журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ФИНАНСОВЫЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

РИСК-МЕНЕДЖМЕНТ

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2009

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Британия ищет выход

Правительству Великобритании пока не удается стабилизировать ситуацию
в финансовой системе страны

В условиях глобального финансового кризиса британское правительство предпринимает решительные действия, не оглядываясь на других европейских политиков, хотя активно призывает их к объединению усилий. В сентябре, когда крупнейшие банки страны обратились за помощью к властям, те немедленно предоставили необходимый капитал и провели частичную национализацию. Затем правительство организовало поглощение Halifax Bank of Scotland (HBOS) его конкурентом Lloyds TSB, в результате которого ожидается существенная синергия. Теперь же планируется ассигновать еще 300 млрд. ф. ст. на поддержку финансовых институтов, причем, в некоторых из них контрольные пакеты переходят в собственность государства. И важная политическая проблема – следует ли национализировать банковскую отрасль – волнует британцев исключительно в практическом аспекте.

Новый тяжеловес

Идея создания крупнейшего в Великобритании банка возникла, когда кризис доверия привел к обвальному падению акций HBOS – ведущ­его ипотечного банка страны. Чтобы не допустить его банкротства, которое могло бы полностью обрушить национальный финансовый рынок, правительство даже решилось пренебречь возражениями Антимонопольного управления, представители которого считали, что подобное объединение нарушает закон. «Стабильность финансовой системы важнее, чем строгое соблюдение законов о конкуренции», – заявил тогда госсекретарь по делам бизнеса и предпринимательства Джон Хаттон. Именно из этих соображений было решено сформировать банк Lloyds Banking Group, в котором акционерам Lloyds TSB будет принадлежать 56% капитала, а остальные 44% должны были получить инвесторы HBOS, образованного 7 лет назад в результате слияния ипотечного кредитора Halifax с Bank of Scotland. Сумма сделки составляла около @15.5 млрд.

Однако позднее планы пришлось несколько изменить. Обоим участникам объединения требовался дополнительный капитал, а в условиях кризиса доверия привлечь его путем выпуска необеспеченных ценных бумаг было невозможно. Единственным выходом оставалась допэмиссия привилегированных акций, которые выкупит государство. В середине октября Lloyds и HBOS провели допэмиссию на сумму @21.6 млрд., а правительство выкупило ее полностью. В результате 43.4% акций Lloyds Banking Group отойдет государству. Кстати, подобной помощью правительства решили воспользоваться почти все крупнейшие финансовые институты страны – Abbey, Barclays, HSBC, Nationwide Building Society, Royal Bank of Scotland и Standard Chartered (власти выделили для этих целей 37 млрд. ф. ст.).

Возглавят новый банк топ-менеджеры Lloyds. Они проведут сокращение персонала (сейчас его численность составляет 140 тыс. человек), закроют часть из 3 тыс. отделений и осуществят ряд других мероприятий, чтобы добиться снижения затрат на 1.5 млрд. ф. ст. к 2011 году. Однако аналитики сомневаются в перспективах укрупненного финансового института. Так, по мнению экспертов Exane BNP Paribas, это объединение представляется панацеей только на первый взгляд. Дело в том, что 95% доходов Lloyds TSB и HBOS связано с рынком Великобритании, при этом, у партнеров окажется крупнейшая рыночная доля именно в тех сегментах, которые сейчас более всего отпугивают инвесторов – в ипотеке, необеспеченных займах, кредитных карточках и коммерческой недвижимости. Правда, аналитики из Exane BNP Paribas Джеймс Эден и Йан Гордон признают, что планируемое сокращение затрат представляет «редкую возможность страховки от проблем, существующих в условиях нынешней неопределенности».

В октябре помощь правительства в размере 15 млрд. ф. ст. потребовалась также Royal Bank of Scotland, рыночная капитализация которого сократилась до менее 12 млрд. ф. ст., и Barclays (3 млрд. ф. ст.). В результате государство стало и их акционером. Однако финансовые эксперты предупреждали, что в 2009 году Великобританию может охватить вторая волна банковского кризиса, так что ведущим финансовым институтам страны может срочно потребоваться дополнительный капитал. По мнению аналитиков из Credit Suisse, финансовых ресурсов британских банков должно было хватить только на смягчение негативных последствий осеннего витка кризиса, а для выполнения своей главной задачи – финансирования национальной экономики – им все равно придется привлекать новые средства уже в январе-феврале. Эксперты оказались правы: новый виток кризиса начался в середине января.

