журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

БАНКОВСКИЕ РЕФОРМЫ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2008

ФИНАНСОВЫЙ КРИЗИС

Европейский подход к борьбе с кризисом

Банки и правительства стран Европы ищут способы поддержки финансовой системы

Как ни странно, европейские лидеры долго надеялись, что разразившийся в США финансовый кризис не перепрыгнет на другую сторону Атлантики, а когда это произошло, у них не было готового плана совместных действий. Поэтому почти одновременный крах нескольких крупных банков в конце сентября застал их врасплох. Каждая страна стала принимать собственные меры по спасению утопающих, а все члены ЕС накинулись друг на друга с обвинениями в протекционизме и нарушении правил о государственной помощи. На первой из проведенных в октябре встреч стороны так и не сумели договориться о конкретных совместных действиях, но на второй, по крайней мере, согласовали свои усилия. Тем временем, эксперты пророчат, что в Европе финансово-экономический апокалипсис будет пострашнее, чем в США.

Каждый умирает

в одиночку

В сентябре страны ЕС все еще пытались бороться с финансовым кризисом самостоятельно. Эта борьба сводилась, главным образом, к оптимистичным заявлениям политиков и помощи проблемным банкам, число которых множилось на глазах. Так, правительства Нидерландов, Бельгии и Люксембурга предоставили €11.2 млрд. банковско-страховой группе Fortis, которая была зарегистрирована в Бельгии, но активно действовала почти на всем континенте. Фактически власти Бенилюкса частично национализировали этот институт. А буквально через сутки им пришлось выделить €6.4 млрд. ($9 млрд.) еще и франко-бельгийскому банку Dexia, который специализируется на финансировании местных властей. Этот банк тоже стал жертвой кредитного сжатия, так что ему потребовалась государственная поддержка. Важно, что часть ассигнованной суммы предоставят правительство Франции (€1 млрд.) и французский государственный банк Caisse des Depots (€2 млрд.). Впервые за 14 лет французские власти решили поучаствовать в спасении финансового учреждения (до этого в 1994 году господдержку получил Credit Lyonnais). Свой вклад в этот фонд внесли также Бельгия и бельгийские акционеры Dexia (€3 млрд.), а также правительство Люксембурга (€376 млн.).

В свою очередь, правительство Германии организовало заем в сумме €35 млрд. от четырех крупных банков для немецкого ипотечного института Hypo Real Estate (HRE). Однако консорциум банков, который согласился было поддержать HRE, через несколько дней выяснил, что этого вливания ликвидности будет недостаточно, поскольку необходимая сумма составляет, как минимум, €50 млрд. Тем не менее, было решено найти необходимые для спасения HRE деньги. Дело в том, что основная специализация HRE – кредитование застройщиков (промышленная недвижимость) и государственного сектора экономики через Depfa Bank, который занимается кредитованием компаний государственного сектора по всему миру. Поэтому крах HRE вылился бы в тяжелые последствия для многих европейских кредитных организаций, особенно для других банков, работающих на важнейших рынках обеспеченных облигаций. «Мы не допустим, чтобы проблемы одного финансового института вылились в кризис всей финансовой системы», – заявила федеральный канцлер Германии Ангела Меркель.

Тогда же британский банк Bradford & Bingley, из которого напуганные вкладчики за несколько дней изъяли десятки миллионов фунтов стерлингов, перешел под контроль правительства, а его розничный бизнес приобрел за 612 млн. ф. ст. ($1.1 млрд.) крупнейший финансовый институт Испании Banco Santander. Отметим, что Bradford & Bingley стал уже вторым банком в Великобритании, который будет нацио­нализирован в этом году. Первым был ипотечный банк Northern Rock, который тоже пострадал от падения цен на жилье, самого резкого с 1992 года, и ухудшения ситуации на финансовом рынке. Еще один британский банк – HBOS – был срочно продан Lloyds TSB.

