журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

Банковское регулирование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2009

Банковская деятельность

Преодолеть барьеры для глобальных трансакций

Европейская платежная отрасль претерпевает глубокую трансформацию

Европейская отрасль платежей несмотря на затянувшийся кризис переживает в настоящее время период драматических трансформаций. Реализация в ней новых регуляторных, инфраструктурных и коммерческих программ заставляет провайдеров платежных услуг вливать колоссальные финансовые и человеческие ресурсы в выполнение технологических проектов, дающих банкам возможность организовывать бизнес в соответствии с требованиями новых регулятивных нормативов. Примерами таких программ в европейском платежном секторе являются уже знакомые нам «Единое европейское платежное пространство» (Single European Payment Area – SEPA), Директива ЕС о платежных услугах (Payment Services Directive – PSD) и Faster Payments (британская система ускоренных платежей).

«Круглый стол»

в «The Banker»

Обсудить вопросы текущего состояния проектов SEPA, PSD и Faster Payments в европейской платежной отрасли собрались в начале текущего года за «круглым столом» в редакции авторитетного британского издания «The Banker» представители ряда ведущих и признанных в мире консалтинговых и технологических компаний, а также крупнейших мировых финансовых институтов. В частности, свои мнения высказали Отто Бенц, один из руководителей Accenture (ведущая международная компания, оказывающая консультационные услуги в области управления, информационных технологий и аутсорсинга), Ян Брайант, старший продакт-менеджер подразделения глобальных платежей и управления наличностью мирового финансового гиганта HSBC, Иван Фернандес, маркетинговый директор EMC Corporation – американской компании, мирового лидера на рынке продуктов, услуг и решений для хранения и управления информацией, Стюарт Рум, партнер международной юридической фирмы Field Fisher Waterhouse, Рут Вандхофер, вице-президент, директор подразделения управления наличностью Citigroup для стран EMEA (Europe, the Middle East, Africa – регион Европы, Ближнего Востока и Африки) и Брендан Рейли, глава североевропейского подразделения управления продуктами Deutsche Bank.

Если характеризовать в целом, то все эти специалисты совместно с экспертами из «The Banker» обсуждали, по сути, один главный вопрос: как реализуются проекты SEPA, PSD и Faster Payments в современных условиях глубокого финансового и экономического кризиса? И сможет ли мировое финансовое сообщество в этих условиях беспрецедентного экономического стресса и резкого сокращения квалифицированных трудовых ресурсов вкладывать необходимые объемы инвестиций в данные платежные проекты (в частности, в SEPA, который многие эксперты считали и считают достаточно сомнительным и до сих пор не приносящим каких-либо видимых существенных результатов)?

Тем не менее, с точки зрения Рут Вандхофер, вице-президента, директора подразделения управления наличностью Citigroup для стран EMEA, в отдаленной перспективе предпринимаемые сегодня меры гармонизации панъевропейского платежного пространства дадут ощутимые результаты, особенно в плане экономии на расходах. «Те изменения, которые происходят сегодня в европейской платежной отрасли, в частности, образование SEPA и финансовое саморегулирование в его границах, направлены, прежде всего, на консолидацию рынка с целью повышения эффективности платежных операций на нем», – поясняет Рут Вандхофер.

Следующий этап реализации проекта SEPA, как утверждает Вандхофер, – внедрение панъевропейской системы (схемы) прямого дебета – Pan-European Direct Debit (Scheme) System. Речь, в частности, идет о банковской операции, именуемой как «прямой дебет» (Direct Debit – DD). По сути, DD – это пред­авторизованный плательщиком дебет его счета, инициированный кредитором. Вступая в договор с кредитором о погашении задолженности на регулярной основе, плательщик предоставляет право кредитору взыскивать причитающиеся ему суммы в обусловленные сроки с банковского счета плательщика в безакцептном порядке. Причем, как правило, суммы платежа не фиксируются на момент заключения соответствующего договора, поскольку они определяются фактическими расходами плательщика за обусловленный период времени.

Область применения Direct Debit – регулярные платежи населения. Это, прежде всего, расчеты текущего и обязательного характера: за коммунальные услуги, фиксированную и мобильную связь, кабельное телевидение и т.п. Посредством DD также оплачиваются обязательства по ипотечным, потребительским и револьверным кредитам, страховым взносам и даже налогам. При этом, периодичность расчетов может носить не только ежемесячный, но и ежеквартальный и ежегодный характер.

