журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

Банковское регулирование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2009

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Кредитная пробка

Западные банкиры и предприниматели ищут ответ на вопрос, как восстановить финансирование реального сектора экономики

Согласно оценкам Международного валютного фонда, обнародованным в конце января текущего года, общий объем потерь американских и европейских банков от инвестиций в “токсичные” активы составляет около $2.2 трлн. Не удивительно, что все средства, которые в последние месяцы были влиты в мировую финансовую систему, ушли на покрытие этих убытков и рекапитализацию, а на долю реального сектора экономики, задыхающегося в тисках кредитного кризиса, не осталось практически ничего. По оценкам американских банковских аналитиков, объемы потребительского кредитования в США в нынешнем году сократятся почти вдвое (на $2 трлн.), не менее серьезным будет и падение в корпоративном секторе. Банкиры, их клиенты, эксперты ищут способы разблокирования финансовой системы, но процесс выхода из кредитного кризиса, скорее всего, будет длительным.

Кредитные альтернативы

Безусловно, выражение «кредитный кризис» не означает, что банки вообще прекратили предоставление займов. Они просто резко ограничили объем доступного финансирования и усилили требования к заемщикам.

По данным Федеральной резервной системы (ФРС) США, в ноябре 2008 года около 80% американских банков заявили, что за последние три месяца сократили кредитование и ужесточили кредитные стандарты. Новый опрос, проведенный в январе 2009 года, показал, что порядка 65% финансовых институтов ввели для заемщиков за предыдущие три месяца новые ограничения и требования. При этом, ни в ноябре, ни в январе не было ни одного банка, который как-то ослабил бы эти нормы.

Кредитный кризис коснулся всех категорий заемщиков. В Европе в первом квартале текущего года обанкротились тысячи фирм, у которых объем валовых доходов до кризиса измерялся десятками и даже сотнями миллионов евро в год. Наиболее распространенная причина краха заключается в том, что банки отказались предоставлять этим компаниям средства на рефинансирование старых долгов или покрытие новых убытков. Компании, встретившие кризис в ослабленном в силу каких-либо причин финансовом положении, ныне имеют довольно слабые шансы на выживание.

Как сообщает американская Small Business Administration (SBA), количество гарантируемых ею займов, предоставленных предприятиям малого бизнеса, сократилось в четвертом квартале 2008 года на 62% по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, а объем средств, выданных в рамках этой программы, – более чем на 40%. Как ожидается, в первом квартале 2009 года будет зарегистрирован дальнейший спад. Кроме того, большинство американских и европейских банков в разы снизили лимиты по кредитным карточкам практически для всех своих частных клиентов.

Судя по всему, кризис продлится еще достаточно долго. Ведущие американские и европейские банки только приступили к сложному, длительному и очень затратному процессу расчистки своих балансов от «токсичных» активов, невозвращенных кредитов, обесценившихся до нуля ценных бумаг и прочего «финансового мусора». Как минимум, в ближайшие месяцы их возможности по предоставлению кредитов будут ограниченными в силу объективных причин. К тому же, кризис стал в известной степени самоподдерживающимся. Банки предоставляют займы только самым надежным заемщикам и под хороший залог, тогда как остальные компании испытывают кредитный голод. Многие из них разоряются, лишь способствуя усилению экономического спада и подрывая бизнес других фирм, которые пока еще держатся на ногах.

Тем не менее, и в нынешние сложные времена ряд финансовых институтов в США и Европе продолжают операции по финансированию корпоративных клиентов, правда, делают это несколько иначе, чем до кризиса. Прежде всего, в «игре» остались небольшие банки, не увлекшиеся вложениями в деривативы и прочие «модные» финансовые инструменты и проводившие достаточно консервативную политику в отношении ипотечных займов, а поэтому сохранившие ресурсы, которые теперь могут направить на кредитование. Кроме того, мелкие банки, действующие на локальном уровне, как правило, хорошо знают местную клиентуру и поэтому могут предоставлять займы, базируясь на оценке деловых качеств конкретных предпринимателей, текущего состояния их бизнеса и его ближайших перспектив. Как ни странно, в сегодняшней Америке для небольшой компании проще всего стало получить кредит «по знакомству», а репутация бизнесмена превратилась в самую ценную часть его капитала.

