журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковское оборудование

ПЛАТЕЖИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №2, 2008

Международные банки

Французский банк получил пробоину

Несанкционированные операции трейдера, обошедшего систему безопасности, нанесли банку Societe Generale @4.9 млрд. убытка

Поступившие в конце января сообщения о грандиозных убытках французского банка Societe Generale, обусловленных несанкционированными операциями молодого брокера, повергли финансовый мир в недоумение. Свою незаконную деятельность Жером Кервьель осуществлял с 2005 года, причем, руководство банка этого «не замечало», хотя он проворачивал в своих операциях гигантские суммы. Эта странная история заставила экспертов призадуматься о надежности систем внутренней безопасности и риск-менеджмента в современных банках. Вывод оказался неутешительным: стопроцентно безопасных систем попросту не существует.

Жертва обстоятельств

В принципе, ситуация выглядела бы совершенно банальной, если бы не размер убытков Societe Generale, которые составили около @4.9 млрд. Жером Кервьель, 31-летний специалист по арбитражным операциям, играл суммами порядка @50 млрд., что существенно превышает рыночную капитализацию Societe Generale (@35 млрд.). В соответствии с инструкциями он создавал инвестиционный портфель, в котором делаются ставки, например, на рост европейских фондовых индексов (фьючерсные сделки). Этот портфель был легальным. Причем, обычно с целью минимизации риска одновременно создается и второй портфель. В нем ставки делаются на понижение индексов. Прибыль же получают на разнице этих ставок, если движение на рынках удается угадать правильно. Однако Кервьель предпочитал рисковать, поэтому, обойдя банковскую систему контроля, второй портфель он делал фиктивным. За два года такой игры он вошел во вкус и начал оперировать огромными суммами: в январе 2008 года брокер поставил @30 млрд. на сводный индекс Euro Stoxx, @18 млрд. – на германский DAX, еще @2 млрд. – на британский FTSE. В этой ситуации, когда фондовый рынок стал внезапно и резко падать, последовали убытки такого масштаба, что в банке сработала автоматизированная система контроля достаточности капитала. Афера раскрылась.

Чтобы минимизировать свои потери, Societe Generale стал срочно закрывать сделки, рассчитанные на рост индексов. Однако ситуация на рынке в тот момент была крайне не благоприятной для подобного рода сделок, индексы пошли вниз еще быстрее. В результате к убытку от собственно операций Кервьеля, составлявшему @1.4 млрд., добавились новые. По мнению банкиров-конкурентов, этими действиями правление Societe Generale фактически само увеличило потери банка до @4.9 млрд. Разумеется, руководство банка сейчас старается возложить на Кервьеля вину и за эти убытки. Как бы там ни было, но в условиях, когда банк только что объявил об утрате @2 млрд. из-за операций на американском ипотечном рынке, новые почти @5 млрд. убытков поставили его на грань катастрофы.

Руководство Societe General обвиняет Жерома Кервьеля в мошенничестве, взломе банковских компьютерных сетей и подделке документов, но официальные обвинения пока не предъявлены. Он самостоятельно явился в штаб-квартиру управления французской полиции, где был задержан для дачи показаний на двое суток, после чего трейдера выпустили его под залог. Для такого решения были веские основания. Во-первых, представители французской полиции заявили, что Кервьель активно сотрудничает со следствием и передал им “много интересной информации”. Во-вторых, обнаружилось, что действия Жерома Кервьеля, по словам его адвокатов, «не таили злого умысла», ведь им двигали чисто карьерные соображения. Прокурор Жан-Клод Марин заявил, что, заключая такие сомнительные сделки, «Кервьель стремился создать себе имидж неординарного трейдера и опытного игрока». По его словам, он не хотел причинять ущерб Societe Generale: “Он не делал это для личной прямой выгоды, а действовал, как трейдер. Разумеется, он превысил свои полномочия по торговле на рынке, но целью его действий не было нанесение прямого ущерба банку с помощью противоправных операций”.

В отличие от многих трейдеров Кервьель не был выпускником одного из элитных французских университетов. Он закончил всего лишь бизнес-школу в Лионе и свою карьеру в Societe Generale мог сделать только самостоятельно. В ходе подъема по карьерным ступенькам он, в частности, работал некоторое время в департаменте, занимавшемся аудитом трейдерских сделок. Там-то он и набрался опыта, который впоследствии позволил ему скрывать несанкционированные операции. По словам Кервьеля, другие трейдеры банка использовали такие же методы. Он утверждает, что не занимался мошенничеством и не искал личной выгоды. Более того, Кервьель заявил, что, если бы его «оставили в покое», то избранная им стратегия торговли принесла бы банку миллиарды прибыли. Кроме того, по его словам, руководство банка знало о его действиях, но закрывало на них глаза, пока они приносили доход. Кервьель сообщил следователям, что он и раньше опасно играл на фондовом рынке. Например, в 2005 году ему удалось предугадать падение рынков после терактов в Лондоне и принести Societe Generale прибыль. Известен, по крайней мере, один случай (в конце 2006 года – начале 2007-го), когда несанкционированная операция Кервьеля обеспечила банку @500 тыс. прибыли.

