журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

Банковское регулирование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2009

Новые рыночные страны

Китайский прорыв

Борьба с финансовым кризисом в китайском исполнении

Банки Китая слабо интегрированы в мировую финансовую систему, поэтому они почти не пострадали от ипотечных катаклизмов в США. Однако падение спроса на экспортных рынках создает серьезные проблемы для экономики страны, которая превратилась в «мастерскую мира», а это, разумеется, оказывает свое влияние на банковскую отрасль. Тем не менее, когда правительство призвало банки поддержать усилия государства в части стимулирования экономики, китайские банкиры резко расширили объемы кредитования. В отличие от них присутствующие в стране иностранные финансовые институты не спешат развязывать кошельки, поскольку в полной мере ощущают удары финансовой бури, сотрясающей банковские отрасли западных стран. Убытки вынуждают их даже продавать акции китайских банков, сокращая свои плацдармы на этом перспективном рынке именно тогда, когда в экономике страны уже наметились просветы.

О пользе реформ

Еще несколько лет назад китайские государственные банки находились в крайне сложном положении. Долгие годы они интенсивно финансировали промышленное развитие страны, но предприятия не возвращали долги, а правительство обязывало выдавать все новые и новые займы. Ситуация изменилась только тогда, когда Китай присоединился к ВТО: власти выторговали продолжительный переходный период для адаптации экономики к правилам этой международной организации, после чего обязаны были открыть национальные рынки иностранным конкурентам. Было понятно, что банковская отрасль, обремененная гигантским объемом безнадежных долгов, не выдержит конкуренции с мощными иностранными коллегами. И правительство занялось реформированием финансовой системы.

Часть безнадежных долгов банки списали, а остальное передали на баланс специально созданным государственным компаниям, которые занялись их продажей. Правительство интенсивно стимулировало свои институты к расчистке финансовых завалов и наведению порядка в бухгалтерии. Затем в 2004 году банкам разрешили выпускать акции, которые могли торговаться на биржах, и внедрять рыночную бизнес-практику. Это расширило возможности менеджмента и в итоге привело к формированию коммерчески ориентированной банковской отрасли. Реформы оказались успешными. Многие банки аккумулировали значительные средства за счет деятельности на рынке ценных бумаг и быстро нарастили активы, приносящие реальные доходы. В 2006-2007 годах подъему отрасли способствовали стремительный рост китайской экономики и благоприятная политика правительства в отношении процентных ставок. В 2008 году к этим факторам добавились снижение подоходного налога с предприятий (от 33 до 25%) и изменения в перечне исключаемых из налогооблагаемой суммы статей. В третьем квартале 2008 года вклад перемен в налогообложении в годовой прирост чистой прибыли банков составил 22%.

В условиях кризиса важное преимущество китайских банков проявилось в том, что прежде считалось их серьезным недостатком: они не слишком глубоко интегрированы в мировой финансовый рынок, их проблемы, связанные с крахом на западном рынке субстандартной ипотеки, имеют весьма ограниченный характер. По состоянию на середину 2008 года, имеющие листинг китайские банки совместно были держателями деноминированных в долларах облигаций на сумму около $123 млрд., а это менее 3% от их совокупных активов. Поэтому списания, обусловленные ипотечным кризисом, не оказали серьезного влияния на их доходы, годовой прирост чистой прибыли этих банков в третьем квартале достиг 53%.

Однако проблемы, все-таки, возникли и у китайских банков. Казалось, что в ходе кризиса их акции не должны были обвалиться настолько же резко, как у их иностранных конкурентов. Тем не менее, в октябре котировки шести крупнейших банков страны на фондовой бирже Гонконга упали, в среднем, на 33%, а с августа по декабрь – почти на 50%. Но связано это было, прежде всего, с проблемами, возникшими у китайской экономики, подъем которой был основан на мощном росте объемов экспорта и инвестиций в недвижимость.

Китай, главным образом, экспортирует дешевые товары и имеет возможность наращивать их продажи за счет низкой оплаты труда и щедрого расходования природных ресурсов. Однако теперь, когда китайская валюта серьезно укрепилась, затраты на труд значительно возросли, оттого ценовое преимущество продукции “made in China” становится менее ощутимым. Правительство намеревается постепенно изменить структуру экспорта, сместив центр тяжести на продукцию высоких переделов, а также стимулируя внутренний спрос, чтобы уменьшить зависимость экономики от экспорта. Однако этот процесс будет длительным и весьма болезненным для многих мелких и среднего размера структур. Тем временем, глобальный экономический кризис обусловил резкое снижение спроса на китайские товары. Ожидается, что в 2009 году прирост китайского экспорта составит менее 10%. В результате многие предприятия обанкротятся.