Некоторые банки, не доверяя официальным кредитным рейтингам либо ведя дело с заемщиками, не имеющими таких рейтингов вообще, начали сами проводить финансовую оценку бизнеса потенциальных заемщиков. Здесь важным критерием стала готовность клиентов к сотрудничеству и повышению прозрачности своего бизнеса для финансовых институтов. Несколько компаний в США в последнее время даже приступили к созданию механизма кредитного скоринга для предприятий малого бизнеса наподобие систем, используемых в стране при предоставлении займов частным лицам. Однако этот процесс еще только стартовал, так что ожидать быстрого результата здесь, наверное, не приходится.

Многие западные банки предлагают своим клиентам из сферы малого и среднего бизнеса в качестве альтернативы кредитованию всевозможные финансовые операции, обеспеченные активами. Это, например, факторинг, когда банк предоставляет заемщику средства, обеспеченные будущими платежами по уже выставленным счетам, простой и финансовый лизинг с предоставлением клиенту в аренду либо в аренду с выкупом различного оборудования (от промышленного до офисной техники), торговое финансирование, при котором в качестве обеспечения выступают выручка или складские запасы… Все эти операции также требуют высокой прозрачности бизнеса заемщика и постоянной работы банковских специалистов с конкретными клиентами, однако при правильном применении они достаточно выгодны и не сопряжены с высоким риском для банка.

Для крупных компаний разрабатываются более сложные схемы финансирования. Рынки корпоративных облигаций, коммерческих векселей и прочих ценных бумаг, эмитируемых компаниями, в последние месяцы резко сократились в объеме. На них обращаются только бумаги, выпускаемые самыми надежными корпорациями, сохранившими доверие со стороны инвесторов. Поэтому для большинства компаний основным источников заемных средств снова стали банки.

Французская компания Carbone Lorraine, производитель электрооборудования и специальных материалов с оборотом в @730 млн. (данные за 2007 год), заключила, например, соглашение с банком Societe Generale о двухлетней кредитной линии на @75 млн., которой компания может воспользоваться, а может и обойтись без нее. Если заемщику таки понадобятся эти деньги, он сделает на эту сумму допэмиссию акций, которые будут переданы банку в залог (по состоянию на конец февраля сумма в @75 млн. соответствовала 17.5% от рыночной капитализации Carbone Lorraine). Когда срок кредитного договора истечет, банк сможет продать эти акции. В случае поднятия к тому времени курса он получит дополнительную выгоду, при его падении Carbone Lorraine выкупит эти ценные бумаги с 10%-ным дисконтом по отношению к курсу на момент их передачи Societe Generale.

Правда, как отмечают специалисты, пока нет ответа на вопросы, как в новых условиях финансировать проекты, слияния и поглощения, приобретение дорогостоящего уникального оборудования, что делать с корпоративной задолженностью, срок погашения которой приходится на 2009-2010 годы и которую, скорее всего, не удастся полностью рефинансировать. Вполне возможно, что ответы здесь придется искать вне традиционного банковского сектора.

Хороший «хороший банк»

Один из вариантов заключается в том, что некоторые функции банков начнут брать на себя нефинансовые компании. В США такие корпорации, как сеть гипермаркетов Target и производитель мотоциклов Harley-Davidson, имеют в своей структуре компании по выдаче промышленных займов, предоставляющие кредиты поставщикам и торговым партнерам.

В прошлом году ФРС, ранее выступавшая против доступа нефинансовых компаний в финансовый сектор экономики, ослабила свои ограничения. Ряд корпораций, например, American Express и GMAC (подразделение General Motors), в последние месяцы зарегистрировались как банковские холдинговые компании. Это дает им право привлекать депозиты, застрахованные Federal Deposit Insurance Corp. на сумму до $250 тыс., и выдавать коммерческие и потребительские займы. Кроме того, нефинансовые компании теперь имеют право приобретать проблемные банки.