Кнут и пряник

по-британски

Новый обвал котировок европейских финансовых институтов был спровоцирован слухами, что крупнейший банк Великобритании HSBC собирается попросить акционеров о дополнительном взносе в размере $30 млрд. (20 млрд. ф. ст.). Кроме того, вместо ожидавшегося сообщения о получении прибыли по итогам 2008 года немецкий Deutsche Bank объявил об убытках за четвертый квартал в размере $6 млрд. Панический сброс акций сократил капитализацию Deutsche Bank и HSBC на 8%, Royal Bank of Scotland – на 40%, котировки Lloyds TSB упали на 12%, а Barclays – на 25% (до самого низкого уровня после 1993 года). Аналитики полагают, что проблемы Barclays обусловлены слухами, что банку грозят дальнейшие убытки в сотни миллиардов фунтов, связанные с инвестициями в токсичные активы. Масла в огонь подлили спекулянты, играющие на понижение: они утверждают, что и этот банк неизбежно будет национализирован. Правда, Barclays отрицает, что у него имеются финансовые проблемы. Хотя официальный финансовый отчет он должен представить только 17 февраля, банк опубликовал сообщение, что его прибыль до налогообложения за 2008 год значительно превысит ожидавшиеся 5.3 млрд. ф. ст.

Пострадали и американские банки. Акции Bank of America подешевели на 13.7%, а Citigroup – на 8.6%. Это последовало за сообщением о том, что суммарные убытки Citigroup, Bank of America и Merrill Lynch за четвертый квартал составили $25 млрд. В этой ситуации Citigroup обратился в Министерство финансов за дополнительным капиталом и, кроме того, был вынужден отказаться от модели универсального банка. А правительство США приняло решение выделить еще $800 млрд. на поддержку банковской отрасли (помимо $750 млрд., утвержденных Сенатом ранее). Масштабы этой поддержки потрясли даже закаленных финансистов Уолл-Стрита и несколько воодушевили инвесторов, многие из которых потеряли до 90% от стоимости своих активов по сравнению с их пиковой ценой в начале 2007 года.

Тем не менее, аналитики предсказывают, что британские банки смогут снова получать прибыль не ранее 2011 года. В этой ситуации правительство поспешно объявило о новом пакете мер, включающем помощь банковской отрасли в размере 300 млрд. ф. ст. и стимулирование экономики за счет государственных инвестиций. В частности, планируется увеличить доли государства в банках и выкупить у них «токсичные активы» на сумму до 200 млрд. ф. ст. Кроме того, премьер-министр Гордон Браун заявил, что будут приняты меры по стимулированию кредитования бизнеса и домовладельцев. По его словам, новый план состоит из двух основных частей. Одна из них включает схему страхования «токсичных активов», которые оказались на балансе британских банков после краха рынка субстандартной ипотеки в США. По этой схеме финансовые институты заплатят определенные суммы за перевод части этих активов в государственную собственность. Это позволит ограничить их убытки и высвободить капитал, который они смогут использовать для кредитования бизнеса и частных лиц. При этом, новый план предусматривает государственные гарантии по ценным бумагам, обеспеченным ипотеками.

Вторая часть плана предусматривает смягчение условий, на которых правительство исходно выкупало привилегированные акции некоторых банков. В октябре это делалось под обременительные 12% годовых, чтобы стимулировать банки выкупить их обратно максимально быстро. Ожидалось, что они смогут это сделать за счет расширения кредитования. Теперь же правительство собирается увеличить свою долю в Royal Bank of Scotland и обменять свои привилегированные акции на сумму 5 млрд. ф. ст. на обычные, чтобы избавить банк от необходимости платить ежегодные дивиденды в размере 12%. В результате государственная доля в этом банке будет увеличена от нынешних 58% до 70%. Это решение было принято, когда стало известно, что убытки Royal Bank of Scotland за 2008 год составят около 28 млрд. ф. ст. Это крупнейшие потери в британской корпоративной истории.

