журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

ИНТЕРНЕТ-БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

Банковская деятельность

Банковское оборудование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2008

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Сомалилэнд: хаваладары в роли банкиров

Банковская система несуществующего государства

В 1991 году де-факто перестало существовать единое государство Сомали. Начавшаяся тремя годами ранее гражданская война привела к распаду страны на три государственных образования – Сомалилэнд, Пунтлэнд и собственно Сомали. Первые два так и не были признаны мировым сообществом, хотя реально сформировались как государства, в то время как юг Сомали представляет собой совокупность разрозненных территориальных единиц, управляемых разными кланами. Между Сомалилэндом и Пунтлэндом тлеет пограничный конфликт. Реальная его причина – спор за территории, где обнаружены запасы нефти, а также экономическая борьба за получение доходов от таможенных пошлин и портовых сборов между портом Босасо (столица Пунтлэнда) и Берберой (крупнейший порт в Сомалилэнде).

Из ничего – кое-что

В Харгейсе, столице Сомалилэнда, о противостоянии с соседом изредка напоминают сводки новостей по местному государственному каналу SLNTV. Мир – национальное богатство Сомалилэнда, которое берегут и ценят дороже золота и питьевой воды. Еще свежа память о гражданской войне 1988-1991 годов. В 1988 году Харгейса (тогда столица мятежной провинции Сомалилэнд) была подвергнута массированной бомбардировке. По свидетельству очевидцев, от города остались одни руины. Приказ диктатора Сиада Барре сравнять мятежный город с землей был выполнен.

В 1991 году Сомалилэнд – бывшую британскую колонию, а затем провинцию Сома­ли – можно было лишь условно назвать государством. Это была голая территория с уничтоженной войной инфраструктурой. Мировое сообщество не спешило признавать новую страну, и мало кто тогда – в 1991-м – вызвался бы предсказать ей долгую жизнь. Но прошло 16 лет, а Сомалилэнд продолжает бытие несмотря на международную политическую изоляцию, слабость центральной власти и отсутствие значительных природных ресурсов, если учесть, что территории, где обнаружены запасы нефти, оккупированы соседним Пунтлэндом.

Главный источник благосостояния жителей Сомалилэн­да – не международная помощь, а деньги, присылаемые родственниками из-за рубежа. В условиях неразвитости финансового сектора операторы денежных переводов фактически взяли на себя функции банков.

На сегодняшний день в Сомалилэнде сложилась парадоксальная ситуация с банковским сектором. Формально в стране существует два банка – Bank of Somaliland и Commercial Bank of Somaliland. Парадокс заключается в том, что Bank of Somaliland, формально ставший центробанком, скорее всего, выполняет функции коммерческого банка, в то время как Commercial Bank of Somaliland представляет собой в большей степени государственное казначейство, чем полноценный коммерческий банк.

Основные задачи, стоящие перед Bank of Somaliland, – поддержание национальной валюты и борьба с инфляцией. Для этого он проводит валютные интервенции, скупая значительные суммы в местной валюте – шиллингах – за доллары. Нередки случаи, когда управляющий (Governor) банка брал кредиты для осуществления валютных интервенций под свое имя.

Одной из своих главных заслуг на посту управляющего Bank of Somaliland ‘Абд ар-Рахман Дуале Мохамуд считает снижение уровня инфляции в стране. Курс шиллинга по отношению к доллару на «черном» рынке и государственный курс практически сравнялись: что в банке, что у частников-менял (саррафов) на улице $1 стоит 3500 шиллингов. Государство в лице Bank of Somaliland не препятствует деятельности саррафов, рассматривая их на данном этапе развития валютного рынка как помощников, а не конкурентов.

Управляющий банка в беседе с автором этих строк неоднократно подчеркивал, что ему практически единолично удается поддерживать экономику государства. Он добился от Президента Сомалилэнда права проводить независимую политику в вопросах, касающихся его непосредственной компетенции.

