журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

Банковское регулирование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2009

Банковская деятельность

Прибыльный бизнес во время спада

В текущем году платежные операции и управление наличностью станут крайне востребованными банковскими услугами

Несмотря на кризис в мировой отрасли финансовых услуг не все банкиры с ужасом смотрят на перспективы недавно наступившего 2009 года. Особенно это касается тех из них, кто вовлечен в предоставление услуг по обработке банковских трансакций, поскольку они понимают, что их опыт и профессионализм чрезвычайно востребованы именно сегодня. По мнению руководителей департаментов обработки банковских трансакций некоторых крупнейших финансовых институтов мира, перспективы так называемого трансакционного банкинга (transaction banking) на 2009 год вполне благоприятные и обнадеживающие.

Серия форшоков

Под transaction banking в широком смысле принято понимать операции банков по проведению и обслуживанию трансакций (платежно-расчетное банковское обслуживание в интересах корпоративных клиентов, финансовых институтов, небанковских учреждений и др.). К нему можно отнести сервис по осуществлению внутригосударственных и трансграничных платежей, управлению наличностью, а также проведению торгового финансирования, обслуживанию операций экспортно-импортных клиентов и связанных с документарными инструментами, предоставлению кастодиальных услуг. Именно трансакционный банкинг в отличие от многих других видов финансового бизнеса, как полагают аналитики из британского издания «The Banker», имеет в 2009 году самые благоприятные перспективы дальнейшего развития и роста, причем, даже несмотря на ту волну кризиса, которая почти полностью поглотила за прошедший год мировую отрасль финансовых услуг.

В своих аналитических исследованиях эксперты «The Banker» зачастую сравнивают нынешний финансовый кризис со структурой землетрясения с позиций геологической науки. По ее канонам, через короткий промежуток времени после основного толчка следует новый, повторный (афтершок – aftershock), но уже меньшей силы. Время от времени, однако, афтершок приобретает силу, большую, чем основное землетрясение, переходящее в связи с этим в разряд форшока (foreshock), т.е. предшествующего главному землетрясению. Исходя из этих определений специалисты «The Banker» отмечают, что мировая финансовая система в 2008 году подверглась воздействию серии форшоков. Стоило только инвесторам предположить, что их накрыло самое серьезное за последние несколько десятилетий финансовое цунами, как накатывалась новая волна кризиса, еще более мощная и масштабная.

Так, к примеру, после краха в сентябре прошлого года банка Lehman Brothers, одного из самых старых и уважаемых институтов Уолл-Стрита, некий шокированный этим событием американский банкир заявил корреспонденту «The Banker», что «каждый раз, когда кажется, что виден свет в конце туннеля, в нем все время появляется новый поезд». Но банкротство Lehman Brothers было лишь только началом. Однако в конечном итоге оно иници­ировало процессы национализации или частичной национализации некоторых самых мощных финансовых институтов в мире. Размышления о самых невообразимых, невероятных и неправдоподобных вещах стали обыденным занятием различного рода финансовых прогнозистов.

В этой связи, как говорят эксперты «The Banker», сегодня очень не просто найти банкира, излучающего хотя бы искорку оптимизма относительно перспектив мировой финансовой отрасли на текущий год. Те банкиры, которые еще остаются на своих рабочих местах, заняты тем, чтобы удержать свои банки на плаву, им просто некогда думать о том, что уготовлено их финансовым институтам в будущем. Но есть, однако, одна категория банкиров, для которых кредитный кризис открыл новые благоприятные возможности. Речь идет о представителях департаментов трансакционных услуг (transaction services) финансовых институтов, управляющих административно-хозяйственной деятельностью мировых банков и получивших, по образному выражению специалистов «The Banker», от своих «гламурных сестер» из банковских подразделений рынков капитала» кличку «безвкусно одетой Золушки». Но сегодня, как признают те же специалисты, все перевернулось с ног на голову: по мере того, как финансовые рынки обваливались и фактически замерли в третьем квартале 2008 года, важность управления оборотным капиталом компаний и финансовых институтов, напротив, росла и росла. Наличность стала «королевой», а на самые перспективные позиции современной банковской отрасли выходят подразделения банков по управлению наличностью.

