журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковское оборудование

ПЛАТЕЖИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2008

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Исламский прорыв

Финансовые институты, функционирующие по законам шариата, интегрируются в современный банковский сектор

За последние несколько лет исламские финансовые институты серьезно укрепили свои позиции в странах Персидского залива, Малайзии и Индонезии и намерены охватить весь мусульманский мир с населением в 1.6 млрд. человек, не боясь, при этом, столкнуться со сложными задачами, которые обязательно возникнут при реализации такого амбициозного плана. По словам аналитиков из Maris Strategies, за последние годы объем средств, вложенных в так называемые шариатские фонды, вырос почти на 30%, достигнув $500.5 млрд. Такой показатель – явно не предел для мусульманских банков, так как почти 45% учреждений, предоставляющих различные виды финансовых услуг на основе требований шариата, не опубликовали данных о своих исламских операциях.

Технический прогресс

в рамках Корана

Темпы роста молодого исламского финансового сектора значительно выше, чем у большинства других сегментов мирового банковского сектора. Более того, по прогнозам специалистов, этот рост будет только ускоряться, поскольку многие традиционные банки по всему миру, включая и таких гигантов как Citi, HSBC, Standard Chartered и Goldman Sachs, начнут бороться за свою долю перспективного исламского рынка.

В соответствии с классификацией зрелости финансовых рынков, в которой «1» означает начальную стадию, а «10» – зрелую экономику, находящуюся на стадии снижения, консалтинговая фирма Maris Strategies в 2007 году выставила исламской финансовой индустрии оценку 2.4 («на ранних стадиях инновационной фазы»). Действительно, сейчас уже можно с уверенностью утверждать, что первое поколение исламских банков, задача которых, в основном, сводилась к ознакомлению клиентов с мусульманским банкингом, проходит и наступает черед для второй волны более современных, агрессивных и новаторских институтов.

Обзор предложений финансовых услуг в 2006-2007 годах показал, что продукты, соответствующие нормам шариата, зачастую просто копировали предложения традиционных банковских учреждений. Исламским институтам пока еще явно не хватает инновационности в силу того, что технологическая инфраструктура банковского программного обеспечения основывалась исключительно на традиционных банковских моделях. Поэтому одной из главных задач мусульманские банки называют модернизацию и инновационный подход к своим финансовым предложениям.

Следует отметить положительные сдвиги в этом направлении. Достаточно большое число исламских финучреждений интенсивно сотрудничают с разработчиками программного обеспечения (ПО) для его переделки под свои нужды. Несколько наиболее предприимчивых банков начали самостоятельно разрабатывать ПО, с тем чтобы с его помощью вывести на рынок отвечающие всем нормам шариата продукты.

Вторым сдерживающим фактором специалисты называют высокую стоимость исламских финансовых услуг. Соответственно, исламским банкирам будет довольно тяжело не только сохранить имеющуюся, но и привлечь новую клиентуру. Так, например, в нескольких западных странах мусульманские клиенты, сравнив банковские комиссии и депозитные ставки, решили продолжить работу с традиционными банковскими институтами и согласовывать все выплаты и доходы по процентам с отчислением аналогичной суммы в закят (религиозный налог у мусульман в пользу неимущих). Таким образом, институтам, предоставляющим услуги на основе шариата, следует разработать и внедрить схемы, которые бы помогли им снизить цены на банковское обслуживание.

В отрасли еще решается и проблема отсутствия единых стандартов и отчетности, а также недостаточного уровня прозрачности. Сегодня такие международные организации как Комиссия по бухучету и аудиту исламских финансовых институтов (AAOIFI), Исламское управление финансовых услуг (IFSB), а также ряд центральных банков исламских стран работают над решением многочисленных проблем, связанных с прозрачностью процессов и выработкой стандартов банковской деятельности на основе шариата во всей индустрии. Стандартизация исламских финансов необходима, для того чтобы создать класс мусульманских активов, это позволит им на равных условиях конкурировать с традиционными банками.