Имеющий более чем сорокалетний опыт работы в разных банках, в том числе и в английских, Мохамуд пользуется авторитетом не только у себя в стране, но и за ее пределами. Нередко в Харгейсу приезжают представители центральных банков других государств. По словам Мохамуда, Bank of Somaliland функционирует эффективнее, чем центробанки во многих африканских странах. Не будет также преувеличением и то, что западные партнеры готовы сотрудничать с Bank of Somaliland лишь потому, что доверяют лично Мохамуду. Так, по словам Мохамуда, только благодаря его личным связям сомалилэндские шиллинги бесперебойно печатаются в Лондоне. Однако, по неофициальным источникам, Президент страны имеет возможность эмитировать столько денег, сколько ему нужно для покрытия собственных текущих расходов.

У Bank of Somaliland десять отделений в разных городах страны, в том числе четыре – в столице. Там же располагается и головной офис. У него также три банка-корреспондента: Commercial Bank of Ethiopia (Эфиопия), Banque pour le commerce Et L’industries (Джибути), CommerzBank AG Frankfort (Германия).

Однако несмотря на деятельность по укреплению национальной валюты Bank of Somaliland выступает, прежде всего, как коммерческая структура. В банке можно открыть текущий и сберегательный счета. Оба вида счетов – беспроцентные. Однако это не означает, что это финучреждение работает в соответствии с исламскими методами финансирования. Причина «халяльности» (соответствия законам ислама) банковских депозитов проста: банк не имеет достаточного капитала для открытия и ведения счетов, предусматривающих выплату процентов.

Главная проблема для банковского сектора страны связана с отсутствием достаточного капитала и гарантий. Если банкам потребуется капитал, Bank of Somaliland не сможет его предоставить. Неэффективность системы регулирования банковской деятельности выражается, прежде всего, в отсутствии специального законодательства. В настоящее время в Сомалилэнде готовится Закон о банковской деятельности (Banking Act). С его принятием связываются определенные надежды на приход в страну иностранных банков.

Банковские

заменители

Пока же в Сомалилэнде нет полноценных коммерческих финансовых институтов, и значительная часть банковских услуг предоставляется операторами денежных переводов, так называемыми хаваладарами, прежде всего, крупнейшим из них Dahabshiil.

Dahabshiil был создан еще в 1970 году. Это самая богатая финансовая структура не только в Сомалилэнде, но и во всей бывшей Сомали. Формально Dahabshiil – система денежных переводов, большинство клиентов которой – представители сомалийской диаспоры за рубежом (отправители платежей), и сомалийцы, живущие на исторической родине (получатели платежей). Но на деле именно Dahabshiil, а не Bank of Somaliland является настоящим центральным банком государства.

Министерства, а также многие неправительственные организации, работающие в Сомалилэнде, имеют счета в Dahabshiil. Через него же проходит большинство банковских операций. В частности, Dahabshiil дает своим клиентам возможность открывать текущие и сберегательные счета. При получении денежного перевода получателю предлагается снять всю сумму целиком или только ее часть (в последнем случае на имя получателя открывается счет, по которому не начисляются проценты).

Другие хаваладары тоже предлагают своим клиентам услуги по открытию и ведению текущих и сберегательных счетов. Например, – хорошо известный на Западе «Ал-Баракат», чьи активы были надолго заморожены США после событий 11 сентября.

Dahabshiil в отличие от своего конкурента «Ал-Баракат», скорее, выиграл, чем пострадал от событий 11 сентября. Причиной для обвинений компании в финансировании терроризма послужил обнаруженный среди бумаг одной из подозреваемых в сотрудничестве с «Аль-Каидой» благотворительных организаций номер телефона офиса Dahabshiil в Пакистане. Однако Dahabshiil, имеющему официальный статус в 40 странах, удалось доказать свою непричастность к совершенным террористическим актам. Значительная часть клиентов «Ал-Бараката» после заморозки счетов данного оператора “хавалы” – неофициальных денежных переводов – перетекла в Dahabshiil. Это позволило Dahabshiil упрочить свое положение в качестве крупнейшего финансового института на всей территории Сомали.

