журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ДИСТРИБУЦИОННЫЕ КАНАЛЫ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2008

Банковская деятельность

Проблемы рынка кредитования в Украине

Украинские банки планируют развивать риск-менеджмент и расширять свою деятельность по возвращению просроченных долгов

В течение последних нескольких месяцев в СМИ появляются публикации о том, что украинские банки вскоре откажутся от кредитования населения. К тому же, розничные клиенты все чаще сталкиваются с отказами по заявкам. Однако вопреки прогнозам экспертов данная тенденция вряд ли продлится долго. Возможно, в ближайшее время ужесточатся требования к документам, на основании которых выдаются кредиты, могут немного повыситься ставки, но банки вряд ли уйдут с привлекательного розничного рынка. Тем не менее, чтобы кредитование населения осталось прибыльным, а невозвраты не привели к кризису, финучреждениям следует серьезно пересмотреть свои стратегии взаимодействия с индивидуальными клиентами и создать прочную платформу риск-менеджмента, совместив усилия внутрибанковских служб и взаимодействие с независимыми аутсорсерами.

Спрос порождает

предложение

Темпы роста кредитования в Украине начинают снижаться. В первом квартале 2008 года кредитный портфель отечественных банков вырос на 7.8% (в 2007-м этот показатель за тот же период составил 11.5%). В текущем году в общей сложности было выдано кредитов на 46,7 млрд. грн., однако прирост обеспечили, прежде всего, займы предприятиям. Общий кредитный портфель банков составляет теперь 646,1 млрд. грн.

Падение темпов роста обусловлено рядом причин. Во-первых, правительство пытается активно бороться с инфляцией, поэтому на едином казначейском счете скопилось более 22 млрд. грн. К сожалению, инфляция пока не отступает, тогда как сокращение бюджетных вливаний тормозит развитие экономики и кредитования. Сегодня украинские банки все чаще сталкиваются со сложностями в привлечении финансирования.

Кроме того, прошлогодний бум потребительского, ипотечного и автокредитования в стране принес финансистам не только прибыль, но и некоторые проблемы. Портфель невозвращенных займов растет, в финансовых институтах начинают серьезно задумываться над тем, что делать с «плохими» долгами и как предотвратить невозврат в дальнейшем. «Если применять скоринговые программы, накапливать кредитные истории, но не заниматься активным сбором проблемных долгов, вернуть удается около 70-80% кредитов», – говорит Роман Негинский, заместитель руководителя подразделения по обслуживанию индивидуальных клиентов «Приватбанка». Разумеется, данный показатель не может удовлетворить руководство.

По мнению банкиров, одним из немногих способов борьбы с «плохими» кредитами должно стать построение в банках качественной платформы риск-менеджмента, в которую войдут службы, сопровождающие кредитные договора от момента подачи заявки и до последней даты погашения платежей по кредиту. Чем раньше начнется работа по возвращению долгов в случае задержки платежей, тем большая вероятность того, что кредит все-таки будет покрыт. Но построить риск-менеджмент собственными силами банка, накопить базу данных кредитных историй и собрать проблемные долги дорого обойдется финучреждениям. Поэтому, перенимая опыт западных участников рынка, украинские банки все чаще обращаются к аутсорсерам – в бюро кредитных историй для получения информации о заемщиках и в коллекторские агентства для работы с невозвратом.

Присутствием этих игроков характеризуется зрелый рынок кредитования на Западе. До недавнего времени украинские банки предпочитали создавать специальные отделы для сбора “плохих” долгов и полагаться на полученную логическим методом информацию для скоринговых программ. Это было обусловлено отсутствием на рынке компаний, выполняющих те или иные функции, связанные с кредитованием. Сегодня же рынок готов к работе с аутсорсерами. «Сначала появились иностранные рекламные агентства, предлагавшие банкам развернуть активную кампанию по привлечению клиентов к кредитованию. Теперь же, когда банки столкнулись с серьезными проблемами, появляются коллекторы, работающие с невозвратом, хотя многое вернуть уже не удастся», – отмечает Алена Домус, начальник департамента управления рисками VAB-банка. Что же, спрос, как известно, порождает предложение...

Расскажите вашу

историю!

