журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

Банковское регулирование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2009

Банковское регулирование

История и конец мифа о банковской тайне

Борьба с уклонением от налогов заставила банкиров делиться информацией о своих клиентах

Один из самых живучих и популярных мифов современности – «швейцарская банковская тайна, основанная на анонимных и номерных счетах». Уже с 30-х годов во всей мировой экономике (за исключением СССР, а потом и соц­стран) считалось, что любые финансы, драгоценности, ценные бумаги и особоважные документы, помещенные на депозиты и в сейфы альпийских банкиров, имеют почти абсолютную секретность и сохранность.

Швейцария – родина

«банковской тайны»?

Известный английский банковский историк-аналитик Николас Фейт писал в начале 80-х годов: «По истечению многих десятилетий с момента введения института «банковской тайны» сложилось ясное впечатление: очень многие иностранные клиенты швейцарских банков стремятся не столько к преумножению своих капиталов и богатств, сколько к их сохранению и надежному укрытию под покровом банковской тайны. К ним относятся арабские шейхи и нефтяные магнаты, латиноамериканские диктаторы и латифундисты, представители коррумпированных режимов и финансовые набобы, мафиози и мошенники всех сортов. И лишь незначительная часть подобной клиентуры в своих финансовых операциях не нарушает законов или норм морали и этики. Многие из них, как то диктаторы стран «третьего мира», просто откладывают денежки на случай очередного переворота, неизбежно следующего за тем, в результате которого и они в свое время пришли к власти. Они могут таким способом укрыть свои деньги как от налоговых органов, так и от полиции. Эти суммы огромны. Один американский эксперт цинично подсчитал, что «помощь правительства США странам Латинской Америки в 50-тые годы, приблизительно, равнялась вкладам, пришедшим с этого континента в швейцарские банки».

Те, кто интересуется «мифами ХХ века», не найдут лучшего примера для исследования феномена «альпийской банковской тайны». Как писала Жанет Крамер в журнале «Нью-Йоркер»

(№ 12 за 1980 год), «многие другие малые страны мира – вроде Ливана, Панамы или Коста-Рики – в течение многих лет безуспешно пытались стать «банкирами мира», гарантируя полную секретность вкладов. Но только швейцарцам удалось предложить требуемое сочетание твердости и простоты. Швейцария – это не только страна достопримечательностей и банков, не только «налоговый рай», это еще и своего рода «школа добропорядочности».

Важность этого мифа трудно переоценить, поскольку два других вида оружия, используемые швейцарцами, для того чтобы избавиться от назойливости посторонних (законодательное отнесение неуплаты налогов к нарушениям гражданских, а не уголовных правовых норм и гарантирование коммерческой тайны), считаются всего лишь особенностями юридической системы страны.

Опорная точка легенды о банковской тайне вполне непритязательна: это просто статья 47(6) швейцарского Закона о банках 1934 года. Данная статья скрыта в разделе закона, где устанавливаются наказания и взыскания, которым подвергаются лица, участвующие в банковских операциях. Она предусматривает, что, если какой-либо директор или служащий банка либо любое другое лицо, проверяющее и контролирующее банки, «не обеспечивают секретности, которую они обязаны соблюдать в соответствии с законом о профессиональной тайне», их следует оштрафовать на 20 тыс. франков, но можно также заключить в тюрьму сроком до шести месяцев. Вот так просто и ненавязчиво...

Именно эта статья имеет решающее значение для понимания института банковской тайны. Она узаконивает естественное стремление к самостоятельному принятию решений и создает у иностранных клиентов впечатление, что швейцарцы тщательно заботятся о сохранении тайны и наказывают любого нарушителя закона. «Люди не очень верят в то, что в других странах банки хранят тайну так, как это делается в Швейцарии, – считал Генри Моргентау, министр финансов США при Ф.Рузвельте. – Банковская тайна – это нормальное явление. И такие уважаемые страны, как Канада и Бельгия, включают банкиров в профессиональные группы, свобода действий которых находится под защитой закона».