Все это происходило на фоне дебатов в Конгрессе США, разгоревшихся вокруг «плана Полсона», который предусматривает выделение из бюджета $700 млрд. для преодоления финансового кризиса. В этой ситуации и британские банки попросили правительство помочь им путем выкупа активов, обесценившихся в результате кредитного кризиса, чтобы они могли возобновить кредитование. Банкиры и правитель­ственные чиновники провели переговоры по различным вариантам выхода из кризиса, включая создание государственного «фонда для проблемных активов», в который должны перейти активы банков, включая ипотечные ценные бумаги, подешевевшие после кризиса субстандартной ипотеки в США. Старший советник лондонского UBS по экономическим вопросам Джордж Магнус заявил: «Экономический спад набирает темпы. Ипотечный рынок практически мертв. Правительство должно что-то сделать». Тем не менее, британские власти полагали, вероятно, что «время – лучший доктор», так что просьбы банкиров остались без ответа.

Однако драматические события на американском банковском рынке вызывали серьезное беспокойство у европейских финансистов. В частности, назревали серьезные проблемы в Исландии и Ирландии. В то время как правительство Исландии интенсивно разрабатывало план организации финансирования для Центробанка, падение курса кроны к евро на 20% привело к коллапсу Glitnir, третьего по величине банка страны. Его пришлось практически национализировать. Остро нуждающийся в средствах Центробанк вынужден был приобрести 75% акций Glitnir Bank за €600 млн. ($826 млн.).

Ирландия, экономику которой издавна рекомендовали в качестве примера всем государствам, стремившимся присоединиться к ЕС, первой из 15 стран зоны евро в конце сентября официально сообщила о начале экономической рецессии. В связи с этим котировки акций ирландских банков резко упали. Тогда правительство приняло решение предоставить государственные гарантии не только по депозитам, а и по всем обязательствам шести крупнейших финансовых институтов страны – Allied Irish Banks, Bank of Ireland, Anglo Irish Bank, Irish Life and Permanent, Irish Nationwide Building Society и Educational Building Society. Общая сумма этих обязательств – розничных, коммерческих и межбанковских депозитов, долгов по облигациям, старших и субординированных (младших) долгов – составляла €400 млрд. ($567 млрд.). Основная часть депозитов уже была покрыта действующей страховой схемой (до €100 тыс.), но правительство сочло необходимым помочь своим банкам с возможностями краткосрочного финансирования, которые на тот момент были уже довольно сомнительными. Недостаток же капитала мог создать серьезные проблемы для всей ирландской экономики. Гарантии были предоставлены до октября 2010 года.

Лондон и Берлин дружно возмущались действиями Ирландии. Немецкие и британские политики заявили, что такие действия обеспечивают ирландским банкам несправедливые преимущества. На тот момент депозиты в европейских странах гарантировались только частично, причем, такие гарантии чаще давали банковские ассоциации, а не правительство. Так, в Германии гарантия охватывала суммы до €20 тыс., а в Великобритании – до 35 тыс. ф. ст. Но их возмущение было недолгим: уже в середине октября они сами прибегли к подобным мерам.

Все это время Европейский Центробанк активно одалживал деньги коммерческим банкам, стремясь убедить инвесторов и вкладчиков, что финансовые институты всегда будут иметь в распоряжении адекватные суммы. Фактически это были единственные централизованные меры, предпринятые в ЕС до октября. Однако этот избыток капитала никого ни в чем не убедил, и европейские фондовые рынки лихорадило еще сильнее, чем американские. Тогда Центробанк, долго сопротивлявшийся снижению учетных ставок, даже намекнул 30 сентября, что готовится к такому шагу. Тем не менее, и это сообщение не имело положительных последствий. Требовались более решительные действия.

Первая попытка

«жить дружно»

Европейский саммит, состоявшийся 4 октября, тоже не принес успокоения рынку. В преддверии этой встречи министр финансов Франции Кристин Лагард утверждала, что будет настаивать на создании европейского фонда по спасению банков, который мог бы финансироваться из бюджета ЕС или национальных бюджетов. С ее точки зрения, было бы целесообразно обеспечить равноправный доступ к капиталам фонда для всех стран – членов ЕС. Лагард сообщила немецкому изданию «Handelsblatt»: «Страны ЕС согласны с тем, что необходимо поддерживать финансовый рынок. Однако до сих пор мы лишь в общем говорили об этой идее. Пора бы уже и обсудить ее». Французский министр полагала, что «фонд спасения» мог бы действовать двумя способами: прямым участием в капитале банка или финансированием операций по спасению нуждающихся финучреждений. Объясняя эту идею, Лагард утверждала: «Хотя до сих пор национальным правительствам удавалось самостоятельно оказывать помощь своим финансовым институтам, может сложиться такая ситуация, когда один из системообразующих банков одной из небольших стран ЕС обанкротится из-за нехватки в этой стране средств для оказания ему помощи. А это будет сильным ударом по всей европейской банковской системе». Однако премьер-министр Нидерландов Ян Петер Балкененде не согласился с этим планом и предложил сформировать национальные фонды в каждой стране.