Процедуры отчетности развиваются медленно еще и потому, что за основу порой берутся разные подходы и методы. Причем, отсутствие специальной отчетности для любой финансовой деятельности, согласующейся с нормами шариата, которая бы обеспечила ее отделение от традиционной банковской деятельности, не гарантирует полную оценку данного рынка. Центральные банки Ирана, Саудовской Аравии и Пакистана уже совершили определенные шаги для внесения большей ясности в отчетность об исламских финансах в этих странах; но необходимо сделать еще очень много, чтобы улучшить ее качество. Аналитики также полагают, что исламские финансовые институты будут вынуждены увеличить прозрачность и опубликовывать необходимую информацию из-за повышающейся в данном сегменте конкуренции.

Влияние инноваций на развитие исламского банковского дела важно не только в том смысле, что новые продукты должны быть разработаны таким образом, чтобы скрыть или оправдать в глазах клиента более высокие операционные расходы; инновация также будет необходима для сокращения затрат, создания более прозрачной отчетности. Она должна позволить клиентам совершать самостоятельно большее число трансакций в терминалах самообслуживания, используя ряд автоматических продуктов, отвечающих нормам шариата.

Инновация становится дифференцирующим фактором в ценностном предложении любого исламского банка. Исламские банки, рассчитывающие расширяться за счет тех, кто пока не пользуется банковскими услугами или испытывает в них недостаток, понимают, что технология сегодня становится жизненно важным ключом к клиентскому доступу к банковским услугам, ведь многие из клиентов будут пользоваться только такими каналами как мобильные телефоны или «интеллектуальные» банкоматы. Таким образом, для банков, работающих по законам шариата, понятие «инновация» синонимично эффективному использованию технологий, что находит свое отражение в расширении объемов продаж банковских технологий по всему мусульманскому миру.

Потребительский бум

Во многих мусульманских странах и традиционный банковский сектор развивается небывалыми темпами. Так, в последние годы потребительские кредиты стали существенной частью финансового рынка стран зоны Персидского залива (Бахрейн, Катар, Кувейт, ОАЭ, Оман и Саудовская Аравия), а объемы кредитования значительно увеличились и продолжают свой рост благодаря высокой стоимости нефти. Правда, некоторые специалисты предсказывают замедление темпов роста в ближайшем будущем.

Благодаря строительству новых небоскребов и прочих проектов инфраструктуры, стимулирующему расширение объемов коммерческого кредитования в регионе, можно легко упустить из виду другой сектор банковского кредитования – потребительское, рост которого, как минимум, до начала 2007 года не уступал показателям корпоративного кредитования. В 2005-2006 годах банки Персидского залива предоставили новых персональных кредитов на сумму в $44 млрд., что на 66% больше, чем за предыдущие два года. Большая часть этих кредитов приходится на Саудовскую Аравию, где новые потребительские займы превысили $17 млрд., а также ОАЭ – соответственно $15 млрд.

В конце 2007 года на долю потребительского кредитования приходилось 35% от суммы выданных банковских кредитов частному сектору в странах Персидского залива. В Катаре в конце 2006 года потребительские займы составляли 48% от размера выданных кредитов частному сектору. Этот показатель для розничных банков Бахрейна составлял 40%, а Саудовской Аравии и Омана – 39%.

Расширение объемов кредитования стимулировалось, главным образом, высокими ценами на нефть, что привело к резкому увеличению ликвидности банков в шести странах Персидского залива. И хотя нефтяные доходы достаются преимущественно правительствам этих стран, многие частные фирмы тоже получали прибыль благодаря реализации широкомасштабных государственных программ по строительству и развитию инфраструктуры, которые, в свою очередь, подстегивали быстрый экономический рост.

Первичное влияние такой ликвидности заметно в росте банковских депозитов: вклады частного сектора увеличились на $46 млрд. в 2005 году и на $61.5 млрд. – в 2006-м. Почти все из этих новых депозитов были направлены на кредитование частного сектора, корпоративное или потребительское, почти в равных пропорциях, что привело к росту кредитного сектора.