Вторая проблема китайской экономики – депрессия на рынке недвижимости. В последние годы укрепление китайской валюты стимулировало избыточные спекулятивные инвестиции в эту сферу, что привело к формированию ценового пузыря. Сокращение объемов сделок и спад доверия инвесторов указывают на то, что этот пузырь на рынке недвижимости скоро лопнет. Ожидается, что в 2009 году произойдет ощутимая коррекция цен, что нанесет очередной удар по экономике.

Экономический кризис естественным образом отразится на банках. Во-первых, замедлится рост их активов, приносящих прибыль, поскольку финучреждения ужесточат кредитный контроль, к тому же, снизится спрос на кредиты. Во-вторых, увеличится объем невозвращенных займов из-за банкротств заемщиков. Финансовым институтам придется увеличить ассигнования на безнадежные займы. В-третьих, уменьшится кредитная маржа, поскольку снижение учетных ставок, проведенное в рамках борьбы с экономическим спадом, приводит и к уменьшению ставок по кредитам. Уже с октября Центробанк снизил базовые ставки на 2.16%. По прогнозу британских аналитиков, все это приведет к сокращению темпов роста банковских прибылей в 2009 году до менее 10%.

Тем не менее, западные эксперты считают, что финансовое положение китайских банков достаточно прочное, поскольку они практикуют консервативную кредитную политику. При этом, у них достаточные уровни капитала, а безнадежные долги составляют всего 2% от общего объема кредитов. Существенно также и то, что ассигнований на убытки по кредитам достаточно для покрытия 123% невозвращенных займов.

С другой стороны, китайские банки все еще остаются новичками в глобальном бизнесе, поэтому у них широкие возможности для увеличения прибыльности. В частности, они могут изыскать новые источники доходов, повысить эффективность и улучшить управление рисками. Еще один положительный фактор – сделки, заключенные несколько лет тому назад, когда китайские банки обзавелись серьезными партнерами и допустили в свой капитал стратегических инвесторов – опытных участников мировых финансовых рынков, что обеспечивало им доступ к прогрессивным технологиям менеджмента. До сих пор основным источником доходов китайских банков было корпоративное кредитование. А ведь они могут реализовать и огромный потенциал розничного рынка страны с населением в 1.3 млрд. человек, что уже сейчас позволило им привлечь депозиты в сумме около $3 трлн. Поэтому у отрасли есть возможность пережить трудные времена с минимальными потерями. Правда, банки пока не активизируют розничную деятельность, зато в январе и феврале они резко расширили масштабы корпоративного кредитования.

Кредитный бум

Правительство активно стимулирует банкиров к расширению кредитования, его годовой прирост составил 21.3% в январе и 24.17% – в феврале, причем, в эти месяцы банки предоставили новые займы на суммы 1.62 трлн. и 1.07 трлн. юаней соответственно. По мнению экономистов, такой скачок связан с неудовлетворенным спросом на кредиты в 2008 году, поскольку вплоть до ноября Центробанк сдерживал рост займов, чтобы предотвратить инфляцию и предупредить перегрев экономики. Однако в ноябре ограничения были сняты, правительство приняло решение, что рост денежного агрегата М2 в 2009 году должен составить 17% в отличие от 16%, как практиковалось с 2006-го. Ожидается, что это решение обеспечит ликвидность рынка, достаточную для стимулирования роста инвестиций и поддержки экономики, подъем которой в четвертом квартале упал до семилетнего минимума в 6.8%.

Этот кредитный бум связан, кроме того, со стремлением банкиров принять участие в финансировании крупных проектов, которые будут реализованы в рамках правительственной антикризисной программы. Особую привлекательность для банков представляют масштабные инфраструктурные проекты, для которых необходимы долгосрочные инвестиции. Дело в том, что из объявленного 9 ноября пакета мер по стимулированию экономики в сумме $586 млрд. правительство собирается обеспечить почти треть инвестиций, а остальное финансирование строительства мостов, железных дорог и автомагистралей ляжет на плечи банков. Поэтому Ха Цзимин, главный экономист China International Capital Corp., считает, что огромное количество кредитных сделок связано именно со стремлением банков выбрать самые перспективные из предложенных проектов.

