журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

РЫНКИ

ПРЕДПРИЯТИЯ

СТРАТЕГИИ

ЭКОЛОГИЯ

ПРОИЗВОДСТВО

ОТРАСЛЬ

МЕТAЛЛЫ МИРA

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

ИТОГИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №4, 2008

МЕТAЛЛЫ МИРA

Ценам сказали «Стоп!»

Правительства Индии, Вьетнама и некоторых других стран предпринимают меры для ограничения роста внутренних цен на стальную продукцию

Резкий рост затрат на сталелитейное сырье провоцирует скачки цен на сталь, оттого производители всего мира регулярно объявляют о новых повышениях. При этом, они зачастую «перегибают палку», завышая цены более, чем необходимо для компенсации увеличения себестоимости продукции. Потребители отчаянно сопротивляются подобным действиям и делают это особенно удачно в тех странах, где правительства стремятся к «ручному управлению» экономикой. В частности, меры по ограничению роста цен на стальную продукцию принимаются в Индии, Китае и Вьетнаме, некоторые попытки такого рода были отмечены также в России. Однако понятно, что цены растут в силу объективных причин. Так что, пока не нормализуется ситуация на сырьевых рынках, попытки регулирования цен на конечную продукцию могут привести к неожиданным результатам.

nСлишком дорого!

Острый дефицит на сырьевых рынках позволил горнорудным компаниям резко поднять цены на железную руду. При этом, если бразильская Vale удовлетворилась увеличением контрактных цен на 65-71% (а на окатыши – на 86,67%), то ее австралийские коллеги по «большой тройке» – BHP Billiton и Rio Tinto – продолжают переговоры с китайскими и японскими металлургическими компаниями, требуя еще более значительного подорожания, поскольку стоимость фрахта из Австралии в Восточную Азию значительно ниже, чем из Бразилии. По мнению аналитиков, австралийцы могут добиться повышения и на 85%. Однако, как бы там ни было, но поставщики железорудного сырья «второго эшелона» восприняли заключенные Vale контракты как руководство к действию, приняв установленную в них цену как базовую. Соответственно, они также увеличили цены на руду и концентрат на те же 65-71%. В результате себестоимость производства стали ощутимо возросла, а производители стальной продукции во всем мире начали перекладывать дополнительные расходы на плечи покупателей.

Однако в Индии сложилась особая ситуация. Дело в том, что сталелитейные компании страны используют руду, главным образом, из местных источников, ведь Индия располагает обильными резервами и экспортирует изрядное количество этого сырья. Крупнейшие производители стали, в частности, государственная компания Steel Authority of India (SAIL) и частная Tata Steel, имеют собственную рудную базу, поэтому скачок мировых цен на руду не привел к росту их производственных расходов. Однако даже те компании, которые вынуждены закупать сырье у сторонних поставщиков, все же, приобретают его не по мировым показателям. Тем не менее, за первый квартал текущего года индийские компании повысили цены на стальную продукцию на 5-7 тыс. рупий ($124,6-174,5) за т. Потребители утверждают, что сталелитейные корпорации просто стремятся к увеличению своих прибылей, причем, их заявления нашли поддержку у властей.

Энтузиазм правительства в отношении регулирования цен на прокат объясняется довольно просто: в 2009 году в стране состоятся парламентские выборы, так что допустить рост инфляции политики просто не могут. С другой стороны, на них давят промышленники, представляющие автомобильную промышленность и производителей автомобильных деталей. Так, Промышленная ассоциация Пенджаба обвиняет правительство в неспособности овладеть ситуацией и угрожает организацией жесткой оппозиции на грядущих выборах. В середине марта делегация промышленников встретилась с премьер-министром Манмоханом Сингхом и потребовала запретить экспорт стальной продукции из страны (или, по крайней мере, ввести экспортные пошлины – по примеру Китая, Тайваня, Кореи и Японии). Они указали, что цены на автомобильную сталь на внутреннем рынке выше, чем в других регионах мира: в Индии этот материал продается по 44 тыс. рупий за т ($1100), тогда как в Европе – по 42 тыс. рупий, в США – по 36 тыс. рупий, а в Китае – по 34 тыс. рупий. «На долю стали приходится 60-70% затрат на производство автомобильных деталей. Такая разница в ценах на сталь является основной причиной миграции автомобильного производства в Китай», – заявил Джагдиш Сингх, представитель ассоциации Association of Indian Forging Industry (AIFI) и гендиректор компании Guru Nanak Auto Enterprises. По его оценкам, за первый квартал экспортные потери автомобильной отрасли составили около 20%.

