журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

ПРЕДПРИЯТИЯ

СТРАТЕГИИ

ПРОИЗВОДСТВО

ОБОРУДОВАНИЕ И УСЛУГИ

МЕТAЛЛЫ МИРA

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №6, 2008

МЕТAЛЛЫ МИРA

Закат «глобальной» компании

Как из владельца Global Steel Holdings Прамода Миттала не получилось второго Лакшми Миттала

Скандалы вокруг сталелитейной группы Global Steel Holdings Прамода Миттала вспыхивают один за другим. Деятельность этого магната в Нигерии привела к реприватизации проданных ему в 2005 году предприятий, а за нелегальное использование рабского труда индийских специалистов в этой стране против него собираются возбудить уголовное дело в Индии. В Болгарии его деятельность на крупнейшем сталелитейном заводе страны привела предприятие к фактическому банкротству, рабочие не получают зарплату уже около полугода, а профсоюзы требуют расследования деятельности нелегитимных органов управления Kremikovtzi в Генеральной прокуратуре Болгарии. Похоже, что Прамод Миттал в отличие от своего старшего брата Лакшми действовал слишком прямолинейно: его схема «купил-заложил-продал» стала слишком очевидной, так что теперь за это придется платить.

nСхема Global Steel

Металлургическая промышленность Индии быстро развивается, но расширение сталелитейной империи Прамода Миттала было просто стремительным: за 15 лет мощности компании расширились в 15 раз (от 1 млн. до 15 млн. т). Прамод в отличие от своего старшего брата Лакшми Миттала не сторонился рисков, связанных со строительством новых заводов, а параллельно занимался скупкой проблемных предприятий. В итоге сейчас у него есть заводы в семи странах Европы, Африки и Азиатско-Тихоокеанского региона, головное же предприятие Global Steel Holdings расположено в самой Индии.

Исходно его стратегия похожа на легендарную схему, отработанную Лакшми Митталом: приватизация банкрота по дешевке под обещание необходимых инвестиций – формирование команды индийских менеджеров и технических специалистов – возврат предприятия к прибыльности… Насколько точно эта схема отражает действия старшего Миттала, вопрос довольно спорный. Дело в том, что инвестиции были минимальные, оборудование эксплуатировалось на износ, без профилактических ремонтов и штатного технического обслуживания, а условия и оплата труда, как правило, оказывались ниже всех претензий. Тем не менее, такой режим свирепой экономии на всем обеспечивал возможность рентабельной работы, а прибыль и кредиты, дешевые из-за веры в эту легенду, вкладывались в новые покупки. Однако Прамод Миттал, как оказалось, серьезно «усовершенствовал» схему старшего брата.

Обнаружилось, что в действительности этот предприниматель, сделав дешевое приобретение, формировал штат менеджеров и технических специалистов из приглашенных индийских специалистов, которые занимались не реабилитацией предприятия, а оценкой его активов. Далее Global Steel делала заем под залог этих активов, получала кредит в сумме, примерно, соответствовавшей обещанным инвестициям и в три раза превышавшей цену, заплаченную за завод, но никаких капиталовложений не предусматривала. Специалисты из Индии приезжали в страну по туристическим визам и фактически действовали нелегально (это давало возможность не платить им обещанную зарплату, что компания и делала, выдавая им вознаграждение на уровне прожиточного минимума). Теперь же, когда зарплату перестали выплачивать и местным рабочим, а истинная ситуация на заводах Global Steel стала достоянием общественности, компания начинает продавать их. При этом, поскольку за последние два года стоимость сталелитейных активов резко возросла, Прамод Миттал рассчитывает выиграть и на этих продажах.

В первый раз подобную схему Global Steel осуществила в Нигерии, где в 2004 году индийская компания приобрела сталелитейный завод Ajaokuta Steel Company и производителя железной руды National Iron Ore Mining Company (NIOMCO). Их владельцем стала Global Infrastructures Holding Limited (GIHL) – дочерняя структура Global Steel.

В марте 2007 года GIHL заявила, что ее инвестиции в эти предприятия составили уже $250 млн., и сообщила о намерении вложить в ближайшие три года еще $6 млрд. По словам руководителей компании, реализация этой программы должна была привести к значительному увеличению объемов производства проката на предприятиях Ajaokuta Steel Company (ASCL), Delta Steel Company и Nigerian Iron Ore Mining Company. Индийцы отрапортовали о том, что производство на Ajaokuta Steel Company практически полностью восстановлено, работают сортовой стан и метизный цех, которые могут выпускать 1,2 млн. т продукции в год (как потом выяснилось, эти победные реляции не совсем соответствовали реальному положению вещей). Затем GIHL пообещала, что мощности Ajaokuta после завершения модернизации составят 4,8 млн. т год. Однако в Нигерии Прамод Миттал не сумел добиться желаемого результата. Новые власти страны попросту реприватизировали его активы и повели расследование финансовых махинаций GIHL.

