журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

ДЕПОЗИТЫ

ПЛАТЕЖИ

РИСК-МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2009

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Американская банковская система прошла стресс-тест

Проверка финансового состояния крупнейших банков США показала
их относительную устойчивость

Команда нового президента Барака Обамы воплощает в жизнь свои планы спасения финансовой системы и экономики США. Одновременное решение двух задач такого масштаба требует ювелирной точности, а заниматься этим приходится под огнем жесткой критики оппонентов. Тем не менее, правительство продолжает двигаться в выбранном направлении. Было объявлено, что власти не допустят краха ни одного из 19 крупнейших банков страны. Для начала чиновники провели проверку этих институтов на финансовую прочность и решили обнародовать ее результаты, рассчитывая несколько успокоить инвесторов. Затем будет принято решение, какая именно помощь им потребуется, чтобы не только пережить финансовый шторм, но и оказать поддержку реальному сектору экономики. Правильный ли путь выбрала новая администрация, станет известно ближе к концу текущего года.

Стресс и тест

Нормально функционирующая финансовая система имеет решающее значение для восстановления экономики: пока банковская отрасль не возоб­­новит кредитование, деятельность компаний реального сектора не будет расширяться, а потребительские расходы не начнут расти. Поэтому правительство США приняло решение провести тщательную проверку финансового состояния крупнейших банков страны и обнародовать ее результаты. Задействованные в ней эксперты должны были оценить убытки и степень устойчивости 19 финансовых институтов в том случае, если рецессия будет углубляться, а развитие событий будет происходить по наихудшему из возможных сценариев: за ближайшие два года уровень безработицы повысится до 10.3%, а цены на жилье упадут еще на 22%.

Важно, что при стресс-тестах американцы отказались от оценки общепринятого показателя капитала первого уровня (уровень достаточности капитала, введен Базельским соглашением в 1988 году), в котором учитываются акционерный капитал, привилегированные акции, гибридные инструменты (имеющие характеристики акций и долговых обязательств), нематериальные активы (goodwill) и некоторые резервы. Вместо этого за основу был принят показатель Tangible Common Equity (TCE), который фактически представляет собой балансовую стоимость банка при ликвидации. При расчете TCE не учитываются привилегированные акции и нематериальные активы (goodwill и налоговые кредиты, которые не являются источниками прибыли). А привилегированные акции в этом показателе оцениваются как «обязательства», так как компенсация вложений их держателям наступит раньше, чем владельцам обыкновенных акций. Поскольку по ним выплачиваются дивиденды, их относят к категории долга. Поэтому, хотя показатель TCE считается устаревшим, именно он сейчас представляет наибольший интерес для инвесторов.

Исходно было понятно, что стресс-тесты разделят банки на четыре группы: те, которым для противостояния более глубокой, чем ожидается, рецессии потребуется дополнительный капитал от государства; те, кому необходимо увеличить только акционерный капитал; те, у которых капитала достаточно; те, у кого будет избыток капитала даже при реализации наихудшего сценария. Ожидалось также, что большинство из 19 крупнейших банков будут отнесены к двум средним категориям.

Правительство объявило, что в зависимости от результатов стресс-тестов банкам может потребоваться привлечение средств, чтобы удовлетворить требованиям, составленные исходя из значений их показателей TCE. Им дадут месяц на то, чтобы они определились с тем, будут ли они самостоятельно привлекать необходимый капитал или согласятся на помощь государства. Во втором варианте им придется мириться с тем, что государство будет определять не только размер дивидендов и зарплат топ-менеджеров, но и указывать, кому и когда выдавать кредиты и выдавать ли вообще.

Аналитики указывают, что финансовые институты, которым придется увеличить акционерный капитал, могут пойти тремя путями: конвертировать привилегированные акции в обыкновенные (включая переданные правительству), искать инвесторов либо продавать свои активы. Решиться на конвертацию будет трудно, поскольку перевод привилегированных акций, принадлежащих правительству, в обыкновенные будет, по сути, означать национализацию. Например, все обычные акции Citigroup на рынке оцениваются немногим более чем в $17.6 млрд., а в его привилегированные акции вложено $52 млрд. правительственных средств, соответственно, доля государства в данном случае составит 75%. Поэтому было понятно, что все банки постараются максимально использовать второй и третий варианты.