Американский торговый гигант Wal-Mart ныне может смело вернуться к своим планам основания собственного банка, от которых он был вынужден отказаться два года тому назад под давлением ФРС, финансового сектора и общественности. Пока руководство Wal-Mart заявляет, что больше не собирается осуществлять экспансию в финансовый сектор и не нуждается в создании дочернего банка. Но этот вариант живо обсуждается в американских средствах массовой информации. По оценкам специалистов, Wal-Mart Bank стал бы достойным конкурентом американским розничным гигантам Bank of America и Wells Fargo, а его появление определенно оздоровило бы финансовый сектор страны.

Тем временем, эксперты предлагают свои способы выхода из кредитного кризиса. Так, в последнее время широкую известность получила концепция «хорошего банка» – в противовес так называемому «плохому», куда частные финансовые институты передают под контролем государства свои проблемные активы, чтобы расчистить баланс и вернуться к нормальным операциям.

Вообще, что делать с проблемными активами, – это один из главных «проклятых» вопросов, от ответа на который зависит, насколько быстро западный финансовый сектор сможет выйти из кризиса. В Японии в 90-тые годы процесс списания с банковских балансов невозвратов на сумму, на порядок меньшую, чем сейчас, затянулся более чем на 10 лет и сопровождался неоднократными массированными вливаниями бюджетных средств. Американские власти хотят привлечь частный капитал к выкупу у банков «токсичных» активов номинальной суммой около $1 трлн., но специалисты полагают, что это предложение не вызовет большого интереса, в частности, из-за огромного массива проблемных активов и трудностей с их объективной оценкой.

В связи с этим сторонники идеи «хорошего банка» предлагают сделать все наоборот: перемещать с банковских балансов в специализированную структуру не проблемные, а как раз нормальные, действующие и приносящие доход активы, дав господам банкирам самим разбираться со своим мусором. Туда же, в «хороший банк» (точнее, – банки, которые предлагается создавать на базе крупных де-факто национализированных финансовых институтов), предлагается переводить и депозиты.

По словам авторов концепции, такой механизм имеет ряд преимуществ. Во-первых, действующие активы можно легко оценить, по крайней мере, с этим не возникнет и сотой доли тех проблем, с которыми ныне сталкиваются банкиры и государственные чиновники, пытаясь найти покупателей на пакеты невозвращенных кредитов или обесценившихся «ценных» бумаг. Во-вторых, «хорошие банки», избавленные от необходимости привлечения средств на покрытие убытков, могли бы сразу же продолжить финансирование реального сектора экономики. При этом, государство может предоставлять свои гарантии по этим займам, чтобы стимулировать их предоставление. В-третьих, правительство избавилось бы от необходимости постоянно подпитывать проблемные банки. Выделив один раз средства на приобретение у них «хороших» активов, оно затем бы предоставило эти финансовые институты своей судьбе. Таким образом, менеджеры и акционеры, допустившие фатальные ошибки, должны, по мнению авторов концепции, сами расхлебывать их последствия и сами принимать меры по исправлению ситуации.

Банки, оставшиеся с «плохими» активами, предлагается лишить права принимать депозиты и предоставлять новые займы. Их единственной задачей должна стать расчистка баланса – продажа проблемных активов и самостоятельный поиск нового капитала. Впоследствии, в случае успешного решения этой задачи, банк может ходатайствовать о возвращении ему лицензии на возобновление нормальной банковской деятельности. «Хорошие» же банки после окончания кризиса можно будет снова приватизировать и тем самым возвратить налогоплательщикам часть средств, потраченных на выкуп активов и оздоровление финансовой системы.

Конечно, пока это только идея, которая получила известное распространение в экспертном сообществе, но, все же, не рассматривается политиками в качестве реального варианта. Сейчас правительства как США, так и европейских стран идут по более традиционному пути, выделяя все новые и новые транши на расчистку финансовых завалов и ограничиваясь словесными увещеваниями в адрес банков, резко сокративших кредитование. Однако, если старые проверенные методы не дадут желаемого эффекта, власти могут подумать и о принятии на вооружение более революционных и радикальных концепций.

Виталий Шимкович,
по материалам Financial Times, New York Times, CFO Magazine,
CNNMoney.com, FRBSF Economic Letter

 
© агенство "Стандарт"