К претензиям автопрома присоединились и строительные компании. Они предупредили, что, если цены на сталь не будут снижены, окажутся под угрозой планы проведения Игр Британского Содружества (Commonwealth Games) 2010. Кроме того, это подорвет рынок жилищного строительства. Члены Builders Association of India (BAI), Construction Federation of India (CFI), Construction Industry Development Council и National Highway Builders Federation (NHBF) в начале апреля провели совещание, по результатам которого обратились к правительству с просьбой решить проблему высоких цен на стройматериалы. Строители утверждают, что отнюдь не случайно на два тендера, проведенные в начале апреля Central Public Works Department (CPWD), который отвечает за строительство объектов Commonwealth Games 2010, не было подано ни одной заявки. Они указали, что пять сталелитейных компаний страны контролируют 65% внутреннего рынка и фактически устанавливают цены на прокат. При этом, только три из них производят конструкционную сталь, но все импортируют коксующийся уголь из Австралии, ЮАР, Индонезии и других стран. Платят за сырье они по-разному, но цены на сталь все ее производители устанавливают исходя из самого высокого уровня затрат.

Министр стали, химической промышленности и удобрений Рам Вилас Пасван заявил, что, если предыдущие повышения цен были действительно связаны с ростом расходов на руду, то последние скачки не имеют к нему никакого отношения. По его оценкам, 50%-ное увеличение стоимости сырья вполне компенсируется 10%-ным подорожанием стальной продукции, тогда как за первый квартал цены подскочили на 33%. В середине марта правительство сочло нужным принять определенные меры регулятивного характера, опасаясь лавинообразной инфляции, неизбежной, если строительные материалы и потребительские товары продолжат резко прибавлять в цене. В стране был создан специальный комитет по мониторингу цен, хотя частные производители стали предпочитают держать их в секрете и регулировать по собственному разумению. С другой стороны, правительство пытается ограничить экспорт руды и, при этом, отменило пошлины (5%) на импорт лома. Однако эти меры увенчались лишь частичным успехом: производители стали в конце февраля по просьбе правительства снизили цены только на 500 рупий за т, хотя перед этим подняли их на 3,5 тыс. рупий. Поэтому следующим шагом стало ограничение экспорта стальной продукции.

Индия ежегодно экспортирует до 4-5 млн. т стали, а также 2 млн. т оцинкованных листов и холоднокатаных рулонов, но под нажимом властей производители решили «добровольно» сократить объемы поставок на зарубежные рынки. Правда, речь идет только о спотовых продажах: Муса Раза, президент Альянса производителей стали, объединяющего около 70% сталелитейных компаний страны, сообщил, что поставки по долгосрочным контрактам продолжатся в полном объеме. Кроме того, Tata Steel и RINL согласились уменьшить цены на длинномерную продукцию еще на 2 тыс. рупий ($50). Однако, при этом, производители добиваются, чтобы правительство оценило их готовность к сотрудничеству по достоинству, и требуют сокращения акциза на прокат до 8% (от нынешних 14%), а также снижения пошлин на импорт кокса и коксующегося угля, огнеупоров, ферросплавов и цинка. Кроме того, индийское стальное лобби продвигает идею дополнительного ограничения экспорта железной руды.