В западных банках процесс рассмотрения заявки по кредитам начинается с обращения в бюро кредитных историй и завершается тем, что сотрудники финучреждения самостоятельно проверяют платежеспособность заемщиков с помощью скоринговых программ. В саму программу вводится вся информация, полученная в бюро, а уже на ее основе компьютер выдает примерный ответ. В Украине все наоборот: скоринг остается основным фактором, исходя из результатов которого выдаются кредиты. Однако скоринговые программы могут качественно работать только при достаточности оснований для оценки, в противном случае программа не будет выдавать точные предсказания.

Несколько бюро в Украине уже активно сотрудничают с банками, предлагая им кредитные отчеты по розничным клиентам. Два из них – «Международное бюро кредитных историй» (МБКИ) и «Первое всеукраинское бюро кредитных историй» (ПВБКИ) – независимы. Кроме того, в стране работает «Украинское бюро кредитных историй» (УБКИ), принадлежащее «ПриватБанку». По объему базы данных и обращениям со стороны финучреждений пока лидирует КБКИ: по словам Богдана Пшеничного, директора этого бюро, в базе сейчас находится 11 млн. записей и 8.6 млн. заемщиков. Однако многих банкиров останавливает то, что данная структура принадлежит их конкурентам. «Где гарантии, что владелец бюро не пошлет рекламную информацию потенциальному заемщику?», – выражает точку зрения некоторых своих клиентов Антонина Паламарчук, генеральный директор ПВБКИ.

«Мы пока не обращаемся в бюро, полагаясь на собственную базу данных, – заявляет Любовь Ушакова, заместитель председателя правления «Родовид-банка». – Однако политика наша такова, что бюро кредитных историй, с которым придется работать, должно быть независимым».

ПВБКИ и МБКИ используют технологии компании CreditInfo, кстати, одного из учредителей бюро ПВБКИ. Программа «Бюро Коннектор» предназначена для обработки информации, поступающей из многих баз данных. Установленная в бюро и в банке программа полностью автоматизирует взаимодействие между участниками рынка и переводит его в пространство Интернета с возможностью взаимодействия в оффлайне на основе обмена XML-файлами. CreditInfo предлагает не только бюро, но и банкам несколько программных продуктов для скоринга и мониторинга просроченных долгов. Программы данного разработчика внедрены, примерно, в 30 украинских финансовых институтах.

ПВБКИ, располагающее пока 470 тыс. полноценных кредитных историй, сотрудничает с финучреждениями на основе абонентской платы, так что банки освобождаются от оплаты каждого кредитного отчета, который они приобретают в бюро. Расширенная схема сотрудничества с ПВБКИ дает банкам возможность получать более полный отчет о клиентах (в том числе и информацию о кредитах, где заемщик выступает в роли со-заемщика или поручителя).

В УБКИ обработка одного кредитного отчета оценивается в 15-55 грн., если банк не предоставляет информации о заемщике и около 8 грн. при передаче таких сведений. За дополнительную плату (50% от стоимости кредитного отчета) сотрудники УБКИ могут проверить заемщика по базе данных «ПриватБанка».

Необходимо отметить, что информации о потенциальных заемщиках во всех функционирующих бюро недостаточно. Поэтому Антонина Паламарчук выступает за создание единой базы данных и объединение всех бюро кредитных историй в Украине. Об этом, кстати, уже давно говорят и в США, но пока дальше разговоров дело не продвинулось. ПВБКИ активно сотрудничает с МБКИ, сравнивая полученную информацию и составляя общую адекватную базу. А вот Богдан Пшеничный ратует за свободную конкуренцию. «На рынке победит компания, которая сможет предоставить клиентам наибольшую базу», – уверен он. С одной стороны, его позиция оправдана: УБКИ, ежедневно обрабатывая около 3 тыс. запросов, вряд ли согласится с кем-либо делить своих клиентов. С другой стороны, такой подход может привести к тому, что во всех бюро кредитных историй, задействованных в Украине, не будет в полном объеме данных, а это впоследствии может привести к появлению высокого уровня невозврата в финучреждениях и кризису кредитования в стране, так как распределенные между всеми участниками рынка сведения о заемщиках будут разрозненными и малоинформативными.