Кредитование покупок акций разных компаний стало важным фактором в росте персональных займов, особенно в Саудовской Аравии и ОАЭ, где курсы акций быстро повышались в период с 2004-го по 2005 год, вызванном отчасти проведением ряда IPO. Принимая во внимание то, что цена акций изменялась очень быстро, а каждое проведенное IPO значительно превышало первоначально намеченную сумму подписки, претенденты на покупку искали финансирование в банках, которые охотно предоставляли необходимый им кредит для совершения сделки.

Правда, после увеличения вдвое в 2004 году (а потом и в 2005-м) и повышения на 25% за несколько первых недель 2006-го рынок Саудовской Аравии обвалился. Таким образом, деятельность по выходу на IPO приостановилась. Данный эффект можно было увидеть и в банковской статистике предоставления кредитов: число действующих потребительских займов снизилось в 2006 году после роста на более чем 50% в 2005-м. Такая же тенденция наблюдалась и в ОАЭ, где фондовые биржи пережили похожий кризис. Но его воздействие на банковское кредитование было более слабым. Потребительские кредиты продолжали накапливаться в 2006 году и в первой половине 2007-го, хотя темпы их роста и были не такими значительными, как в предыдущие годы. Измененная конъюнктура рынка ссудного капитала также затронула потребительское кредитование и в Катаре, где доля потребительских займов сократилась в течение первых месяцев 2007 года.

Тем не менее, потребительское кредитование остается высокоприбыльным бизнесом для банков Персидского залива. Средняя процентная ставка на такие кредиты в ОАЭ составляет 11-12% по сравнению с 7-8% в коммерческом кредитовании. В Катаре процентные ставки на авто-кредитование достигают от 8 до 9%, в Бахрейне – от 8 до 11%. Процентные ставки по кредитным карточкам достигают 20% и выше. Большая часть таких кредитов обеспечивается правом на владение автотранспортным средством или, например, погашается путем отчислений из зарплаты, согласно чему банк имеет право на зарплату должника. Тем не менее, возникают вопросы о том, достигает ли задолженность населения в регионе опасных пределов.

Потребительское кредитование как доля ВВП остается на достаточно стабильном уровне. Для региона Персидского залива в целом действующие потребительские кредиты в конце 2004 года составляли 14% от ВВП. В 2005-2006 годах эта пропорция выросла до 16%, но предполагалось, что она снизится до 15% в 2007-м. Центробанк Бахрейна в своем отчете в июле 2007 года отметил, что баланс домашних хозяйств страны улучшается благодаря более низкому отношению долга к доходу, выразив надежду, что произойдет дальнейшее снижение их задолженности.

Важно отметить, что все экономические и финансовые планы в странах региона зависят от стоимости нефти. Если цены на нее снижаются, регион начинает испытывать спад, непогашение в срок потребительских займов может принять массовый характер. Особенно подвержены экономическому спаду иностранные рабочие, чья занятость находится под наибольшим риском во время спада (известны случаи, когда передача зарплаты в счет оплаты долга не всегда помогала банкам). Правовая система тоже непредсказуема и зачастую не поддерживает банки, стремящиеся получить компенсацию от должников, не выполняющих своих долговых обязательств, особенно когда для семьи выполнение требований банков может привести к потере дома.

Впрочем, в среднесрочной перспективе снижение цен на нефть до уровня начала 2000-х вряд ли произойдет. Экономика стран региона показывала хорошие результаты даже при ценах на нефть в границах $30-35 за баррель, а при нынешних $90-100 за баррель просто процветает. Поэтому, даже если бурный рост развития инфраструктуры, а также приток инвестиций в регион увеличивают базовые текущие расходы в странах Персидского залива, а, следовательно, и минимальные цены на нефть, необходимые для благоприятных экономических результатов, данный регион все равно будет динамично развиваться. А гипотетическое удешевление нефти до $70 за баррель вряд ли будет достаточным для массовых увольнений работников или замораживания зарплаты в этих странах.

Скорее всего, ажиотаж вокруг IPO 2004-2005 годов вряд ли повторится. Слишком много инвесторов потеряли свои деньги, когда рынки Саудовской Аравии и ОАЭ потерпели крах. Сегодня специалисты и обозреватели признают, что ажиотаж, который наблюдался в то время, причинил немалый ущерб финансовому рынку региона в долгосрочной перспективе. Как результат, – подобного громадного роста потребительского кредитования уже не произойдет. Потребительское кредитование должно увеличиваться стабильно и постепенно, а не резко и кардинально, оставаясь важной частью регионального финансового рынка.