Тем не менее, прокуратура указывает на то, что материальная составляющая в этом деле таки присутствует: Кервьель надеялся, что в случае успеха его операций руководство банка оценит его усилия по заслугам. На своей должности Кервьель зарабатывал около @100 тыс. в год. Как он сказал следователям в ходе допроса, за 2007 год он рассчитывал получить премию в размере @300 тыс. Прокуратура объявила, что собирается предъявить Кервьелю обвинения в подлоге, нарушении должностных обязанностей и мошенничестве. По данным пунктам обвинения ему грозит семь лет тюрьмы со штрафом в размере @740 тыс.

Однако адвокаты Кервьеля утверждают, что их клиент стал “козлом отпущения”, которого банк пытается использовать, чтобы отвлечь внимание общественности от огромных убытков, понесенных в результате работы с американскими ипотечными бумагами. Они заявили, что их подзащитный «не совершал никаких нечестных поступков и обманных действий, никоим образом не использовал в своих интересах средства банка и не украл у Societe Generale ни одного сантима».

Нарушения с санкции начальства

Со своей стороны, финансовые эксперты сомневаются в том, что руководство банка ничего не знало о действиях Кервьеля до 24 января, когда афера раскрылась. Многие из них полагают, что, обвиняя брокера, банк пытается скрыть убытки, накопившиеся за время ипотечного кризиса. Так, профессор экономики Института политических исследований в Париже Эли Коэн заявил в интервью агентству France Press: “Банк предпочитает обвинить бедного парня, вместо того чтобы честно признаться в собственных провалах”.

Как бы там ни было, но даже @1.4 млрд. – гигантская сумма убытка, так что, разумеется, у следователей возник вопрос: как это могло произойти и когда именно чиновники банка из подразделения Delta One, контролирующие операции с производными инструментами, узнали о несанкционированных операциях Кервьеля? Сам трейдер сообщил полиции, что его непосредственные аудиторы – руководитель Delta One Мартель Руе и его заместитель Эрик Корделль знали, что он преступает разрешенные пределы торговли, с апреля прошлого года. Лица, знакомые с системой контроля торговли в Societe Generale, тоже утверждают, что непосредственные контролеры не могли не знать о незаконных действиях трейдера, поскольку Eurex, биржа деривативов во Франкфурте, всегда сигнализирует о сделках необычного масштаба. В частности, в ноябре надзирающая служба Eurex отправила Societe Generale два электронных письма с запросами относительно странных операций Кервьеля. По его словам, Руе и Корделль рекомендовали трейдеру «найти способ устранить нарушения». Выяснилось, что некоторым фондовым брокерам было известно о проблемах Кервьеля с контролерами, хотя сути этих дел они не знали (во всяком случае, именно такие показания они дали следователям). Поэтому полиция считает правдивыми показания Кервьеля относительно того, что его контролеры получали регулярные и совершенно ясные сигналы о превышении дозволенных пределов торговли.

В результате руководство банка стало мишенью для жесткой критики. Даже Президент Франции Николя Саркози заявил, что топ-менеджеры банка должны понести часть ответственности за случившееся: «Когда происходит событие такого размаха, оно не может оставаться без последствий, если говорить об ответственности». В сложившейся ситуации председатель правления Societe Generale Даниэль Бутон решил подать в отставку, однако акционеры банка попросили его остаться. Тем не менее, Бутон утверждает, что его уход с руководящего поста «остается одним из вероятных вариантов развития событий». Пока же дело ограничилось увольнением начальника отдела, где работал Кервьель, однако Бутон заявил, что последуют и другие санкции. Сам же глава Societe Generale отказался от полугодовой зарплаты, надлежащих ему премий и доли зарплаты в акциях. Бутон заявил, что его примеру “по содействию стабилизации ситуации в банке” последует и его заместитель Филипп Ситерн.