База данных

из-под прилавка

Все же, пока далеко не все украинцы имеют кредитную историю. А принимать решение о кредитах необходимо. Банки и бюро кредитных историй сходятся на том, что важно использовать еще какие-либо материалы, которые могут свидетельствовать об их платежеспособности (такие, например, как сообщения о регулярности коммунальных и страховых платежей). Паламарчук указывает на необходимость проверки доходов банковских клиентов по отчислениям на их идентификационные номера, однако вряд ли в ближайшее время этого удастся достичь, так как в Налоговой инспекции пока отказывают в сотрудничестве.

По мнению Михаила Курочки, начальника управления по работе с проблемными кредитами «Укрсиббанка», еще одна проблема состоит в том, что полученную от клиентов информацию в банках не проверяют или делают это недостаточно тщательно. «Около 50% всех справок о доходах с предприятий – поддельные, – говорит он. – В таких заявках указана более высокая зарплата, чем на самом деле (или же человек вообще не работает на данном предприятии)». Не секрет, что справку о доходах можно, например, получить за небольшое вознаграждение. Однако не стоит сбрасывать со счетов и тот факт, что большинство украинских предприятий до сих пор не вышли из тени, на многих из них просто отказываются выдать работникам справку, реально отражающую их доходы.

Но ведь существует и более простой способ оценки правдивости заемщика: если, например, в заявке от слесаря из райцентра указана зарплата в $1 тыс., то такая информация не может быть адекватной. Кроме того, существует практика, когда отделение нанимает специально обученного «оценщика», который наблюдает за клиентом: во что он одет, какова его манера общения и поведения. Решение о кредите принимается в этом случае достаточно субъективно, однако есть и большое количество статистических данных, собранных на основе надзора (например, женщины более аккуратно погашают кредиты, чем мужчины, а мужчины в красных туфлях – самые неблагонадежные заемщики).

Однако такой подход применять недостаточно. Необходима качественная проверка документов, которые предоставляются в банк. «Для проверки паспортных данных украинские банки часто используют информацию, которая была получена нелегально (например, базы 09, приобретенные “из-под прилавка” на Петровке), – рассказывает Михаил Курочка. – Разумеется, эти данные проверить невозможно». Не работает и база данных МВД Украины, так как содержит устаревшую или ошибочную информацию (от ее использования отказались как в некоторых бюро кредитных историй, так и в большинстве банков). Остальные государственные инстанции трудно идут на контакт с банками и не спешат открывать свои базы.

Тормозят развитие данного рынка и барьеры в законодательстве. Согласно гражданскому кодексу Украины запрещено передавать информацию о банковских клиентах без их ведома третьим лицам. Однако, по мнению банкиров, данную проблему можно решить, если лучше продумывать кредитные договора.

Деятельность

коллекторских агентств

Отсутствует и законодательная поддержка в работе еще одних участников рынка кредитования – коллекторских агентств. Это, безусловно, серьезно препятствует сокращению невозврата в банках. «Необходимо принять закон, который регулировал бы деятельность коллекторских компаний на законодательном уровне, – считает Михаил Курочка. – Многие из них работают в Украине без лицензии. Соответственно, проверить правдивость предоставляемой ими информации невозможно».

Деятельность коллекторов весьма специфична. Нельзя сбрасывать со счетов, что коллекторская компания может применять в своей работе методы, негативно отражающиеся на имидже финучреждения. «Если бы их деятельность была легализована, то банк смог бы в таком случае поднять вопрос о лишении этой компании лицензии», – подчеркивает Михаил Курочка.

Многие банкиры отмечают, что их возможности контроля деятельности коллекторских компаний весьма ограничены. «Если, например, после передачи невозврата коллекторам какая-то часть просроченных платежей все-таки поступает в банк, трудно определить, достигнуто это усилиями агентства или же клиенты самостоятельно “вспомнили” о своих обязанностях», – заявляет Андрей Мусийчук, начальник отдела позднего взыскания Home Credit Bank.

