре, вице-председателя компании Corsair Capital LLC, в прошлом году инвестировавшей $7 млрд. в банк National City Corporation (в настоящее время – подразделение банковской группы PNC Financial Services Group).

Сначала все эти специалисты дали общее определение кредитному риску, определив его как риск потерь в результате неспособности или нежелания клиента выполнять свои обязательства перед банком. Управление кредитными рисками, консолидированными на уровне всей системы банка, осуществляет специализированная структурно обособ­ленная служба управления рисками. На уровне отдельных служб банка контроль кредитных рисков и качества предоставляемой информации осуществляют специализированные отделы внутри этих подразделений. Кредитный риск, по мнению самих аналитиков, особенно в области коммерческого кредитования, может быть рассмотрен как наиболее значимый из рисков, присущих банковскому делу. На современном этапе развития банковской системы и экономики в целом кредитный риск становится все более сложным и многогранным. Это требует от банков постоянного внимания к уровню и эффективности своих систем управления им, поскольку он находится в прямой зависимости от качества кредитного портфеля, представляющего собой результат деятельности банка по предоставлению кредитов.

Кроме того, в начале дискуссии эксперты, анализирующие вопросы современного управления риском с различных позиций, сошлись во мнении относительно того, что бизнес-модель, нацеленная исключительно на резкое увеличение продаж кредитных продуктов, а также чрезмерный рост заемных средств, привела в конечном итоге к серьезному кризису в мировой кредитной отрасли. Согласились они и с тем, что банки должны выработать общий подход к решению проблем управления кредитным риском во избежание повторения сегодняшней кризисной ситуации в будущем. Вместе с тем, по мнению Уильяма Ченевича, вице-председателя американского банка U.S. Bancorp по вопросам технологических и операционных услуг, сделать это в данный момент будет совсем не просто, учитывая тот факт, что организационная структура многих финансовых институтов является, скорее, разрозненной, чем прочной и монолитной, а с наличием регулятивных нормативов и эффективных инструментов для измерения кредитного риска ощущается явный дефицит.

Отвечая на вопрос специалистов «Banking Strategies» относительно того, не будет ли сегодняшний кризис просто еще одним обычным этапом в современном бизнес-цикле и напоминанием о том, что уже не раз было прежде, Джим Хейл, партнер – основатель нью-йоркской венчурной компании FTV Capital, подчеркнул, что он и оба его коллеги суммарно имеют более чем вековой опыт управления риском, сообща прошли через десяток всевозможных бизнес-циклов. «Это, конечно же, не означает, что мы стали профессиональными экспертами по части бизнес-циклов, но нам, все же, приходилось сталкиваться с некоторыми вещами и ранее», – отмечает он.

По его словам, во всех эти циклах можно найти некоторые явно схожие черты, но вполне хватает и различий. «Сегодняшний кризис набрал полные обороты, если оценивать его по ряду параметров. Но он явно не похож ни на кредитные циклы начала 90-х годов, которые привели к кризису американских сберегательных финучреждений, ни на кредитные циклы 80-х, спровоцированные шоковым ростом цен на нефть и приведшие к существенным потерям в сфере недвижимости, ни на обвал 70-х вследствие чрезмерной застройки в таких, к примеру, штатах, как Флорида, а также беспрецедентного роста процентных ставок», – утверждает Джим Хейл.

Однако, по его мнению, у сегодняшнего кредитного кризиса есть ряд присущих исключительно ему особенностей. Прежде всего, это «полная рецессия балансовых показателей» кредитных институтов, если сравнить современную ситуацию в мировой кредитной отрасли с предыдущими экономическими спадами, которые были спровоцированы, главным образом, снижением доходов потребителей. Это означает, что урегулировать сегодняшний кризис просто за счет роста доходов населения, по всей вероятности, не удастся. Стремительное исчезновение так называемого «среднего класса» приводит к тому, что правительственные чиновники должны предложить какие-либо стимулы для оздоровления и восстановления нормальной обстановки в современном кредитном секторе.

Вернуться же к такой обстановке, по мнению Джима Хейла, будет вовсе не легко, на это уйдет уйма времени. Однако это в любом случае необходимо сделать, причем, первым шагом на пути нормализации ситуации в мировой кредитной отрасли должно стать оздоровление положения в секторе недвижимости (как жилой, так и коммерческой части) с проведением банками так называемого «дегиринга» (degearing, или deleveraging, – процесс замещения заемного капитала банка его собственным, т.е. процесс сужения доли заемных средств в общем объеме капитала финансового института).

«Мне представляется, что в ближайшее время произойдет существенное сокращение двух крупных групп игроков Уолл-Стрита, в частности, брокерских компаний и хедж-фондов. Поскольку «сбрасывание» этими игроками своих активов займет некоторое время и приведет к экономическому спаду, то мне кажется, что сегодняшний кризис будет еще глубже и продлится дольше, чем подобные циклы, свидетелями которых мы были ранее», – поясняет Джим Хейл.