nЗатраты и цены

Предпринятых мер оказалось недостаточно: цены на основные строительные материалы выросли за три месяца на 7 тыс. рупий ($175) за т. Причем, инфляция в стране за первый квартал достигла 7% – самого высокого уровня за последние три года. Поэтому в начале апреля правительство загорелось идеей возвращения стали под юрисдикцию Закона о товарах первой необходимости, разрешающего государственный контроль над ценами, чтобы предотвратить очередной виток подорожания. Тем не менее, для производителей стали оказалось достаточно одного этого намерения; на встрече с Пасваном металлургические магнаты согласились умерить свои аппетиты и опустить цены. Однако для обеспечения индийских потребителей должным объемом поставок правительство, все же, отменило экспортные льготы, предоставляемые производителям стальной продукции по схеме Duty Entitlement Pass Book (DEPB).

Тем временем, в начале апреля австралийские производители коксующегося угля договорились с южнокорейской корпорацией Posco о повышении цен в новых контрактах на 205-210%. После этого индийские сталелитейные компании, покупающие кокс на спотовом рынке по $600 за т, а уголь по $350, взяли свои обещания о снижении цен назад. Они объявили, что для компенсации резкого роста стоимости сырья им необходимо поднять цены на разные категории стальной продукции, в среднем, на 5 тыс. рупий ($125). Именно так объяснил ситуацию Сешагири Рао, финансовый директор JSW Steel. В том же духе высказались и топ-менеджеры Ispat, Essar, Tata Steel и других крупных компаний. А официальный представитель государственной корпорации SAIL заявил: «Мы неоднократно выражали правительству свое беспокойство по поводу подорожания сырья и транспортировки, но улучшений в этой сфере не предвидится. Наша компания может утратить рентабельность».

В отличие от железной руды, которая имеется в Индии в изобилии, коксующийся уголь приходится импортировать: страна закупает за рубежом 22 млн. т этого сырья из потребляемых 30 млн. т. Индийские компании все еще продолжают переговоры по своим индивидуальным контрактам на коксующийся уголь, но, поскольку они импортируют его, главным образом, из Австралии, понятно, что цены на сырье окажутся не ниже $300-305 за т FOB. Такой их скачок, по оценкам индийских металлургов, приведет к росту себестоимости продукции на 8 тыс. рупий ($200). При этом, через несколько недель будут определены новые базовые котировки на железную руду, что, по мнению экспертов, приведет к росту затрат на производство стали еще на 3-4 тыс. рупий. Государственная горнорудная компания NMDC уже сообщила индийским покупателям руды, что, поскольку японские сталелитейные компании уже подписали новые контракты, индийским производителям стали тоже придется платить по новым ценам с ретроспективным эффектом с 1 апреля. К тому же, производители стали жалуются, что тарифы на железнодорожную транспортировку выросли в несколько раз. В свою очередь, стоимость океанского фрахта увеличилась на $25-35, повышая расходы еще на 1 тыс. рупий на т. По словам представителей сталелитейных компаний, они собираются переложить на плечи покупателей стальной продукции более 6 тыс. рупий из этого бремени затрат. В такой ситуации Essar Steel, Ispat и JSW Steel уже решили поднять цены на горячекатаные рулоны, пока – на 4-5 тыс. рупий ($100-125) за т.

Таким образом, планы правительства ограничить цены на сталь увенчались лишь частичным успехом: показатели по длинномерной продукции снизились в апреле на 12-16% (до 7,2 тыс. рупий за т). Фактически сталелитейные компании предлагают властям сначала ограничить стоимость тех видов сырья, которые правительство может контролировать. Причем, характерно, что лидеры индийского рынка стальной продукции SAIL и Tata Steel не слишком пострадали от взлета цен на железную руду, поскольку получают ее с каптивных ГОКов. Кроме того, до 70% своего потребления коксующихся углей SAIL удовлетворяет за счет их добычи на собственных месторождениях и поставок государственной компании Coal India (цены на это сырье остались на прежнем уровне). Правда, официальные представители Tata Steel утверждают, что их компания не собирается далее повышать цены. Тем не менее, другие крупные производители стали, такие как Essar Steel и Ispat, остро зависят от внешних поставок руды и угля.

