журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Новые рыночные страны

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ФИНАНСОВЫЕ ПРОДУКТЫ

Банковские отделения

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2008

Новые рыночные страны

Турецкая защита

Антикризисные мероприятия в финансовом секторе Турции

На последних финансовых саммитах в Турции местные эксперты бодро утверждают, что мировой кризис, разумеется, зацепит и их страну, но банковская отрасль вполне способна выстоять в грядущую бурю. Турецкие аналитики говорят, что жесткая система регулирования приносит свои плоды в виде низкого процента проблемных кредитов, хорошего отношения заемного капитала к собственному и прозрачной финансовой отчетности. Однако временами в этих речах чувствуются тревожные нотки, связанные с огромным внешним долгом, оттоком иностранных инвестиций и другими проблемами, которые могут привести к весьма тяжелым последствиям.

Уроки прошлого

Финансовый кризис 2001 года обернулся для турецкой банковской отрасли крайне тяжелыми последствиями, для преодоления которых потребовалось около 5 лет. В те времена 21 финансовый институт постигло банкротство, турецкая лира обесценилась на 50%, а реструктуризация и реформы обошлись стране в $46 млрд. Однако уже в 2007 году 46 банков страны, которые сформировались в ходе посткризисной консолидации из 80 финансовых институтов, существовавших в 2000-м, обрели должную устойчивость. В немалой мере этому способствовали иностранные инвесторы, в том числе европейские финансовые группы HSBC, BNP Paribas и другие, которые сейчас контролируют более 30% турецкого банковского рынка. Эти инвесторы прекрасно осознают высокий потенциал турецкого рынка: средний возраст населения составляет в стране всего 27 лет, а традиционные для западных стран финансовые инструменты и продукты еще не получили широкого распространения. Это открывает прекрасные перспективы для роста, особенно в сферах потребительских кредитов и недвижимости.

Так, ипотеки до недавнего времени были в Турции практически не востребованы. С одной стороны, потенциальных клиентов отпугивали высокие ставки. С другой же, в условиях весьма жесткого регулятивного контроля турецкие банки научились тщательно просчитывать риски, поэтому для получения кредита необходимо не только внести первый взнос в размере 20-30%, а и доказать свою платежеспособность. Поскольку в Турции очень немногие получают «белые» зарплаты, последнее требование невыполнимо для большей части населения. Такая осторожность связана еще и с тем, что ипотека в Турции очень опасна для банков: забрать у турецкого гражданина квартиру за долги по кредиту практически невозможно, если он докажет, что это его единственное жилье. А условия продажи конфискованной квартиры на аукционе настолько не выгодны банкам, что они предпочитают ипотеку своим гражданам вовсе не выдавать. Поэтому доля ипотечных кредитов в турецком ВВП составляет всего 5% в отличие от 55% в США и 40% в среднем по Европе. Ситуация с ипотечным рынком практически не изменилась и тогда, когда в стране начался бум в сфере недвижимости. Основными покупателями жилья в курортных зонах были европейцы, которые предпочитали брать кредиты в собственных странах. Поэтому ипотечного кризиса в Турции просто не может быть.

Однако иностранцы, у которых возникли проблемы с выплатой ипотек, начали выставлять свои дома и виллы на продажу, из-за чего турецкий рынок недвижимости пошел на спад: цены на недвижимость обвалились на 30-40% за несколько месяцев. Это создало проблемы в строительной отрасли. Параллельно сократились объемы производства в текстильной, автомобильной и сталелитейной отраслях, которые традиционно ориентированы на экспорт. Спад потребления в европейских странах, куда турецкие производители привыкли поставлять свою продукцию, нанес серьезный удар национальной экономике. Серьезная угроза нависла и над туристической отраслью. В основном, в страну приезжают люди из стран, которые сейчас охвачены полномасштабным кризисом, поэтому их покупательная способность резко сократилась. Это нанесет серьезный удар по рынку аренды туристической недвижимости.

Затем начался массовый отток иностранного капитала: если в ноябре 2007 года на турецкой фондовой бирже обращалось порядка $300 млрд., то в тот же месяц год спустя – только $97 млрд. В среднем, капитализация турецких компаний уменьшилась на 70%. Сократится и приток средств: ожидается, что объем прямых иностранных инвестиций в турецкую экономику в 2009 году составит $10 млрд., тогда как в 2008-м данный показатель приблизился к $15 млрд. Все это усугубляется быстрым ростом безработицы.