С точки зрения Уильяма Ченевича из U.S. Bancorp, характерной особенностью сегодняшнего кризиса стал его глобальный характер. «Очевидно, что подход типа «со мной все хорошо, это все, о чем мне нужно беспокоиться» сегодня явно не приемлем, ведь вокруг – наши родители, коллеги по бизнесу, торговые партнеры, им всем нужно заботиться о том, чтобы у них тоже все было в порядке. Просто смотреть на свои балансовые показатели и говорить «со мной все хорошо а до остальных мне дела нет» вовсе не является нормальной стратегией в управлении риском в настоящее время. В этой стратегии происходят сегодня очень серьезные изменения, которые наполняют фразу «управление риском предприятия» совершенно новым значением», – уточняет Ченевич.

По его словам, в настоящее время все еще продолжаются дискуссии в части определения правильной дефиниции нового кредитного процесса. Банки уже не могут больше действовать по принципу, когда они говорят потребителю «вам дано «добро» на получение займа», за два дня до его выдачи заявляя, мол, «извините, мы изменили принятое решение». «Мы до сих пор слышим рассказы о том, как банки за двое суток до начала финансирования займа отказывают заемщику в предоставлении кредита, причем, даже тогда, когда материальное положение самого заемщика фактически не изменилось. Это просто неслыханно, ведь от этого напрямую зависит уровень доверия между банком и его клиентом. Мне представляется, что весь процесс управления кредитным риском, включая методику распределения информации, должен претерпеть существенные изменения», – полагает Ченевич.

«Со мной все о’кей.

А с тобой?»

По словам Уильяма Ченевича, в последние годы банки фактически не занимались вплотную решением проблем управления кредитным риском, а в используемых ими бизнес-моделях кредитной деятельности, по сути, отсутствовали те субъекты, которые несли бы ответственность за оценку и контроль за таким риском. «Порази­тельно, но никто не отвечал за кредитный риск при функционировании этих бизнес-моделей, самая распространенная из которых была, в частности, нацелена на стимулирование и неконтролируемый рост продаж кредитных продуктов. Кроме того, данные бизнес-модели поощряли перепродажу пакетов данных продуктов с целью получения дополнительной прибыли, после чего клиенты уже не понимали (или не помнили), что же было в самом начале этого акта. Проследить движение подобных кредитных пакетов, синдицированных по несколько раз, и дать соответствующую оценку риску этих кредитов фактически не представляется возможным. Фраза «со мной все о’кей, больше меня ничего не должно волновать» превалирует в сегодняшнем ипотечном бизнесе, однако завтра она уже будет звучать иначе: «со мной все о’кей, но я должен убедиться, что и с тобой тоже все о’кей», – поясняет Ченевич.

Между тем, как утверждает Ричард Торнбаре, вице-председатель компании Corsair Capital LLC, когда рост какого-либо подразделения финансового института превышает темпы экономического развития данного сектора экономики, а тот или иной вид бизнеса или финансового продукта приносит большую прибыль на акционерный капитал (return on equity – ROE), чем ожидается, следует понять, каким образом происходят генерация и мобилизация этого капитала. Существуют некоторые виды продуктов или направлений бизнеса, которые растут и развиваются гораздо быстрее, чем это должно происходить, в результате чего возникает чрезмерная концентрация этого продукта или бизнес-деятельности. Так, к примеру, некоторые региональные банки начинают активно заниматься ипотечным кредитованием в национальных масштабах (т.е. в рамках всей страны), причем, этот вид бизнеса приносит им львиную долю прибыли в общей структуре доходов. «В условиях, когда ваш ROE начинает превышать намеченный показатель и растет слишком быстро, вам следует оценить, правильные ли объемы капитала вы выделяете под этот бизнес, а также насколько высок его риск по сравнению с той оценкой, которая давалась вами ранее», – говорит Торнбаре.

Вместе с тем, как образно подчеркивает Джим Хейл из компании FTV Capital, «на большом кредитном газоне тропа, которая стремительно растет и увеличивается, в конечном итоге может полностью зарасти сорняком». Поэтому в этих условиях особую роль должны играть менеджеры по управлению риском (risk managers – риск-менеджеры). Их функции и задачи в последнее время приобретают новое содержание, особенно после коллапса таких важных субъектов мировой отрасли финансовых услуг как хедж-фонд Long Term Capital Management (его банкротство после дефолта в России в 1998 году едва не привело к полному обвалу мировых финансовых рынков) и корпорация Enron, оказавшаяся в начале 2000-х годов в центре грандиозного скандала с далекоидущими политическими и финансовыми последствиями.