Но первыми в Европе институт банковской тайны законодательно оформили не швейцарцы, а их соседи из микрогосударства Лихтенштейн. Власти этого крошечного княжества, затерявшегося между Швейцарией и Австрией, предусмотрели целый ряд мер для более полного сохранения банковской тайны. Подстегнутое крахом местной текстильной промышленности после Первой мировой войны и договором о налогах, заключенным с его более крупным соседом в 1924 году, местное правительство ввело систему «доверительных (трастовых) фондов», позволявших любому лицу легко, быстро и без особых затрат превращаться в юридическое лицо, обеспечив себе полную анонимность. Другие выгоды включали полную гарантию сохранения налоговой и банковской тайн. Эти «трасты» были сразу же широко использованы швейцарскими юристами, действовавшими в интересах немецких клиентов, стремившихся избежать жесткого контроля над валютными операциями, который был введен президентом Рейхсбанка Ялмаром Шахтом вслед за безудержной инфляцией 1923 года и экономическим кризисом в Веймарской Республике 20-30-х годов.

Почти нейтральное немецкоязычное княжество в течение почти сотни лет было крупнейшим оффшором в сердце Старого Света. Интересное наблюдение: стены у входных дверей старинных домов средних размеров в Вадуце почти до вторых этажей увешаны скромными табличками с краткими названиями фирм, зарегистрированных по данному адресу, и именными табличками адвокатских контор. «О том, что перед вами крупный трастовый фонд или банковская контора, свидетельствует в большинстве случаев лишь маленькая медная табличка на внушительной двери городского дома. На ней часто нет названия банка, есть только его условное обозначение, поэтому понимаешь, что внутри имеют дело с многомиллионными вкладами в швейцарских франках или фунтах стерлингов. При каждом банке имеется несколько совещательных комнат с роскошным убранством. В каждую из них, как правило, несколько входов, в том числе и секретных.

Банковская система страны подобно швейцарской и австрийской ориентирована на привлечение клиентов из-за рубежа. Собственно, банков в стране немного – всего 16. Причем, даже крупнейшие из них, по мировым меркам, невелики: суммарная валюта баланса всех банков Лихтенштейна не дотягивает до 35 млрд. швейцарских франков (примерно, $30 млрд.). Однако не лишним будет вспомнить, что еще в начале 80-х годов этот показатель не превышал 4.5 млрд. швейцарских франков. Местные банки считаются одними из самых надежных в мире, все, что когда-либо говорилось и писалось о швейцарских банках (как положительное, так и отрицательное), справедливо и для банков Лихтенштейна. Банкиры этой страны отличаются высочайшим профессионализмом, особенно в деле обслуживания по-настоящему состоятельных клиентов и инвестиционного банкинга. Однако требования к размеру вкладов и минимальных остатков на счетах здесь одни из самых высоких в мире.

Никаких тайн!

Специфика банков из Вадуца заключается в том, что, в отличие от швейцарских и австрийских, они дают инвесторам более широкие возможности вложения капиталов, так как исторически их деятельность чаще выходила за пределы финансовых рынков. Так, банк из Лихтенштейна, помимо финансовых операций, может выполнять конфиденциальные поручения клиентов, например, оценку и реализацию разнообразного имущества. Вдобавок качественное обслуживание многочисленных трастов предполагает обеспечение банковской секретности на высочайшем уровне.

До недавнего времени Лихтенштейн считался одним из самых надежных мест сбережения денег с точки зрения хранения банковской тайны. Лучший способ не выдать тайну – вообще ее не знать. Вероятно, руководствуясь этой мудростью, банки княжества охотно открывали клиентам анонимные счета. Не удивительно, что страна стала магнитом не только для добропорядочных владельцев крупных состояний, но и для различного криминалитета. В конце 90-х годов на банкиров княжества посыпались обвинения в пособничестве отмыванию «грязных» денег. Кульминацией этих атак стало внесение Лихтенштейна в «черный список» FATF в 2000 году. Как назло, это произошло сразу же после кризиса 1998 года на мировых финансовых рынках. Этот двойной удар впервые за многие годы привел к ухудшению показателей банковской системы страны: в 2001-2002 годах лихтенштейнские банки испытали существенное падение прибылей и объема клиентских активов в управлении. Но все равно конфиденциальность остается «священной коровой» банковской системы княжества, хотя в последние годы мировое сообщество в лице FATF ее «подоило», заставив пойти на значительные уступки.