Хотя эти идеи, безусловно, обсуждались на встрече европейских лидеров в Париже, основным результатом саммита стало их обещание интенсивно сотрудничать в борьбе за обуздание финансового кризиса. Президент Франции Николя Саркози и его коллеги из Германии, Великобритании и Италии поклялись предотвратить в Европе банкротства типа краха американского банка Lehman Brothers, но не приняли план, аналогичный утвержденной в США программе TARP. Фактически кризис четко проявил трудности принятия конкретных совместных действий в Европе, экономика которой интегрирована в гораздо меньшей мере, чем ее руководящие структуры. «Мы не политическая федерация, и у нас нет федерального бюджета», – объяснил президент Европейского Центробанка Жан-Клод Трише.

Основная цель саммита заключалась, похоже, в том, чтобы успокоить паникующих инвесторов, но она так и не была достигнута. Правда, для этого была еще одна причина. Дело в том, что еще до встречи президентов в Париже стало известно, что попытки недельной давности оказать государственную помощь двум крупным финансовым институтам оказались безуспешными. Так, выяснилось, что группа Fortis не способна продолжать свою деятельность, хотя несколькими днями раньше получила €11.2 млрд. За день до саммита правительство Нидерландов прекратило ее операции в стране, а затем власти Бельгии помогли французскому банку BNP-Paribas произвести поглощение остатков Fortis. Далее на рынок просочилась информация, что организованного правительством Германии займа (€35 млрд.) оказалось недостаточно для спасения Hypo Real Estate. Кроме того, выяснилось, что крупный итальянский банк Unicredit тоже запутался в серьезных проблемах. Он объявил, что собирается раздобыть дополнительный капитал в объеме €6.6 млрд. ($9 млрд.). С этой целью его руководство обратилось к акционерам с просьбой о дополнительных взносах.

Несмотря на договоренность о совместных действиях сразу же после саммита Великобритания увеличила верхний предел гарантий по частным депозитам от 35 тыс. до 50 тыс. ф. ст. (почти $90 тыс.), а Германия последовала ее примеру, тем более что там возникли очередные проблемы. Когда стало известно, что готовится новый пакет мер по спасению HRE (увеличение суммы помощи до €50 млрд.), немецкие вкладчики забеспокоились и начали забирать деньги из банков. В надежде прекратить отток депозитов правительство объявило, что государство гарантирует выплату по всем сберегательным счетам частных вкладчиков, общая сумма которых составляет €568 млрд. Канцлер Ангела Меркель и ее министр финансов Пеер Штайнбрюк лично пообещали это с экранов телевизоров, хотя было не ясно, не потребуется ли для выполнения этого обещания принимать новый закон. Кроме того, опасаясь всеобщего возмущения в связи с расходованием денег налогоплательщиков на поддержку бизнеса высокооплачиваемых банкиров, Ангела Меркель пообещала, что «день расплаты» придет. Она заявила: «Виновные в безответственном поведении ответят за это по всей строгости. Правительство гарантирует, что все они заплатят за свои ошибки. Мы обещаем это налогоплательщикам».

Вторая попытка

События в Берлине и Брюсселе продемонстрировали несостоятельность политики «точечной помощи» в плане восстановления доверия в банковской отрасли континента. Не оправдал себя и «индивидуальный подход» к решению проблем. Поэтому правительства европейских стран начали договариваться о действительно совместных мерах по борьбе с кризисом и после очередного саммита 13 октября обнародовали общий план действий. Как часть программы поддержки финансовых систем правительства утвердили выделение европейским банковским отраслям помощи в сумме €1.873 трлн. ($2.546 трлн.). С инициативой об ассигновании этого крупнейшего в истории пакета помощи выступила Великобритания.