Топ-500 исламских институтов

До настоящего времени данные о мусульманском финансовом мире, в который входят исламские финансовые институты, банки, инвестиционные банки, финансовые компании и такафул (исламское страхование), а также о географии предоставления таких услуг были довольно скудными. Ко всему прочему, многие специалисты оценивали размер данного рынка по-разному, причем, никто не мог предложить глобальный обзор этой быстро растущей отрасли.

Британское издание The Banker в конце прошлого года провело всесторонний анализ мировой исламской финансовой индустрии, составив список 500 лучших исламских финансовых учреждений из 47 стран. В качестве общего критерия для всей отрасли изданием был выбран размер активов, отвечающих нормам шариата, всех мировых институтов, которые, по их заявлениям, предоставляют исламские финансовые услуги. На данном этапе именно активы и есть единственно доступный критерий оценки исламских учреждений.

Помимо 292 банков (полностью исламских и тех, что продают исламские финансовые продукты), есть еще 115 мусульманских инвестиционных банков и финансовых компаний, а также 118 страховых компаний. Таким образом, в общей сложности The Banker проанализировал 525 институтов, из которых и были выделены 500 лучших (точнее, отброшены 25 наименее значимых).

Согласно исследованию The Banker, 500 лучших исламских институтов показали 29.7%-ный рост активов (учитывались только официальные данные) в 2006 году, в то время как активы тысячи топ-банков мира по версии The Banker увеличились на 16.3%. Интересно, что из этих 500 институтов только 318 предоставили информацию о своих общих активах и лишь 221 – об активах, отвечающих нормам шариата, что составляет 63.6 и 44.3% от полного списка соответственно. Такие ограниченные данные хорошо отражают текущее состояние рынка, но аналитики полагают, что уровень предоставления информации в ближайшие годы поднимется, поскольку индустрия развивается и приобретает все более глобальное значение.

Важность учреждений, предлагающих шариатские финансовые услуги, растет и в западных регионах. Так, например, некоторые ведущие финансовые корпорации, такие как Citi, HSBC и Standard Chartered Bank, начинают обращать внимание на исламские финансовые услуги как в розничной деятельности, так и в сфере обслуживания средних и крупных предприятий. По всему миру банки стараются открывать так называемые «исламские окна» (подразделения, предоставляющие услуги на исламских принципах финансирования). И здесь банкам важно отделять отчетность своей традиционной деятельности и исламской.

Правда, исследование The Banker показало, что из крупных традиционных банков только британский HSBC согласился обнародовать размер своих исламских активов. Так, в конце июня 2007 года HSBC Amanah обладал активами в $9.7 млрд., что на 17.2% больше по сравнению с аналогичным периодом 2006 года ($8.3 млрд.). С таким показателем HSBC Amanah является 14-м крупнейшим исламским финансовым институтом в мире.

Анализируя глобальный рынок объемом в $500.5 млрд., следует отметить, что на долю шести государств (Бахрейн, Кувейт, Оман, Катар, Саудовская Аравия и ОАЭ), входящих в Совет по сотрудничеству стран Персидского залива (GCC), приходится наибольшая часть активов (35.6%). Важно отметить, что, помимо Саудовской Аравии, лидерство данному региону обеспечивают и финансовые системы других стран, в частности, – Кувейта, ОАЭ, Бахрейна и Катара, чьи финансовые институты тоже обладают существенными шариатскими активами.

Но и ближневосточные и североафриканские страны (регион MENA), не входящие в GCC, не сильно от них отстают. В то время как активы финучреждений стран – членов в GCC выросли с июля 2006 года по июнь 2007-го более чем на 39.4% (до $178.1 млрд.), то институтов из стран MENA – на 29.9% (до $176.8 млрд.). В регионе MENA явно доминирует Иран с 35.3%-ной долей от общего количества таких активов в регионе. Из остальных стран здесь следует отметить Ливан и Египет, обладающие, приблизительно, 12% от общего размера шариатских активов MENA.