В настоящее время, по словам Ричарда Торнбаре, в банках при советах директоров или правлениях создаются специальные комитеты по вопросам управления риском. Впрочем, как утверждает он, до сих пор нет четких критериев относительно того, каким опытом и уровнем знаний должен обладать сегодняшний специалист по управлению риском финансового института. «Мы много говорим сегодня о кредитном риске, но, кроме него, есть еще операционный риск, а также риски обес­печения информационной безопасности и стабилизации положения в аварийных ситуациях. Управление всеми этими видами рисков в настоящее время осуществляется отдельными независимыми субъектами (подразделениями), что создает определенные трудности для формирования в банке совместной системы управления риском. Создание единой платформы управления риском – это серьезная проблема, которая стоит сегодня перед корпоративной Америкой», – утверждает Торнбаре.

По его словам, при ее создании следует решить немало вопросов, например, что вообще собой представляет конкретная и единая система управления риском предприятия, каким опытом и знаниями должны обладать операторы, ее эксплуатирующие, к каким банковским подразделениям они должны быть прикреплены, какие из компонентов системы могут работать отдельно и независимо от обшей платформы. Дебаты по этой проблематике в мировой отрасли финансовых услуг продолжаются, но в любом случае многие банкиры соглашаются с тем, что эффективная система управления риском жизненно необходима для финансовых институтов и должна быть независимой, создаваться применительно к характерным особенностям того или иного финучреждения. Какого-либо стандартного подхода, как считает Торнбаре, здесь быть не может, поскольку любой финансовый институт выполняет специфические функции и задачи, а также действует в конкретной регулятивной и банковской среде. Как бы там ни было, но, с точки зрения Уильяма Ченевича из U.S. Bancorp, все чаще банки в ближайшее время будут фокусировать внимание на создании у себя эффективной и рентабельной системы управления риском с целью недопущения того обвала в кредитной отрасли, который стал источником сегодняшнего глобального финансово-экономического кризиса.

Представители «Banking Strategies» в связи с этим предполагают, что подобная ситуация может привести к интенсификации спроса на банковских специалистов по управлению кредитным риском, а также на профессионалов, способных эффективно эксплуатировать многофункциональные системы по управлению риском предприятия, которые планируют устанавливать в ближайшее время многие финансовые институты. Участники «круглого стола», организованного «Banking Strategies», в целом, согласились с этим предположением, заявив, что финансовым институтам нужны специалисты по управлению различными видами рисков, в том числе и кредитным.

Кроме того, по словам Уильяма Ченевича, в настоящее время появляются реальные возможности для поддержки мелких технологических фирм, специализирующихся на разработке разнообразных инструментов по управлению риском. Эти инструменты позволят создавать специальные исходные величины или параметры (метрики), с помощью которых можно давать точную оценку рискам и сравнивать их между собой, например, операционный риск с кредитным или с риском ликвидности (либо с риском валютных операций).

«На мой взгляд, в секторе управления кредитным риском следует ожидать в ближайшее время роста технологических расходов, поскольку банки будут в любом случае инвестировать средства во внедрение внутри своих институтов передовых систем по управлению риском. Кроме того, все большее количество банков будут переходить на технологии получения информации в имиджевом формате (в формате изображения), создавая, при этом, специальный независимый центральный орган или инспекцию, которые могли бы получать и проверять эту документацию», – резюмирует Уильям Ченевич.

Принять правильное

решение

Наряду с этим, как полагают аналитики из ведущей американской консалтинговой и исследовательской компании TowerGroup, современные концептуальные вопросы управления кредитными рисками могут рассматриваться только через призму стратегического управления, когда рисковые кредитные стратегии представляют собой доминирующий, атрибутивный элемент системы банковских стратегий. Конкуренция стратегий должна нивелироваться посредством их координации, обеспечивающей наибольшую эффективность стратегического управления банками вообще и кредитными рисками в частности. В основу стратегического управления кредитными рисками заложены как стратегическое планирование, так и механизмы принятия и увязки решений по предоставлению займов.

Между тем, по словам Кэтлин Кираллы, ведущего аналитика из TowerGroup по вопросам розничного бизнеса, многие клиенты сегодня не удовлетворены тем, как банки принимают свои решения о выдаче кредитов, справедливо полагая, что очень часто финансовые институты выдают потребителям совершенно необоснованные и логически не аргументированные отказы в предоставлении займов. Поэтому, с ее точки зрения, финансовым институтам следует внедрять и использовать ориентированный на клиента и осуществляемый в рамках всего банка процесс принятия оптимальных решений и по выдаче кредитов, и по любым другим решениям с целью усиления лояльности и доверия потребителей к банку и предотвращения оттока клиентов из финансового института.