С точки зрения плательщика, во-первых, это очень удобно. Не нужно куда-либо идти, получать наличные, стоять в очередях, звонить, писать. Все делается автоматически. Один раз оформил поручение на DD – и все. Во-вторых, это безопасно. Если средства были списаны по ошибке, система DD гарантирует их немедленное восстановление на счете. Кроме того, плательщик может отозвать свое разрешение на DD в любой момент. Мошенничеств же в данном виде операций, по сравнению с чеками, карточками или переводами, практически нет.

Наконец, это экономично. И не только потому, что операции Direct Debit ничего не стоят плательщику. В Великобритании, например, коммунальные конторы предоставляют скидки до 15% в случае оплаты счетов посредством DD. Ведь эти организации не несут сопоставимых затрат на обработку платежной информации, как в случае расчетов чеками, карточками или наличными. Кроме того, значительно повышаются уровень администрирования платежей и эффективность сбора задолженности. Выгодна схема DD, конечно же, и банкам, которые имеют возможность диверсифицировать пакет клиентских услуг, причем, не только для частного вкладчика, но и для сервисных организаций.

Совершенно очевидно, что в не меньшей степени, чем банкам и их корпоративным и частным клиентам, система «прямого дебета» выгодна и государству. Direct Debit не только эффективно способствует сокращению налично-денежного оборота, но и максимально содействует концентрации розничных платежей именно в банковском секторе, делая их доступными, низкозатратными и абсолютно прозрачными. Достаточно указать, что в Великобритании объем операций DD за последние 10 лет увеличился в четыре раза, достигнув 2,5 млрд. трансакций в год. Сейчас около 50% регулярных счетов оплачиваются именно таким образом.

Итак, логично предположить, что такой эффективный инструмент как «прямой дебет» требует скорейшего и безотлагательного внедрения во всей платежной отрасли Европы. Однако именно здесь, как утверждает Рут Ванд­хофер, у европейских банков начинаются проблемы, главная из которых заключается в финансирования внедрения сервиса Direct Debit, особенно в сегодняшних кризисных условиях. «Запускать этот сервис достаточно накладно для большинства банков, он требует серьезного финансирования, и, как мне кажется, сегодня не самое удачное время для реализации подобных проектов, поскольку кризис фактически закрыл все те источники финансирования, которые обычно использовались для инвестирования таких проектов, – поясняет Вандхофер.

Директива

о платежных услугах

По словам Вандхофер, говоря о реализации проекта панъевропейского внедрения системы Direct Debits как очередного этапа SEPA, следует, безусловно, упомянуть и о тех новых правилах, которые могут серьезно затронуть всю платежную систему Европы. Речь, в частности, идет о выполнении Директивы о платежных услугах (Payment Services Directive – PSD), которая должна вступить в силу в ноябре текущего года, узаконив уже существующие альтернативные способы электронной оплаты. В результате функции банков смогут выполнять, например, операторы мобильной связи, окончательно превратив Евросоюз в свободную от наличности зону. Главная цель PSD состоит в том, чтобы убрать юридические и технические барьеры, препятствующие созданию общего европейского рынка оплаты услуг. В частности, новые правила позволят европейским фирмам и потребителям использовать один-единственный счет в банке независимо от страны, где они находятся или работают.

Допустим, некая германская компания, которая ведет дела во Франции, сейчас должна работать с французскими банками для выполнения основных финансовых операций. После вступления в силу PSD та же самая компания сможет использовать свой германский счет для всех видов банковских операций как во Франции, так и в любой другой стране еврозоны. Кроме того, согласно Payment Services Directive время выполнения платежей будет ограничено одними сутками, т.е. деньги должны быть перечислены к концу рабочего времени на следующий после совершения платежа день. Так называемое правило “D+1” (в настоящее время европейские банки имеют право проводить платежи в течение пяти дней). Этот порядок будет действовать как в еврозоне, так и для международных трансакций.

Простым людям PSD тоже принесет пользу, так как узаконит прямой международный дебет (автоматические платежи), который все чаще используется в странах ЕС для внутренних расчетов. Клиенты банков не должны будут стоять в очередях в почтовых отделениях и отмечать в календарях даты своих регулярных платежей. В первую очередь это касается тех, кто, допустим, работая в Ирландии, должен оплачивать счета за квартиру в Латвии. Или, например, обучаясь в Лондоне, платить за электричество со своего счета в итальянском банке.