Первый результат такого скачка в кредитовании характеризуется отказом от дальнейшего резкого снижения процентных ставок. Главный экономист Bank of Communications Лян Пин считает, что доступность заемных средств упростит проблему ликвидности и даст возможность устоять китайским предприятиям, пострадавшим от коллапса экспортных рынков. По статистике Центробанка, 39% новых займов выданы для увеличения рабочего капитала, а средне- и долгосрочные корпоративные кредиты составляют еще 32%. Сан Минчун, экономист Nomura International, указал: «Это расширение кредитования снижает риск дефолтов китайских компаний, что, в свою очередь, умерит опасения относительно качества банковских активов, во всяком случае, в краткосрочном плане». Однако генеральный директор и председатель правления China Equities банка JP Morgan Джин Ульрих с этим не согласен. По его мнению, рост ликвидности может привести к резкому увеличению невозвращенных долгов, следовательно, усилится кредитный риск.

Эти опасения подкрепляются дальнейшими намерениями властей, которые обнаружили новую проблему. Дело в том, что основные кредиты предоставляются крупным и государственным компаниям, а это ухудшает положение мелких фирм, производящих значительную часть ВВП и в большой мере обеспечивающих занятость населения. Вопрос жизнеспособности этих предприятий серьезно беспокоит правительство, поскольку коллапс экспортных рынков обусловил закрытие многих фабрик и утрату 20 млн. рабочих мест. Поэтому председатель China Banking Regulatory Commission Лю Минкан собирается потребовать от банков оказания большей поддержки небольшим компаниям. В свою очередь, Министерство финансов предлагает банкирам либо списывать долги мелких фирм, либо предоставлять им отсрочки по выплате. Правда, это предложение еще не имеет статуса официальной политики правительства, но министр заявил: «Если банки могут списать невозвращенные кредиты или реорганизовать долги по собственной инициативе, это упростит жизнь как им, так и малым предприятиям».

При этом, китайские власти все более настойчиво требуют, чтобы действующие в стране иностранные финансовые институты тоже расширяли кредитование, в частности, предоставляя займы особо уязвимым малым и средним компаниям и сельским предприятиям. Однако иностранные банки проявляют разумную осторожность и не спешат отзываться на призывы правительства к расширению кредитования, тем более что политика властей в их отношении остается довольно жесткой. Да и население больше доверяет нацио­нальным финансовым институтам. Так что иностранцам довольно трудно собирать депозиты и упрочивать свои позиции на китайском рынке.

Консервативный подход

Все иностранные банкиры утверждают, что не собираются уходить из Китая. Тем не менее, хотя их стратегические планы не изменились, торможение китайской экономики в комбинации с проблемами мировой финансовой системы вынуждают финансовые институты пересматривать свои краткосрочные программы. Причем, азартные игры на западных рынках, которые привели их к гигантским убыткам, больше не представляются привлекательными для этих финансовых институтов. «Наш бизнес здесь осуществляется с консервативным подходом, – констатирует Ричард Йорк, генеральный директор HSBC China. – Тот факт, что мы сверхкапитализированы, слишком ликвидны и имеем много сберегательных вкладов, внезапно оказался весьма выигрышным». Ему вторит генеральный директор сингапурского OCBC China Леон Вай Лен: «Многие из нас переполнены ликвидностью, но мы продолжаем бдительно отслеживать ее уровень». Нерешительность этих институтов вынуждает и другие иностранные банки проявлять большую осторожность в плане расширения кредитования.

Так, у иностранных банков в Шанхае объем невозвращенных долгов, по состоянию на конец 2008 года, составлял $65.1 млрд., т.е. возрос на умеренные 9.3% по сравнению с уровнем 2007-го. При этом, расширение объема выданных кредитов у всей китайской банковской отрасли составило 35%. В то же время, размер новых займов, предоставленных иностранными институтами в 2008 году, сократился на $8.4 млрд. (на 68.8%), а доля безнадежных долгов поднялась от 0.46 до 0.83%.

Серьезное беспокойство у иностранных банкиров вызывают фактическое прекращение их кредитования китайскими банками, острая зависимость от капитала материнских компаний и внешних инвестиций, а также ограничения, наложенные правительством на альтернативные инструменты финансирования (например, на эмиссию облигаций, деноминированных в юанях). Не меньшую озабоченность вызывает у них и низкая скорость увеличения депозитной базы. Она лишь недавно начала формироваться у 17 иностранных банков, включая HSBC и OCBC, которые два года назад приобрели лицензии на предоставление сервиса в юанях. Сейчас эти институты отдали высший приоритет максимально быстрому накоплению местных депозитов, но делать это становится все труднее из-за растущего недоверия к иностранным банкам, ибо клиенты переводят свои счета в китайские банки, которые считают более надежными.