При этом, турецкие банки, наученные опытом прошлого кризиса, ощутимо уменьшили кредитование, хотя они и так практически не кредитовали под бизнес-планы и без серьезного обеспечения. Теперь же они еще больше ужесточили свои требования, поскольку их доступ к иностранным источникам капитала резко сократился. Ситуация становится откровенно опасной, поскольку в 2009 году для рефинансирования внешнего долга страны необходимо $136 млрд.: банковской отрасли потребуется около $33 млрд., а реальному сектору турецкой экономики нужно $60 млрд. Вероятно, именно из этих соображений в начале ноября международное рейтинговое агентство Standard & Poor’s понизило прогноз по кредитным рейтингам Турции от «стабильного» до «негативного». В свою очередь, Fitch Ratings поместило страну в группу D3 – «неустойчивая».

Правительство решило двинуться знакомым путем: из прошлого кризиса Турции помог выйти Международный валютный фонд (МВФ), выделив $45 млрд. (из которых $9 млрд. страна еще не вернула, хотя срок истек еще в мае 2008 года), и именно к этой организации власти опять обратились за помощью. Поводом для этого послужили снижение темпов роста ВВП и обесценивание национальной валюты. Ожидается, что по итогам 2008 года прирост ВВП составит 3.3%, хотя в 2007-м подъем был равен 4.5%, а в 2006 году – 6.9%. При этом, за октябрь-ноябрь стоимость турецкой лиры снизилась на 30%. МВФ уже предложил Турции кредит в размере $19 млрд., но правительство полагает, что денег потребуется гораздо больше, поэтому продолжает переговоры: программа-максимум – $40 млрд. А представители деловых кругов Турции критикуют правительство за то, что оно не обратилось к МВФ за помощью раньше.

Хорошая мина

при плохой игре

Из прошлого опыта турецким властям известно, насколько серьезную угрозу представляет паника. Поэтому в конце ноября, когда компания Active Academy организовала в Стамбуле VI финансовый саммит «Глобальный кризис и Турция», представитель турецкого Агентства по банковскому регулированию и надзору (BRSA) Тевфик Билгин призвал гостей соблюдать осторожность: «Сейчас большой вес имеют комментарии экспертов, появляющиеся в СМИ. Я хочу призвать всех представителей финансового мира давать выверенные и продуманные комментарии, а в некоторых случаях – хранить молчание». И сам последовал собственной рекомендации. Он заявил, что «турецкие банки обладают большой финансовой прочностью, а их управление рисками сейчас гораздо лучше, чем несколько лет назад». По мнению Билгина, жесткое регулирование оставляет банкам не слишком большую свободу маневра, но это сохранило их от проблем, которые погубили финансовые институты в других странах.

Другие турецкие эксперты охотно поддержали эту концепцию. Айсе Чолак, директор аналитического отдела Tera Stock Brokers в Стамбуле, заявил: «Благодаря жесткому государственному регулированию значительно увеличилась прозрачность, повысились уровни достаточности капитала и, самое главное, у турецких банков нет проблемных активов». Со своей стороны, Танджу Юксель, ассистент генерального директора VakifBank, указал, что 2009 год будет трудным для турецких банков, но финансовые институты с хорошим балансом и обширной депозитной базой сумеют пережить трудные времена. По его мнению, следует ориентироваться не на темпы роста, а на качество активов. «В финансовой системе начинается сокращение затрат, поэтому неэффективные сегменты и бизнесы исчезнут с рынка», – утверждает Юксель.

В принципе, у турецких финансистов действительно есть определенные основания для оптимизма. После кризиса 2001 года правительство жестко требовало от банков наведения порядка, и теперь их безнадежные долги составляют не более 3%, а некоторые, например, Sekerbank, который недавно продал свой портфель плохих займов, имеют еще лучшие показатели. Правда, аналитик EFG Securities Мете Юксель считает, что сейчас еще рано судить о качестве кредитных портфелей: его можно будет оценить только после ухудшения экономической ситуации. В ноябре EFG снизила свой прогноз роста ВВП в 2009 году от 5 до 2%, и Мете Юксель считает, что именно в новом году проявится истинный уровень качества выданных кредитов. С его точки зрения, истинный объем безнадежных займов может быть скрыт за мощным ростом объемов кредитования. «Когда экономический подъем и рост кредитования затормозятся, проявится и истинное качество активов», – говорит он. И, действительно, объемы кредитования в турецком банковском секторе в последние несколько лет росли по экспоненте: от $30 млрд. в 2000 году до $337 млрд. в 2008-м.