«Я проработал в секторе трансакционного банкинга достаточно длительное время, и два-три года назад, когда я рассказывал своим коллегам, что мне удалось сделать на этом поприще, они зевали и уходили прочь. Сегодня они считают это очень интересным», – отмечает Пол Кэмп, директор подразделения Deutsche Bank по предоставлению финансовым институтам услуг по управлению наличностью.

По его словам, эта новая привлекательность трансакционного банкинга обусловлена безысходностью, царящей и по сей день в мировой экономике и отрасли финансовых услуг. Глобальные торговые артерии пересохли, склады под завязку забиты продукцией, а в портах на приколе совершенно без действия простаивают суда. Мировые банки оказались перед лицом самого большого с 30-х годов глобального финансового кризиса, но корпоративные казначеи сегодня, как никогда ранее, остро нуждаются в их услугах. «Банки в настоящее время признают трансакционный банкинг в качестве благоприятной возможности так же, как и корпоративные казначеи воспринимают его как насущную потребность, – характеризует ситуацию Эндрю Лонг, глава подразделения глобального трансакционного банкинга одного из крупнейших банков мира HSBC. – Возможно, у вас есть вполне прибыльный бизнес, но, если вам не удается генерировать наличные деньги, то вы обречены на провал, который может привести к банкротству». По его словам, резкое сокращение операций по овердрафту и выдаче кредитов усилило важность наличных денег в 2009 году.

По мнению Алана Вершойли-Кинга, главы европейского подразделения платежей и торговых услуг банка Bank of New York Mellon, именно в такие времена, какие приходится переживать сегодня, трансакционный банкинг демонстрирует свою реальную суть. «В какой мере этот бизнес можно считать «антициклическим»? Во время спада в экономике, как это происходит сегодня, трансакционный банкинг, напротив, проявляет свои положительные качества, будучи бизнесом, несущим малые риски и положительно влияющим на балансовые показатели банков. В 2009 году основные усилия трансакционного банкинга будут сфокусированы на обслуживании клиентов и укреплении отношений с ними», – убежден Вершойли-Кинг.

С ним соглашается Франческо Ванни д’Арчирафи, глава управления глобальных казначейских и торговых решений Citibank: «События текущего года заставят нас быть еще ближе к нашим клиентам, поскольку они будут просить нас оказать им содействие в правильном обращении с ликвидностью и уменьшении риска их финансовых операций». Для Ванни д’Арчирафи главными приоритетами текущего года становятся укрепление отношений с клиентами и оказание им помощи в управлении собственным оборотным капиталом.

Незавидная судьба RBS

Впрочем, как полагает Брайан Стивенсон, директор подразделения глобального трансакционного банкинга находящегося сегодня в государственном управлении банка Royal Bank of Scotland (RBS), вопросы укрепления и углубления отношений с клиентами станут приоритетными в 2009 году для многих финансовых институтов, поскольку будет стремительно расти конкуренция в секторе управления наличными. «Наши клиенты уже сегодня крайне внимательно анализируют то, кого они выбирают в качестве провайдеров для осуществления своих платежных операций в разных регионах мира, поскольку такие операции действительно рискованные, а большая часть потребителей в настоящее время уже прекрасно осознает, чем это чревато», – объясняет Стивенсон.

Судьба Royal Bank of Scotland в 2008 году может наглядно свидетельствовать о развитии кредитного кризиса в Великобритании. Этот банк (как, впрочем, и некоторые другие крупные финучреждения Великобритании – HBOS и Lloyds TSB) был национализирован в ноябре 2008 года в рамках очередной попытки британского премьер-министра Гордона Брауна спасти национальную отрасль финансовых услуг. Вряд ли кто в Великобритании мог даже в дурном сне представить, что некоторые лидеры британского банковского бизнеса, ставшие генераторами продолжавшегося несколько десятилетий роста национального богатства страны, очутятся в государственных руках к концу четвертого квартала 2008 года. Весь банковский ландшафт в Великобритании за последние год-полтора существенно изменился. Но, как задаются вопросом эксперты, повлияло ли это столь существенно на повседневную жизнь Royal Bank of Scotland?