Тем не менее, иностранные финансовые институты по-прежнему планируют географическое расширение в Китае, которое, по их мнению, обеспечит им увеличение рыночной доли. «Мы считаем крайне важным укрепление нашего плацдарма и именно на этом сосредоточимся в 2009 году», – заявляет, в частности, Ричард Йорк. По его словам, HSBC собирается нарастить свою сеть в Китае на 79 отделений. В свою очередь, Societe Generale China планирует открыть в 2009 году два новых отделения, а в ближайшие пять лет довести свою сеть до 50 точек. Аналогичные планы вынашивают OCBC и другие иностранные институты, хотя в некоторых случаях утверждение властями этих «прибавок», скорее всего, притормозится, поскольку регулятивные органы обеспокоены финансовым состоянием их родительских банков.

Разумеется, у всех иностранных банков имеются серьезные опасения по поводу затрат на развитие необходимой инфраструктуры, поскольку расходы в соответствии с глобальными тенденциями необходимо сокращать. Леон Вай Лен объясняет ситуацию так: «Весь вопрос в том, нужно ли выкладывать деньги, например, на проект хранилища данных в 2009 году, или это может подождать еще пару лет». По ее словам, в банке часто возникают дискуссии по таким поводам, тем не менее, «общее направление развития остается неизменным».

С другой стороны, расширению присутствия иностранных банков в Китае благоприятствует тот факт, что представлявшая для них серьезную проблему текучесть кадров заметно упала. Особенно это важно для OCBC, который продолжает проводить интенсивные тренинги менеджмента и повышать уровень персонала среднего звена, а также для Societe Generale, рассчитывающего в 2009 году удвоить численность кадров (до 600 человек) в связи с активизацией и диверсификацией бизнеса. Джексон Чун, генеральный директор Societe Generale China, говорит, что его банк собирается перейти от корпоративного инвестиционного банкинга к розничному бизнесу.

При этом, иностранцы активно развивают свои связи с местными институтами. Например, HSBC тесно сотрудничает с Bank of Communications, а Societe Generale, проигравший в 2007 году Citi борьбу за пакет акций Guangdong Development Bank, не оставляет надежды приобрести стратегические доли в китайских банках и планирует создание совместных предприятий. Этот финансовый институт недавно подписал Меморандум о взаимопонимании с China Everbright Securities. Партнеры собираются сотрудничать в разработке структурированных продуктов.

Тем не менее, такие планы есть отнюдь не у всех иностранных банков. Несмотря на явные перспективы китайского рынка некоторые западные финучреждения вынуждены умерять свое присутствие в этой стране. В условиях жесточайшего финансового кризиса им остро необходимы наличные деньги, поэтому они начали продавать свои акции китайских банков. Это принесет им необходимый капитал, но ценой потери будущих прибылей от деятельности в стране, экономика которой идет на подъем быстрее всех других государств. Этим банкам приходится отказываться от своих долей рынка, где появился и стремительно разрастается средний класс, что создает блестящие перспективы для тех, кто не выйдет из игры.

Неудачники

Еще пять лет тому назад большинство кредитных банков КНР были технически не платежеспособны. После реформирования отрасли и государственной помощи (правительство выделило на эти цели более $500 млрд.) проблемы большинства институтов были решены. Затем в 2005 году правительство Китая приняло историческое решение: иностранным финансовым институтам был приоткрыт доступ к банковской отрасли страны. Власти пошли на этот шаг, чтобы национальные финансовые институты получили необходимые инвестиции, а также прогрессивные технологии менеджмента и «ноу-хау», которые помогли бы им трансформироваться в организации мирового уровня. Ожидалось, что иностранные инвесторы научат китайских партнеров практике ведения бизнеса на свободном рынке.