Эта история нанесла серьезный удар по положению французского банка на рынке. Акции Societe Generale упали на 50% по сравнению с началом 2008 года. В настоящее время его руководство изыскивает средства, для того чтобы заткнуть финансовую брешь, вернуть спокойствие своим клиентам и восстановить репутацию. С этой целью банк собирается разместить дополнительную эмиссию акций на сумму в @5.5 млрд. Тем не менее, сразу после объявления об убытках Societe Generale (@2 млрд. из-за американского ипотечного кризиса и @4.9 млрд. – благодаря Кервьелю) возникли слухи о возможном враждебном поглощении. Да и сам глава Societe Generale Даниэль Бутон признает, что его банк может стать мишенью. Аналитики из Citigroup полагают, что в число возможных покупателей войдут, в частности, HSBC и Barclays.

Правда, ситуацию для банка несколько облегчает тот факт, что, хотя французские политики и усилили свое давление на Societe Generale, они будут препятствовать любым попыткам иностранных банков провести враждебное поглощение. При этом, министр финансов Франции Кристин Лагард заявила, что у банка нет необходимости в слиянии с другим финучреждением. Генри Гуайно, главный советник Президента Саркози, пошел еще дальше в своих комментариях, сообщив, что правительство вмешается, если какая-нибудь компания попытается пойти на враждебное поглощение Societe Generale. “Я не думаю, что правительство будет бездействовать, если какой-нибудь хищник попробует извлечь преимущество из сложившейся ситуации”, – заявил он французскому телевидению.

При этом, у Франции богатый опыт защиты крупнейших компаний от поглощений и банкротств. Ее «экономический патриотизм» простирается настолько далеко, что в 90-х годах правительство оказало финансовую помощь другому крупному банку – Credit Lyonnais (налогоплательщикам это обошлось в $20 млрд.), а в последние годы посодействовало серии защитных слияний в промышленности, чтобы предотвратить переход крупнейших предприятий в руки иностранных собственников. Поэтому в самом крайнем случае правительство может допустить слияние Societe Generale с другим французским банком. Возможно, на роль «спасителя» согласится BNP Paribas, более крупный конкурент, который уже неоднократно делал Societe Generale предложение о покупке. Не исключено, что он сделает это при помощи другого французского банка – Credit Agricole.

Пока же правление Societe Generale создало антикризисный комитет для контроля расследования дела Жерома Кервьеля. Кроме того, банк решил предпринять некоторые меры для предупреждения подобных инцидентов в будущем. Как сообщила газета Les Echos, в Societe Generale будут внедрены специальные системы контроля брешей в системе безопасности, которыми воспользовался Кервьель. Также планируется установить дополнительную прослойку проверяющих систем, которые будут выдавать исчерпывающую информацию о рисках. Надзор за осуществлением всех этих мер будет возложен на комиссию из трех независимых менеджеров, которым будет помогать бухгалтерская фирма PricewaterhouseCoopers.

Со своей стороны, французское правительство решило ужесточить контроль над банковской отраслью. В свете скандала, разгоревшегося в связи с аферой Кервьеля, министр финансов призвал к упрочению международного сотрудничества в сфере мониторинга банковских операций. В докладе Лагард указано: «Франция собирается предложить… ускорить проведение дискуссий на европейском уровне и добиться, чтобы международные стандарты были применимы ко всем игрокам рынка». Как часть предложения по усилению регулятивных положений Лагард рекомендует разрешить French Banking Commission налагать более высокие штрафы на банки, нарушающие установленные правила.

Ограниченность риск-менеджмента

Банкиры и аналитики тоже активно обсуждают ситуацию. Основной вопрос для них заключается в том, мог ли Societe Generale предотвратить это крупнейшее за всю историю банковской отрасли преступление. По мнению Роба Хигарти из TowerGroup, это тот самый случай, когда трейдер имеет слишком большую свободу: «Это свидетельствует о недостатке контроля и слабости системы мониторинга». И, действительно, как Кервьель сумел взломать систему риск-менеджмента? Ведь он не был компьютерным гением. С точки зрения Хигарти, он просто слишком много знал о задействованных в банке схемах проверки и операционных системах. После нескольких лет работы в бэк-офисе, где Кервьель занимался оформлением различных операций, ведением счетов и расчетами, он накопил достаточно информации о системе управления рисками, чтобы ее обойти. Тем более что он знал старые пароли доступа к ней – свои и своих бывших коллег. Поэтому некоторые аналитики сомневаются, следует ли в принципе допускать людей, владеющих такой информацией, к операциям на открытом рынке.