В настоящее время именно Dahabshiil является локомотивом не только финансового сектора, но и всей экономики Сомалилэнда. Dahabshiil не ограничивается оказанием банковских услуг, участвуя в проектах по созданию банков. Несколько лет назад в Сомалилэнде при активном участии Dahabshiil была предпринята попытка учредить первый исламский банк в стране. Партнером Dahabshiil по проекту выступил йеменский Saba Islamic Bank. Предполагалось, что вновь учрежденный исламский банк будет называться Dahab Saba (по названиям двух главных его «родителей»). Но власти посчитали, что создавать исламский банк на тот момент не целесообразно. В результате данный проект перекочевал в Джибути, где встретил поддержку руководства страны и лично Президента.

В беседе с автором этих строк ‘Абд ар-Рахман Мохамуд отметил, что на сегодняшний день Bank of Somaliland не заинтересован в развитии исламских финансовых институтов. Если такая структура будет создана, это подорвет существующий баланс: люди начнут изымать вклады из банков и квазибанков, не выплачивающих процентов, и понесут их в исламский банк, который будет обеспечивать пусть и не гарантированную, но прибыль. Таким образом, Bank of Somaliland в лице его управляющего, рассматривая исламские банковские структуры как своего конкурента, демонстрирует поведение, свойственное, скорее, коммерческому, чем центральному банку.

Что касается кредитов, то потребность в них в Сомалилэнде удовлетворяется, прежде всего, за счет ближайших родственников, членов того же клана, друзей. Прочные корни в стране имеет потребительское кредитование на кооперативной основе. Люди, не имеющие достаточных средств для совершения крупных покупок, объединяются в группы (иногда по половому признаку) и вносят регулярно определенную сумму в общий фонд. Из своей среды они выбирают казначея – управляющего фонда. После того как набирается определенная сумма, ее выдают одному из членов данного кооперативного сообщества. И так далее, пока не будет погашена потребность всех его членов в кредитах.

Микрофинансирование

в Сомалилэнде

Еще одним источником для получения кредитов служат микрофинансовые организации. Строго говоря, в Сомалилэнде существует всего одна структура, специализирующаяся исключительно на предоставлении кредитов малому бизнесу. Это – Amaal Kalkaal (в переводе с сомалийского – «кредитный помощник» – Loan Helper). Для других организаций микрофинансирование – неосновной (побочный) бизнес.

В 1998 году общество Amaal Kalkaal, созданное на средства от гранта, предоставленного Европейским Союзом, было зарегистрировано в Bank of Somaliland и Министерстве планирования. По своему статусу Amaal Kalkaal считается некоммерческой организацией, поэтому не облагается налогами. Общество работает только в Харгейсе. Всего по данным на 01.11.2007 г. в нем зарегистрировано 76 групп, 2300 клиентов (включая тех, кто взял повторный кредит), в том числе 30 из числа тех, кому были выданы индивидуальные кредиты.

Amaal Kalkaal предоставляет два вида кредитов – групповые и индивидуальные. И групповые, и индивидуальные кредиты выдаются для развития уже налаженного бизнеса, а не для открытия собственного дела «с нуля».

Групповые кредиты предоставляются группе (в нее входит не менее 30 человек, или 10 ячеек, ведь в каждой ячейке должно быть, как минимум, три человека, каждый из которых выступает поручителем за двух других членов ячейки). Причем, группа, куда входит несколько ячеек, не нуждается в каких-либо гарантиях. Члены группы выбирают из своего числа председателя, казначея, секретаря и комитет по кредиту (loan committee).

Одно из важных условий предоставления кредита заключается в том, что каждый из членов ячейки должен иметь свой небольшой бизнес. В качестве начальной гарантии платежеспособности каждый член ячейки должен вносить $1 в неделю в течение первых 8 недель, т.е. всего $8. Лишь по истечению данного срока он может получить свой первый кредит. После погашения первого кредита заемщик имеет право претендовать на следующий и т.д. В случае невозврата кредита одним из участников группы все депозиты ее членов остаются в собственности Amaal Kalkaal.

Если заемщик не может вовремя погасить свой долг, с него за просрочку платежа штраф не взимается. Если же в конечном счете он не способен вернуть долг, общество подает на него в суд. Даже если Amaal Kalkaal удастся взыскать долг с несостоятельного заемщика, его ячейка никогда больше не сможет рассчитывать на кредит.