Министр финансов Алистер Дарлинг сообщил, что Центробанку будут предоставлены новые права, поскольку именно Bank of England будет расходовать @55 млрд. из суммы, ассигнованной на выкуп у банков проблемных активов, кроме того, ему будет предоставлено еще @100 млрд. для обеспечения государственных гарантий по возможным убыткам от финансовых инструментов сомнительной надежности. Причем, он особо отметил, что эта помощь – не бесплатная, банкам придется подписать договора, включающие пункт об ответственности за кредитование. Предполагается, что кредиторы определят свои самые рискованные активы, и по ним – за специальную плату – будут предоставлены государственные гарантии. Финансовые институты будут нести определенную ответственность за потери, но в ограниченном размере: они будут оплачивать первую часть любых убытков по своим инвестициям, а примерно 90% их потерь будет компенсировано за счет налогоплательщиков. Ожидается, что эта программа приведет к повышению доверия к национальным финансовым институтам. Правда, ее подробности определятся в процессе обсуждения с конкретными банками и будут обнародованы только через несколько недель.

При этом, в обмен на поддержку банки примут на себя обязательства кредитовать малый бизнес и частных лиц. «Банки получают деньги от правительства, и они должны понимать, что налогоплательщики должны что-то получать от них взамен», – заявил Алистер Дарлинг. Кроме этого, обсуждается план создания специального фонда, который даст возможность компаниям обменивать облигации на акции. Этот фонд планируется создать совместно с банками. Понятно, что Royal Bank of Scotland, HBOS, Lloyds и некоторые другие институты, которые уже практически контролируются государством, безусловно, войдут в число учредителей фонда. Однако согласятся ли на это сохранившие независимость HSBC и Barclays, пока не известно.

Национализированный первым в начале 2007 года ипотечный банк Northern Rock, который до сих пор в стремлении выплатить аварийный государственный заем в 26 млрд. ф. ст. подталкивал своих клиентов к рефинансированию в других банках, теперь будет использоваться для расширения кредитования. С этой целью правительство выделит ему еще 10 млрд. ф. ст. Кроме того, крупнейшие ипотечные банки еще в декабре обязались давать должникам трехмесячную отсрочку по выплатам, а Royal Bank of Scotland объявил, что будет предоставлять такую отсрочку на полгода. Это распространяется как на заемщиков, имеющих просрочку, так и на тех, у кого она может появиться до конца 2009 года. Безусловно, это несколько упростит ситуацию для банковских клиентов. По данным Reuters, к концу сентября в Великобритании опаздывали с платежами по ипотечным кредитам 168 тыс. заемщиков, что на 8% больше, чем в конце июня. В целом в третьем квартале банки забрали за неплатежи 11.3 тыс. домов (на 12% больше, чем во втором). Таким образом, спасая банковскую отрасль, правительство стремится блюсти и интересы ее клиентов.

Революционные идеи

Близкая перспектива национализации британских банков породила серьезное беспокойство в финансовых кругах. Стоимость страховки от дефолта по государственным облигациям Великобритании подскочила до LIBOR +150 б. п., как это было с бразильскими ценными бумагами весной 2007 года. Характерно, что всего лишь слухи по поводу возможной национализации американских банков увеличили цену страховки от дефолта США на 75 б. п. Такая реакция вполне адекватна: обычно правительство принимает на себя контроль над банком только в том случае, если его активы настолько «токсичны», что он уже никогда не сможет выполнить свои обязательства. Однако подобные действия всегда приводят к усилению политических разногласий. Например, в Исландии, где активы банков в несколько раз превышают ВВП, национализация крупнейших финансовых институтов привела к отставке правительства. И сейчас британские эксперты заговорили о «Рейкьявике на Темзе».

И, действительно, Royal Bank of Scotland уже фактически национализирован. Правда, новый генеральный директор этого банка Стефен Хестер заявил на пресс-конференции, что увеличение госдоли не приведет к полной национализации, но аналитики сомневаются в достоверности подобных утверждений. В частности, эксперты из японской компании Nomura считают, что правительство вполне может применить такое радикальное средство для возобновления кредитования: «Мы полагаем, что, если последний пакет мер окажется неэффективным, то у британских властей просто не останется альтернативы полной национализации». Тем более, что правительство признало: экономика страны вступила в период рецессии, а Европейская комиссия объявила, что в 2009 году ВВП Великобритании сократится на 2.8%.

