журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ РЕФОРМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2008

Новые рыночные страны

Исламские финансы в Азербайджане

Правительство Азербайджана пока с подозрением относится к банковскому бизнесу, основанному на принципах шариата

Как и многие другие бывшие советские республики, Азербайджан несколько лет после Октябрьской революции был независимым государством (с 28 мая 1918-го по 28 апреля 1920 года). Азербайджанцы гордятся, что провозглашенная 28 мая 1918 года Азербайджанская Демократическая Республика (АДР) стала первым светским государством на мусульманском Востоке (за несколько лет до упразднения халифата в Турции). При этом, азербайджанскими историками особо подчеркивается, что в отличие от кемалистской Турции все преобразования в АДР осуществлялись исключительно демократическими методами. На момент провозглашения АДР первая мировая война еще не завершилась, Османская же империя со своими союзниками продолжала борьбу со странами Антанты. Первым документом, заключенным АДР с иностранным государством, был Договор о мире и дружбе с Османской империей от 4 июня 1918 года. Однако поражение Османской империи в войне не повредило имиджу АДР среди держав-победительниц. Представители республики принимали участие в Парижской мирной конференции 1919-1920 годов, скорее, в качестве гостей, чем побежденных.

Государственная политика

Современная Азербайджанская Республика (АР), независимость которой была провозглашена 30 августа 1991 года, переняла от АДР флаг, герб и гимн, а также политику светскости, означающую минимизацию роли ислама в общественной и политической жизни страны. В основе идеологии АДР лежали взгляды основателей партии «Мусават», считавших, что религия должна быть отделена от государства. Фактически данные взгляды на роль ислама в обществе были восприняты и в современном Азербайджане (причем, партия, носящая название «Мусават» и считающая себя правопреемницей мусаватистов начала прошлого века, находится в оппозиции правящему режиму).

Анализируя роль ислама в современной АР, важно помнить, что в свое время среди противников создания АДР выступала партия «Иттихад» («Союз»), ориентированная на исламские ценности. Идеологи «Иттихад» были подлинными панисламистами и потому призывали к объединению всех мусульманских народов Российской империи, выступая, вместе с тем, против создания национального государства азербайджанцев или, как их называли тогда в России, «закавказских татар». В итоге руководство партии «Иттихад» вынуждено было поддержать советскую власть как единственную силу, способную, по их мнению, объединить мусульман распавшейся империи.

Таким образом, исторически идея национальной государственности в Азербайджане тесно связана с секуляризмом и антиклерикализмом, а не с исламом и религиозными ценностями. Даже закоренелые местные националисты признают, что 70 лет атеистической политики при советской власти в республике лишь укрепили национальный фундамент будущей азербайджанской государственности. Двадцать семь лет спустя после обретения независимости от Советского Союза в новом Азербайджане ислам, как и прежде, не играет существенной роли в общественной и политической жизни. Не удивительно, что одним из ключевых партнеров Азербайджана сегодня выступает Турция, жестко придерживающаяся принципов светскости, а не Иран, так что национальная близость между турками и азербайджанцами оказалась важнее общей религиозной принадлежности (как известно, в Иране, как и в Азербайджане, большинство населения составляют шииты).

Последовательно претворяя принципы светскости, азербайджанские чиновники автоматически выступают против любых проектов на государственном уровне, если при этом упоминается слово «исламский», даже если речь идет о таком явлении как исламские финансы вообще и исламские банки в частности.

Немногочисленные инициативы по внесению необходимых поправок в банковское законодательство страны, которые сняли препятствие для создания и функционирования исламских банков в стране, наталкиваются на непонимание регулирующих органов, неизменно ссылающихся на Конституцию Азербайджанской Республики, ст. 7 которой утверждает, что «Азербайджанское государство – демократическая, правовая светская, унитарная республика», а ст. 18 провозглашает отделение религии от государства и равенство всех конфессий перед законом.

Однако в последнее время в связи с потребностью экономики страны в крупных инвестициях и наметившимися преобразованиями в банковском секторе Азербайджана появилась надежда на изменение политики Нацио­нального банка к исламскому банковскому делу.