Идею поддержали парижские политики: Франция решила выделить до €320 млрд. на гарантии межбанковских займов и предоставить еще €40 млрд. для увеличения капитала банков. Кристин Лагард сообщила, что эти деньги банки должны будут использовать для повышения своих показателей достаточности основного капитала до 9%, чтобы «стать игроками одной лиги с британскими банками». Как часть этого плана Франция собирается до конца года инвестировать €10.5 млрд. в шесть крупнейших банков страны при условии, что они увеличат кредитование компаний и частных лиц. «С этой целью правительство подпишется на эмиссии субординированного долга BNP Paribas, Credit Agricole, Societe Generale, Credit Mutuel, Caisse d’Epargne и Banque Populaire, не приобретая голосующих акций», – заявила министр финансов 20 октября на пресс-конференции в Париже. По ее словам, «цель этого шага в том, чтобы обеспечить банковским группам возможность и в дальнейшем финансировать экономику при сохранении высокого уровня платежеспособности».

К этой программе присоединились также Нидерланды (€200 млрд.), Испания, Италия, Австрия, Португалия и Норвегия: они пообещали совместными усилиями ассигновать €481 млрд. Правительство Швеции сообщило, что обнародует свои планы помощи финансовой системе через несколько дней, но предупреждает, что не собирается делать инъекции капитала своим банкам. Норвегия же пообещала предоставить своим коммерческим банкам $55.4 млрд. в государственных облигациях в обмен на их ипотечные долги. Португалия собирается выделить своим банкам €20 млрд. в виде гарантий.

Британцы заявили, что выделят 37 млрд. ф. ст. (€47 млрд.) трем крупнейшим банкам страны – как часть уже указанного пакета помощи в 400 млрд. ф. ст. Премьер-министр Великобритании Гордон Браун сообщил о «беспрецедентной, но эффективной» программе национализации трех крупнейших банков страны. По его словам, заявленные 37 млрд. ф. ст. будут использованы на приобретение 60% акций Royal Bank of Scotland, и 43% объединившихся Lloyds TSB и HBOS, слияние которых привело к созданию крупнейшего в стране ипотечного банка. Кроме того, Браун сообщил об отставке топ-менеджеров Royal Bank of Scotland (гендиректора Сэра Фреда Гудвина и председателя правления Сэра Тома МакКиллопа) и об увольнении Лорда Стивенсона и Энди Хорнби с их постов председателя и гендиректора HBOS. Никому из них дивиденды выплачены не будут. Кстати, банк Barclays, который собирается пополнить свой капитал на 6.6 млрд. ф. ст. за счет дополнительных взносов инвесторов, тоже объявил об отказе от выплаты дивидендов.

Германия сообщила, что готова выделить до €400 млрд. на гарантии по кредитованию на межбанковском рынке и еще €100 млрд. для инъекций капитала финансовым институтам и выкупа неликвидных активов. Причем, план немецкого правительства почти полностью соответствует американской программе TARP. Министр финансов Штайнбрюк предупредил банкиров, что, обратившись к правительству за дополнительным капиталом, они должны быть готовы к наказаниям за неверные решения, включая ограничение годового жалованья суммой €500 тыс., запрет на бонусы и выплату дивидендов. Кроме того, они должны будут принять на себя обязательства предоставлять займы мелким и среднего размера компаниям.

Эти планы приветствовал управляющий директор Международного валютного фонда Доминик Стросс-Кан, который незадолго до их объявления заявил на встрече министров финансов стран G8 в Вашингтоне: «Усиливающееся беспокойство относительно финансовой состоятельности ряда крупнейших финансовых институтов США и Европы толкает мировую финансовую систему на грань системного краха». Теперь же он уверен: «Благодаря принятым решениям пик кризиса, вероятно, остался позади». В том же духе высказались Ангела Меркель и Николя Саркози. Однако, скорее всего, это – несколько избыточный оптимизм, и все это сознают.

Оптимизм в условиях

хорошей

информированности

Председатель Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу предостерегает, что проблемы в экономике и финансовой системе пока нельзя считать пройденным этапом, также как не следует рассчитывать, что пик мирового финансового кризиса остался позади. «Утверждать это преждевременно, и оставшиеся нерешенными сложные проблемы должны побудить нас к решительным действиям в ближайшие месяцы», – сообщил он 20 октября в интервью газете «Figaro». По его мнению, хотя «рынки позитивно реагировали на скоординированные меры Европейского Союза, но другие факторы, в частности, прогнозы замедления роста, а в некоторых случаях – спада в экономике, оказывают негативное воздействие».

