журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

СТРАТЕГИИ

ПРОИЗВОДСТВО

МЕТAЛЛЫ МИРA

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ИТОГИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №12, 2008

ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

Азартные игры с государством

Антикризисные действия правительства Украины

Экономический кризис зашел в Украину из-за угла. Пока весь мир с напряжением следил за развитием событий в США, правительство Украины увлеченно окунулось в политические игрища. Когда кризис перекинулся на Европу, эти игры приобрели элементы экономики, но премьер-министр Юлия Тимошенко продолжала утверждать, что Украину эти проблемы не затронут, поскольку она слишком слабо интегрирована в мировую систему. Тем не менее, – «затронули». Одной из первых попала под удар экспортно ориентированная металлургическая промышленность: продажи резко сократились, что привело к снижению валютных поступлений в бюджет. А уж это-то не прошло незамеченным, так что власти ринулись спасать металлургов. И спасают, как умеют.

«Кто хочет жить в мире, тот должен готовиться

к войне».

Никколо Макиавелли

nК кризису не готовы

Сталелитейная промышленность Украины оказалась уже в октябре в критическом состоянии. Резкое падение спроса стало тяжелым потрясением для отечественных производителей, экспортирующих немногим менее 80% своей продукции. Неразвитый внутренний рынок и в лучшие времена мог поглотить не более 25% произведенного в стране металла, а уж теперь, когда кредитное сжатие заморозило строительство и привело к спаду в машиностроении, потребление стали в Украине и тем более не может компенсировать утрату экспортных заказов. В таких условиях отчетливо проявилась и вторая проблема украинских сталелитейных компаний: по уровню себестоимости продукции они уступают своим китайским и российским конкурентам, поскольку просто не успели совершить радикальную модернизацию своих мощностей.

После развала Советского Союза началась экономическая разруха, в конце 90-х годов ее усугубил азиатский финансовый кризис. Параллельно следовал раздел с последующим переделом украинских металлургических активов, завершившийся, в основном, к 2002 году, когда на мировом рынке стальной продукции вовсю бушевал кризис, начавшийся в 2001-м. В конце 90-х – начале 2000-х США провели несколько десятков антидемпинговых расследований, другие страны тоже ринулись защищать интересы своих производителей. И в этих условиях заводы «Азовсталь» (группа СКМ) и «Запорожсталь» (Дмитрий Фирташ и Со.) в начале 2003 года запустили первые программы модернизации. Затем началась реконструкция ММК им.Ильича, а там и ИСД занялся обновлением Алчевского и Дзержинского меткомбинатов. Разумеется, крупных инвестиций в те времена еще не делали, но начало было положено.

Тем временем ожил мировой рынок стали, повышался спрос, росли цены, сравнительно дешевым был российский газ. Поэтому собственники отечественных сталелитейных предприятий инвестировали, в первую очередь, в расширение мощностей, чтобы максимально использовать благоприятную конъюнктуру. Правда, во всех их проектах использовались современные технологии. Затем данная тенденция усилилась: немалую часть полученных прибылей компании направляли на реализацию уже более серьезных проектов. Однако после прихода к власти «оранжевых» политиков сталелитейные компании вынуждены были откорректировать свои инвестиционные планы, ибо новые лидеры основательно испортили отношения с Россией, резко поднявшей стоимость газа, от импорта которого Украина зависит весьма остро. Соответственно, приоритетной задачей оказалось повышение энергоэффективности. Тем не менее, пяти лет оказалось явно не достаточно для полной замены устаревшего оборудования. И, хотя во всех украинских сталелитейных компаниях были задействованы масштабные программы реконструкции, по уровню эффективности отечественные заводы все еще заметно отстают от своих основных конкурентов на экспортных рынках (китайских, российских и турецких производителей).

Еще одна серьезная проблема заключается в том, что из всех украинских производителей только «Метинвест Холдинг» и «Арселор Миттал Кривой Рог» обеспечены собственной железорудной базой. Другие же компании, хотя и обзавелись в свое время лицензиями на разработку недр, сочли, что покупное сырье обойдется дешевле, чем инвестиции в строительство ГОКов. И, пока цены на сталь брали рекордные высоты, сопутствующий рост цен на железную руду не слишком беспокоил топ-менеджеров: прибыли, особенно в 2007 году и первом полугодии 2008-го, были весьма впечатляющими и покрывали все расходы. Однако теперь, когда пришел кризис, сырьевые затраты вышли на передний план, тем более что запасливый «Метинвест», у которого другие компании приобретают руду, аккуратно увеличивал цены в соответствии с мировыми тенденциями.