Кроме того, банкиры подозревают, что в работающих на рынке Украины коллекторских компаниях недостаточно развита система визита коллекторов к заемщикам (field collection). «Когда мы спрашиваем у коллекторов, предоставляют ли они услуги field collection, они отвечают положительно, но на вопрос, сколько у них машин и бригад для этого, затрудняются дать ответ», – отмечает Елена Домус из VAB-банка. Тем не менее, по словам Андрея Мусийчука, рынок field-collection в Украине в течение последних двух лет вырос на 20%.

Сергей Кот, гендиректор запорожской коллекторской компании «Агентство по возврату долгов в Украине» (АВДУ), утверждает, что представители его агентства могут навестить проблемных заемщиков по всей стране: «В наших бригадах работают, в основном, бывшие сотрудники МВД. АВДУ берет на себя заботу о банковских клиентах с первых дней после оформления кредита. Сотрудники напоминают о необходимости вовремя проводить платежи, навещают должников в случае задержки выплаты и добиваются от них четких сроков погашения. Если, например, заемщик заявляет, что совершит платеж через месяц, то через неделю ему позвонят и напомнят о его обязательствах, а в последнюю неделю перед назначенной датой будут звонить ежедневно. Не все выдерживают такой психологический прессинг, поэтому большинство все-таки погашают кредит».

Андрей Мусийчук из Home Credit Bank отмечает, что стоимость одного взысканного доллара для коллекторов будет дешевле, чем для внутрибанковской службы взыскания. Мнения банкиров по этому поводу расходятся: в “Родовид-банке” и в компании «ПростоФинанс» (представительство французского банка Societe Generale), например, придерживаются мнения, что собственное коллекторское агентство содержать надежнее. В VAB-банке, хотя и есть служба soft collection (для обзвона клиентов, просрочивших платежи до 60 дней), более серьезного коллекторского отдела с функцией field collection и loyal collection (возвращения долгов через суд) пока нет. Елена Домус утверждает, что, если такой отдел и будет создан, то только в случае принятия решения о развитии данного направления бизнеса с обслуживанием других банков, за счет чего можно будет получать прибыль.

С ней солидарен и Валентин Зеленюк, руководящий директор по стратегиям, достижениям и развитию бизнеса российской коллекторской компании CCG. «Содержание внутрибанковского коллекторского агентства обходится банку в копеечку, причем, оно низкоэффективно, так как отсутствие конкуренции не стимулирует сотрудников к более качественной работе», – отмечает он.

Гжегош Дмовский, бывший директор польской коллекторской компании «Интрум Юстиция», указывает, что многие банки в Польше поначалу тоже опасались передавать свои активы третьим лицам, но со временем привыкли пользоваться аутсорсинговыми услугами, многие активы с просрочкой более 60 дней направляются в такие агентства. Тем не менее, он советует совмещать в банках внутрибанковский и аутсорсинговый “коллекшн”. «Важно внедрить и запустить собственную коллекторскую службу для сравнения результатов, – советует он. – Кроме того, необходимо составить и утвердить с коллекторами план возвращения долгов и методы работы».

В компании CCG считают, что оптимальным подходом к возвращению долгов в банках будет «стратегия mix». При этом, долги с малой просрочкой (до 60 дней) нужно разделить между собственной коллекторской службой и аутсорсингом, долги со средней просрочкой (61-180 дней) передать независимым коллекторам, а далее постепенно избавляться от “плохих” долгов с помощью продажи активов через тендер.

По данным CCG, эффективность усилий по сбору просроченных долгов резко падает с увеличением дней просрочки. Так, если в течение первых трех декад просрочки долги можно вернуть в объеме до 80%, то, когда срок достигает 180 дней, эффективность коллекторских усилий уменьшается до 20%. Если же дотянуть до года, то вероятность возвращения практически сводится к нулю.

Российские банки уже начали продавать портфели своих проблемных кредитов. “Агропромкредитбанк” продал долгов на $7.2. млн., российское представительство Home Credit Bank – на $5 млн., GE Money Bank – на $37.5 млн. И это еще далеко не полный список. К тому же, 15% проданных долгов соответствовало возрасту просрочки от полугода до года, 80% – одному-двум годам, оставшиеся 5% – свыше двух лет. «В России сумма таких сделок в 2007 году составила около $100 млн. при общем размере проблемных задолженностей в стране около $500 млн.», – рассказывает Кирилл Ципривуз, гендиректор CCG.