«Что касается моего бизнеса (трансакционный банкинг), то с ним и в 2009 году будет все нормально. Британское правительство заявило, что не собирается вмешиваться в дела банка. Конечно, политического давления не избежать, но следует провести границу между управлением банком и теми политическими группами, которые могут оказывать давление на него. Абсолютно не секрет то, что пресса всегда проявляла повышенное внимание в отношении того, что делает Royal Bank of Scotland и что в нем творится. Я думаю, что это внимание к банку еще более возросло, поскольку он попал в государственные руки. Нам же необходимо сфокусировать внимание на совершенствовании управления RBS», – комментирует

Брайан Стивенсон.

Оценивая перспективы на 2009 год, британские аналитики также пытаются дать ответ на вопрос, какое влияние окажут национализированные и частично национализированные банки на национальную отрасль финансовых услуг в целом и на отношение клиентов к своим финучреждениям. «Пока клиенты настроены скептически. Конечно, среди них есть категория потребителей, которые признают, что банки, берущие государственные деньги, вновь доводят свою капитализацию до нормального и вполне приемлемого уровня. Однако этим вкладчикам не всегда понятно, как долго будут находиться национализированные банки в таком положении и нет ли скрытых потерь в тех банковских подразделениях, которые были капитализированы», – подчеркивает Эндрю Лонг, руководитель подразделения глобального трансакционного банкинга HSBC. По его словам, беспокойство у клиентов вызывает также и то, насколько серьезно вмешательство государства в управление коммерческим бизнесом в этих банках. Все это, как считает Лонг, заставляет данную категорию клиентов задумываться об установлении отношений с негосударственными финансовыми организациями.

Как бы там ни было, но независимо от принадлежности банков к типам государственных, частично государственных или негосударственных структур главным приоритетом для всех на 2009 год будет восстановление их репутации. По мнению Алана Вершойли-Кинга из Bank of New York Mellon, восстановить ее можно лишь за счет демонстрации своей надежности, стабильности, благополучия и кредитоспособности.

Наряду с этим, одно из центральных мест в трансакционном бизнесе в 2009 году будут занимать отношения между корпоративными казначеями и финансирующими их банками. По мере сужения объемов оборотного капитала и появления серьезных сложностей в получении кредитов на авансцену выходят казначеи, способные поддерживать на плаву операции. «Неожиданно казначеи становятся все более и более важными персонами в глазах генеральных директоров банков, где они работают. Эти специалисты серьезно вовлечены в процессы управления рисками в своих институтах, поскольку, если говорить откровенно, наличие «живых» денег становится решающим фактором выживания как банков, так и корпораций», – считает Эндрю Лонг.

По его мнению, разработка логически связанной и осмысленной форексной стратегии может стать залогом для выживания многих банков и компаний, поскольку колебания курсов основных валют друг к другу напоминает во всем мире траекторию движения качелей. С ним в целом соглашается Карен Фосетт, директор подразделения трансакционного банкинга Standard Chartered Bank в Сингапуре, которая добавляет, что в такие нестабильные времена, как сегодня, для финансовых институтов очень важно наличие у них реальных возможностей для надлежащего управления риском. «Нашим главным приоритетом стало оказание помощи клиентам Standard Chartered Bank в определении степени того риска, который грозит их финансовым операциям с валютой. Не менее важна и помощь клиентам в снижении степени этого риска и рациональном проведении банковских форексных трансакций», – рассказывает Фосетт.

Однако, как полагает Франческо Ванни д’Арчирафи из Citibank, платежеспособность и кредитоспособность банков в 2009 году будут зависеть не только от их способности управлять риском. Он советует своим клиентам уменьшать оборотный капитал и ускорять циклы обращения денежных средств, фокусируя внимание на повышении эффективности работы внешней сети поставщиков и внутрибанковских структур по управлению наличностью и казначейскими процессами. «Внедряя первоклассные практические навыки и приемы управления наличностью, типичный международный банк с филиалами и отделениями в разных регионах мира может умерить свои потребности в финансировании оборотного капитала на 30%, что, в свою очередь, даст возможность увеличить доходы на одну акцию на 2-3%», – утверждает Франческо Ванни д’Арчирафи.