Кроме того, правительство решилось на смелый шаг. Обычно регуляторы и внутренние аудиторы используют стресс-тесты для управления банковскими рисками. Тесты, проведенные «за закрытыми дверями», помогают выбрать нужные инструменты и обеспечить стабильность компании. Традиционно регуляторы обсуждают все проблемы с банкирами конфиденциально. Однако сейчас сложилась особая ситуация: все осознавали, что обнародование TCE – это хороший шанс убедить инвесторов, что у крупных американских банков вполне достаточно капитала. Если удастся восстановить их доверие, это станет важным достижением. Поэтому задолго до завершения проверок было обещано, что результаты стресс-тестов будут опубликованы. Это решение идет вопреки традициям, но представляется оптимальным.

Век воли не видать…

Ночью 7 мая, спустя час после закрытия биржевых торгов в США, Федеральная резервная система (ФРС) опубликовала результаты стресс-тестов. Они показали, что у всех банков коэффициент достаточности и структура капитала первого уровня существенно превышают необходимый минимум в 4% от объема активов. Министр финансов США Тим Гейтнер заявил, что «ни один из 19 банков не находится под угрозой банкротства». Тем не менее, многим финансовым институтам придется изыскать дополнительный капитал.

Выяснилось, в частности, что Bank of America понадобится $33.9 млрд., Citigroup – $5.5 млрд., Wells Fargo – $13.7 млрд., GMAC (бывшему финансовому подразделению General Motors) – $11.5 млрд., а Morgan Stanley – $1.8 млрд. Банки JP Morgan Chase, Goldman Sachs, Bank of New York Mellon и American Express могут обойтись без привлечения дополнительных средств. В общей сложности, чтобы противостоять углублению рецессии, в случае если это произойдет, 10 из 19 крупнейших банков США требуется увеличить капитал на $74.6 млрд. Кроме того, регуляторы сообщили о необходимости увеличить капитал еще пяти банкам: Regions Financial ($2.5 млрд.), SunTrust Banks ($2.2 млрд.), KeyCorp ($1.8 млрд.), Fifth Third Bancorp ($1.1 млрд.) и PNC Financial Services ($600 млн.). При этом, в фонде TARP, созданном для спасения финансовой системы, осталось еще около $110 млрд.

Конечно, результаты были известны правительству раньше. Эксперты завершили работу, примерно, за две недели до их публикации, но банкам предоставили возможность оспорить результаты проверки. Как бы там ни было, худшие ожидания не оправдались, и теперь уже понятно, что национализации финансовой системы США не произойдет. Правительство объявило, что предпочитает, чтобы банки привлекали новый капитал у частных инвесторов либо продавали активы или доли в дочерних компаниях. Правда, было отмечено, что в исключительном случае государство может согласиться на конвертацию привилегированных акций, находящихся в руках Министерства финансов, в голосующие акции. В любом случае финансовые институты, которым требуется увеличить капитал, должны до 8 июня сообщить правительству, как именно они собираются это сделать.

Глава ФРС Бен Бернанке заявил, что доволен результатами стресс-тестов, поскольку «беспристрастная и многосторонняя» проверка должна укрепить уверенность рынков в финансовом положении банков. Более того, ФРС сообщила, что разрешает банкам выкупить у государства свои привилегированные акции и, соответственно, освободиться от обременительных условий, на которые они согласились, чтобы получить деньги от TARP. Тем не менее, они могут сделать это только в том случае, если сумеют раздобыть средства без правительственных гарантий.

Однако, даже если у государства останутся только привилегированные акции, контроль над крупнейшими финансовыми учреждениями страны и всей банковской отраслью в целом существенно ужесточится. Бернанке указал, что отныне политика ФРС станет более жесткой. По его мнению, необходимо повысить эффективность надзора за финансовыми компаниями и уделять большее внимание проблемам, которые могут подорвать устойчивость финансовой системы США, поскольку именно укрепление ее стабильности представляет сейчас первоочередную задачу.