Азия во главе с Малайзией, Брунеем и Пакистаном формирует третий ведущий регион по активам, соответствующим шариату, которые за отчетный период выросли на 20.9% (до $119.3 млрд.). Здесь доминирует Малайзия, чья доля превосходит 54% совокупных восточноазиатских активов. Малайзия всегда активно продвигала исламские финансовые услуги и хочет, чтобы Куала-Лумпур считался центром исламского финансирования, правда, пока у нее относительно низкий уровень шариатских активов по сравнению с совокупными финансовыми активами (всего 25.1%). Впрочем, у этого сегмента хороший потенциал для увеличения данной пропорции.

На долю институтов из Австралии, Европы и Северной Америки приходится $21.5 млрд. активов, а финансовых институтов, расположенных к югу от Сахары, – $4.7 млрд.

The Banker определил и топ-25 стран, обладающих исламскими активами. Первое место в этом рейтинге занял Иран, на долю которого приходится $154.6 млрд., или 30.9% от совокупных глобальных исламских активов. Иран обладает почти в два раза большими активами, чем его ближайшие конкуренты Саудовская Аравия ($69.4 млрд.) и Малайзия ($65.1 млрд.). Хотя и Саудовская Аравия, и Малайзия, в принципе, обладают большими банковскими секторами, чем Иран, исследование показывает, что у них значительно меньше активов, соответствующих шариату: соответственно исламские активы составляют лишь 31.6 и 25.1% от суммарных активов банковских систем обеих стран. Исламские финансовые продукты развиваются очень динамично на рынках Малайзии и Саудовской Аравии (особенно в розничном сегменте), такой же рост наблюдается и на остальных ведущих рынках региона (в Кувейте, ОАЭ и Бахрейне).

В Пакистане, который находится на восьмой позиции в данном списке The Banker, мусульманские активы составляют лишь 25.5% от его суммарных активов, но аналитики ожидают с учетом огромного мусульманского населения страны, что доля исламских финансов в структуре активов Пакистана значительно увеличится.

Еще одна страна с большим мусульманским населением, которой только предстоит ощутить влияние исламских финансовых услуг, – это Индонезия. Несмотря на то что ее население составляет более 220 млн. человек, доля шариатских активов в индонезийских активах равна лишь 2.66%, а сама Индонезия находится на 18-м месте в рейтинге.

В GCC Кувейт ($37.7 млрд. активов) находится выше ОАЭ ($35.4 млрд.) и Бахрейна ($26.3 млрд.). В настоящий момент и Бахрейн, и ОАЭ собираются усилить свою роль в исламских финансах. ОАЭ обладает большим объемом активов, чем Бахрейн, но в список 500 лучших попали 54 компании из Бахрейна по сравнению с 40 из ОАЭ. В список также вошли 48 финучреждений из Кувейта, в то время как из ведущего государства GCC, Саудовской Аравии – лишь 45.

Специалисты ожидают, что в будущем доминирование Ирана на исламском рынке уменьшится, поскольку соответствующие нормам шариата активы увеличиваются в процентном отношении уже во многих странах. Кроме того, эти цифры наглядно демонстрируют огромный потенциал для роста, который еще необходимо реализовать. Например, если в ближайшие годы доля саудовских и малазийских шариатских активов утроится и достигнет 91.8 и 75.3% соответственно (а ряд аналитиков считают возможным такое развитие ситуации), то общая сумма текущих активов в $500.5 млрд. увеличится на 50%. Поскольку в исламском финансовом мире наблюдается тенденция стабильного роста, то, скорее всего, такие активы будут переживать экспоненциальный рост по всему миру.