Подобная перспектива ожидает и украинские банки. «Крупные агентства предлагают выкупить у банка проблемные активы, но пока мало кто из украинских банкиров решается на этот шаг», – комментирует Мусийчук из Home Credit Bank. Конечно же, продажа портфеля «плохих» кредитов может освободить баланс банка, однако их стоимость при продаже будет намного ниже. Например, «Дельта-Банк» продал недавно свой портфель невозврата по цене 5-20% от тела кредита в зависимости от срока просрочки платежей. В среднем, коллекторские агентства готовы выкупать у банков проблемные активы по стоимости в 1-7% от выданной суммы. Разумеется, это, во-первых, не выгодно, а, во-вторых, банк уже никогда не сможет проследить, что сделают коллекторы с нерадивыми заемщиками и как это отразится на репутации финучреждения. Поэтому многие эксперты советуют финансовым институтам не допускать невозврата путем построения мощной внутрибанковской системы работы с рисками.

Идеальная стратегия

В результате вырисовывается достаточно четкая схема поведения банка и построения системы риск-менеджмента для борьбы с невозвратом. При поступлении заявки от клиента сотрудники банка должны тщательно проверить информацию, указанную в анкете: логически оценить правдивость потенциального заемщика, позвонить на предприятие, где он работает, проверить паспортные данные через архивы. После этого, если не было выявлено несоответствий, информация о заемщике должна быть передана на рассмотрение в кредитное бюро, а уже после получения подтверждения им можно подсчитывать платежеспособность с помощью скоринговой программы, настроенной под специфику национального рынка. Таким образом, сроки кредита и процентные ставки должны быть установлены на основании программного подсчета платежеспособности. Разумеется, все это занимает определенное время (вряд ли такой кредит можно выдать за 15 минут, как обещает реклама). Возможно, такие сообщения поступают от банков, готовых выдавать кредиты всем подряд и себе во вред, так что вовсе не обязательно следовать их примеру.

Через пять дней после выдачи кредита необходимо позвонить заемщику и напомнить ему о его обязательствах. В банке должна хорошо работать система мониторинга платежей по кредитам, которая не только автоматически переводит кредит на штрафную ставку, но и уведомляет внутрибанковскую коллекторскую службу о просрочке. После такого уведомления сотрудники банка должны снова связаться с заемщиком, чтобы напомнить ему о необходимости погашения задолженности.

«Возможно, нужно идти на уступки клиентам, которые столкнулись с финансовыми затруднениями: предлагать им услуги по рефинансированию кредитов на более длительный срок и под меньшие ставки», – резюмирует Антонина Паламарчук из ПВБКИ. С ней согласен и Михаил Курочка из «Укрсиббанка». «Эффективная стратегия в отношении проблемных долгов может быть осуществлена, например, за счет качественной реструктуризации таких активов. У украинских заемщиков почти нет возможности получить рефинансирование, хотя на Западе большинство банковских клиентов поступают именно так», – напоминает он. Действительно, разработка и внедрение услуг по рефинансированию обойдутся банку дешевле, чем услуги коллекторских агентств или продажа долговых портфелей. Необходимо отметить, что рефинансирование уже появилось во многих украинских банках, однако данный продукт используется, прежде всего, для переманивания заемщиков у конкурентов.

Если ни одно из действий банка по отношению к заемщику, просрочившему платежи по кредиту, не возымеет действия, такой долг необходимо передать в специализированное коллекторское агентство, предварительно тщательно согласовав с аутсорсинговой компанией, что следует предпринимать по отношению к банковскому клиенту, а чего нельзя, чтобы данное сотрудничество не повредило репутации банка. Кроме того, с коллекторами необходимо оговорить сроки и вид отчетности для обеспечения лучшего контроля их деятельности со стороны финучреждения.

В крайнем случае, если долги совершенно безнадежны и работа по их возвращению не ведется, их следует продать, дабы вернуть хотя бы часть денег. Тем банкам, в организационную структуру которых входят собственные коллекторские службы, способные осуществить loyal collection (в рамках которого отсуживается собственность заемщика), будет проще вернуть выданную сумму, однако, возможно, само содержание такого отдела обойдется дороже.

Анна Краевая

 
© агенство "Стандарт"