Дает сбои эта схема и в других странах. Так, весной 2005 года Global Steel Holdings приобрела сталелитейный завод Kremikovtzi в Болгарии (2,2 млн. т) за @102 млн., пообещав инвестировать $300 млн. в его модернизацию. Затем для привлечения необходимых средств были выпущены облигации на сумму в @325 млн. (разумеется, под залог активов завода). Теперь же, когда предприятие превратилось в банкрота де-факто и уже полгода не выплачивает зарплату болгарским рабочим, Global Steel собирается его продать за @500 млн., не вложив ни гроша в модернизацию. За эту покупку конкурируют украинская компания Vorskla Steel и Arcelor Mittal (см. стр. 29).

С другой стороны, прокрутить аналогичную схему с правительством Зимбабве индийской компании не удалось: для этого пришлось бы поступиться слишком многим. Хотя исходно не ожидавший такого поворота событий Прамод Миттал заключил выгодную сделку, в апреле 2006 года добавив к своему портфелю производителя длинномерного проката Zimbabwe Iron and Steel Company (Zisco). Это предприятие плановой мощностью 1 млн. т продукции в год, как и все предыдущие покупки Global Steel Holdings, находилось в тяжелом состоянии и работало тогда менее, чем при 20%-ной загрузке. Фактически завод держался на плаву только за счет государственных дотаций.

nНашла коса

на камень

Сначала все шло по проторенному пути. Global Steel пообещала инвестировать в Zisco $400 млн., основная часть которых предназначалась для ремонта доменной печи, а также модернизации коксовых батарей и прокатных станов. Кроме того, договор предусматривал модернизацию мини-электростанции Redcliff, обслуживающей Zisco. По мнению обозревателей, компания Zisco заинтересовала Миттала своим доступом к расположенным неподалеку залежам железной руды, угольному разрезу Hwange и к железной дороге, связывающей завод с более крупным рынком Южной Африки.

Однако уже через полгода Global Steel Holdings аннулировала эту сделку, объявив, что причина разрыва контракта – массовая коррупция на предприятии, включая и правительственных чиновников высокого уровня. Что там произошло на самом деле, судить трудно. Известно только, что назначенный GIHL новый гендиректор Лалит Кумар Сегал, ранее бывший управляющим директором в Global Infrastructures Nigeria, гендиректором в Delta Steel Company, а затем и в Ajakouta Steel, в августе 2006 года ушел из Zisco и покинул страну без объяснения причин. Известно также, что правительство Зимбабве обвинило в отказе GIHL от контракта угольную компанию Hwange Colliery Company, которая не смогла обеспечивать потребности Zisco в угле: заводу требовалось 60 тыс. т угля в месяц, а Hwange Colliery поставляла только 1 тыс. т. И, действительно, Hwange сократила добычу угля на 20%. Однако позднее выяснилось, что недостаточные поставки в адрес Zisco были связаны вовсе не с этим, а с тем, что завод перестал рассчитываться за поставленный уголь.

Сразу после объявления о разрыве контракта министр промышленности и международной торговли Зимбабве Оберт Мпофу сообщил парламентскому комитету, курирующему деятельность его министерства, что правительственные чиновники высокого уровня, некоторые члены парламента и министры разворовали имущество Zisco, так что именно по этой причине индийская группа отказалась от сделки. По его словам, GSHL обнаружила, что компания обескровлена, что ее разграбили. Мпофу открыто заявил парламентариям: «Министерство финансов провело расследование, результаты которого могут просто шокировать, поскольку оказалось, что в этом грабеже принимали участие некоторые из моих коллег и другие влиятельные лица». Правда, неделей позже министр сменил тон и заявил, что парламентарии и министры не были замешаны в воровстве, а сам отчет, составленный Минфином, правительство так и не обнародовало. Поэтому обозреватели пришли к выводу, что коррупция действительно имела место, а в разворовывании Zisco были замешаны чиновники высокого ранга, которые потребовали, чтобы GSHL делилась с ними прибылью. Однако GSHL отказалась и покинула страну.