«Усвоив уроки кризиса, мы вышли за рамки рутинного надзора за отдельными компаниями. Это делается с целью усиления способности финансовой системы в целом, чтобы выстоять в кризисной ситуации», – заявил глава ФРС. Поэтому, помимо проверки достаточности капитала, ФРС намеревается следить за эффективностью управления ликвидностью компаний. Самим же банкам, по мнению Бена Бернанке, следует пополнять ликвидные активы даже в негативных условиях, сложившихся в настоящее время на рынке. Кроме того, приоритетом ФРС станет контроль над эффективностью системы управления рисками, поскольку кризис уже выявил недостатки в этой сфере у многих финансовых компаний. В Белом Доме агентству Reuters подтвердили, что Администрация Президента планирует реформу регулирования финансовой отрасли, в том числе собирается создать орган регулирования системного риска.

Энтузиасты и скептики

Федеральные чиновники и отраслевые аналитики восприняли результаты стресс-тестов как еще один признак того, что экономика находится на пути к восстановлению. «Результаты должны успокоить инвесторов и рынки», – отметил Бен Бернанке. По словам министра финансов, за первый квартал банки ощутимо улучшили свои балансы: если в конце 2008 года им требовалось $185 млрд. дополнительного капитала, то теперь этот объем уменьшился более чем вдвое. А Бен Бернанке сообщил, что ФРС сохранит высокий курс доллара, чтобы ограничить инфляцию. «Весь вопрос в том, сохранит ли доллар свою стоимость. Я считаю – да. Доллар будет прочным, потому что в США прочная экономика. При этом, ФРС обеспечит ценовую стабильность», – сказал он.

В принципе, доллар действительно несколько укрепился в конце прошлого года, поскольку инвесторы воспринимали его как «надежную гавань». Однако, когда ФРС снизила ставки почти до нуля и влила сотни миллиардов свеженапечатанных долларов в финансовые рынки, чтобы сохранить их от замораживания из-за паники, связанной с убытками банков, а к этому добавились прогнозы в отношении роста бюджетного дефицита, в прочности доллара возникли серьезные сомнения. Однако представители ФРС утверждают, что способны прекратить беспрецедентные вливания денег в экономику, когда она укрепится, чтобы предотвратить нежелательную инфляцию. По их мнению, оптимальный уровень инфляции составляет 1.5-2%. Бен Бернанке сообщил, что ФРС сейчас проводит агрессивную политику, поскольку стремится избежать другой формы ценовой нестабильности – дефляции, снижения цен и роста экономики.

Основная масса экспертов тоже настроена оптимистично. Экономист Сан Ван Сон, профессор Cal State Channel Islands и бывший топ-менеджер Wells Fargo, воспринимает эти результаты как «признаки восстановления». «Результаты не так плохи, как можно было ожидать. Экономическая ситуация улучшается, и восстановление уже близко», – отметил эксперт.

Правда, некоторые эксперты сомневаются, что тесты были достаточно жесткими. Например, профессора Нью-Йоркского университета Нуриэль Рубини и Мэттью Ричардсон указали, что «наихудший сценарий развития экономики, на устойчивость к которому проверяли банки, в действительности не хуже, чем нынешняя ситуация». Поэтому они считают, что результаты проверки нельзя достоверно интерпретировать как показатели финансовой устойчивости. Стресс-тесты показали, что при худшем экономическом сценарии общие убытки 19 крупнейших банков за 2009-2010 годы могут составить $599.2 млрд., причем, наибольшая часть этих убытков будет связана с первыми ипотеками ($102.3 млрд.) и вторыми закладными ($83.2 млрд.), если рынок жилья останется в депрессии. В целом же, при плохом сценарии – но не худшем – суммарные потери этих 19 банков начиная с середины 2007 года и до конца 2010-го могут достичь $950 млрд.

Банковский консультант Берт Эли тоже проявляет скепсис. По его мнению, экономика отнюдь не достигла дна, и большие убытки по кредитам на коммерческую недвижимость только начинают сказываться на состоянии банковских балансов. «Вопрос в том, что произошло с качеством кредитов. Я не уверен, что стресс-тесты оценили масштаб возможных проблем в полной мере. Если дела пойдут плохо, все сомнения вернутся», – отметил эксперт.

Сохраняется неясность и в отношении рынка ценных бумаг: не известно, двинется он в ближайшее время вверх или вниз. По мнению Брэда Хинца, аналитика из компании Sanford C. Bernstein, спрос на акции банков ограничен, так что имеет смысл сначала посмотреть, что произойдет, когда финансовые институты выбросят их на рынок. «Сейчас множество голодных банков приближаются к банкетному столу. Они знают, что, если не окажутся в очереди первыми, на столе может не остаться ни кусочка», – говорит Хинц.