На протяжении последних двух лет основными потребителями кредитов были компании из сегмента малого и среднего бизнеса, и именно они наиболее уязвимы к экономическому спаду. Правда, в Турции этот сегмент состоит, в основном, из семейных фирм, которые склонны к дефолтам гораздо меньше, чем их коллеги из других стран: они не подвергаются давлению со стороны рынков капитала и собственных акционеров. Поэтому, даже если количество дефолтов увеличится, убытки банков все равно будут гораздо меньшими, чем у финансовых институтов западных стран. При этом, ипотеки составляют всего 6% от совокупных банковских активов, поэтому кризис на рынке недвижимости не создаст отрасли серьезных проблем.

Еще одно преимущество турецких банков заключается в том, что они не увлекались играми с кредитными деривативами. Высокая прозрачность их финансовой отчетности дает возможность утверждать, что у них нет значительных внебалансовых обязательств такого типа. Чиновники BRSA считают, что расширение использования деривативов в стране не носит спекулятивного характера и связано, главным образом, с хеджированием торговых соглашений. При этом, BRSA осуществляет пристальный мониторинг в этой сфере поскольку позиции турецких банков могут ухудшиться из-за риска, привносимого их иностранными партнерами, активно работавшими на рынках деривативов.

Краткосрочные

проблемы

Как бы там ни было, все понимают, что в 2009 году подъем турецкой банковской отрасли серьезно затормозится (правда, пока никто не прогнозирует банкротств), а оценивать ущерб от мирового финансового кризиса можно будет только пост-фактум. Если в 2008 году совокупный объем кредитования увеличился на 28-30%, то в 2009-м подобных показателей достичь не удастся, наоборот, следует ожидать спада. Банки стали гораздо благоразумнее, чем семь лет назад, а трудности с финансированием вынудят их подходить к вопросам кредитования еще осторожнее. Поэтому кредитное сжатие неизбежно охватит и Турцию. Тем более что в будущем году им придется раздобыть огромные средства для рефинансирования краткосрочных синдицированных займов.

Хотя международные заимствования составляют только часть источников финансирования турецких банков, повышение ставок по этим кредитам ощутимо ограничит их рост. Тем не менее, в текущем году они успешно провели рефинансирование синдицированных займов, и банкиры все еще уверены, что сумеют найти деньги на международных кредитных рынках. Тевфик Биглин из BRSA уверяет, что, если даже в недавних труднейших условиях турецкие банки сумели раздобыть новые синдицированные кредиты лишь немногим более высокой стоимостью, то и в дальнейшем такие институты как Akbank, Garanti Bank и VakifBank сумеют осуществить их рефинансирование без особых проблем. Танджу Юксель указал, что синдицированный кредит на $750 млн., полученный Vakifbank в июле, предоставили, главным образом, американские и европейские банки, причем, ставки по нему были гораздо ниже, чем для других заемщиков инвестиционного уровня из развивающихся стран. Кроме того, Айсе Чолак отметил, что, даже

если банки сумеют рефинансировать только половину займов, по которым истекает срок, это будет означать лишь то, что они смогут предоставить меньше кредитов, чем собирались.

Эти утверждения скоро подвергнутся серьезной проверке: в январе истекает срок выплаты займов, полученных четырьмя турецкими банками, поэтому Garanti, TEB, VakifBank и Akbank уже в декабре должны выйти на рынок синдицированных заимствований. Генеральный директор Akbank Зафер Куртул заявил: «Мы не ожидаем проблем с рефинансированием нашего синдицированного займа на $1 млрд. По крайней мере, 60-70% от этой суммы мы найдем без особого труда, хотя стоимость нового кредита может увеличиться от 75 базисных пунктов до 100».