В число лучших 15 стран входит и Велико­британия, немусульманская, в принципе, страна, расположившаяся на 10-м месте ($10.4 млрд. активов). Такое высокое место во многом объясняется работой HSBC Amanah как локомотива мировых исламских активов HSBC, обладающего суммарными шариатским активами в $9.7 млрд. (93% всех британских шариатских активов). Великобритания также представлена в списке еще девятью финансовыми институтами. Большие возможности сектора финансовых услуг Великобритании, а также правительственная поддержка, оказываемая исламскому сектору, превращают Лондон в главный центр исламского финансового дела в глобальном масштабе. Не стоит забывать и об усилении конкуренции между Малайзией, Бахрейном и ОАЭ, что тоже стимулирует их развитие и в борьбе за право называться центрами исламского финансового мира.

Внимательно изучив список лучших 500 институтов, следует отметить, что иранские банки занимают в нем ведущие позиции: на их долю приходится шесть из 20 первых мест. Финансовые институты Bank Melli Iran и Bank Saderat Iran возглавляют рейтинг, обладая исламскими активами в размере $35.5 млрд. и $34.8 млрд. соответственно. Основанная в Брунее страховая компания Takaful IBB Berhad сейчас на третьем месте ($31,5 млрд.), за ней расположился Al Rajhi Bank – крупнейший исламский институт в Саудовской Аравии ($28,1 млрд.). Также в топ-20 вошли три других банка из Саудовской Аравии, три малазийских банка, два из ОАЭ и британский HSBC Amanah (занял 14-тое место).

Исламский прорыв

По данным недавнего обзора международной аудиторской и консультационной компании Ernst & Young, инвестирование в исламские финансовые институты становится одним из самых быстро расширяющихся сегментов мирового финансового сектора. Так, ежегодный прирост инвестиций в исламский сектор за последние пять лет составил 20%, и к 2007 году в мусульманские финансовые инструменты было вложено в общей сложности $900 млрд. В текущем году специалисты компании предсказывают, что инвестиции в шариатские финансы составят $100 млрд. Специалисты Ernst & Young подсчитали, что к 2009 году личное имущество населения на Ближнем Востоке будет исчисляться $1.5 трлн. и 70% данного капитала, скорее всего, будет инвестировано с соблюдением правовых норм ислама. Более того, эта сумма не учитывает огромные резервные капиталы Суверенных фондов благосостояния в регионе.

Остальной мир тоже понял всю привлекательность исламского финансового сектора. Безу­словно, крупные мусульманские сообщества, расположенные в Азии и Африке, являются закономерными клиентами исламских банков, но увеличивающиеся мусульманские сообщества в Европе и США, со своей стороны, весьма заинтересованы в таких продуктах – от кредитных карточек до ипотечного кредитования и вплоть до корпоративных облигаций, отвечающих всем нормам их религии.

Европейские и американские финансовые учреждения осознали огромный потенциал этого рынка и пытаются получить к нему доступ. Лучшие финансовые институты мира – такие как Goldman Sachs and Deutsche Bank – разрабатывают и продвигают продукты, отвечающие нормам шариата, для того чтобы продавать их по всему миру. А совсем недавно, в начале февраля 2008 года, один из крупнейших американских инвестиционных банков Morgan Stanley заявил, что близок к первому выпуску в Европе и США исламских среднесрочных облигаций («сукук») для одного крупного и общеизвестного многонационального корпоративного клиента, что может стать сигналом для других крупных игроков к выходу на рынки исламских облигаций. Сильное желание заполучить часть ликвидных средств Ближнего Востока станет непреодолимым для других крупных кредитных институтов, которые не будут в состоянии финансировать свою деятельность из испытывающей кризис западной банковской системы.

«Пока все внимание приковано к тому, что именно Суверенные фонды благосостояния и другие крупные инвесторы данного региона захотят приобрести в Европе и США. Правда, это будет поток в двух направлениях. Мы лишь наблюдаем начало процесса, с помощью которого западные финансовые корпорации хотят выйти на рынки Ближнего Востока и начинают признавать, что лишь уделяя должное внимание исламским финансам, можно будет достигнуть успеха. Это может стать качественным прорывом для мусульманского сектора», – заявил один американский банкир.

Поэтому не следует исключать тот вариант, что уже в ближайшем будущем нам будет тяжело представить мировой бизнес без исламских инвестиций.

Александр Скороходов,
по материалам: business24-7.ae, The Banker

 
© агенство "Стандарт"