PSD расширит также сферу применения дебетных карт внутри ЕС. Они становятся все более и более популярными в Европе, постепенно вытесняя кредитные, но после приезда в другую страну Евросоюза от гражданина ЕС часто требуют именно кредитку, например, при аренде автомобиля. Кроме того, PSD увеличит также круг компаний, которые смогут оказывать платежные услуги. В Японии, например, уже давно все покупки можно совершать посредством мобильного телефона, а в Европе, в свою очередь, весьма распространены чиповые или магнитные карты, выпускаемые самыми различными организациями. Так, огромное число супермаркетов предоставляют клиентам собственные карты для оплаты покупок.

В том же направлении давно работают и компании, специализирующиеся на переводе денег (вроде Western Union). Стоит набрать одно SMS-сообщение, как нужная сумма мгновенно доходит до получателя на другом конце света. Все эти системы уже не один год известны в ЕС, но в каждой стране имеются на этот счет свои правила, мешающие установлению панъевропейского порядка проведения электронных платежей. Другая цель PSD состоит в том, чтобы усилить конкуренцию на рынке, введя на него новых игроков, будь то операторы телекоммуникационных компаний, отправители денежных переводов или супермаркеты.

По мнению Яна Брайанта, старшего продакт-менеджера подразделения глобальных платежей и управления наличностью в британском банке HSBC, как у SEPA, так и у PSD есть гарантированное будущее, поскольку эти проекты по своей природе «обязательны для исполнения». «Крайне маловероятно, что банки будут уменьшать инвестиции на приведение своего финансового бизнеса в соответствие с требованиями SEPA и PSD. Скорее всего, они просто изменят расстановку приоритетов в этом направлении, уделив внимание внедрению новых продуктов с добавленной стоимостью, например, выставлению счетов-фактур в электронном режиме (электронное инвойсирование –

e-invoicing). В любом случае немалая часть бюджетов европейских банков будет ориентирована на соблюдение требований SEPA и PSD», – подчеркивает Брайант.

Уверен в том, что несмотря на кризис большинство европейских финансовых институтов будут готовы в установленные сроки выполнять требования SEPA и PSD, и Брендан Рейли, руководитель североевропейского подразделения управления продуктами в Deutsche Bank. По его словам, его банк уже давно занимается приведением своего бизнеса в соответствие требованиям SEPA и, по сути, готов в полной мере выполнять регулятивные правила и нормативы Единого европейского платежного пространства. «Мы ожидаем, что и другие члены европейского банковского сообщества несмотря на рецессию будут способны к установленным срокам удовлетворять эти правила и нормативы, поскольку многие банки Европы уже и так потратили на эти цели значительные средства. Поэтому откладывать полномасштабный запуск SEPA и PSD не целесообразно, в них уже вложены немалые инвестиции, мы обязаны реализовать эти проекты», – убеждает Рейли.

Наряду с этим, как признает Иван Фернандес, маркетинговый директор EMC Corporation, на сегодняшний день ясно одно: кризис будет и уже, по сути, начал оказывать давление на все технологические ресурсы банков. Тем не менее, по его словам, расходы финансовых институтов в этом секторе вовсе не уменьшаются, а остаются, по крайней мере, на том же уровне, что и в прошлом году. В настоящее время приоритет отдан приобретению технологий, способных эффективно поддер­живать в банках процессы управления наличностью. «В среде корпораций и финансовых организаций внимание сфокусировано на вложение инвестиций, способных улучшить операции банков по управлению наличностью. Именно они становятся главными для банковских казначеев в период кризиса. Фактически, кризис заставляет банкиров сосредоточить усилия на трансакционном банкинге как на одном из самых важных источников получения прибыли в сегодняшние кризисные времена», – подводит черту Отто Бенц из Accenture.

Большая политика

Между тем, как утверждают эксперты, окончательная реализация таких крупномасштабных проектов как SEPA и PSD, по большей части, находится в руках европейских политиков. Одна из самых серьезных проблем, которую породил текущий глобальный финансовый кризис, заключается в том, в каких пределах европейские министры финансов, сталкивающиеся с банкротством банков в своих странах, будут предпринимать те или иные односторонние шаги и действия. Самый спорный и сомнительный пример подобного «протекционизма» – анонсирование в конце прошлого года правительством Ирландии плана по защите всех вкладов в шести финансовых институтах страны в ответ на глобальный кризис на мировых финансовых рынках. После этого некоторые банкиры, в частности, английские, обвинили Дублин в создании трудностей для неирландских банков, поскольку беспокоящиеся за сохранность своих депозитов крупные частные и корпоративные вкладчики стали направлять все сбережения в Ирландию, получая больше гарантий их сохранности и безопасности.