Экономическая

необходимость

Финансовый сектор Азербайджана характеризуется, прежде всего, недостаточным развитием рынков капитала, слабой прозрачностью банков и постепенным (пока, правда, незначительным) ослаблением доминирования государственных банков на рынке. По уровню капитализации здешние банки уступают банковской системе России, Украины и Казахстана.

Азербайджан – страна с традиционной банковской системой, и за исламскими банками здесь не признается особого статуса. Поэтому по всем официальным документам «Каусар банк» (Kauthar bank или Kovser bank) – единственный на текущий момент исламский банк в стране1 – представляет собой типичный традиционный банк.

«Каусар банк» как один из первых коммерческих банков в Азербайджане получил лицензию еще в 1988 году, во времена СССР, и до сентября 2001 года был известен как «Универсал банк». А 21 октября 2002 года Национальный банк Азербайджана выдал «Каусар банку» новую лицензию на осуществление всех видов банковской деятельности. В том же году «Каусар банк» начал процесс очистки прежнего кредитного и депозитных портфелей от риба (riba), а также прекратил участие во всех сделках, включающих элемент ростовщичества. Все процентные долговые обязательства клиентов перед банком были проданы специализированной компании.

«Каусар банк», признанный мировым исламским банковским сообществом в качестве исламского банка, состоит членом Генерального совета исламских банков и финансовых институтов и Организации по бухгалтерскому учету и аудиту в исламских финансовых институтах (ААОИФИ). Вместе с тем, пока рано говорить о том, что он предоставляет полную линейку исламских банковских продуктов. В настоящее время этот финансовый институт предлагает клиентам всего четыре исламских банковских продукта:

открытие и ведение инвестиционного счета на основе механизма мудараба (mudharabah);

кредитование бизнеса в соответствии с механизмом мушарака (musharakah);

кредитование физических и юридических лиц путем купли-продажи векселей, своего рода аналогов исламским облигацям сукук (sukuk);

финансирование покупки с использованием механизма иджара ва иктина’ (ijara wa iqtina’) автомобилей бытовой техники и т.п.

1. Мудараба (mudharabah). Механизм мудараба лежит в основе инвестиционных счетов в большинстве исламских банков.

В «Каусар банке» клиенту предлагают открыть текущий счет, как и в любом традиционном банке. Однако вслед за этим предусмотрена возможность открытия инвестиционного счета на основе механизма мудараба (mudharabah). Причем, клиенту гарантирован возврат основной суммы, как если бы речь шла о простом текущем счете.

Доходность по инвестиционным счетам в исламских банках зависит от прибыльности финансируемых банком инвестиционных проектов. Доли и пропорции раздела совокупной прибыли между банком и клиентом зависят, как правило, от срока вклада2.

2. Мушарака (musharakah). Применяя механизм мушарака, банк выступает в качестве партнера клиента, нуждающегося в финансировании. Между банком и клиентом заключается специальное соглашение, по которому полученная прибыль делится между ними в заранее оговоренных долях. Убытки подлежат распределению пропорционально вкладу в капитал. Управление проектом может осуществляться как всеми сторонами, так и одной из них. Однако, как правило, в качестве управляющего за дополнительное вознаграждение выступает клиент. При этом, любая из сторон может отказаться от права участия в управлении в пользу другого лица.

3. Сукук (sukuk). Клиент эмитирует вексель и продает его банку по номинальной стоимости, направляя полученные от проведения данной операции средства для финансирования своей инвестиционной деятельности. Покупка векселя оформляется как репо (с обязательством клиента выкупить данный вексель на определенных условиях – с уплатой премии – и в определенный срок). Соответственно, цена обратного выкупа векселей не будет фиксированной, а определяется исходя из оценки сложившейся на момент заключения договора конъюнктуры на рынках профинансированных таким образом товаров или услуг, производимых клиентом, фактического уровня совокупной прибыли, полученной от объекта, профинансированного банком, и расчета издержек, понесенных банком3.

4. Иджара ва иктина’ (ijara wa iqtina’) представляет собой лизинг с последующим выкупом и часто используется исламскими банками для приобретения дорогостоящего оборудования (заводов, машин), а также при финансировании жилищного строительства.