Собственно говоря, ИСД и ММК им.Ильича еще весной развернули кампанию в СМИ по поводу монополизации рынка и обратились в Антимонопольный комитет с просьбой расследовать возникшую ситуацию. Однако АМКУ, незадолго до этого разрешивший объединение активов «Метинвеста» и «Смарт-груп», 11 августа сообщил, что «не нашел оснований считать «Метинвест Холдинг» и предприятия, связанные с ним отношениями контроля (в частности, «Ингулецкий ГОК»), такими, которые занимают доминирующее положение на рынке». Тем не менее, эти компании не оставляют надежды добиться госрегулирования цен на сырье, причем, похоже, что сейчас у них появились неплохие шансы на реализацию этого сценария.

Тем временем быстро росли затраты и на кокс, в июле подорожавший на 30-60%. В августе произошел очередной скачок цен на коксующийся уголь. Концентрат марки K вырос в цене от $227 до $378 за т (+67%), марки Ж – от $199 до $346 (+74%). Сам кокс подорожал от $612 до около $700 (+15%). По оценкам аналитика из «Траста» Андрея Петрова, в себестоимости сырой стали доля угля достигает 20-25%, а Марат Габитов из Unicredit Aton оценивает эту долю, примерно, в 10%. Если основываться на крайних оценках, то себестоимость продукции украинских заводов увеличилась на 7-17,5%.

Начавшийся в конце июля спад на экспортных рынках в августе резко усилился, и комбинация всех этих факторов вызвала у ИСД, ММК им.Ильича и «Запорожстали» реакцию, близкую к панике. Эти компании направили письмо премьер-министру Юлии Тимошенко с просьбой «принять меры для предотвращения кризиса в отрасли, обусловленного подорожанием сырья, ростом тарифов на услуги естественных монополий и ухудшением внешней конъюнктуры». Металлурги указывали, что удешевление металлопродукции на внешних рынках приводит к потере выручки заводов, а рост импорта вытесняет национальных производителей с внутреннего рынка. Они обратили внимание премьера на рост железнодорожных тарифов, которые с 1 июля прибавили 3%, а с

23-го – еще 6,5%, причем, с 1 октября планировался новый подъем на 9,5%. Кроме того, на 58% по сравнению с прошлым годом возросли портовые сборы (административный, канальный, корабельный и пр.). Металлурги предупреждали, что над отраслью нависла серьезная угроза, поэтому ей необходима срочная помощь от государства.

nПервые

антикризисные

приемы

Тимошенко решила разобраться в ситуации. В конце августа Юлия Владимировна провела совещание по проблемам ГМК, на котором представители сталелитейных компаний признались, что уже вынуждены сокращать объемы производства. Эмоциональный Владимир Бойко, председатель правления ММК им.Ильича, поведал, что его комбинат остановил на капитальный ремонт часть своих мощностей: «На сегодня уже простаивают три мартеновские печи, доменную печь и слябинг отправили на капремонт. За всю историю комбината не было, чтобы летом проводили капремонт». Он объяснил премьеру, что заказов практически нет, так что не исключена возможность полной остановки предприятия. По словам Бойко, рентабельность украинских комбинатов уже снизилась от 25-30 до 7-10%, конкуренции же с отдельными производителями украинская продукция просто не выдерживает: «Если тонна нашей арматуры стоит $1200 тыс., то турецкой – $700-800. В результате существенного отмирания спроса мы теряем рынки сбыта и уже в ближайшее время будем вынуждены остановить производство», – сообщил Владимир Бойко. Причем, он жаловался даже не на низкую стоимость металла, а на отсутствие заказов. «Такой ситуации не было за годы независимости», – заявил он. В том же духе высказались и представители других компаний. Премьеру сообщили, что Днепровский комбинат 14 августа остановил на капитальный ремонт ДП № 8 производительностью 1,1 млн. т чугуна в год, а «Запорожсталь» из-за нехватки кокса в начале августа уменьшила объемы выплавки чугуна. Даже на «Арселор Миттал Кривой Рог» производство было сокращено из-за нехватки заказов.

Замминистра промышленной политики Сергей Грищенко попытался утешить промышленников своим прогнозом, предположив, что до октября цены на украинский металлопрокат стабилизируются: «Эта ситуация имеет циклический характер, я рассчитываю, что во второй половине сентября ситуация с ценами может стабилизироваться». Правда, при этом, он отметил, что, скорее всего, возврата к прежним высоким котировкам не будет. А Юлия Тимошенко загорелась идеей помочь металлургам, дав ряд поручений, в том числе и касающихся формирования нескольких рабочих групп для анализа и разработки предложений по ситуации в ГМК.