Это не единичный случай, когда особенности национальной политики и действия той или иной европейской страны отрицательно влияли на реализацию платежных проектов на континенте. Еще один, самый последний, пример – принятие давно ожидаемой окончательной даты начала полномасштабного и всестороннего функционирования Единого европейского платежного пространства. «Европейские банки согласны, что установить такую дату необходимо, согласны с этим и банкиры, полностью «за» выступает и Европейский центральный банк, тем не менее, до сих пор у нас нет окончательной даты. Главная проблема состоит в том, что по этому вопросу нет согласия между правительствами европейских государств. Некоторые из них, к примеру, явно недвусмысленно намекают на то, что вообще не хотят пользоваться сервисом Direct Debits. Что делать в таком случае? Именно в этом и заключается проблема, в частности, с SEPA», – говорит Рут Вандхофер из Citigroup

Таким образом, как подчеркивает Отто Бенц из Accenture, для реальной реализации платежных проектов SEPA и PSD и их продвижения вперед уже в ближайшие месяцы необходимо активное привлечение различных банковских, финансовых и государственных чиновников из разных европейских государств. Однако, как с уверенностью утверждает партнер международной юридической фирмы Field Fisher Waterhouse Стюарт Рум, сегодняшний кризис «не убьет ни один из проектов». «По всей вероятности, кризис просто отсрочит реализацию данных программ. Как мне кажется, эта отсрочка может оказаться очень существенной. Если внимательно и шире посмотреть на суть проектов SEPA и PSD, то можно вспомнить несколько уже успешно реализованных европейских платежных программ, у которых на начальном этапе тоже были серьезные проблемы. Представляется, что в любом случае проекты SEPA и PSD будут в конечном итоге успешно выполнены, поскольку платежные операции крайне важны для экономического «здоровья» и благополучия Европы», – поясняет Рум.

Впрочем, помимо SEPA и PSD, есть еще один крупный европейский платежный проект, который, в частности, способен революционизировать платежную отрасль Великобритании. Речь идет о запуске в мае 2008 года сервиса Faster Payments («Скоростные платежи»), который должен внести серьезные изменения в британскую платежную инфраструктуру. Запустить эту программу банкиров вынудило местное Бюро честной торговли (Office of Fair Trading – OFT) после проведения расследования по поводу длительности процедуры обработки персональных платежей. Центральная часть системы Faster Payments (стоимостью несколько миллионов фунтов стерлингов) разработана компанией VocaLink

Британский сервис скоростных платежей Faster Payments призван обеспечить пользователей услугой практически мгновенного перевода денег посредством телефона, Интернета или постоянных платежных поручений. Использование сервиса для отправки и получения платежей в реальном масштабе времени доступно клиентам банков Barclays, Citi, Clydesdale, Yorkshire, HSBC, Lloyds TSB, Northern Bank и RBS. Но клиенты таких финансовых институтов как Alliance & Leicester, HBOS, Nationwide и Northern Rock пока могут только получать платежи. Новая инфраструктура способна принимать к обработке платежи до 10 тыс. ф. ст. (через телефон и Интернет) и постоянные платежные поручения до 100 тыс. ф. ст. Однако уже сразу после запуска системы аналитики начали предупреждать, что, как бы ни была эффективна и оперативна новая платежная платформа, ее внедрение может спровоцировать рост числа мошеннических трансакций. Причина очевидна: у банков будет меньше времени для распознавания подозрительных платежей.

Как бы там ни было, но, по мнению партнера международной юридической фирмы Field Fisher Waterhouse Стюарта Рума, в результате запуска сервиса Faster Payments британские банки находятся теперь в «фантастически благоприятном положении» по отношению к своим европейским конкурентам, которые исторически опережали финансовые институты Великобритании в реализации передовых инфраструктурных проектов. «Это именно тот случай, когда банки (в нашем случае – британские) могут получить столь редкие поздравления за свои потуги усовершенствовать собственную платежную инфраструктуру. И это только начало. Следующий крупный этап – давно ожидаемая ликвидация таких платежных инструментов как бумажные чеки», – отмечает Рум.

Вопросы безопасности

С другой стороны, по мере того как европейские банки прилагают серьезные усилия для совершенствования платежной инфраструктуры, не менее активно действует и глобальное кибер-криминальное сообщество, особенно в части разработки инновационных методов сканирования платежных трансакций и обмана потребителей. А ведь все убытки, понесенные в результате такого мошенничества, ложатся на плечи банков. Кроме того, как утверждает маркетинговый директор EMC Corporation Иван Фернандес, «фишинговые» атаки финансовых мошенников получают все большее распространение, а интеграция чиповых и PIN-технологий, в свое время считавшаяся окончательным ударом по попыткам кибер-преступников похищать данные с кредитных карточек, так и не оправдала себя в плане обеспечения безопасности платежных трансакций.