Существенная проблема с точки зрения мусульманских правоведов состоит в том, что иджара ва иктина’ подразумевает заключение двух самостоятельных сделок: лизинга и затем выкупа лизингового имущества. Регулирование их в рамках одного договора порождает, по мнению мусульманских правоведов, неопределенность – гарар (gharar) – в самом контракте. В связи с этим и было сформулировано условие, обязывающее стороны передать и принять имущество с переходом права собственности (как путем дарения, так и посредством продажи по остаточной стоимости). Тем не менее, мусульманские правоведы рекомендуют воздерживаться от применения иджара ва иктина’, предлагая заменять ее другими близкими договорами. По истечению срока действия договора лизинга и выплаты общей суммы арендных платежей лизингополучателю рекомендуется либо продлить договор, либо не продлевать его и вернуть предмет лизинга лизингодателю или выкупить предмет лизинга по рыночной стоимости по окончанию срока действия контракта4.

В «Каусар банке» иджара ва иктина’ применяется при финансировании банком покупки автомобилей, бытовой техники и пр. В соответствии с условиями заключаемого между финучреждением и клиентом договора банк по требованию клиента покупает и сдает ему в аренду оборудование и т.п. Со стороны клиента банка существует обязательство выкупить автомобиль или др. к концу арендного периода (т.е. когда сумма выплат со стороны клиента достигнет уровня, соответствующего согласованной между сторонами цене продажи).

В силу действующих в законодательстве Азербайджана ограничений на осуществление банками торговой деятельности механизм мурабаха (murabahah) не может быть применен в работе «Каусар банка».

Не имея возможности применять ряд исламских договоров, «Каусар банк» реализует свой потенциал исламского банка в финансировании халяльных (halal) секторов народного хозяйства. В качестве примера можно привести проект строительства четырех высотных зданий в Баку. «Каусар банк» выступает в качестве одного из финансистов проекта, стоимость которого оценивается в более чем $100 млн.

В 2004 году было подписано соглашение между Исламской корпора­цией развития частного сектора (ICD) и «Каусар банком», в соответствии с которым корпорация взяла на себя обязательство финансировать значительную часть проекта. В качестве гарантии были предложены имущество «Касуар банка» и один из высотных домов. В том же году была достигнута договоренность о покупке ICD части акций «Каусар банка»5.

Долгое время проект не мог быть реализован, так как главным условием со стороны застройщиков было полное финансирование строительства. Впоследствии в проект вносились существенные коррективы. Так, например, вместо одного 45-этажного небоскреба застройщики решили возвести четыре 24-этажных здания. Потом было принято решение соорудить комплекс из двух 39-этажных башен общей площадью 170 тыс. кв. м. На последний вариант удалось привлечь $300 млн. от корейских традиционных (неисламских) банков. В итоге участие «Каусар банка» в данном проекте свелось к минимуму, отпала и необходимость в выделении Исламской корпорацией развития частного сектора $5 млн. Всю площадь небоскребов предполагается продать под офисы и апартаменты. В качестве управляющей компании выступает предприятие Baku Pride, учрежденное корейской стороной при минимальном участии партнера из Азербайджана, близкого к руководству «Каусар банка».

Направления

сотрудничества

Похоже, пока именно в инвестировании в бизнес, не противоречащий шариату, а не в расширении своей продуктовой линейки исламские финансовые институты в Азербайджане могут наибольшим образом реализовать свой потенциал. Это подтверждает создание Каспийской международной инвестиционной компании (CIIC), начавшей свою деятельность 13 июня 2008 года. CIIC учреждена вследствие подписания в 2006 году на международной инвестиционной конференции, организованной ИБР в Баку, соглашения о создании инвестиционной компании, работающей на основе исламских принципов.

Собственниками CIIC стали Исламская корпорация развития част­ного сектора (75% акций) и Азербайджанская инвестиционная компания, чья доля в настоящее время составляет 20% и может быть увеличена до 25%. Основная задача новой компании сводится к привлечению зарубежных инвестиций в Азербайджан и выходу на международный рынок. Планируется, что в ближайшие два года капитал CIIC увеличится от нынешних $3.4 млн. до $70 млн.