«Когда банки прибыльные, то принятие плохих решений в любом из них может быть завуалировано или скрыто, к примеру, заявлениями о большом притоке наличных денег. Однако сегодня мы оказались в условиях, когда клиенты разочаровались в финучреждениях и недоверчиво относятся к ним, оттого у многих финансовых экспертов растут сомнения относительно качества принимаемых банкирами решений, особенно в секторе клиентского обслуживания. Поэтому банки должны пересмотреть свою методику принятия решений и внедрить новые механизмы, обеспечивающие генерирование необходимой информации о клиентах, которая даст возможность принимать взвешенные и оптимальные в сложившейся ситуации решения по обслуживанию банковских клиентов», – поясняет Кэтлин Киралла.

О том, насколько полно банк вовлечен в процессы эффективного принятия взвешенных решений, свидетельствует, в частности, уровень интеграции бизнес-операций финансового института. В частности, как утверждает ведущий аналитик из TowerGroup, методика, когда решения принимают различные отдельные бизнес-подразделения банка, устарела и не приемлема сегодня, тем более что инструменты принятия этих решений тоже могут быть совершенно разными. «Банкам следует забыть о тех временах, когда каждое определенное решение принималось в различных банковских бизнес-подразделениях. Сегодня эта схема уже не работает эффективно, поскольку необходим корпоративный подход к выработке решения, т.е. оно должно приниматься в масштабе всего банка, а не на уровне какой-либо отдельной структуры. Причем, делать это нужно не чисто механически, а с учетом необходимости полного и всестороннего удовлетворения финансовых нужд и потребностей клиентов», – уточняет Кэтлин Киралла.

По ее словам, финучреждения в настоящее время не уделяют должного внимания развитию и укреплению отношений со своими клиентами. С точки зрения Кираллы, очень часто банк, передав очередного потребителя под управление какого-либо своего подразделения, считает свою задачу по построению и развитию отношений с этим потребителем выполненной. В результате клиент «теряется» в многоступенчатой структуре финансового института, а данные о нем и об отношениях с ним не подвергаются периодическому анализу и обновлению. «Информация о клиентах должна регулярно пересматриваться и обновляться, делать это необходимо в масштабах всего банка, а не только в рамках какого-либо одного подразделения. В глазах и мыслях клиента отражается, прежде всего, весь финансовый институт, а не какие-то отдельные его службы», – подчеркивает аналитик из TowerGroup.

По ее словам, немаловажную роль в принятии банками правильных клиентских решений и укреплении отношений с потребителями играют банковские информационные технологии, которые стали в последнее время более совершенными и эффективными. Однако, несмотря на то что эти технологии уже зарекомендовали себя как «зрелые и надежные технические разработки», сегодня лишь немногие банки выделяют необходимые средства на модернизация собственной технологической базы с целью эффективной интеграции и распределения клиентской информации между подразделениями. Львиная же доля финансовых институтов продолжает пользоваться действующими (и зачастую устаревшими) технологическими платформами, поскольку просто не располагают пока необходимыми средствами для их замены.

По мнению Кэтлин Кираллы, сейчас можно говорить о следующих пяти целях (задачах), на которые банки должны ориентироваться при организации у себя эффективных и рентабельных процессов принятия решений по всестороннему и качественному обслуживанию потребителей:

1. Создание гибкой инфраструктуры управления принятием решения, которую можно изменить или перенастроить с минимальным привлечением информационных технологических средств, особенно во время серьезных экономических потрясений, которые вызывают изменения в поведении клиентов.

2. Создание и владение пакетом собственных стратегий, политик и бизнес-правил, способных поддерживать операции по принятию решений на корпоративном уровне (в масштабе всего финансового института).

3. Постоянное повышение точности, правильности и гибкости принимаемых решений в привязке ко времени, процессам, аналитике, управленческим операциям, инфраструктуре, соответствующим данным и информации.

4. Многоуровневый подход к управлению клиентскими данными, постоянное обновление и использование информации, которая обслуживается на корпоративном уровне, а также ее интеграция с данными о потребителях, имеющимися в отдельных банковских подразделениях.

5. Постоянное обеспечение банковских специалистов, непосредственно контактирующих с клиентами, необходимой информацией о них с целью принятия оперативных и взвешенных решений по обслуживанию.

Таким образом, как полагает Кэтлин Киралла, всестороннее информационное и технологическое обеспечение становится неотъемлемым элементом эффективного функционирования процесса принятия правильных управленческих решений в финансовом институте. Расширение спектра услуг и усложнение правил игры на финансовом рынке требуют систематизации информации и углубленного анализа клиентских данных с целью оптимизации операционной деятельности банка, определения тактических действий и разработки стратегии развития финансового института на ближайшую и отдаленную перспективу.

Олег Зайцев,
по материалам Banking Strategies,
Bank Systems & Technology

 
© агенство "Стандарт"