Тем не менее, события могут иметь и иную интерпретацию. Например, все можно объяснить тем, что Прамод Миттал и сам был замешан в неблаговидных деяниях, попытавшись реализовать с Zisco ту же схему, что и с болгарским заводом Kremikovtzi и нигерийским Ajaokuta, но не удалось. Возможно, он имел дело с одной частью коррумпированного правительства, но оказалось, что нужно договариваться и с другой…

Как бы там ни было, но власти Зимбабве все-таки нашли средства для реабилитации предприятия. Ожидается, что его четвертая доменная печь, ремонт которой завершится к сентябрю, будет выплавлять 25 тыс. т металла в месяц, а к 2010 году, после завершения модернизации, ее производительность достигнет 68 тыс. т. При этом, несмотря на трудности с поставками угля и энергии предприятие умудрилось выплатить крупнейшим акционерам дивиденды за прошлый год.

Кстати, сейчас покупкой Zisco активно интересуется Arcelor Mittal, но правительство пока отказывается продавать завод. Министр Оберт Мпофу заявил: «У нас нет намерения продавать Zisco, но мы будем приветствовать серьезных инвесторов, которые пожелают осуществить реальные проекты».

Таким образом, в Зимбабве реализовать болгарский вариант у Прамода Миттала не получилось. А тут еще и возникли серьезные неприятности в Нигерии…

nОхота на индусов

В апреле текущего года новый Президент Нигерии Умару Мусса Ярадуа объявил, что идет на бой с коррупцией и для начала аннулирует сделки по продаже Ajaokuta Steel Company и National Iron Ore Mining Company компании GIHL как явно мошеннические. Группа по расследованиям, созданная Администрацией Президента для изучения условий концессии и выполнения их обеими сторонами, установила, что условия контракта были «составлены с явным уклоном в пользу концессионера, в ущерб интересам федерального правительства Нигерии». Изучив отчет этих экспертов, Федеральный исполнительный совет согласился с этим утверждением. Кроме того, было установлено, что все преимущества, которые могли извлечь народ Нигерии и правительство из заключения этого договора, были разрушены «недобросовестной практикой» GIHL.

С точки зрения правительства, индийская компания нарушила условия соглашения, включая и то, что своевременно не представила рабочий бизнес-план. Кроме того, GIHL не вносила плату за концессию, а также вместо модернизации разбирала и экспортировала заводское оборудование. В этих обстоятельствах установленные законом обязательства компании перед страной составляют в общей сложности 350 млн. найр (около $3 млн.). Кроме того, следователи обнаружили, что вместо финансирования проектов из внешних фондов, как предусматривалось договором, GIHL сделала гигантские займы у местных коммерческих банков под залог активов Delta Steel Company. Из этого следует, как указано в отчете, что вместо выполнения условий концессии GIHL использовала активы приобретенных компаний для обеспечения своих займов, минуя оговоренные инвестиции. Президент приказал Центральному банку Нигерии установить точные объемы кредитов, выданных GIHL банками страны, а также определить конкретные суммы, действительно израсходованные в Нигерии, и те, что были выведены из страны.

Следователи также подняли вопрос о сравнительно небольшой сумме в $300 млн., уплаченной Митталом за Ajaokuta, тогда как правительство инвестировало в создание завода около $7 млрд., и об огромных кредитах в объеме более 24 млрд. найр ($190 млн.), выданных местными банками под залог активов Ajaokuta при содействии бывшего Президента Олусегуна Обасанджо. При этом, владельцы GIHL брали кредиты без согласования с правлениями нигерийских компаний, имущество которых использовалось в качестве залога.

Также было установлено, что под руководством менеджеров GIHL на ASCL и NIOMCO обогащенная железная руда складировалась на Ajaokuta, а затем отправлялась на экспорт. Эти продажи нигерийские эксперты оценили в немногим более $2,077 млн. Эта руда не должна была экспортироваться, ее планировали использовать в производстве ASCL. Кроме того, закупаемый для ASCL металлолом индийские менеджеры переплавляли на Delta Steel. По нынешним ценам, он стоит 203,37 млн. найр ($1,6 млн.). Эти деньги компания должна вернуть правительству Нигерии, причем, очевидно, что его просто нельзя было продавать, поскольку рано или поздно это сырье для ASCL придется импортировать по более высокой цене.

Прояснилась и ситуация с инвестициями в $250 млн., которые GIHL, якобы, вкладывала в Ajaokuta с 2004 года. Дело в том, что индийская компания не смогла представить следователям документы, подтверждающие эти капиталовложения. Она просто предъявила список запчастей и расходных материалов, закупленных для Delta Steel, на гораздо меньшую сумму.

Более того, обнаружилось, что непосредственно с момента своего прихода на Ajaokuta индийская компания крайне нерегулярно платила зарплату, что привело к нескольким конфликтам между менеджментом и местными рабочими, а иностранцы оказались в еще худшем положении. Российским и украинским экспертам GIHL задолжала зарплату за год, поскольку забастовки привели к простою прокатных мощностей.