Сейчас британское правительство прилагает титанические усилия, чтобы убедить банки возобновить кредитование и вернуть его объемы на уровень 2007 года. Однако в условиях кризиса банкиры стремятся сохранить капитал. По словам управляющего Bank of England Мервина Кинга, для отдельно взятого банка это имеет смысл, но для экономики в целом – самоубийственно. Ограничивая кредитование, финансовые институты приговаривают экономику к еще более глубокой депрессии, из-за чего усиливаются и их собственные трудности. Кинг назвал этот подход «кладбищенской экономикой». Еще более жестко оценивает ситуацию Джон МакФолл, председатель финансового комитета в палате общин. По его мнению, британская банковская система обрушилась на всех уровнях: топ-менеджеры не сознают, какие инвестиции делались от их имени, системы управления рисками практически отсутствуют, а неисполнительные директора – часто весьма опытные – не имеют возможности точно оценить последствия деятельности института. Регулятивная система тоже не справляется со своими обязанностями, что продемонстрировал собственный отчет Financial Services Authority по банку Northern Rock.

Важно, что обвал распространяется и на так называемую «теневую» банковскую систему, которая сейчас разваливается на глазах. Активы этой альтернативной системы, которая включает инвестиционные банки, хедж-фонды, фонды денежного рынка и т. п., в начале 2007 года составляли около $10-12 трлн., причем, она генерировала $500 млрд. сложных финансовых деривативов. Этот объем значительно больше, чем у традиционной банковской системы, и теперь, когда теневая система рухнула, банкам необходимо ежедневно перекрывать финансовую щель в $5-10 млрд. Очевидно, что в обозримом будущем банковское кредитование не вернется к прежним уровням, поэтому властям необходимо изыскать другие способы обеспечения финансирования бизнеса и частных лиц. При этом, ситуация сильно политизирована, а экономические доктрины нуждаются в радикальном пересмотре.

В этих условиях Джон МакФолл видит выход в создании государственного банка, который мог бы решать поставленные правительством задачи в сфере кредитования. Он призывает взять пример с послевоенного правительства Клемента Эттли, которое успешно использовало кредитование для восстановления экономики. По мнению МакФолла, для этих целей вполне подходит Управление почт (бывшее Министерство почт – полуправительственная организация во главе с председателем, который назначался министром промышленности), которое вполне может трансформироваться в полномасштабного провайдера финансового сервиса.

Политические проблемы

Аналитики сходятся во мнениях, что ситуация в экономике Великобритании близка к критической. После того, как премьер-министр Гордон Браун сообщил о новых мерах, направленных на поддержку национальных банков, на международных рынках началась масштабная распродажа фунта стерлингов. Его курс резко снизился, в результате чего страна оказалась на пороге полномасштабного валютного кризиса. Причем, это происходит на фоне резкого спада деловой активности, оттока капитала из страны и увеличения государственного долга. Дешевый фунт стерлингов отпугивает инвесторов и ведет к нарастанию дефицита текущих счетов. Некоторые банки всего за несколько дней потеряли более половины своей стоимости из-за обвала британского фондового рынка, причем, их потери могут еще возрасти. Международные рейтинговые агентства, такие как Standard & Poor’s, Moody’s Investor Services и Fitch, уже заявили, что могут понизить кредитный рейтинг Великобритании, который недавно был подтвержден на уровне AAA.

В принципе, такого развития событий можно было ожидать: новая программа спасения банков исходно была чревата политическими и финансовыми рисками. Алистеру Дарлингу и Гордону Брауну придется подробно объяснить оппонентам, на что именно они планируют истратить 500 млрд. ф. ст., которые предназначены для борьбы с безработицей и решения общеэкономических проблем в ближайшие 2 года, а также, почему этих средств не хватает для возобновления нормального функционирования кредитно-денежных рынков. При этом, оппозиционная Консервативная партия азартно критикует экономическую политику Брауна и обвиняет его в популизме. В частности, она выступает против снижения НДС, что, по замыслу правительства, должно стимулировать покупательскую активность. «В стране не хватает средств, у нас долговой кризис, и все меры, которые предлагает правительство, просто не работают», – заявил в интервью BBC министр теневого правительства Крис Грэйлинг.