Ясно, что власти княжества, хотя и без особого восторга, сделали все возможное для избавления страны от репутации «всемирной прачечной». Ассоциация банкиров Лихтенштейна немедленно приняла правило «Знай своего клиента». Было создано специальное ведомство для борьбы с отмыванием сомнительных капиталов и подписаны соглашения о сотрудничестве с другими государствами (в том числе и США) в расследовании подобных преступлений. Все эти новшества были введены достаточно быстро, так что уже в 2001 году Лихтенштейн был исключен из «черного списка» FATF. Правила due diligence в Лихтенштейне, а также уровень банковской тайны теперь сравнимы с теми, что существуют в Швейцарии, Люксембурге и Австрии.

Однако в феврале 2008 года репутация финансовой системы Лихтенштейна подверглась новым испытаниям. Как сообщил, в частности, канал Euronews, «к 1400 клиентам крупнейшего лихтенштейнского банка LGT – самого надежного европейского оффшора – уже в ближайшее время может нагрянуть налоговая полиция. Немецкие силовики, которые купили данные у мошенника, похитившего эту базу данных, по­обещали безвозмездно предоставить ее любому заинтересованному государству». Вот опять тайное стало явным.

LGT – это крупнейший банк Лихтенштейна, принадлежащий правящей династии. По оценкам экспертов, под его управлением находится более $90 млрд. Большей частью это деньги иностранцев, которым нравится, что в Лихтенштейне низкие налоги, а банковское законодательство гарантирует полное сохранение тайны вклада. По уровню защиты банковской тайны лихтенштейнские банки даже надежнее швейцарских. Законодательство страны прямо гласит, что информацию о реальном собственнике денег банк не обязан раскрывать никому. Однако даже самый надежный банк не застрахован от роковых ошибок. Для LGT таковой стал некий Генрих Кибер, который был принят на работу в 2001 году. Перед уходом из LGT он скопировал и вывез данные о счетах 1400 клиентов. Эта информация представляет собой святую святых любого оффшорного банка. В ней содержатся данные о реальных именах владельцев денег, а также размере вкладов. Эту базу данных Кибер за $6 млн. продал немецкой разведке. Кроме того, в базе данных, украденной «засланным казачком», содержались данные о 600 немецких крупных клиентах.

Разведка BND передала базу данных финансовым силовикам, которые немедленно взялись за дело. Результатом стала серия начатых в Германии дел об уклонении от уплаты налогов. Самым громким стало дело генерального директора компании Deutsche Post Клауса Цумвинкеля, уличенного в переводе около @1млн. на счета LGT. Топ-менеджер одной из крупнейших компаний страны был выпущен почти сразу под залог и затем подал в отставку. Всего же сообщается, что в Германии по делу LGT 163 налоговых резидента признали факт уклонения от уплаты налогов ну сумму более чем @55 млн. Половину этих «оптимизированных» денег выявленные нарушители уже вернули в федеральный немецкий бюджет. Кроме того, в деле появились и новые фигуранты, в частности, – швейцарский банк Vontobel, который, вероятно, помогал немецким гражданам укрываться от налогов.

Между тем, сегодня правительство Германии официально заявило, что готово безвозмездно предоставить купленную у Кибера базу данных правительству любой заинтересованной страны. По данным «The Financial Times», заинтересованность в этом предложении уже выразили правительства Финляндии, Швеции и Норвегии, где очень жесткие финансовые законы и высочайшие ставки налогообложения. Ранее европейские средства массовой информации сообщили, что Великобритания и США уже успели получить доступ к этой базе данных, приобретя информацию о своих «уклонистах» у Кибера независимо от немцев.

Перекрестный огонь!