В свою очередь, Кристин Лагард предупредила, что экономика Франции сейчас находится не в лучшем состоянии. Финансовый кризис привел к тому, что прирост ВВП страны в III и IV кварталах текущего года будет отрицательным. По прогнозу Французского национального института статистики Insee, этот показатель составит –0.1%. С учетом этого спада общий прирост экономики снизится до 0.9%, а уровень безработицы к концу года вырастет до 7.4%. Последний раз аналогичные проблемы Франция испытывала в конце 1992-го – начале 1993 года. В официальном сообщении Министерства финансов говорится: «В настоящее время риски отражают, прежде всего, эффект недавнего значительного роста цен на нефть и курса евро, которые произошли в I полугодии, а также общий финансовый кризис». В отношении зоны евро в целом Insee также прогнозирует отрицательный рост во II полугодии на уровне –0.1%, а среднегодовой показатель уменьшится до 1.1% (после 2.6% в прошлом году).

Тем не менее, основания для оптимизма, все-таки, есть. Баррозу высоко оценивает договоренности, достигнутые на встрече министров финансов стран G8 в Вашингтоне, в первую очередь, решение руководителей США, Франции и Еврокомиссии о проведении серии многосторонних саммитов для разработки способов ограничения масштабов финансового кризиса. Первая из серии встреч, посвященных глобальной экономике, – расширенное заседание «группы восьми», планируемое на 21 ноября, пройдет в Нью-Йорке. По словам Баррозу, этот саммит будет посвящен механизмам регулирования и надзора, поскольку «недостатки в этой системе усилили кризис».

Не успокаиваются на достигнутом и лидеры ЕС, которые решили до конца 2008 года создать международную организацию для контроля над деятельностью, по меньшей мере, 30 крупнейших финансовых институтов региона. По словам премьер-министра Великобритании Гордона Брауна, «создание такого глобального контролирующего органа необходимо не только для скорейшей ликвидации нынешнего финансового кризиса, но и для предотвращения подобных ситуаций в будущем». В этот орган войдут представители официальных контролирующих организаций ведущих стран и крупнейших финансовых центров. Браун уверен, что «необходимое условие преодоления нынешнего кризиса – это реформирование международной финансовой системы». В числе первоочередных мер он указал разработку глобальных стандартов регулирования, эффективный трансграничный контроль и создание антикризисного менеджмента.

В итоговом документе саммита отмечается: «Для развития скоординированной системы контроля на общеевропейском уровне необходимо усилить надзор над европейским финансовым сектором, особенно над транснациональными финансовыми структурами». Таким образом, ЕС отказывается от либерального свободного финансового рынка в пользу ужесточения контроля со стороны регулирующих структур как государственного, так и общеевропейского уровня. Следовательно, можно ожидать усиления институтов ЕС на фоне ослабления национальных правительств. Эта идея выдвигалась и до кризиса, но ее отвергали большинство европейских стран.

Поскольку о завершении кризиса говорить пока рано, министры финансов Евросоюза считают полезным последовать примеру США и еще в одном аспекте: они хотят разрешить своим банкам реклассификацию активов, чтобы поставить европейские финансовые институты в равные условия с их американскими коллегами. Речь идет о влиянии финансового кризиса на финансовую отчетность: в нынешних условиях, вопрос об оценке «справедливой стоимости активов» оказался весьма насущным. Разрешение на ре­классификацию даст возможность банкам переводить активы из категории «для продажи» («assets held for sale») в категорию инвестиционных («assets held for investment»), на которые требование оценки «справедливой стоимости» не распространяется. Совет по МСФО не слишком сильно протестует против этого предложения, но обещает внедрить дополнительные правила, направленные против возможных злоупотреблений. Если соответствующее решение будет принято, то банковская практика стран Европы станет в большей степени соответствовать американской, что весьма важно в современной ситуации.

Галина Резник,
по материалам Bloomberg, Reuters, BBC, Financial Times, New York Times

 
© агенство "Стандарт"