В первый раз можно получить лишь $500. В случае возврата суммы кредита полностью и своевременно заемщик может претендовать на очередную сумму в размере $1.0 тыс. При возврате же этой суммы он может получить уже $1.5 тыс. и т.д.

По предоставленным кредитам заемщиком выплачивается процент. Позиция Amaal Kalkaal заключается в том, что это не запрещенный исламом ростовщический процент (риба), а фиксированная комиссия за предоставленные услуги. К примеру, свои первые $500 заемщик может получить под 9% на полгода (18% годовых).

Индивидуальные кредиты. В настоящее время данный вид кредитов не предоставляется, поскольку, по мнению совета директоров общества, его суть противоречит идее ликвидации бедности – главной цели Amaal Kalkaal. Однако общество продолжает работать с заемщиками, которые успели ранее получить индивидуальные кредиты.

Требования к платежеспособности заемщика при получении индивидуального кредита строже, чем при получении группового. Заемщик должен обладать определенным имуществом, которое бы подтверждало его платежеспособность (дом, автомобиль и т.п.). Поэтому число получателей индивидуальных кредитов сравнительно невелико – 30 человек (0.76% от общего числа заемщиков). Сумма кредита составляет от $1 тыс. до $11 тыс. По индивидуальным кредитам процентная ставка составляет 16% годовых. Так же, как и в случае с групповыми кредитами, на заемщика не налагается штраф за просрочку платежа.

Один из ключевых принципов работы компании – готовность самим идти к клиенту, а не ждать, пока он обратится к ним. К числу конкурентных преимуществ Amaal Kalkaal следует также отнести сравнительно простой механизм получения займа. Отсутствие сложной бюрократической процедуры – своего рода визитная карточка большинства микрофинансовых учреждений во всем мире. Вплоть до недавнего времени в обществе работало пять сотрудников, но из-за увеличения расходов на персонал штат пришлось сократить до трех человек.

Основные технические проблемы, с которыми сталкивается общество при взыскании долга, это:

отсутствие системы адресов (в Сомалилэнде нет названий улиц и нумерации домов), что иногда усложняет поиск недобросовестного заемщика;

нет системы идентификации личности, ведь только около 4 тыс. человек в стране имеют паспорта Сомалилэнда, в то время, как в одной лишь Харгейсе проживает почти 1 млн. человек, большинство из которых имеют паспорта различных государств (от Эфиопии до США).

Вместе с тем, далеко не все готовы воспользоваться кредитом в компании. Для страны со 100%-ным мусульманским населением тот факт, что компания взимает за свои услуги процент, имеет принципиальное значение. В беседе с автором представитель компании сослался на мнение некоторых богословов, не считающих фиксированную комиссию за услуги процентом. Очевидно, что данная аргументация не выдерживает никакой критики, равно как и утверждения представителей Amaal Kalkaal о том, что деятельность общества проходит где-то посередине между халал и харам (соответственно разрешено и запрещено по мусульманским традициям).

Справедливости ради, следует отметить, что в целях увеличения клиентской базы Amaal Kalkaal была предпринята попытка положить в основу кредитования исламские методы финансирования. Обществом были приглашены мусульманские правоведы из Кении, перед которыми была поставлена задача разработать соответствующий требованиям шариата механизм кредитования. Однако предложенные правоведами схемы не устроили общество, поскольку нарушали один из главнейших принципов его работы – упрощенную систему получения займа без лишней бумажной волокиты. Исламские же методы финансирования, как известно, подразумевают более жесткий подход к проверке платежеспособности клиента.

В настоящее время обновленная рабочая группа мусульманских правоведов занята дальнейшей работой по созданию эффективного механизма использования договоров мурабаха и мудараба (схемы раздела прибылей и убытков между кредитором и заемщиком) при предоставлении кредитов малому бизнесу.

Ренат Беккин,
кандидат юридических наук, старший научный сотрудник Института Африки РАН

 
© агенство "Стандарт"