Создается неприятное впечатление, что в банковской системе ЕС идет гражданская война: «Бей своих, чтобы чужие боялись!». Последние заявления высокопоставленных чиновников ЕС и Европарламента ярко говорят об этом. Как заявил еврокомиссар Ласло Ковач, «в банковских налоговых гаванях Старого Света (а именно в Швейцарии, Лихтенштейне, Австрии, Бельгии и Люксембурге) налогоплательщики ЕС прячут ежегодно @200-250 млрд. Поэтому необходимо разглашение информации о движении денежных средств особокрупных плательщиков налогов, реальных и потенциальных, но об отмене института банковской тайны в Европе речь идти не может» («Euronews», середина февраля 2009 года).

Еврокомиссия также недавно выступила за упразднение банковской тайны для нерезидентов стран ЕС в целях борьбы с уклонением от уплаты налогов. Такое революционное решение, как полагают аналитики, спровоцирует для банков и их клиентов эффект разорвавшейся бомбы и приведет к колоссальному оттоку вкладчиков. Ключевой момент представленного прожекта составляет то, что члены ЕС больше не смогут отказываться от трансграничного сотрудничества в борьбе с налоговым мошенничеством исходя из принципа сохранения банковской тайны. Так что ни одно государство ЕС не сможет отказать другому в информации о конкретном налогоплательщике на том основании, что она хранится в банках или других финансовых организациях. Данное положение распространяется также на граждан третьих стран, имеющих счета в странах ЕС. В первую очередь, законопроект направлен против Люксембурга, Бельгии, Австрии и Лихтенштейна. В этих государствах понятие банковской тайны охватывает наиболее широкий пласт информации о клиентах банков. Благодаря этому граждане из других стран ЕС предпочитают хранить сбережения в банках этих стран, утаивая от налоговых служб своих держав информацию об уровне доходов. В случае принятия Европарламентом такого акта в ближайшем будущем десятки известных и влиятельных граждан СНГ могут оказаться в центре крупного международного скандала, связанного с обнародованием их зарубежных банковских счетов.

Кстати, каждый десятый бельгиец имеет конфиденциальные банковские счета в соседнем Люксембурге. Там налоги на прибыль и доход по депозитам почти на 20% ниже, чем в остальном «старом Евросоюзе». Банкиры Люксембурга очень быстро сориентировались в текущих финансовых неурядицах. Теперь они предлагают клиентам открыть инвестиционные анонимные компании в Панаме и Белизе. А для снятия наличных в Бельгии, в Великом Герцогстве предлагаются анонимные пластиковые карты типа «Primo» без уплаты комиссий и налогов – «All inclusive!», как в лучших отелях на Багамах и Кайманах! Но, если банкиров из альпийских стран, все-таки, «прижмут», запасные аэродромы, с точки зрения банковской тайны, в Европе все еще имеются. В лице Андорры, Монако, Гибралтара.

Однако направление главного удара Евросоюза и США направлено именно на Швейцарию как символ надежности банковских услуг и хранения всевозможных активов. Очень серьезным нарушением режима банковской тайны считается факт уступки крупных швейцарских банков под давлением правительства США. В результате слияния в 1998 году двух швейцарских банков Swiss Bank Corp (SBC) и Union Bank of Switzerland (UBS) появился новый финансовый институт – UBS AG. Акт был одобрен Федеральным казначейством США только после того, как банковский гигант согласился предоставить американским властям всю информацию, «необходимую для определения и выполнения федеральных законов США». Несомненно, под это определение также подпадает налоговое законодательство США. Американское правительство пригрозило швейцарскому банку, что оно закроет все его филиалы, находящиеся в США, если последний не уступит. Уступка UBS под давлением бюрократической машины Штатов стала большим ударом по банковской тайне.

Как пишет «The New York Times», налоговая служба Швейцарии будет предоставлять Министерству юстиции США данные о счетах американских клиентов UBS. Это первый подобный шаг со стороны Швейцарии против американских клиентов своих банков, не считая нацистских преступников, еврейских «спящих вкладов» периода 1934-1945 годов, криминальных депозитов из Франции, Италии, Латинской Америки и Африки. Банк UBS начал предоставлять налоговой службе Швейцарии данные об американских клиентах в августе 2008 года. В общей сложности финансовая организация должна обнародовать сведения о более чем 20 тыс. состоятельных американцев, которые, по оценке Министерства юстиции США, укрыли от налогов более $20 млн. в 2000-2007 годах. При этом, Федеральная налоговая служба США считает, что UBS помогал перечислять эти средства в оффшоры, дабы укрыться от уплаты налогов. В ходе расследования было предъявлено обвинение бывшему менеджеру UBS Брэдли Биркенфельду, а глава подразделения швейцарского банка по Северной и Южной Америке Мартин Лихти проходит по делу в качестве «важного свидетеля».