И, все же, зависимость турецких банков от заимствований за рубежом вызывает у экспертов определенное беспокойство. Управляющий партнер Ernst and Young в Турции Осман Динчбаш считает, что некоторые из этих займов рефинансировать не удастся. По его мнению, это обнаружится в течение ближайших 12 месяцев – именно в этот период истекают сроки выплаты кредитов на сумму около $12-13 млрд. Какую часть этой суммы банки сумеют рефинансировать, зависит от финансовой стабильности их кредиторов. При этом, именно ближайшие полгода будут решающими в плане доверия инвесторов, а значительным фактором в обеспечении этого доверия должен стать кредит МВФ.

Правда, коллега Динчбаша из Ernst and Young Эндрю МакКартни считает, что, учитывая размер турецкого рынка, можно допустить, что банки действительно верят в свои утверждения относительно возможностей рефинансирования. Однако, по мнению МакКартни, они при этом не учитывают нарастающий риск дефолтов. Хотя на балансе турецких банков действительно очень мало безнадежных долгов, их истинный размер скрыт за тем фактом, что основной рост кредитования пришелся на последние 12 месяцев, а основное число дефолтов приходится обычно на второй-третий год выплаты кредитов. МакКартни уверен, что многие банки Юго-Восточной Европы, включая турецкие, имеют в своих кредитных портфелях «бомбу с часовым механизмом». Однако Сарухан Озел, главный экономист Deniz Bank, не разделяет этого беспокойства. С его точки зрения, синдицированные займы, на которых основана стабильность банковской отрасли, важны и для реального сектора турецкой экономики, но возможности их получения, действительно, уменьшаются из-за снижения ликвидности. Тем не менее, он считает, что их значение не следует и преувеличивать: «Если Турция не сможет получить такие кредиты в полном объеме, то это все равно не станет концом света. Рефинансировать 50-75% этих займов банки сумеют, кредиторы же не будут рассматривать наши синдицированные займы как фактор, который может повлиять на их решение одалживать Турции деньги».

В отношении угрозы корпоративных дефолтов Озел считает ошибкой попытки сравнивать Турцию со странами бывшего Советского Союза, которые лишь недавно занялись кредитованием и инвестициями: «Турецкие корпорации привыкли к периодическим кредитным сжатиям и резервируют достаточно ликвидности, чтобы их переждать». По его оценкам, резервы корпораций составляют многие миллиарды долларов.

Кроме того, чиновники в один голос утверждают, что у турецких банков не может возникнуть проблем с увеличением акционерного капитала несмотря на финансовые бури на международных рынках. Например, Garanti в июне увеличил свой капитал на 666 млн. турецких лир ($420 млн.), хотя топ-менеджеры этого банка говорят, что необходимость в дополнительном капитале не была связана с мировым кризисом – просто речь шла о выполнении заключенного ранее «джентльменского соглашения» между банком и двумя его главными акционерами – Dogus Holding и General Electric. Доход от дополнительной эмиссии Garanti использовал для обратного выкупа акций «учредителя», по которым приходилось выплачивать высокие дивиденды, что причиняло ущерб миноритарным инвесторам. А дополнительная эмиссия Yapi Kredi на 920 млн. турецких лир имела целью увеличение капитала в преддверии предполагаемого принятия Турцией в 2009 году нормативов Basle II. Глава Yapi Kredi Тайфун Баязит объяснил, что эта эмиссия «обеспечила банку дополнительный капитал, необходимый в условиях быстро изменяющейся регулятивной среды и волатильности финансовых рынков», и теперь Yapi Kredi собирается значительно расширить свою сеть отделений. Другие турецкие банки тоже подумывают о дополнительной эмиссии, причем, из тех же соображений.

Еще одно преимущество турецких банков заключается в том, что у них отношение заемного капитала к объему депозитов составляет менее 90%, что дает им возможность увеличивать активы за счет депозитов, а не наращивать международные займы. Практически все турецкие банки практикуют именно такую бизнес-модель: они финансируют кредиты и расширения, в первую очередь, за счет депозитов. В условиях кредитного сжатия и ухудшения ситуации на рынках секьюритизации и синдицированных заимствований эта модель обеспечивает им неплохие преимущества. Тем более что оттока депозитов можно особо не опасаться: турецкое правительство гарантирует их в сумме до 50 тыс. турецких лир, что превышает средний годовой доход на душу населения. Правда, некоторые аналитики опасаются, что отток, все-таки, может начаться, поскольку другие европейские страны обеспечили неограниченные гарантии по депозитам, так что турецкие банки могут утратить деньги самых состоятельных вкладчиков.