Прежде всего, премьер предложила Минэкономики подготовить и внести на рассмотрение правительства законопроект «О внесении изменений в закон о ценах и ценообразовании в Украине относительно государственного регулирования стоимости товаров, оказывающих значительное влияние на общий уровень и динамику цен». В частности, речь шла о разработке формулы, согласно которой цена на железорудное сырье будет зависеть от стоимости металлопроката. «В общем, с ростом цены на прокат растет и цена на сырье, падает цена на прокат – в таком же режиме прижимаются все», – уточнил Грищенко. Именно эту идею активно лоббировал Виталий Гайдук, совладелец ИСД и по совместительству глава группы советников премьер-министра. С этого момента кампания по внедрению госрегулирования цен на ЖРС вышла на новый уровень.

Кроме того, металлурги попросили Кабмин срочно возместить им НДС, удерживаемый на счетах ГНАУ, а также законодательно привязать стоимость коксующихся углей, продаваемых государственными шахтами, к динамике цен на металл на мировом рынке. При этом, они настаивали на том, чтобы Антимонопольный комитет впредь всегда учитывал ситуацию на мировом рынке металлопродукции при рассмотрении вопросов увеличения цен на газ и тарифов на железнодорожные перевозки. И премьер поручила Минтранссвязи и Минэкономики «рассмотреть возможность подготовки приказа о приостановлении повышения с 1 октября 2008 года тарифов на перевозку грузов железнодорожным транспортом, а также на услуги морских портов». От себя лично Юлия Тимошенко приказала Минтопэнерго совместно с Минэкономики «рассмотреть предложения предприятий ГМК по разработке и внедрению механизма корректировки цены на импортный природный газ для потребителей Украины при условии изменения курса гривны к иностранным валютам». А Минфину было рекомендовано рассмотреть предложения предприятий ГМК по уменьшению уровня целевой надбавки к тарифу на природный газ для них от 12 до 10%.

nЧемодан без ручки

Таким образом, правительство приняло ряд решений, направленных на снижение финансовой нагрузки на предприятия. Однако было понятно, что все это не окажет существенного влияния на состояние отрасли. Во-первых, все предложенные преференции были действительны только на сентябрь, поскольку эксперты прогнозировали стабилизацию цен на металлопродукцию в октябре. Во-вторых, остальные просьбы, включая возмещение задолженности по возврату НДС, учет купли-продажи природного газа по реальному курсу доллара, отмену аукционов по продаже коксующегося угля и прочее, не были учтены.

Правда, Юлия Тимошенко поручила Минпромполитики и другим центральным органам власти подготовить механизм передачи участков неразрабатываемых месторождений коксующегося угля и железорудного сырья предприятиям, не имеющим сырьевой базы. Если бы эту инициативу поддержали, то меткомбинаты могли бы получать лицензии без проведения конкурсов. Однако металлурги не были в восторге от этой идеи: перспективных участков вряд ли хватит на всех желающих, к тому же, вкладывать деньги в уже действующие шахты выгоднее, чем строить новые. О снятии же запрета на приватизацию шахт и речь не шла, ведь этому активно противится Фонд госимущества.

С другой стороны, снижение рентабельности производства стали предоставило премьеру удачный повод начать атаку на структуры «Метинвеста», заключившего долгосрочные договора с потребителями ЖРС. Кстати, исходно покупатели отвергли предложение о госрегулировании, поскольку их вполне устраивали соглашения, которые могут пересматриваться только раз в году (1 апреля), поскольку оговоренные в них цены и так были на 20-25% ниже мировых. С другой стороны, было очевидно, что госрегулирование

предоставит западным конкурентам дополнительные возможности для использования компенсационных пошлин против украинской продукции, что сделает ее вовсе неликвидной. Именно исходя из этих соображений нигде в мире уже не применяется госрегулирование цен на ЖРС.

Тем не менее, ИСД активно лоббировал данную идею, которая позднее показалась достаточно интересной и другим «безрудным» компаниям. Хотя планы строительства ГОКов регулярно анонсировались, эти производители столь же регулярно отказывались от них, поскольку в те времена такие скачки цен на ЖРС казались немыслимыми. Разумеется, они сочли более выгодным покупать чужое сырье и временами получать дотацию от государства. Теперь же Юлия Тимошенко фактически предложила им снизить затраты на руду, не вкладывая денег в достижение этой цели. Вице-президент «Индустриальной группы» Александр Пилипенко заявил, что ИСД полностью поддерживает инициативу премьер-министра. Согласились с этим и другие (ММК им.Ильича и «Запорожсталь»), поскольку возможность компенсировать собственные ошибки за счет конкурента всегда особо привлекательна. Правда, Evraz Group, выкупившая ГОКи группы «Приват», сообщила, что, если такое решение будет принято, она станет оспаривать его в суде.