Предполагалось, что CIIC начнет свою деятельность с финансирования проекта в сфере логистики. В настоящее время идет анализ других перспективных проектов. Среди приоритетных направлений деятельности компании и сельское хозяйство, и фармацевтика, и производство строительных материалов, и сектор услуг. Все инвестиции CIIC могут осуществляться лишь в дозволенные с точки зрения шариата виды деятельности, в том числе и благодаря приобретению доли в других компаниях и вхождению в число их акционеров.

Инвестиционное сотрудничество Азербайджана с исламскими финансовыми структурами не ограничивается созданием CIIC. Финансовый дом Кувейта (Kuwait Finance House) и Азербайджанская инвестиционная компания (АИК) подписали 25 мая 2007 года меморандум о намерениях, согласно которому планируется учреждение инвестиционной компании наподобие CIIC, где Финансовому дому Кувейта будет принадлежать 75% акций, а АИК – 25%.

Пока же самым крупным исламским финансовым институтом, осуществляющим инвестирование в Азербайджане, является Исламский банк развития (ИБР), членом которого республика числится с 1992 года. С момента начала сотрудничества с Азербайджаном объем инвестиций ИБР в республике достиг $300 млн., причем, 25% от общего объема инвестиций было направлено на финансирование аграрного сектора, а треть – на улучшение дорожно-транспортной инфраструктуры, развитие малого и среднего бизнеса, улучшение жизненных условий выгодных переселенцев.

Вместе с тем, ИБР не оставляет планов по созданию в Азербайджане исламского банка. Директор регионального представительства Исламского банка развития в Алматы Ник Зейнал Абидин неоднократно отмечал, что ИБР готов оказать Азербайджану помощь при создании исламского банка, однако инициатива, при этом, должна исходить от правительства страны.

Отсутствие приемлемого для исламских банков законодательства и неодобрительное отношение к исламскому банковскому делу со стороны регулирующих органов сдерживают инициативу других азербайджанских финучреждений по применению исламских методов финансирования. Например, в октябре 2007 года бахрейнский Международный инвестиционный банк (International Investment Bank) приобрел 49% акций азербайджанского «Амрахбанка» (Amrahbank). Как известно, IIB активно поддерживает развитие исламского банковского дела как в мусульманских, так и в немусульманских странах. Вскоре после приобретения «Амрахбанка» руководством IIB были озвучены планы по его преобразованию в полноценный исламский финансовый институт, предлагающий полный набор исламских банковских продуктов. Однако данные намерения так и не были реализованы из-за неопределенности с правовым регулированием деятельности будущего исламского банка. Пока же на сайте банка в разделе «Islamic banking» указывается, что «Амрахбанк» планирует предложить клиентам исламские банковские услуги в ближайшем будущем.

Из подполья

Необходимо сказать, что информация о «Каусар банке», а также бизнесменах, пытающихся вести бизнес в соответствии с шариатом, распространяется в Азербайджане преимущественно из уст в уста, а не посредством рекламы.

В документации «Каусар банка» практически не встречаются арабские термины для обозначения соответствующих шариату методов финансирования. Более того, в официальной информации о банке, распространяемой в Азербайджане, упоминание о его исламском характере сведено к минимуму. Например, в буклете банка на английском языке деятельность банка характеризуется как «Islamic banking», а в буклете на азербайджанском языке вместо «Islamic banking» используется термин «Faizsiz qazanc», что переводится как «Non-interest banking».

По словам председателя правления «Каусар банка» Гейдара Ибрагимова, подобное несоответствие в терминологии не конспирация, а разумная предосторожность. «У исламского банковского дела в Азербайджане есть недоброжелатели, в том числе и в Национальном банке, – говорит Ибрагимов. – Но, все-таки, по сравнению с российским «Бадр-Форте банком» (Badr-Forte Bank) мы находимся в более благоприятных условиях». Напомним, что приказом от 4 декабря 2006 года Центробанк отозвал у «Бадр-Форте банка» лицензию, ссылаясь на федеральный закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма»).