Финансисты-оптимисты

Чиновники уверены, что большинство банков сумеют привлечь частный капитал. И действительно, сразу после обнародования результатов стресс-тестов финансовые институты ринулись добывать деньги. Они надеются успеть продать свои акции до того, как рынок пойдет на спад, что вовсе не исключено при массовом выбросе ценных бумаг. Так, Morgan Stanley и Wells Fargo быстро продали свои бумаги, выручив за них, соответственно, $4.03 млрд. и $8.6 млрд.

В свою очередь, Bank of America вознамерился продать 1.25 млрд. акций, а также часть своих активов. По словам финансового директора Джо Прайса, банк рассчитывает получить $8.5 млрд. за счет дополнительной эмиссии обыкновенных акций и еще столько же путем перевода привилегированных акций частных инвесторов в обыкновенные. Еще $10 млрд. планируется выручить от продажи некоторых дочерних структур, в частности – First Republic Bank в Сан-Франциско. При этом, Bank of America уже сумел продать не гарантированный правительством долг в сумме $3 млрд., срок которого истекает через пять лет.

Генеральный директор банка Кеннет Льюис сообщил в своем интервью телеканалу CNBC, что возможности Bank of America в сфере организации финансирования существенно шире, чем их оценили чиновники в ходе проверки. Кроме того, он неодобрительно отозвался о неблагоприятных экономических прогнозах и принципах расчета прибыльности банков, на основании которых были выставлены оценки в ходе стресс-тестов. «Откровенно говоря, мы считаем осуществление плохого сценария маловероятным, такая возможность становится меньше и меньше день ото дня», – заявил он. Более того, Льюис выразил уверенность, что «тенденции в экономике и в банковской отрасли уже изменились к лучшему».

Мнение Льюиса разделяют и топ-менеджеры Wells Fargo. По их словам, оценки роста прибылей банка до конца будущего года «слишком консервативны». В свою очередь, генеральный директор Goldman Sachs Ллойд Блэнкфейн заявил на ежегодном собрании акционеров, что конец кризиса «уже виден», а на рынках началось «оживление». Правда, за несколько часов до этого появилось сообщение Министерства труда, в котором указано, что безработица увеличилась до 8.9%, т.е., до самого высокого уровня после сентября 1983 года…

Тем не менее, не исключено, что точка зрения банкиров справедлива. Во всяком случае, Wells Fargo рассчитывал выручить за выставленные на биржу акции $6 млрд., а получил на $2.8 млрд. больше. По словам его представителей, дальнейшее увеличение капитала до указанной регуляторами суммы ($13.7 млрд.) банк рассчитывает получить из внутренних источников за счет генерируемой прибыли и эмиссии акций для сотрудников по плану льгот, предоставляемых работодателем.

Ну, а те, кому не требуется привлекать дополнительный капитал, пылают энтузиазмом и разрабатывают планы выкупа у государства своих акций, переданных правительству в обмен на финансовую помощь в рамках программы TARP. Тогда 19 банков получили в общей сложности $216 млрд. на весьма обременительных условиях. Сейчас правительство имеет возможность влиять на решения правлений этих финансовых институтов, в частности, по таким вопросам как размеры дивидендов и вознаграждение топ-менеджеров. Поэтому желание избавиться от подобного вмешательства вполне понятно.

Goldman Sachs, Morgan Stanley и JP Morgan 18 мая обратились за разрешением погасить совокупный долг перед государством в размере $45 млрд. Генеральный директор JP Morgan Джеймс Даймон заявил, не скрывая радости, что его банк постарается быстро выплатить полученные от правительства $25 млрд. «Мы сделаем это максимально быстро и очень рады, что нам разрешили погасить долг. Мы надеемся, что через два-три года банковская отрасль вернется к прибыльности, и мы сумеем резко уменьшить свою зависимость от государственного капитала», – сказал он. Правда, выйти из TARP может оказаться гораздо труднее, чем сейчас кажется банкирам, тем не менее, их стремление вернуть государству деньги свидетельствует об оптимизме в отношении финансовых рынков. Похоже, они действительно верят, что худшее уже позади.

Виктор Рычик,
по материалам The Financial Times,
The New York Times, seekingalpha.com

 
© агенство "Стандарт"