Однако в сентябре это решение так и не было принято, поскольку обстоятельства радикально изменились. Во-первых, сильно ухудшилась рыночная ситуация, из-за дальнейшего спада спроса металлурги резко сократили загрузку мощностей. Соответственно, вместо острого дефицита сырья возник его значительный избыток. Во-вторых, политическая борьба в Украине шагнула из латентной фазы в открытую: БЮТ и Партия регионов совместно проголосовали за внесение изменений в законы о Кабмине (с расширением его полномочий за счет полномочий Президента), Конституционном Суде и временных следственных комиссиях (в которых фактически прописана процедура импичмента Президенту). В связи с этим НУНС вышла из коалиции с БЮТ, а Виктор Ющенко заявил, что БЮТ и ПР должны создать новую коалицию, иначе парламент будет распущен. Вот с этого момента политики и занялись переговорами друг с другом и попутным завоеванием электората.

nРеальностью –

по оптимизму

Тем временем, проблемы продолжали накапливаться. В частности, серьезную угрозу представляет торговая война с Россией, которая пока остается самым важным торговым партнером Украины. Общий товарооборот между РФ и Украиной в 2007 году составил почти $30 млрд., в начале 2008-го главы обеих стран договорились увеличить его до $50 млрд. Однако Виктор Ющенко занял жесткую позицию по отношению к августовским событиям в Грузии, которой, как оказалось, Украина поставляла оружие. К этому добавились попытки насильственной украинизации Крыма, требования о выводе Черноморского флота из Севастополя и стремление к членству в НАТО. Россия отреагировала экономическими санкциями, так что теперь украинским металлургам не стоит особо рассчитывать на этот рынок.

При этом, спад на мировом рынке к октябрю не завершился; наоборот, ситуация продолжала ухудшаться, всего за месяц рентабельность отечественных металлургов снизилась почти до нуля, а то и до отрицательных величин. Возникли опасения, что Китай может вытеснить их с рынков Ближнего Востока. Внезапное обнуление спроса на украинский металл привело к накоплению избыточных запасов непроданной продукции. В начале октября их объем оценивался в размере до 3 млн. т (почти месячный объем национального производства). Цены на прокат на мировом рынке опустились до уровня декабря 2007 года и ниже, а себестоимость на 10-20% превысила уровень Китая. Фактически она превзошла цены на мировом рынке.

Это поставило в тупик топ-менеджеров, ранее никогда не сталкивавшихся с подобной проблемой: даже в 90-тые годы ситуация никогда не была настолько тяжелой. Естественной их реакцией стало резкое удешевление стальной продукции. Восстановить спрос это не помогло, а вот котировки на заготовки и отчасти готовый прокат обрушились до уровня, который оказался ниже себестоимости практически для всех украинских предприятий. Параллельно сужались и объемы выпуска металла. Объединение «Металлургпром» прогнозирует, что по итогам октября-декабря убытки метпредприятий превысят 4 млрд. грн. Из 36 действующих домен было остановлено 17, из них 4 – на плановый ремонт, а остальные – из-за отсутствия заказов. В октябре была выведена из производства также половина мартеновских печей.

Похоже, что, пока реальную опасность ситуации не продемонстрировало резкое сокращение поступлений в бюджет, чиновники не слишком верили в возможность остановки заводов. Металлурги уже не раз делали аналогичные заявления, поэтому их жалобы воспринимались как стремление выторговать преференции. Однако тут начались уже и социальные проблемы: предприятия стали отправлять работников в неоплачиваемые отпуска, сократили продолжительность рабочей недели, соответственно уменьшился и размер подоходного налога. Более того, назревала угроза безработицы. Совладелец ИСД Сергей Тарута заявил, что его компания будет вынуждена уволить треть своего персонала, т.е. около 20 тыс. человек. Правда, другие компании заверяли, что постараются сохранить квалифицированные кадры.

Тем не менее, ММК им.Ильича временно перешел на «четырехдневку» (убытки в октябре – 250 млн. грн.), Алчевский меткомбинат отправил сотрудников в неоплачиваемые отпуска. Пресс-служба «Метинвеста» проинформировала о необходимости «оптимизации штатов» и отметила: «Для обеспечения трудового коллектива производственными заданиями и сохранения денежных средств внутри компании… было принято решение временно прекратить отношения с большинством подрядных организаций и поручить выполнение ремонтных работ персоналу предприятий». Комбинат «Арселор Миттал Кривой Рог» в октябре работал с 50%-ной загрузкой мощностей, а с 28 октября остановил все прокатное производство. При этом, его администрация, наученная опытом работы в Украине, решила сократить штаты уже проверенным способом и предложила денежные компенсации сотрудникам, которые согласны уволиться добровольно. Сумма вознаграждения зависит от стажа и возраста. Если рабочему свыше 45 лет и он проработал на «Криворожстали» 25 лет, в качестве отступных он мог бы получить 35 месячных зарплат. Наконец, компания Ferrexpo 30 октября сообщила об отмене своих планов по расширению в Восточной и Центральной Европе на фоне мирового снижения спроса на ЖРС. В связи с отсутствием рынков сбыта Никопольский завод ферросплавов (НЗФ) с 1 ноября тоже остановил производство. Было заморожено и большинство инвестиционных проектов.