Однако премьер не поддается на провокации, хотя политическая ситуация в стране резко обострилась. На вопрос ВВС о том, возможно ли проведение в 2009 году всеобщих выборов, премьер-министр заявил: «Об этом я думаю меньше всего. В текущих условиях мой долг – сделать все, чтобы помочь людям». Причем, он уверен, что политика правительства, направленная на защиту экономики путем значительных финансовых вливаний со стороны государства, была выбрана правильно. Он планирует выделить еще 10 млрд. ф. ст. на финансирование общественных работ, развитие цифровых технологий и защиту окружающей среды. Программа его кабинета предусматривает создание 100 тыс. рабочих мест, в том числе за счет расширения производства электромобилей. Но в этом отношении даже союзники лейбористов либерал-демократы проявляют определенный скепсис: с их точки зрения, хотя перспектива создания 100 тыс. рабочих мест, на первый взгляд, впечатляет, тем не менее, она выглядит совершенно иначе на фоне миллиона уволенных. Однако премьер уверен, что в сложившейся ситуации государство просто обязано активно вмешиваться в экономику, и призвал избирателей подождать, пока проводимая политика начнет приносить свои основные плоды. «Не думаю, что можно судить об успехах нашей политики по итогам одного месяца», – заявил он в начале января.

С другой стороны, Браун считает, что продолжительность кризиса будет зависеть от совместных усилий международного сообщества. С его точки зрения, «ни одна страна в мире не сможет справиться с «поистине глобальным кризисом» в одиночку». «Мир рискует столкнуться со стремительно раскручивающимся процессом деглобализации, если государства из разных частей света не будут координировать собственные усилия по борьбе с глобальным экономическим кризисом», – считает Гордон Браун. Британский премьер уверен, что деглобализация ускоряется от политических решений на национальном уровне, и что «сейчас финансовый протекционизм может быть таким же вредоносным, как торговый протекционизм в прошлом».

Вполне возможно, что политические лидеры других стран отзовутся на эти призывы, поскольку экономическая ситуация в мире продолжает ухудшаться. Так, 19 января был обнародован прогноз Еврокомиссии, согласно которому спад экономики в зоне евро в 2009 году составит 1.8%. Это будет первый год после введения общеевропейской валюты, когда ВВП еврозоны сократится. В апреле 2009 года в Великобритании пройдет очередной саммит стран G20 (на долю стран-участниц этого клуба приходится, примерно, 85% глобального ВВП и 80% мировой торговли). Правда, предыдущая такая встреча, состоявшаяся в ноябре в США, не принесла значительных результатов, но теперь становится очевидным, что борьба с глобальным кризисом не может быть успешной без принятия совместных мер. Во всяком случае, страны ЕС уже решили сформировать общую позицию по этим вопросам, которую предполагают изложить на саммите. Существенно и то, что в этой встрече примет участие и новоизбранный Президент США Барак Обама, который уклонился от всех дискуссий на предыдущем форуме в Вашингтоне, предоставив Джорджу Бушу самому расхлебывать последствия своего управления страной.

Кстати, на саммите, который состоится 2 апреля в Лондоне, Россия собирается внести предложение о создании региональных резервных валют. Министр иностранных дел РФ Сергей Лавров указал, что это будет способствовать стабильности мировой финансовой системы, и отметил: «Объективно формируются центры таких региональных валютных структур поддержки вокруг рубля и юаня. Евро уже существует, а доллар в обозримом будущем тоже никуда не исчезнет. Кроме того, идут разговоры о создании валютной единицы в арабском мире». В целом же, понятно, что сроки восстановления мировой экономики будут зависеть в большой мере от политики развивающихся стран, поэтому к их предложениям западные лидеры вынуждены будут прислушиваться.

Виктор Рычик,
по материалам The Guardian, The Sunday Times, Reuters, Bloomberg, Financial Times, Associated Press, Xinhua, money.cnn.com, express.co.uk, rfi.fr, boston.com, businessspectator.com.au, telegraph.co.uk,

 
© агенство "Стандарт"