И западные банки ринулись на завоевание самого перспективного в мире рынка. Вследствие этой экспансии Bank of America, Royal Bank of Scotland (RBS), Goldman Sachs и другие крупнейшие финучреждения влили в китайские банки свыше $25 млрд. В 2005-2006 годах эти деньги сыграли важную роль, ведь именно они помогли некоторым китайским банкам подготовиться к листингу в США и на биржах других стран. В те времена банковскую отрасль Китая возглавляла «большая четверка»: China Construction Bank Corp. (CCB), Industrial and Commercial Bank of China, Bank of China и Agricultural Bank of China. Причем, CCВ, ICBC и Bank of China, в конце концов, провели IPO вне Китая.

Инвесторы откровенно гордились «стратегической ценностью» своих пакетов в китайских кредитных банках и стремились насытить свои исходные пакеты. Так, BofA в июне 2005 года инвестировал в CCB $3 млрд., а позднее (уже после IPO) довел свой пакет до $4.9 млрд. Впоследствии стоимость этого актива почти утроилась, так что, по состоянию на 30 сентября 2008 года, составляла уже $14.5 млрд. С момента IPO (октябрь 2005-го) по ноябрь 2008 года котировки CCB выросли на 75%. И это с учетом 50%-ного падения по сравнению с пиковой ценой в октябре 2007 года. Поэтому в середине ноября Bank of America вложил в акции China Construction Bank еще $7 млрд., что увеличило его пакет до 19%.

Однако позднее, когда разразился финансовый кризис, списания в размере $738 млрд. и рекордные убытки банков во всем мире вынудили этих инвесторов пересмотреть отношение к продаже акций китайских институтов. И два месяца спустя Bank of America продал за $2.8 млрд. часть своих акций CCB (2.5%). По мнению аналитика из шанхайской фирмы for CSC Securities Ли Кина, американский банк принял это решение из-за крупных расходов на приобретение Merrill Lynch и ипотечной компании Countrywide Financial. Тем не менее, BofA сохранил 16.6% акций China Construction Bank. Его примеру последовал Royal Bank of Scotland, продавший свою долю (4.3%) в Bank of China за $2.3 млрд. В свою очередь, вышли из числа акционеров Bank of China швейцарский UBS, сбыв весь свой пакет ценных бумаг (1.33%), и гонконгский миллиардер Ли Ка-шин, выручивший за свою долю $511 млн. И это с учетом, что котировки Bank of China на бирже Гонконга снизились в прошлом году на 46%, поскольку он потерял $3.7 млрд. на ценных бумагах, связанных с ипотеками в США (крупнейшие убытки среди китайских банков).

Инвестиционный директор Money Morning и признанный эксперт по финансовым рынкам Китая Кейт Фитц-Джеральд прокомментировал эту ситуацию следующим образом: «Стыд и позор этим западным банкам. Они получили «ключи от замка», т.е. прямой доступ к китайскому рынку, и потеряли их. С другой стороны, для китайских банков это не опасно, так как они добились своих целей, получив западный капитал, технологии и «ноу-хау». Теперь они могут двигаться дальше без ограничений, которые желали бы наложить иностранные инвесторы».

Однако дело было еще и в том, что в отношении сотрудничества у партнеров были проблемы, причем, с обеих сторон. Иностранные инвесторы ожидали устранения 20%-ного лимита на размер приобретаемого иностранцами пакета акций и возмущались, что им не разрешают получить контроль над китайскими банками. При этом, они не имели возможности серьезно влиять на текущие операции самих институтов. Со своей стороны, китайские банкиры были огорчены и озадачены: советники из иностранных банков, обладающие огромным опытом деятельности на международных рынках, регулярно спотыкались при решении стратегических задач, поскольку не понимали потребностей местных рынков. Слишком часто они не могли решить возникающих вопросов; это изменило взгляды китайских банкиров, которые исходно были уверены, что иностранные специалисты – это настоящие эксперты, способные справиться с любой ситуацией. Кроме того, возникали и обычные недоразумения. Например, Bank of China объявил о создании «эксклюзивного партнерства» с подразделением частного банкинга Royal Bank of Scotland, но впоследствии открыл собственное подразделение по управлению состояниями. В результате банки-партнеры стали конкурировать между собой.

Поэтому Цзао Сичжун, заместитель директора Финансовой школы в Университете Renmin в Китае, расценивает ситуацию несколько иначе. Он уверен, что иностранные банки будут расширять свои плацдармы на китайском рынке, но предпочтут создавать собственные структуры, а не покупать китайские институты. Что же, как писал Киплинг, Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись…

Галина Резник,
по материалам China Daily, Asian Banker, Dow Jones Newswires,
Bloomberg, Morningstar, Seeking Alpha

 
© агенство "Стандарт"