Становилось понятно, что на этот раз металлургия действительно находится на грани «останова». В октябре отрицательная рентабельность сталелитейных предприятий составила 6-7%, причем, удержаться хотя бы на таком уровне они смогли бы только при сохранении тех объемов производства, какие были в первые 20 дней месяца, и в случае реализации антикризисных мер. Однако уже принятые правительством меры – замораживание тарифов на железнодорожные перевозки и отмена надбавки за газ – могли обеспечить суммарное уменьшение потерь предприятий отрасли всего на 170-180 млн. грн., и то при полноценно работающих заводах. Причем, их остановка повлечет за собой крах смежных отраслей, о чем уже свидетельствовало отсутствие спроса на коксующийся уголь. Его никто не покупал, поэтому шахтерам нечем было платить зарплату.

nПолитизированная экономика

Проблемы возникли не только в ГМК, ибо экономический кризис охватил всю страну. В этой ситуации Виктор Ющенко приостановил действие своего Указа о роспуске ВР, чтобы парламент мог принять пакет антикризисных законов. Первый заместитель главы Секретариата Президента Александр Шлапак заявил, представляя антикризисный президентский законопроект в Верховной Раде: «Прогнозируемое резкое ухудшение внешнего спроса на отечественную продукцию в 2009 году на 40% позволяет ожидать такого же резкого замедления темпов роста промышленного производства – до 2-3% или даже до нуля». У Юлии Тимошенко был свой проект, включающий, кстати, национализацию банков с последующей приватизацией их контрольных пакетов (вероятно, «своим»). Тем не менее, после недельных дебатов и традиционного блокирования трибуны был принят доработанный план Ющенко, предусматривавший, в частности, создание Стабилизационного фонда за счет сверхплановых поступлений от приватизации госимущества и целевого размещения государственных ценных бумаг. Средства Стабилизационного фонда должны были использоваться в порядке, установленном Кабинетом Министров Украины по согласованию с комитетами ВР по вопросам финансов, банковской деятельности и бюджета.

Тем временем, в Донецке собрался экономический форум, где Ринат Ахметов обозначил два очевидных пути вывода Украины из кризиса: поддержка банков, как это делается в Европе и США; развитие внутреннего рынка. В отношении помощи металлургам, которой активно занялась премьер-министр, Ахметов объяснил, опять же, очевидное, чего раньше не предложил ни один из представителей власти: «В условиях кризиса помогать надо не металлургам, а потребителям металла – строителям и машиностроению. Мы должны вызвать строительный бум. От этого выиграют все». По его мнению, государство должно создать благоприятные условия для развития собственных предприятий машиностроительного комплекса и строительной сферы, обязательно введя понятные и прозрачные условия игры для внутреннего и иностранного инвестора. Он указал, что именно сейчас у Украины есть хороший шанс – подготовка к проведению Евро-2012. В связи с этим государство должно увеличивать инвестиции в масштабные инфраструктурные проекты (строительство мостов, дорог и аэропортов). Эти предложения поддержал и Президент, заявив, что украинское правительство должно приложить все усилия, чтобы сформировать внутренний рынок спроса на металлопродукцию.

Эти предложения вполне логичны. Например, в Китае борьба с финансово-экономическим кризисом (если это возможно при 8-9%-ном росте ВВП) предполагает выделение антикризисного пакета в $586 млрд., которые планируется использовать на инфраструктурные проекты. При этом, китайцы сократили производство почти на 25%, так что понятно, что спрос на сталь на этом рынке скоро поднимется.

Тем не менее, премьер-министр продолжала бурную деятельность по спасению украинской промышленности. Для начала Кабмин сформировал комиссию по вопросам стабилизации ситуации в ГМК и химической промышленности, назначив ее председателем министра экономики Богдана Данилишина. Затем Минпромполитики обратилось в секретариат Организации экономического сотрудничества и развития, в Министерство промышленности и энергетики РФ, в контактную группу Украина-ЕС по стали, а также к собственникам ведущих металлургических компаний – корпорации ИСД, «Арселор Миттал Кривой Рог», «Метинвест Холдинг», «ЕвразХолдинг» и «Запорожсталь» – с предложением начать переговоры с лидерами мировой металлургии об ограничении уровня производства и экспорта продукции до конца 2008 года. Правда, все эти лидеры и без того уже серьезно сократили загрузку мощностей, но идея, по мнению премьера, внушала доверие.