Понятно, что правительство не способно помочь таким компаниям, ограничив цены на это сырье и фрахт. В этом отношении возможно, разве что, введение адвалорных пошлин на экспорт руды. С другой стороны, власти пригрозили, что, если ситуация на рынке стальной продукции начнет выходить из-под контроля, то будут предприняты довольно жесткие меры. В частности, министр Пасван полагает, что делу помогут пошлины в размере 10% на экспорт стали.

nБазовые проблемы

Министерство торговли полагает, что необходимо задействовать схему стабилизации цен, которую следует использовать до тех пор, пока индийские показатели цен не сравняются с китайскими. С этой целью Министерство стали рекомендовало Кабинету Министров запретить экспорт металла и повысить экспортные пошлины на железную руду до 15%. Кроме того, Пасван рекомендовал Комитету по ценам при Кабинете Министров (CCP) снизить акциз на прокат (от 14 до 8%), отменить компенсационные пошлины на импорт стальной продукции, а также наложить полный запрет на экспорт стали. Если же все эти меры не помогут, министр рекомендует вернуть сталь под юрисдикцию Закона о товарах первой необходимости.

Тем не менее, пока сталелитейные компании и Министерство стали пришли к компромиссу. Так, Tata Steel, SAIL и Ispat снизили цены на длинномерную продукцию на 2000 рупий за т. Кроме того, RINL, Essar Steel, SAIL и Tata Steel согласились сократить цены на оцинкованную сталь на 500-1000 рупий за т. Однако они не согласились уменьшать котировки на другие категории плоскокатаной продукции. При этом, производители потребовали полной отмены акциза (14%) на сталелитейное сырье, а правительство предложило им субсидию на транспортировку стальной продукции в размере 400 рупий ($10) на т.

Наконец, 15 апреля Indian Steel Alliance (ISA) и Associated Chambers of Commerce and Industry of India (ASSOCHAM) распространили совместный пресс-релиз, указывая следующее: «За недавнее подорожание стали возлагают вину на инфляцию. Разумеется, инфляция более 7% представляет собой серьезную проблему для экономики, поэтому Indian Steel Alliance и ASSOCHAM надеются, что ситуацию можно изменить совместными действиями правительства и промышленного сектора». Тем не менее, «выделение любой отдельно взятой отрасли и применение к ней краткосрочных мер устранит симптомы, в лучшем случае, на короткий срок, не смягчая долгосрочных проблем». Президент ISA Муса Раза заявил, что отрасль не будет поднимать цены, но правительству следует принять ряд мер для решения комплекса проблем:

1. Государственный производитель железной руды NMDC, обеспечивающий сырьем индийские сталелитейные компании, сообщил своим долгосрочным клиентам о намерении пересмотреть цены в поставках с 1 апреля. Размер грядущей прибавки определится после завершения переговоров с японскими покупателями, так что индийским потребителям придется платить такую же цену с ретроспективным эффектом. Это представляет серьезную угрозу для всех производителей, не имеющих собственных железорудных месторождений.

2. Цены в контрактах на коксующийся уголь выросли от $95 за т FOB Австралия в марте 2007 года до $305 – в апреле 2008-го. Спотовые цены составляют около $400. Причем, корейская компания Posco уже согласилась платить по $335 за т коксующегося угля, что соответствующим образом отразится на ценах импорта. За кокс, который в апреле 2007 года стоил $195 за т, в апреле 2008-го приходится платить $580, и, похоже, что в ближайшем будущем его стоимость дойдет до $750.

3. Недавно Правление железной дороги увеличило цены на транспортировку руды, что привело к росту затрат на производство 1 т стали еще на 300 рупий.