Кроме того, около 480 индусов не получали зарплату на протяжении семи месяцев, а более 60 человек, некоторые – с семьями, работавшие на Ajaokuta, оказались вовсе без средств, когда правительство аннулировало контракт с GINL из-за «разворовывания активов». Это повара, техники, операторы бойлеров, зарядчики, менеджеры. Многие из них, соблазнившись высокими ставками, уволились с завода Bhilai Steel Plant и других респектабельных компаний в Индии. Они подписали пятилетние контракты на работу в Нигерии и… фактически оказались под домашним арестом в своих квартирах. Они находятся под охраной вооруженных полицейских и секьюрити компании, опасаясь нападений со стороны местной молодежной организации Ebira. Правда, газета «Leadership Weekend» утверждает, что их никто не собирается атаковать, ибо отношение местных к индусам можно определить словом «безразличие», что связано с ролью Прамода Миттала в выкачивании средств из сталелитейного завода.

nРасследование

Как бы там ни было, но положение у индийских специалистов крайне трудное. Дело в том, что GINL должна была переводить их зарплату на личные счета в Индии, а в Нигерии выплачивать лишь «прожиточный минимум». Однако большей части персонала зарплата не выдается около года, а «прожиточный минимум» – шесть месяцев. Поэтому многие из них оказались в крайне сложном положении. Общаться с внешним миром они могут только по мобильному телефону и через Интернет. Они вынуждены часами простаивать в очереди к единственному компьютеру, подключенному к сети, чтобы получить возможность отправить e-mail своим близким. При этом, они не склонны к разговорам по телефону, поскольку опасаются репрессий со стороны менеджмента. Не могут они и покинуть страну, так как компания обязалась оплатить все необходимые разрешения, которые выдают местные власти, но, когда именно она это сделает, не известно.

Президент Нигерии распорядился возбудить уголовное дело против чиновников федерального правительства, способствовавших GIHL в разграблении металлургических активов, а власти Индии заинтересовались ролью Прамода Миттала в болгарских и нигерийских событиях. Однако побеседовать с ним на эту тему чиновникам пока не удается, ведь Прамод Миттал последние пять лет живет в Великобритании, да и связаться с ним весьма не просто. Правда, лондонский директор Global Steel Holdings Ашок Агарвал отметил: «Мистер Миттал часто бывает в Лондоне, по крайней мере, раз в месяц. Поэтому не следует его обвинять в попытках скрываться от правительства». То же подтвердил и Аскари Заиди, вице-президент по корпоративным коммуникациям Ispat Industries, считающий, что при желании правительство вполне может выйти на контакт с Митталом.

Главным образом, индийское правительство интересуют факты невыплаты зарплаты работникам заводов Миттала в Болгарии, Нигерии и других местах. Ситуация на заводе Ajaokuta полностью аналогична сложившейся на Delta Steel (Южная Нигерия) и на Kremikovtzi. Еще один брат Прамода Миттала – Винод, управляющий директор Ispat Industries, в апреле встретился в Лондоне с министром иностранных дел Индии Вайаларом Рави, чтобы убедить его в скором решении всех проблем. Однако офис министра подтвердил, что пытается связаться с Прамодом Митталом с конца прошлого года, но тот не отвечает на звонки в Лондон и Мумбаи. На вопрос, почему чиновники не связались с предпринимателем, когда он приезжал в Индию на свадьбу дочери министра авиации, Рави ответил: «С кем он встречается, это его личное дело. Я дал инструкции своим служащим связать меня с этим человеком, но они не смогли этого сделать. Я сомневаюсь, что рабочим заплатили». При этом, министр сообщил, что, если рабочие возбудят официальные иски, то он предпримет юридические действия против Прамода Миттала. Министр заявил: «Я приказал Виноду Митталу немедленно выплатить зарплату и сообщить мне об этом». Однако деньги не выплачены и до сих пор, поэтому рабочие таки возбудили соответствующий иск против Прамода Миттала.

Кстати, во всех этих историях наблюдается интересная закономерность: во всех странах, где Прамод Миттал доводит сталелитейные заводы до банкротства, в определенный момент появляется его старший брат Лакшми с намерениями приобрести эти проблемные предприятия. Многие воспринимают это как попытки помочь родственнику, но близкие к семье Митталов лица утверждают, что между братьями нет особой любви. Однако можно предположить и иную интерпретацию развития событий: все это представляет собой семейный бизнес, в котором младший брат банкротит предприятия, чтобы старший мог приобрести их по дешевке. Слишком уж явная вырисовывается закономерность – Болгария, Зимбабве, Нигерия…

Виктор Рычик,
по материалам Economic Times, The Herald, Financial Express, Business Line, Leadership, livemint.com

 
© агенство "Стандарт"