Кроме того, был подготовлен меморандум правительства с металлургами о том, что в обмен на преференции они гарантируют не допустить сокращения рабочих мест и уменьшения зарплат. Кроме того, руководство «Укрзалiзницi» заявило, что ожидает от металлургов снижения цен в ответ на тарифную либерализацию, но, по состоянию на середину октября, на частичные ценовые уступки пошли только отдельные предприятия («Азовсталь», а также Днепропетровский и Керченский заводы). Поэтому КМУ настаивал на введении госрегулирования цен на продукцию метпредприятий, предназначенную для железных дорог. Эту идею выдвинуло руководство Минэкономики, причем, она очень понравилась Юлии Тимошенко. Поэтому для разработки проекта меморандума о взаимопонимании между правительством и металлургами была создана комиссия, возглавить которую Тимошенко поручила руководителю группы ее советников Виталию Гайдуку. В результате появился документ довольно сомнительного характера, который и был подписан 10 ноября, правда, некоторыми металлургами – с определенными оговорками.

nМеморандум

имени Тимошенко

В соответствии с подписанным документом правительство обязалось предоставить металлургам серьезные льготы, которые условно можно подразделять на три группы. К первой из них относятся «чистые» преференции, например, кредиты по минимальным ставкам за счет средств, которые планируется получить от МВФ для стабилизации финансовой системы Украины. Приоритет будет предоставлен инвестиционным проектам, направленным на ресурсо- и энергосбережение. Кроме того, премьер поможет компаниям отрасли с рефинансированием имеющихся задолженностей. Далее, правительство обязалось ускорить до пяти дней срок возмещения НДС экспортерам и обеспечить поставки природного газа по ценам иностранного поставщика с учетом расходов на его транспортировку по территории Украины и оставить плату за пользование недрами на установленном уровне. Меморандум предусматривает также новые правила определения тарифов на перевозку грузов железнодорожным транспортом для предприятий ГМК: они будут формироваться исходя из уровня снижения цен на металлопродукцию для потребностей железнодорожников по отношению к августу 2008 года. Наконец, Кабмин обязался обратиться в Фонд госимущества по поводу внесения изменений в условия договоров купли-продажи метпредприятий в части перенесения сроков выполнения инвестобязательств на период преодоления кризисных проявлений.

Ко второй группе можно отнести льготы, использование которых может быть чревато антидемпинговыми или компенсационными пошлинами. В частности, – снижение тарифов на электроэнергию для предприятий ГМК и льготное налогообложение (обещанные изменения в Закон Украины «О налогообложении прибыли предприятий» в части повышения норм амортизации для основных фондов III группы, которые будут приобретаться за счет кап- и реинвестиций, а также применения сниженной до 20% ставки налога на прибыль в случае реинвестирования прибыли предприятий на приобретение основных фондов, предоставления предприятиям ГМК рассрочки по платежам налога на их прибыль до 1 июля 2009 года). К этому же результату может привести увеличение господдержки угледобывающих предприятий в соответствии с уменьшением цен на коксующийся уголь (т.е. дотирование металлургов через угольщиков). К этой же группе относится и госрегулирование цен на сырье, которое не указано в меморандуме, но подразумевается пунктом о регистрации цен на горнорудную, угольную и металлургическую продукцию для внутреннего рынка и декларировании их изменений.

В третью группу обязательств правительства входит развитие внутреннего рынка: «Содействие увеличению потребления металлопродукции отечественного производства на внутреннем рынке за счет внедрения балансов производства и потребления продукции метпредприятий всеми потребляющими отраслями экономики с использованием ресурсов Стабилизационного фонда и целевых программ».

Взамен Юлия Тимошенко потребовала сохранения социальной стабильности на предприятиях ГМК. В соответствии с документом предприятия отрасли обязались обеспечить приемлемую загрузку производственных мощностей, сохранить рабочие места, уровень зарплаты и прочие социальные гарантии для работников отрасли. В приложениях к меморандуму предусмотрены минимальные объемы производства для каждого предприятия. Кроме того, предприятия обязались принять меры для снижения себестоимости металлопродукции, ускорить завершение переговоров с владельцами сырья, ферросплавов и топливных ресурсов о реализации на внутреннем рынке продукции по цене, предусматривающей возмещение расходов на ее производство, и увеличить использование кокса взамен природного газа. Кроме того, Тимошенко настаивает на продолжении осуществления проектов модернизации производства. Отдельным пунктом в дополнении к Меморандуму прописано обязательство металлургов закупить весь объем коксующегося угля, предложенный государственными угледобывающими предприятиями в ноябре-декабре 2008 года и первом квартале 2009-го. Таким образом, премьер-министр собиралась частично решить уже проблемы угольщиков за счет металлургов.