Тем временем, глобальный характер таких операций, а также стремительно растущая скорость их реализации усложняют для банков задачу обнаружения и предотвращения определенных видов «платежного мошенничества». Так, по мнению Стюарта Рума, несмотря на финансовый кризис одной из главных проблем платежной отрасли продолжает оставаться вопрос защиты и безопасности расчетных трансакций, поскольку создание полностью автоматизированных систем и стремительный рост объемов обрабатываемых данных лишь только обостряют саму проблему. «Факт инсталляции большой, масштабной и сетевой системы, предназначенной для хранения, обработки и передачи крупных объемов данных с многочисленными пунктами доступа, фактически гарантирует сбои в обеспечении безопасности платежных трансакций», – констатирует Рум.

По его словам, участившиеся в последние несколько месяцев случаи серьезных и крупномасштабных потерь данных в сфере финансовых услуг как в частном, так и в государственном секторах лишний раз свидетельствуют о том, что новые потери важной и конфиденциальной информации в обозримой перспективе неизбежны. «Самая главная проблема современных систем обработки данных – обеспечение надежной защиты конфиденциальной информации, в частности, данных о клиентах. Еще один критически важный вопрос заключается также и в том, насколько серьезно готовы банки нести бремя ответственности за безопасность платежных трансакций, особенно когда условия их проведения становятся все более и более многообразными, а принятие на вооружение банковскими клиентами соответствующих инструментов и методов защиты их финансовых интересов продолжает оставаться на достаточно низком уровне», – поясняет Отто Бенц из компании Accenture.

В соответствии с требованиями Payment Services Directive ответственность за сбои в обеспечении безопасности платежных трансакций законодательно возложены на провайдеров платежных услуг. Эта ответственность, по данным вице-президента Citigroup Рут Вандхофер, может охватывать и трансакции с использованием чиповых и PIN-технологий, а это означает, что потребитель, действующий даже под самым строгим аутентификационным контролем со стороны банка, не несет ответственности за неавторизованные операции. Тем не менее, расходы в части ответственности банка за проведение безопасной платежной трансакции перекладываются, все же, на плечи потребителя, так что сегодня, как утверждает Вандхофер, «финансовым институтам необходимо пересмотреть свои бизнес-модели и методики ценообразования» применительно к новым требованиям, выдвигаемым кризисом на мировых финансовых рынках.

По словам Брендана Рейли из Deutsche Bank, в отличие от других сфер отрасли финансовых услуг в секторе платежей комиссионные, взимаемые за расчетную трансакцию, зачастую не соответствуют тому риску, который с ней сопряжен. Например, за небольшую менее рискованную платежную операцию взимаются фактически те же деньги, что и за крупную трансакцию, связанную с большим риском. «Лично для меня это кажется, по меньшей мере, странным. Чем больше мы говорим о мошенничестве в платежной отрасли, тем быстрее, как мне кажется, нам надо вводить такую схему взимания комиссионных, размер которых зависит от риска платежной трансакции, которая, скорее, является общественной услугой, а не предложением чисто коммерческого характера», – говорит Стюарт Рум из Field Fisher Waterhouse.

Итак, ключевыми вопросами трансакционного банкинга, который, собственно, и включает в качестве одного из важнейших своих компонентов платежно-расчетные банковские операции, в обозримой перспективе будут обеспечение безопасности платежных трансакций и приведение банками своего финансового бизнеса в соответствие с новыми регулятивными требованиями и нормативами. «Успех и результативность таких проектов как SEPA, PSD и Faster Payments зависит, прежде всего, от эффективного решения вопросов обеспечения безопасности платежных трансакций. В противном случае сомнительно, что отдача этих программ в плане создания надежной панъевропейской платежной системы будет высокой. Проблема риска куда жестче и острее, чем некоторые политические, экономические и социальные факторы, ведь условия проведения платежной трансакции в немалой степени влияют на удовлетворенность и финансовое благосостояние банковских клиентов», – подчеркивает Иван Фернандес из EMC Corporation.

Таким образом, проблемы, касающиеся таких проектов как SEPA, PSD и Faster Payments, симптоматичны и связаны с весьма серьезными препятствиями, которые придется преодолеть глобальному трансакционному банкингу в ближайшие несколько лет. Это, прежде всего, управление риском и разработка новых методик ценообразования, создание инновационных платежных бизнес-моделей, а также формирование новой инфраструктурной, регулятивной и коммерческой банковской среды.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"