Регуляторная нагрузка

Между тем, независимо от того, есть сегодня кредитный кризис или нет, еще одной серьезной проблемой для банков в текущем году станет огромная регуляторная нагрузка на них, особенно в Европе. Точка зрения на собственно сам этот аспект разделила банкиров на оптимистов и скептиков. Первые мыслят категориями долгосрочных перспектив и полагают, что такие шаги как создание Единого европейского платежного пространства (Single European Payments Area – SEPA), издание Директивы о платежных услугах (Payment Services Directive – PSD) и внедрение британской системы (сервиса) ускоренных платежей Faster Payments помогут создать еще более эффективную платежную отрасль, прибыльную как для банков, так и для их клиентов.

Скептики, со своей стороны, заявляют, что все эти дополнительные регулятивные требования заставляют банки тратить десятки миллионов долларов на претворение в жизнь бессмысленных фантазий европейских политиков и бюрократов. Некоторые банкиры идут еще дальше и отмечают, что всех этих драматических шагов со стороны европейских государств по спасению своих банков в 2008 году можно было бы избежать, если бы сами банки не тратили таких огромных сумм на приведение своего бизнеса в соответствие новым регулятивным нормативам. Эта точка зрения, вероятно, все же, будет преувеличением, как говорят аналитики из «The Banker». У большинства банкиров, проинтервьюированных этим изданием, взгляд на данный аспект более сбалансирован, однако особое беспокойство у них вызывает вопрос с SEPA.

Пышно запущенное в действие в январе 2008 года SEPA, по мысли его создателей, должно было революционизировать банкинг в Европе, предоставляя банкам и их клиентам возможность переводить деньги без каких-либо проблем через страны и континенты. Реально же для SEPA образца 2008 года были характерны апатия и разного рода отсрочки внедрения тех или иных компонентов пространства. «С позиции обозревателя или корпоративного казначея продолжающаяся неопределенность вокруг этих и других проблем вовсе не укрепляет веру в успешную реализацию проекта SEPA», – уточняет Вернер Штайнмюллер, руководитель подразделения глобального трансакционного банкинга в Deutsche Bank.

По его словам, ситуация на рынке свидетельствует о том, что финансовые институты пока стараются избежать крупных инвестиций в перевод своих услуг со старых форматов на стандарты SEPA. “Самый критичный момент для 2009 года – это стимулирование банков к внедрению новых стандартов SEPA. Здесь нужно хорошо поработать с корпоративной публикой, которая порой очень прохладно и равнодушно относится к проекту SEPA. Наконец, крайне необходимо установить окончательную дату, к которой должны быть завершены все мероприятия банков по приведению своего бизнеса в соответствие нормативным требованиям SEPA», – объясняет Штайнмюллер.

Впрочем, эта окончательная дата, когда банки должны быть полностью готовы к выполнению правил SEPA, уже стала предметом длительных дебатов. Однако, прежде чем эта окончательная дата будет установлена, необходимо решить, какой орган будет нести ответственность за ее окончательное определение. Так, к примеру, по мнению Брайана Стивенсона, директора подразделения глобального трансакционного банкинга Royal Bank of Scotland, проект создания единого европейского платежного пространства реалистичен, однако он скептически относится к срокам его реализации на практике. «Я не могу сегодня прогнозировать, насколько реальны сроки реализации проекта SEPA, поскольку дебаты и полемика по нему все еще продолжаются между представителями отдельных европейских стран», – поясняет он.

Тем временем, все еще не ясно, готовы ли европейские банкиры выполнить Директиву о платежных услугах (Payment Services Directive – PSD) к 1 ноября текущего года. Результаты исследования, проведенного в июне 2008 года среди руководства 30 крупнейших кредитных и финансовых институтов и экспертов отрасли платежей Евросоюза, помогли сформировать предварительное представление о том, каким образом, по их мнению, выполнение PSD может отразиться на участниках рынка и потребителях – гражданах стран ЕС. По итогам опроса, следование требованиям данной директивы может обойтись крупным европейским банкам, как минимум, в @6 млрд. затрат в течение всего периода реализации этого амбициозного проекта (около 18 месяцев).