Правда, металлурги подписали акт со своими оговорками. Например, Вадиму Новинскому не понравился пункт о пролонгации сроков выполнения инвестиционных обязательств на комбинате «Арселор Миттал Кривой Рог», а гендиректор компании «Метинвест Холдинг» Игорь Сырый присоединился к Меморандуму с условием, что будет исключен пункт о декларировании отпускных цен на металлопрокат, кокс, железорудное сырье и прочую продукцию на внутреннем рынке. Со своей стороны, председатель правления ММК им.Ильича Владимир Бойко настаивал, чтобы профсоюзы получили право устанавливать минимальные зарплаты на время кризиса.

Но уже на следующий день выяснилось, что правительство не намерено учитывать поправки металлургов. Так, 11 ноября Минэкономики обнародовало на своем веб-сайте проект постановления Кабинета Министров о регистрации цен на продукцию угольной, металлургической и горнорудной отраслей. В частности, предлагается ввести регистрацию цен на антрацит, железорудное сырье (ЖРС), известняк, доломит, глину, песок, кокс, металлолом, ферросплавы, стальные полуфабрикаты, нержавеющую сталь, металлопрокат, в том числе на трубы и проволоку, а также на ряд услуг по выпуску металлопродукции. В проекте указано, что введение регистрации предшествует введению декларирования изменений оптово-отпускных цен. Предлагаемый норматив рентабельности для выпуска угольной, металлургической и горнорудной продукции – не выше 10%, срок действия постановления не ограничен. По данным 4vlada.net, этот документ разработал замминистра экономики Виктор Пантелеенко, ранее занимавший пост вице-президента «Индустриальной группы».

Затем обнаружилась еще одна «находка» правительственных чиновников: оказалось, что Кабмин пытается вернуть практику возмещения НДС предприятиям гособлигациями. Их предлагают погашать в течение пяти лет ежегодно в размере 20% от номинальной стоимости с выплатой доходов из расчета 120% годовых учетной ставки НБУ (сейчас – 14,4%). Бойко заявил: «Это полная чушь. Мы платим живыми деньгами, а получать будем бумаги. Это вообще анекдот. Эта норма, к тому же, противоречит подписанному Меморандуму, где отмечается, что предприятиям НДС возмещается деньгами в течение пяти дней». При этом, директор по экономике, финансам и коммерческим вопросам Крюковского вагоностроительного завода Игорь Манаенков считает, что реализовать бумаги будет можно только с дисконтом, что не выгодно: «Так уже было, покупали облигацию, на которой 50 млн. грн., за 30 млн. грн.».

nКому в Украине

будет жить хорошо

Итак, кто выиграет и кто проиграет в этой азартной игре с государством? Понятно, что реальную – и весьма ощутимую – помощь получит ИСД. Дело в том, что практически все проекты «Индустриального союза Донбасса», включая расширения в Центральной и Восточной Европе, финансировались, в основном, за счет заемных средств. Соответственно, у группы образовалась большая задолженность, в первую очередь, перед западными банками. Еще летом злые языки утверждали, что в цене каждой тонны квадратной заготовки производства ИСД заложено $150 на обслуживание корпоративного долга (выплату процентов и погашение тела кредита). Теперь же, когда рынок металла обвалился, это обслуживание долга стало непосильной ношей. Участники рынка уверены, что часть стабилизационного кредита, полученного от МВФ, правительство собирается истратить не на решение макроэкономических проблем (например, поддержание курса гривны и нормальной ликвидности финансовой системы), а на затыкание финансовых дыр конкретной корпорации. И в этом, несомненно, заслуга ее совладельца Виталия Гайдука.

Далее, может серьезно выиграть «Арселор Миттал Кривой Рог». Основная часть обязательств данной компании по условиям покупки «Криворожстали» истекает в ближайшие три-четыре года. Но Минпромполитики и Минэкономики сразу после подписания Меморандума распространили новость, что поддерживают предложение о перенесении сроков выполнения инвестобязательств по договору купли-продажи ОАО «Криворожсталь». Таким образом, на возражения Вадима Новинского, связанные, вероятно, с конкуренцией между его «Смарт-груп» и «Арселор Миттал Кривой Рог» за право на достройку КГОКОРа, правительство внимания не обратило. Для анализа ситуации чиновникам понадобилось менее трех часов. Коррупция? Нет, скорее, политика поддержки сторонников БЮТ, как и в случае с ИСД.