Однако Хигарти считает, что, наоборот, весьма полезно перемещать сотрудников бэк-офиса в отдел открытого рынка: «Они становятся ценными работниками, поскольку хорошо знают, что происходит после торговли с операционной точки зрения». По этой причине подобные перемещения общеприняты. Тем не менее, «такие сотрудники не должны иметь сведений о схемах проверки, чтобы предотвратить возможность злоупотреблений», – указал Хигарти. Он считает, что Societe Generale следует укрепить свои системы контроля и упрочить безопасность доступа к некоторым схемам, поскольку, когда рынки идут на спад, мошенники активизируются. Однако главный аналитик из Celent Аксель Пьеррон считает, что ни одна система риск-менеджмента не может дать полной гарантии безопасности: «Всегда найдется черный ход, а за ним и туманная область, в которой можно проводить операции, не активируя систему мониторинга».

По мнению Пьеррона, проблема вся в том, что усложнение рыночной ситуации всегда провоцирует нечестных трейдеров или просто азартных игроков, к каковым он относит и Кервьеля, на попытки извлечь выгоду из неопределенности тенденций. При этом, если условия благоприятны, такой трейдер может скрыть убытки, компенсируя их за счет последующих выигрышей. Поэтому Пьеррон задается вопросом: мошенническая деятельность какого масштаба так и остается не известной, когда рынки благоприятны и трейдеры могут скрывать свои убытки? Ведь когда финансовые рынки были на подъеме, тот же Кервьель своими действиями приносил банку реальные прибыли. Об этом же задумалась и американская Комиссия по ценным бумагам и биржам (SEC). Недавно SEC сообщила о росте правонарушений и других злоупотреблений на рынке.

По данным SEC, внутренние преступления типа фальсификации кредитных документов происходят ежедневно и во многих банках мира. На этих аферах типичный финансовый институт США теряет около 5% годовой прибыли. По статистике Association of Certified Fraud Examiners (ACFE), представленной в отчете «2006 Report to the Nation on Occupational Fraud and Abuse», банковская отрасль более других уязвима перед такими преступлениями: 14.3% от всех внутренних злоупотреблений случается именно в банках, они влекут за собой средние потери в $258 тыс. на каждый случай. По данным Aite Group, 60% махинаций в банках совершают их собственные сотрудники.

Тем не менее, как указывает аналитик из Aite Кристина Барри, банки продолжают направлять основную часть своих усилий и инвестиций на борьбу с внешними преступлениями, хотя внутренние создают гораздо большую проблему. Большинство банкиров продолжают полагаться на тренинги персонала и проверку биографии и фактов, имевших место в прошлом, но не имеют технологий мониторинга деятельности служащих.

Однако такие технологии есть. Так, в недавнем докладе консалтинговой фирмы Santa Fe Group отмечено, что технологии регистрации внутренних преступлений дают возможность банкам идентифицировать подозрительное поведение сотрудников в результате мониторинга их онлайновой деятельности, изучения запросов клиентов, использования флэш-памяти, переписки по электронной почте и телефона. Кроме того, на рынке представлены технические решения, ограничивающие доступ сотрудников к системам и информации. Aite предугадывает в своем докладе “Mitigating Internal Fraud: A Case Study on Washington Trust Bank”, что в 2008 году финансовые институты увеличат расходы на программное обеспечение для выявления внутренних преступлений до $254 млн. (от $174 млн. в 2005-м). При этом, затраты на создание технических решений в этой сфере увеличатся на 230%.

По мнению экспертов ACFE, внутренние преступления подразделяются на три основные категории – незаконное присвоение активов, коррупция и обманные утверждения. Первая категория включает выставление мошеннических счетов, скимминг (метод получения информации о счете потребителя, при котором данные магнитной полосы считываются с карты при помощи незаконно установленного на банкомате устройства), общая сумма убытков от которого в мире составляет около $1.2 млрд. в год, и махинации с платежными ведомостями. На долю незаконного присвоения активов приходится 91.5% от всех случаев внутренних преступлений.

Тем не менее, ситуация не столь безнадежна. По словам Кристины Барри, использование технологий в этой сфере позволяет банкам получать предупреждения о потенциально преступной деятельности до того, как она причинит ущерб. Без них же, по статистике Santa Fe Group, обычно проходит около 18 месяцев, прежде чем компания выявляет внутреннюю преступную схему. Эту точку зрения поддерживает Майк Уильямс из Memento Security, компании – поставщика решений по предупреждению мошенничества и предотвращению рисков для финансовых институтов. Он считает, что многие опасности вырастают из небольших нарушений, которые со временем расширяются в масштабах и превращаются в преступления: «Проблема заключается в обеспечении мониторинга подозрительного поведения, так что банкам следует быть более активными в предупреждении внутренних злоупотреблений».

Галина Резник,
по материалам
Bank Systems & Technology, Business, MarketWatch, Independent, International Herald Tribune, New York Times, Financial Times, Bloomberg, AFP, telegraph.co.uk, bbc.co.uk

 
© агенство "Стандарт"