В ходе нашего разговора Гейдар Ибрагимов неоднократно упоминал российский «Бадр-Форте банк» и председателя его правления Адалета Джабиева. В 2002 году, когда, казалось, «Бадр-Форте банку» ничего не угрожало, Джабиев выступил в качестве консультанта проекта по применению исламских методов финансирования в «Каусар банке».

У двух банков действительно много общего. «Бадр-Форте банк» вынужден был подобно «Каусар банку» ограничить возможности применения исламских методов финансирования. Центробанк не только не шел навстречу банку в преодолении таких проблем как участие в обязательной системе страхования вкладов, но и демонстрировал повышенное внимание к его деятельности. Все это вылилось в конечном счете в отзыв лицензии у банка.

Еще до отзыва лицензии у «Бадр-Форте банка» чиновники в Центробанке, как и их азербайджанские коллеги в Национальном банке, ссылались на Конституцию, светский характер государства, а также отсутствие в России необходимого механизма контроля банковской деятельности, основанной на принципах шариата.

Однако, справедливости ради, следует отметить, что руководство банка не спешит рекламировать свои услуги не только по политическим причинам. «Информация о нашем банке распространяется преимущественно через систему социальных связей, – продолжает Гейдар Ибрагимов. – Таким образом, «Каусар банк» более чем стопроцентно следует концепции «Знай своего клиента». Наши клиенты – люди богобоязненные, они с пониманием относятся к тому, что мы в соответствии с шариатом не можем им безусловно гарантировать фиксированную прибыль. Наши клиенты знают нас и доверяют нам, а мы, в свою очередь, знаем, что они готовы принять как прибыль, так и убытки. Они понимают, что мудараба (mudharabah) – не гарантированный доход. Если же давать широкую рекламу в СМИ, то в банк придут клиенты, которых мы не знаем и которые не всегда с пониманием смогут отнестись к особенностям исламского банкинга. Да и нам будет неудобно перед ними, если мы не сможем обеспечить уровень доходов не ниже, чем в традиционном банке6.

Как следствие такой осторожной политики руководства банка можно упомянуть факт, что многие мусульмане в Баку просто не знают о функционировании в стране уже более пяти лет исламского банка7.

Расширению деятельности «Каусар банка» в Азербайджане препятствует также отсутствие достаточных финансовых ресурсов8. По мере расширения линейки исламских продуктов неизбежно возникает вопрос о соответствующем шариату страховании. По развитию страхового рынка на постсоветском пространстве Азербайджану принадлежит четвертое место после России, Украины и Казахстана. На сегодняшний день в стране насчитывается 28 страховых, одна перестраховочная компания и семь страховых брокеров. При этом, на страхование приходится лишь 1% от ВВП. Пока ни один страховщик в республике не проявил интереса к исламскому страхованию. В марте 2008 года вступил в силу закон «О страховой деятельности», соответствующий основным принципам Международной ассоциации страховых надзоров (МАСН).

Данный нормативно-правовой акт не учитывает особенностей исламского страхования. Похоже, что шанс внести в страховое законодательство положения, учитывающие особенности такафула (takaful), упущен и при подготовке проекта другого законопроекта («Об обязательном страховании»), разработанного Министерством финансов АР и канадской компанией Lawrie Savage & Associates.

Развитие исламского страхования существенно сдерживает отсутствие эффективных инструментов, способствующих размещению страховых резервов без нарушения требований шариата. Так что говорить об исламском страховании в республике пока преждевременно. Не в пользу исламского страхования и низкий уровень страховой культуры населения. Сильно недоверие к долгосрочным видам инвестирования типа страхования жизни. Так, по данным за 2007 год, в структуре страховых премий страхование жизни составило лишь 1.1%.

Впрочем, как отмечал в беседе с автором этих строк Г.Ибрагимов, сейчас на повестке дня перед «Каусар банком» в качестве одной из первоочередных задач стоит развитие исламских страховых продуктов. Возможно, к данному проекту будут привлечены зарубежные специалисты, в том числе и из России.

Ренат Беккин,
кандидат юридических наук, МГИМО (У) МИД РФ

 
© агенство "Стандарт"