Наконец, больной вопрос – стоимость ЖРС. Фактически сейчас речь идет о госрегулировании цен: декларирование означает, что предприятия должны согласовывать стоимость своей продукции с чиновниками. Правда, «Метинвест» уже снизил на 41% цену на концентрат для «Запорожстали», которая теперь платит за это сырье $70 за т, т.е. почти на $50 меньше. Однако ИСД и ММК им.Ильича требуют большей скидки, да и вообще не торопятся с заключением новых контрактов. Владимир Бойко так озвучил позицию ММК им.Ильича: «Зачем закупать? Заказов нет, все стоит». А его заместитель Сергей Матвиенков объяснил, что ММК им.Ильича считает экономически обоснованной ценой на железорудное сырье $35-50 за т. Руководитель пресс-службы ММК Сергей Магера сообщил, что украинский рынок ЖРС монополизирован, поэтому правительство должно повлиять на цены регуляторными методами. Разумеется, госрегулирование цен на ЖРС выгодно и ИСД с «Запорожсталью».

Правда, по этому вопросу аналитики оказались на стороне «Метинвеста». «Стоимость сырья в России не ниже $90, поэтому $70 – очень хорошая цена. Думаю, ниже уже невозможно», – считает Константин Головко из ИК «Ренессанс Капитал». По мнению Дмитрия Хорошуня из ИК «Сократ», «главная проблема металлургов на сегодня не в ценах на сырье, а в сокращении объемов потребления металлопродукции». Характерно, что о том же говорит и Владимир Бойко, но поддерживая госрегулирование цен на ЖРС обеими руками. Зато руководитель главной службы социально-экономического развития Секретариата Президента Украины Роман Жуковский считает такой подход неверным: «Я сомневаюсь, что какое-либо регулирование поможет борьбе с кризисом на рынке металлопродукции. В данной ситуации введение ценового регулирования на ЖРС не решает абсолютно ничего. Надо искать методы рыночного регулирования».

Эту позицию поддерживает и замминистра промышленной политики Сергей Грищенко. По его мнению, горнорудные и металлургические предприятия должны самостоятельно решать вопрос ценообразования, без вмешательства правительства. Более того, он уверен, что для введения госрегулирования цен на ЖРС нет законных оснований: Антимонопольный комитет провел проверку заявлений о возможном злоупотреблении монопольным положением горнорудными предприятиями, но не подтвердил наличия таких фактов. «Есть подписанный документ, что металлургические предприятия сами договариваются с горнорудными», – указал Грищенко. Но также отметил, что «такого рода меры противоречат нормам ВТО, поэтому, если мы начнем регулировать цены, в отношении наших производителей возбудят антидемпинговые расследования на внешних рынках».

Свое возмущение планами Юлии Тимошенко выразила и компания Вадима Новинского. «Смарт Холдинг» заявляет, что считает введение декларирования изменения цен на горнорудную, угольную и металлургическую продукцию, а также ограничение рентабельности нерыночными мерами. Группа сообщила, что в случае принятия Кабинетом Министров соответствующего постановления отзовет свою подпись под Меморандумом. Эту позицию разделяет и гендиректор объединения трубных предприятий Украины «Укртрубопром» (Днепропетровск) Леонид Ксаверчук. По его словам, в трубной промышленности пока сохраняется стабильная ситуация: объемы производства всего на 8% ниже соответствующего периода прошлого года. Но производство труб – это четвертый передел в металлургии, поэтому кризис не столь серьезно захватил трубников. По мнению Ксаверчука, промышленность таким постановлением «загоняется в глубочайший кризис». И, действительно, предприятия «Укртрубопрома» выпускают около 10 тыс. видов трубной продукции, которая имеет разную себестоимость, соответственно, и различные цены. В этой ситуации, как уверен Ксаверчук, «только на подготовку информации для первоначального декларирования действующих цен трубным заводам может понадобиться от 3 месяцев до полугода», заводы же «все это время будут простаивать, не имея возможности выпускать продукцию для внутреннего рынка».

Таким образом, у решения о госрегулировании есть не только сторонники, но и противники, причем, такие, которые тоже вполне способны лоббировать свои интересы. При этом, у Юлии Тимошенко возникли проблемы с выполнением обещаний угольщикам: попытка продажи угля на Украинской товарно-сырьевой бирже (УТСБ) оказалась практически безуспешной, так как было продано всего 9 лотов из 56, к тому же, для их реализации пришлось пойти на снижение цены лотов, в среднем, на 15% от стартовой суммы. Тогда она обвинила металлургов в невыполнении условий Меморандума. Это даст возможность потянуть с преференциями, а дальше – «или я, или эмир, или ишак…».

Галина Резник

 
© агенство "Стандарт"