Сам UBS в ходе следствия признал, что оперирует 19 тыс. счетов американцев, на которых хранится около $18 млрд. Эти деньги не прошли обязательной декларации в Федеральной налоговой службе США, несмотря на то что в 2001 году был принят закон, обязывающий иностранные банки раскрывать информацию о счетах своих клиентов из США. Однако швейцарские банкиры стараются все же быть верными своим принципам. Новый президент UBS Каспар Биллигер, экс-министр финансов Швейцарии, принявший банк в исключительно трудный момент (штраф в $750 млн. в пользу Казначейства США за сокрытие клиентских американских счетов, рекордные убытки в миллиарды евро, требования об отказе от краеугольного принципа банковской тайны), остается ярым поборником и сторонником традиционных подходов к охране информации о клиентах. «В валовом нацпродукте Швейцарии 40-50% составляют именно банковские услуги. Остальное – часы, шоколад, горнолыжный туризм и точное машиностроение, – говорит он. – Так что, мы должны превратиться в Исландию или Албанию с их финансовым дефолтом?».

«Цюрихские гномы»

не сдаются?!

Но, видимо, банковсвкая тайна все-таки будет сохранена! Председатель центрального банка Швейцарии Жан-Пьер Рот заверяет, что финансовый символ Конфедерации устоит. Об этом он заявил, выступая на открытии VIII сессии Российского экономического и финансового форума в Швейцарии.

Ж.-П. Рот отметил, что недавнее решение швейцарских властей, обязывающее предоставить США частичную информацию об иностранных вкладчиках, которые подозреваются в попытках уклонения от налогов, является «вынужденной мерой, предпринятой под сильным давлением, но это вовсе не означает, что такие действия станут повседневной практикой, банковская тайна в Швейцарии будет сохранена». Комментируя это заявление председателя Национального банка Швейцарии, президент Ассоциации российских банков Гарегин Тосунян отметил, что решение о частичном предоставлении информации по вкладу было навязано швейцарским властям, но было оправданной мерой. «Швейцарцы достаточно мудрый народ. На сохранении банковской тайны они выстроили всю свою финансовую политику, – подчеркнул Г.Тосунян. – С этой позиции их никому никогда не удавалось серьезно сдвинуть. Они умеют отстаивать свои интересы и в этом вопросе тоже их отстоят».

Иное мнение, выступая на пленарном заседании форума, высказал заместитель министра финансов РФ Сергей Шаталов. По его словам, итоги состоявшейся накануне встречи министров финансов стран «G20» дают основание полагать, что на саммите «большой двадцатки» 2 апреля «будет оказано сильное давление» на страны со «специфической финансовой юрисдикцией». Такой спецификой он считает неоправданные налоговые льготы в ряде стран, которые превращают их в «налоговый рай», а также их неготовность к обмену банковской информацией.

А еще пять лет тому назад, до глобального финансового обвала, экс-президент Швейцарской Конфедерации Паскаль Кушпан заявлял: «Мы предложили Брюсселю вполне приемлемое решение с удержанием подоходного налога со счетов, открытых в Швейцарии гражданами ЕС. Но мы не можем отказаться от банковской тайны, ведь это часть того, как мы понимаем отношения между государством и частным лицом. Мы совершенно уверены, что наше предложение справедливо, доброжелательно и вполне приемлемо. Надеемся, что оно пройдет…».