4. Государственная компания BCCL требует повышения на 40% цен на коксующийся уголь, поставляемый SAIL.

5. Стоимость лома за год от $363 дошла до $650 за т с доставкой.

6. Государственная компания Manganese Ore India повысила цены на марганцевую руду на 65% (до 18 тыс. рупий за т).

Производители стали считают: «Принятие мер к снижению цен только на конечную продукцию – это краткосрочный паллиатив. Пока не будут решены базовые проблемы отрасли, долгосрочные инвестиции в производство стали будут под угрозой. Иностранные инвесторы уже забеспокоились по поводу вмешательства правительства в рыночные процессы. Поэтому следует решать, в первую очередь, именно базовые проблемы». Тем более что расширение мирового потребления стальной продукции будет продолжаться достаточно интенсивно, а это будет стимулировать дальнейшую эскалацию цен.

nКонтрольные точки

Аналогичным образом начало решать проблему цен на сталь и правительство ОАЭ: Шейх Мохаммед Бин Рашид Аль Мактум, вице-президент и премьер-министр и правитель Дубая, издал закон об отмене импортных пошлин (5%) на сталь и цемент. Это сделано для поддержки строительных подрядчиков. Тем не менее, трейдеры считают, что такая мера даст возможность лишь незначительно сбить цены на материалы. Во всяком случае, цена предложения по арматуре на майские поставки уже достигла $1000 за т CFR Дубай.

В России же к этой проблеме подходят по-иному: сейчас Федеральная антимонопольная служба (ФАС) начинает проверку соблюдения антимонопольного законодательства крупнейшими металлургическими компаниями. С жалобой в ФАС обратились «Газпром нефть», Фонд развития трубной промышленности и «Сургутнефтегаз», обеспокоенные повышением цен на металлопродукцию, используемую при производстве труб нефтегазового сортамента. Проверка коснется «Северстали», Магнитогорского металлургического комбината, «Уральской стали», Новолипецкого металлургического комбината, которые вознамерились с 1 апреля увеличить цены на трубную заготовку и рулонный прокат до 50%, на ферросплавы – до 40%, чугун – до 25%. Понятно, что и трубники следом поднимут цены на 15-25%, что совершенно не устраивает нефтегазовых гигантов.

Принимает меры для удешевления стали и правительство Вьетнама. Правда, в этой стране ситуация совершенно иная. Вьетнамские потребители никогда не покупают металл непосредственно у производителей, поскольку заводы требуют немедленной оплаты в полном объеме, а строительные подрядчики способны рассчитаться за материал только после сдачи объекта заказчику. Поэтому им приходится приобретать стальную продукцию через посредников – розничных торговцев и дистрибуторов, которые, как оказалось, сильно завышают цены. Поэтому в середине марта министерствам финансов, промышленности и торговли, а также государственной корпорации Vietnam Steel Association (VSA) было поручено усилить контроль над рынком стальной продукции, чтобы предотвратить спекулятивное взвинчивание цен. Дело в том, что, хотя входящие в VSA компании установили отпускные цены на март на уровне 14,7 млн. донгов ($912) за т, ни один подрядчик не может купить сталь по такой цене, так как розничные трейдеры продают ее по 17-18 млн. донгов ($1055-1117) за т. Инспекторы Министерства промышленности и труда обнаружили множество дистрибуторов, не придерживающихся установленных котировок. Также выяснилось, что продажная цена конечной продукции необоснованно завышена относительно стоимости заготовок и отпускной цены с заводов.