Директива о платежных услугах была одобрена Европарламентом в декабре 2007 года. Чарли МакКриви, комиссар ЕС по внутренним финансовым рынкам, сформулировал ее цели как «усиление конкуренции, предоставление простого, согласованного свода правил и обеспечение высокого уровня защиты потребителя». Реализация PSD, по задумкам европейских чиновников, должна внести революционные изменения в правовые взаимоотношения между финучреждениями и их клиентами, установить строгие правила раскрытия информации, ведения бизнеса и предоставления услуг. Кроме того, директива предусматривает учреждение в инфраструктуре банковского сообщества ЕС нового, «мягко регулируемого» лицензионного института – Payments Institution, что обеспечит небанковским организациям обработку платежей и присоединение к банковским платежным системам и ассоциациям.

По имеющимся прогнозам, учреждение Payments Institution основательно «встряхнет» европейскую систему банковских платежных услуг. По мнению 80% участников опроса «The Banker», появление на рынке ЕС новой категории участников рынка финансовых услуг существенно повлияет на всю структуру платежной индустрии единой Европы. Как бы там ни было, но готовность всех банков континента (а это порядка 7 тыс. финансовых структур) выполнить Payment Services Directive к концу текущего года у большинства аналитиков вызывает пока чувство скептицизма.

Между тем, одним из острейших вопросов текущей жизнедеятельности банков остается сохранение доверия между финансовыми институтами и их клиентами, поскольку когда-то блестящей репутации многих из них был нанесен серьезный удар. Рассуждая на тему о том, как финансовые институты могут восстановить свой пошатнувшийся авторитет среди клиентов и вернуть их доверие, Брайан Стивенсон из Royal Bank of Scotland, к примеру, заявляет, что кризис на финансовых рынках почти никак не сказался на отношениях RBC и его клиентов. «Я не вижу какой бы то ни было утраты подобного доверия в трансакционном банкинге. При анализе, в частности, отрасли торгового финансирования, я не думаю, что суда стоят на приколе только потому, что не могут получить финансирования на погрузку и транспортировку груза. Просто причина всему этому – общий глобальный спад, как в экономике, так и в других отраслях», – резюмирует Стивенсон.

Восстановить доверие

и репутацию

По мнению Эндрю Лонга из HSBC, восстановление утраченной банками репутации будет занимать главное место в умах банкиров в текущем году, поскольку большинство финансовых институтов сегодня ведут отчаянную борьбу, главным образом, за выживание в условиях кризиса. «Что абсолютно ясно и прогнозируемо для 2009 года, так это то, что несмотря на потерю репутации в глазах общественности у банков остается, возможно, единственный вид бизнеса, который не только выжил и сохранил свой высокий авторитет, но и в настоящее время очень важен и необходим. Речь, естественно, идет о трансакционном банкинге. Кредитный кризис еще более усилил ценность этого бизнеса для любого банка. Если отобрать у финансового института его способность осуществлять трансакции, то его бизнес тогда можно считать умершим», – поясняет Лонг.

Между тем, как уже отмечалось выше, одним из крупнейших мировых банков, чей бизнес сфокусирован и ориентирован именно на укрепление отношений с клиентами, следует назвать Citi. Его трансакционный сервисный бизнес, оставаясь одним из ведущих в финучреждении видом деятельности, в течение пяти последних лет несмотря ни на какие кризисы приносил прибыль. «Банки, занимающиеся трансакционным обслуживанием и располагающие для этого передовыми технологиями, глобальной сервисной сетью и большим опытом ведения подобных операций, отлично позиционированы, для того чтобы предлагать своим клиентам услуги по сокращению цикла конвертации наличных, извлечению ликвидности из их оборотных капиталов, снижению риска бизнес-операций клиентов и повышению общей производительности их компаний», – говорит Франческо Ванни д’Арчирафи.

По его словам, кризис несмотря на все свои негативные стороны может стать мощным катализатором или, по крайней мере, ускорителем процесса перемен. И сегодняшний финансовый и экономический кризис вовсе не исключение. К примеру, мобильная коммерция и предварительно оплаченные карточки – это как раз те две основные сферы, на которые, по мнению Франческо Ванни д’Арчирафи, можно эффективно расширять трансакционный бизнес банка с пользой для клиентов. Так, в Польше Citibank запустил сервис подтверждения посредством SMS-сообщения прямого дебета, т.е. зачисления фирмой или магазином определенной суммы в дебет счета клиента или покупателя в банке. Сделано это для того, чтобы усилить для потребителя привлекательность такой операции как прямой дебет.