Финансово-фискальные бои местного значения пока продолжаются, но «на западном фронте без перемен»! На саммите ЕС 21 марта Брюссель дал гарантии того, что такие члены ЕС, как Австрия и Люксембург, а также не входящая в него Швейцария, не будут включены в «черный список» стран так называемого «налогового рая». В ответ Швейцария, Австрия и Люксембург сообщили о готовности привести законодательство по тайне вкладов в соответствие со стандартами ОЭСР. Вместе с тем, эти государства отрицают, что наличие тайны банковских вкладов имеет отношение к глобальной рецессии. Вот слова министра финансов Люксембурга: «Представим себе, что Швейцария, Австрия и Люксембург отказались бы от соблюдения тайны банковских вкладов полгода или год назад. И что? Вы действительно думаете, что кризис от этого был бы менее сильным? Нет никакой связи между банковской тайной и финансово-экономическим кризисом».

Ранее канцлер Германии Ангела Меркель заявила, что страны, подтвердившие свою готовность ввести нормы банковской прозрачности, не должны фигурировать в «черных списках» FATF. Такой список совместно с ОЭСР сейчас разрабатывает Великобритания, председатель «большой двадцатки». Ведь сказал же премьер Британии Гордон Браун телеканалу ВВС: «Налоговое расследование США в швейцарских банках – это начало конца банковской тайны».

Член правительства Швейцарии, тоже экс-банкир, Петер Тюллер заявил так по поводу претензий США к банковской системе UBS: «За 2000-2007 годы корпорация UBS скрыла свыше $20 млрд. от уплаты налогов бизнесменов и прочих налогоплательщиков в США. Были затребованы данные по банковским счетам около 52 тыс. клиентов UBS. Но выдали данные только по 300 вкладчикам».

В интервью журналу «Эксперт» завкафедрой уголовного права Государственного университета – Высшей школы экономики, доктор юридических наук Альфред Жалинский указал (цитируется с сокращениями – авт.): «Как таковой банковской тайны в Швейцарии, Германии, даже в Лихтенштейне уже не существует. Везде расширяется доступ к информации о вкладах для фискальных, налоговых и правоохранительных органов. В законе об отмывании денег у немцев, например, даже ставился вопрос о доступе к банковской тайне адвокатов. И они в принципе все решили. Есть, правда, одно «но»: одновременно с расширением доступа к банковской тайне там принимаются очень серьезные меры для охраны этой тайны, устанавливается очень жесткая ответственность за разглашение банковской тайны теми лицами, которым она была доступна, усиливаются меры по обеспечению того, чтобы закрытая банковская информация, поскольку она стала известна правоохранительным органам и налоговым службам, никуда далее не пошла. Есть, например, случаи, когда банковская тайна не может быть выдана: если на то нет оснований и если она затрагивает личную сферу владельца вклада. И, в-третьих, существует уголовная ответственность за выдачу банковской тайны. Причем, эта ответственность распространяется как на служащих, обязанных охранять БТ, так и на тех, кто получает к ней доступ… Тут уже ничего не поделаешь: под влиянием борьбы с терроризмом, всех этих событий, которые происходили в последнее время, банковская тайна сгинула. Но, с другой стороны, я могу быть уверен, что сведения, составляющие банковскую тайну, будут использованы соответствующими органами только на правовых основаниях: это совершенно не означает, что они попадут в газеты, Интернет и так далее… На Западе все меры, связанные с банковской тайной, стремятся принимать на основе обычаев делового оборота и так называемых «добрых нравов», таким образом, чтобы это не блокировало финансовые потоки. И это очень существенно. Например, когда прокуратура запрашивает банковскую информацию, она старается это делать только в тех случаях, когда это действительно необходимо. Вы думаете, в Германии прокуратура не хочет всюду влезать? Да это их работа! Но все понимают, что нельзя подрывать основ экономики, то бишь банковскую систему. Они стараются взвешенно к этому подходить и реально оценивают, есть здесь нарушения или нет...».

Владимир Отрощенко
Использованы материалы: Н.Фейта «Тайная деятельность
швейцарских банков» (1982-86), Г.Бэра «Банковская система
в Швейцарии» (1973 год), «Российской Газеты», The New York Times, журнала «Эксперт», The Financial Times, сайта «Offshore-Express»

 
© агенство "Стандарт"