Тем не менее, предотвращение спекуляций задача весьма непростая. По мнению аналитиков, для этого необходимо реорганизовать всю дистрибуторскую систему производителей таким образом, чтобы заводы могли сбывать свою продукцию непосредственно конечным потребителям. В противном случае местные сталелитейные компании уступят вьетнамский рынок сравнительно дешевой китайской продукции. За январь и февраль китайцы продали в стране около 140 тыс. т проката, удвоив поставки того же периода 2007 года. Однако вьетнамские власти решили пока просто усилить контроль над торговлей. Кроме того, были приняты меры для пресечения нелегального ввоза железной руды. Серьезные усилия были направлены также на предотвращение картельных сговоров, приводящих к необоснованному завышению цен. Крупнейшая металлургическая компания Вьетнама VSC получила указание увеличить выпуск заготовок, чтобы максимально обеспечивать спрос. Данной государственной корпорации также вменили в обязанность контролировать цены производителей стальной продукции.

В результате в апреле вьетнамские цены на арматуру стабилизировались на уровне 16 млн. донгов ($993) за т, а Фам Чи Куонг, председатель VSA, заявил, что члены ассоциации обязуются не повышать цены до июня. Он утверждает, что мартовские прибавки были обусловлены подорожанием металлолома и железной руды, что привело к повышению цен на заготовки: в импортных поставках цена этих полуфабрикатов за неделю продвинулась от $905 до $950-970 за т. Куонг объяснил, что на других рынках, например, в России и Украине, заготовки стоят дешевле, зато слишком дорого обходится их транспортировка. В принципе, основная проблема – это зависимость от импорта полуфабрикатов. В настоящее время потребление заготовок во Вьетнаме составляет 4,6 млн. т, тогда как местные компании, которые могут продавать их на $200 дешевле, способны поставлять только 2 млн. т. И эта ситуация сохранится до 2010 года. Кстати, Куонг не испытывает оптимизма в отношении ближайших перспектив: ожидается, что в текущем году обороты внутреннего рынка стали вырастут еще на 20%, что будет подталкивать цены вверх. Такой прогноз связан с мощным потоком иностранных инвестиций в страну и реализацией ряда государственных проектов, таких как строительство гидроэлектростанции Son La и нефтеперерабатывающего завода Dung Quat.

В принципе, спрос будет интенсивным во всем мире. По прогнозу International Iron and Steel Institute (IISI), мировое потребление стали в 2008 году увеличится на 6,7% (до 1,282 млрд. т – от 1,202 млрд. т в 2007-м). Причем, ожидается, что в 2009 году спрос возрастет еще на 6,3%. По словам председателя IISI Ку Таек Ли, «этот прогноз основан на допущении, что несмотря на ожидаемое ослабление экономик США и ЕС спрос будет стабильно возрастать за счет хорошей динамики развивающихся рынков». Эксперты IISI уверены, что страны BRIC (Бразилия, Россия, Индия и Китай) возглавят данный процесс: ожидается, что в этом блоке потребление стальной продукции увеличится на 11,1% в 2008 году и на 10,3% – в 2009-м. При этом, поскольку спрос будет активен и в других развивающихся странах, различие в темпах роста потребления между BRIC и остальным миром будет сокращаться.

Ожидается, что потребление стали в КНР возрастет на 11,5% в 2008 году и на 10% – в 2009-м, составив, при этом, соответственно 35 и 36,7% от мирового спроса. Правда, по оценкам Лю Биншена, заместителя председателя China Iron & Steel Association, изрядно расширятся и объемы производства стальной продукции: ожидается, что в 2008 году они составят 540 млн. т (годовой прирост – 50 млн. т). По прогнозу IISI, рост потребления в России составит 10,2 и 11,2% соответственно в 2008-м и 2009 годах, в Бразилии – 10,3 и 8,9%, в Индии – 8,9 и 12,1%, в ЕС – 1,6 и 2,3%.

Виктор Рычик,
по материалам Steel Guru, Tribune India, Commodity Online, Vietnam News Agency, Saigon Times Daily, indiaprwire.com, newkerala.com, steelmillsoftheworld.com, vietnamnews.vnagency.com.vn, taipeitimes.com, intellasia.net, «УралПолит.Ru»

 
© агенство "Стандарт"