Очень серьезно развивается и бизнес Citibank с предоплаченными карточками: клиенты банка используют этот удобный платежный инструмент для замены чеков, оплаты труда временных сотрудников и служащих, выдачи зарплаты рабочим посреднических компаний, а также реализации других зарплатных проектов. Кроме того, в конце прошлого года Citibank запустил сервис-приложение «Procure To Pay» (P2P), предназначенное для обеспечения закупок базовых товаров и услуг в онлайновом режиме. По оценкам экспертов Citi, у рынка систем электронных поставок огромные перспективы: от $16 млрд. в 2005 году он должен вырасти до $30 млрд. в 2010-м.

По словам Франческо Ванни д’Арчирафи, в своей основе онлайновый банковский бизнес представляет собой ту главную артерию, через которую течет кровь и которая служит источником жизненной силы любого трансакционного банка. Приверженность Citibank к этому принципу остается твердой и непоколебимой, о чем свидетельствуют растущие инвестиции банка в онлайновый банковский канал. В прошлом году Citibank открыл центр НИОКР и инноваций в секторе электронного банкинга в Дублине, получив помощь и содействие от ирландского правительства, а также грант в размере $46.4 млн. Этот процессинговый центр рассчитан на работу с ключевыми клиентами и ведущими технологическими партнерами банка по внедрению следующего поколения безопасных онлайновых трансакционных банковских операций.

«Дальнейшее вливание инноваций и инвестиций в информационные технологии, аналитические инструменты и технические средства будет и впредь обеспечивать рост нашего трансакционного бизнеса и выгодно дифференцировать Citibank от его конкурентов. Мы продолжаем вкладывать средства в такие новые направления как управление электронными банковскими счетами (повышает безопасность и эффективность открытия подобного счета), авторизация онлайновой трансакции, проведение детального анализа движения наличности и пр. Все это помогает нашим клиентам принимать своевременные и оптимально взвешенные решения по управлению своими денежными потоками», – говорит Франческо Ванни д’Арчирафи.

Тем временем, по его словам, по мере того как многие банки уже почувствовали серьезность стоящей перед ними в 2009 году проблемы обеспечения своей прибыльности, главным в трансформации их операционных моделей может стать принятие ими решений о партнерствах с другими финансовыми институтами для решения многих вопросов, например, того же финансирования или заимствований. «Действительно, партнерская модель может стать чрезвычайно привлекательной опцией и дать преимущества обеим сторонам. Сегодня у Citibank уже есть ряд подобных альянсов, но мы готовы создавать их и в будущем. В частности, коммерческий банк, вступающий в партнерские отношения, например, с Citibank, получает доступ к готовой банковской инфраструктуре, ассортименту продуктов, глобальной сети клиентов, а также к провайдеру качественных регулятивных и технических услуг. Мы, в свою очередь, можем рассчитывать на свои преимущества за счет поддержки дополнительных денежных потоков через косвенное обслуживание мелких и средних корпоративных клиентских баз (нашего партнера), к которым мы сами не можем выходить и обслуживать напрямую», – поясняет глава управления глобальных казначейских и торговых решений Citibank.

Таким образом, многие финансовые институты мира сегодня вновь открыли для себя роль трансакционного банковского бизнеса как основы стабильности, наращивания потоков доходности и новых поступлений, увеличения базы новых депозитов благодаря повышению эффективности управления наличностью, а также получения большей прибыли на акционерный капитал. «Наши клиенты стоят перед лицом трудных испытаний, но я верю, что и текущий кризис можно рассматривать позитивно и как катализатор грядущих изменений. У нас прочные позиции, достаточные ресурсы, мы полностью привержены нашему обязательству обеспечивать успех и отличные финансовые показатели для потребителей, поскольку, когда выигрывают клиенты, выигрываем в конечном итоге и мы сами», – подытоживает Франческо Ванни д’Арчирафи.

Олег Зайцев,
по материалам «The Banker»

 
© агенство "Стандарт"