Государственный

антикризисный пакет

Несмотря на утверждения, что банковская отрасль Турции вполне жизнеспособна и даже увеличила свои прибыли до $11 млрд. за первые три квартала текущего года, правительственные чиновники не слишком рассчитывают на финансовые институты в сфере борьбы с экономическим кризисом. Фактически они устранили банки из этой борьбы. Вероятно, правительство удовлетворилось тем фактом, что ему не придется, по крайней мере, заниматься спасением финансовых институтов, как это делают США и европейские страны. Премьер-министр Реджеп Тайип Эрдоган сообщил, что правительство подготовило антикризисный пакет, чтобы помочь компаниям реального сектора экономики пережить самые трудные времена. Финансирование этой программы правительство планирует обеспечить за счет средств, которые рассчитывает получить от международных организаций – Мирового банка, Исламского банка развития, Европейского инвестиционного банка (EIB) и ЕБРР – по низким ставкам и на приемлемых условиях.

В первую очередь правительство стремится ограничить рост безработицы и с этой целью в 2009 году предоставит несколько миллиардов лир предприятиям малого и среднего бизнеса (SME). Заем от ЕБРР в сумме до $250 млн. предназначен для поддержки пищевой промышленности и энергетики. Фонды EIB планируется использовать для помощи крупным корпорациям и тем компаниям SME, которые окажутся наиболее уязвимыми. По словам представителей EIB, банк готов выделить Турции заем в €2.2 млрд., но может увеличить эту сумму, если стране потребуются деньги на реализацию специальных проектов. Фактически кредит может быть доведен до €3 млрд., с тем чтобы дополнительные €1 млрд. были использованы для кредитования SME. Кроме того, Турция получит $150 млн. от Мирового банка, причем, в 2009 году эта сумма может быть утроена.

Правительство уже объявило, что ассигновало 350 млн. лир для займов SME по нулевой ставке. Эти кредиты должны быть возвращены в течение 12 месяцев, причем, в первые три месяца их можно не выплачивать. Также предприняты меры для стимулирования роста рабочих мест: за каждого нанятого работника компания получит 2 тыс. лир. Главное же, обсуждается возможность отмены налога на доходы, полученные турецкими гражданами и организациями за рубежом, что обеспечит дополнительный приток денег в Турцию, и налога на биржевые операции с ценными бумагами для турецких инвесторов. Планируется также поощрять слияния компаний, столкнувшихся с финансовыми проблемами, с более успешными фирмами: для таких объединений предусматриваются налоговые льготы сроком на 1 или 2 года.

Зашевелились и другие организации. Турецкий союз торговых палат и товарных бирж (Turkish Union of Chambers and Commodity Exchanges – TOBB) объявил, что в сотрудничестве с Halkbank создает фонд на сумму 1.5 млрд. лир, из которого будет кредитовать SME по низким процентным ставкам. По условиям договора, TOBB внесет в этот фонд 100 млн. лир, а Halkbank – остальные 1.4 млрд. Эти кредиты предназначены именно для мелких компаний, и 240 турецких торговых и промышленных палат уже согласились, чтобы их члены получали такие займы. В свою очередь, Торговая палата (ITO) и муниципальные власти Стамбула начали предпринимать собственные меры по борьбе с надвигающимся кризисом. Они убедили владельцев около 14 тыс. компаний предлагать покупателям дисконты, чтобы активизировать резко сократившееся потребление. Эти скидки будут действовать до конца текущего года, причем, компании – участницы акции выставят в окнах своих магазинов плакаты: «Сегодня – лучший день для покупок!».

Однако наиболее масштабные планы связаны с кредитом МВФ. Переговоры пока продолжаются: МВФ требует, чтобы правительство снизило прогнозные показатели экономического роста в 2008-2009 годах и соответственно ограничило государственные расходы, а турецкие власти утверждают, что кризис невозможно предотвратить, не вливая в рынки государственные средства. МВФ уже согласился выделить Турции $40 млрд., но полного согласия стороны пока не достигли. Министр экономики Мехмет Шимшек заявил: «Мы должны защитить свои национальные интересы и подпишем договор, только если МВФ примет во внимание наши приоритеты».

Виктор Рычик,
по материалам The Guardian, CNN turk

 
© агенство "Стандарт"