журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2007

Международные банки

Скрытые «резервы» BBVA

Второй по величине банк Испании хочет войти в первую пятерку мирового банковского рейтинга

В то время как многие электронные и печатные СМИ пестрят заголовками о многомиллионных потерях и серьезных проблемах с управлением риском, присущих сегодня ряду крупнейших финансовых институтов мира, второй по величине испанский банк Banco Bilbao Vizcaya Argentaria SA (BBVA) удивляет своей стабильностью, надежностью, высокой ликвидностью активов и весомыми результатами финансовой деятельности. У банка чуть ли не самый низкий среди 25 ведущих глобальных мировых финансовых институтов коэффициент недействующих кредитов (0.86%), темпы роста его доходов составляют около 20% в год, что позволяет получать фактически самую высокую в мире прибыль на акционерный капитал, а чистый доход BBVA только в 2006 году вырос на 24.4%, достигнув @4.74 млрд. по сравнению с @3.81 млрд. за аналогичный период годом ранее.

«Вечно второй»

Banco Bilbao Vizcaya Argentaria, как и его главный конкурент в Испании Santander Central Hispano, по размерам рыночной капитализации входит в тридцатку крупнейших финансовых институтов мира, будучи вторым – после Santander – по величине финансовым институтом страны. На сегодняшний день BBVA располагает сетью из 7.5 тыс. отделений и клиентской базой из 35 млн. человек по всему миру. Помимо Испании, этот банк, активы которого оцениваются в $520 млрд., имеет прочные позиции в странах Южной Америки и в Мексике. Руководство BBVA поставило перед собой задачу в течение ближайших пяти лет превратить этот институт в «настоящий глобальный банк» с устойчивым присутствием во всех регионах планеты.

За 1995-2005 годы аккумулированные инвестиции BBVA в латиноамериканские страны составили $14 млрд. Кроме поглощения банков крупных стран региона, BBVA приобретал здесь и компании по управлению пенсионными фондами и страховыми обществами. Результаты 2006 года показали оправданность такой политики: 31% доходов группа BBVA получила на мексиканском рынке. Среди причин экспансии испанского банка в Латинской Америке специалисты называют значительные темпы роста местных экономик, сопровождение основных испанских корпоративных клиентов при развитии их деятельности в этом регионе, стремление диверсифицировать риски и получать прибыли, используя различия в экономических циклах этих государств, а также отсутствие языкового барьера.

Наряду с этим, в 2004 году BBVA начал активный выход на рынок финансовых услуг США. Тогда испанский банк приобрел в Калифорнии небольшую компанию за $16.7 млн., что дало ему возможность предлагать свои продукты испаноязычной общине этого штата. В 2005 году BBVA обозначил свое присутствие в Техасе, купив за $850 млн. Laredo National Bancshares, а в 2006-м выложил $2.7 млрд. за State National Bancshares (45 отделений) и Texas Regional Bancshares (77 отделений). В результате этих сделок все эти американские банки стали полноценными дочерними предприятиями BBVA.

Однако крупнейшая сделка испанского банка не только на финансовом рынке США, но и за всю историю BBVA состоялась в начале 2007 года, когда BBVA заявил о покупке за $9.6 млрд. американского банка Compass Bancshares (размер его активов достигает $34.2 млрд.), который входит в список 30 крупнейших финансовых институтов США и имеет 417 отделений в южных штатах страны. Это хозяйство плюс 8.8 тыс. служащих Compass Bancshares перешли в результате проведенной сделки во владение BBVA.

После присоединения Compass число отделений BBVA в США достигло 622, а стоимость активов местного подразделения банка составила $47 млрд., что позволило ему войти в двадцатку топ-банков США по этому показателю. Испанский банк ожидает, что к 2010 году эффект синергии от объединения компаний должен достигнуть не менее $238 млн.

Сделкой с Compass Bancshares, как отмечают эксперты, BBVA решил укрепить свои позиции среди испаноязычных жителей в США и увеличить долю иммигрантских переводов в Латинскую Америку. В настоящее время эта часть населения США насчитывает около 42 млн., большинство из них проживают на юге страны. По оценкам аналитиков, общий объем иммигрантских переводов из США в Латинскую Америку в 2006 году был в пределах $45 млрд. Учитывая, что BBVA принадлежит крупнейший банк Мексики Bancomer, приобретение Compass позволило испанскому банку вести межгосударственные операции между Мексикой и США.

Также эксперты отмечают, что европейским банкам легче развивать свой бизнес в США, чем в ЕС. «В Северной Америке проще купить банк, чем в Европе, там больше простора для реструктуризации и достижения значительной синергии», – считает Альберто Эспелосин, аналитик из Deutsche Bank Research. По его словам, в Европе межгосударственным покупкам в банковском секторе часто препятствуют политики. Собственно, BBVA пошел в США после неудачи в Европе: в 2005 году он отказался от попыток приобрести итальянский Banca Nazionale del Lavoro из-за противодействия со стороны регулирующих органов страны.

Председатель правления BBVA Франсиско Гонсалес следующим образом прокомментировал покупку Compass Bank: «Этот банк был самой красивой девчонкой района, а мы были низкорослыми и некрасивыми, но сейчас мы похорошели и завоевали ее любовь». В ближайшее время он планирует объединить Compass с тремя банками, приобретенными испанцами в 2005-2006 годах в южных штатах США, – Texas Regional Bancshares, State National Bancshares и Laredo National Bancshares. В результате этой операции на юге США будет образован крупнейший региональный банк, ориентированный на обслуживание испаноязычных американцев.

Вместе с тем, несмотря на перечисленные успехи BBVA, имеющий 150-летнюю историю и все еще номинально расположенный со своей штаб-квартирой в Бильбао, стоит перед рядом серьезных проблем. Не к самым последним среди них, как полагают эксперты, относятся упущенные банком в течение последних нескольких лет возможности проведения результативных сделок по слияниям и поглощениям. Это, в свою очередь, предопределило его место в Испании как «вечно второго банка», плетущегося в хвосте самого крупного финансового института страны Santander Central Hispano, занимающего девятое место в мире по рыночной капитализации ($122.4 млрд.), опережая на 13 ступенек по этому показателю BBVA (22-рое место с $90.8 млрд.).

Однако энергичный и неудержимый в своих суждениях Франсиско Гонсалес не согласен с такой критикой. «У нас темпы роста доходов составляют 20% в год. Чтобы постоянно поддерживать этот показатель на таком высоком уровне в достаточно сложных и постоянно меняющихся рыночных условиях, мы снижаем наши расходы, ведем переоценку активов и расширяем долю рынка за счет внедрения инновационных решений, повышения качества клиентского обслуживания и увеличения ликвидности», – говорит он. По его словам, у BBVA показатели ликвидности куда выше, чем у многих других банков, а объясняется это тем, что он не участвовал в непрозрачных или проблемных операциях по слияниям и поглощениям.

Новая стратегия

Тем временем, в середине 2007 года испанский банк обнародовал новый стратегический план своего дальнейшего развития, где посталены достаточно амбициозные и высокие цели на период до 2010 года. В частности, предусматривается на 9% снизить показатель Cost/ Income Ratio (CIR), характеризующий отношение операционных и административно-хозяйственных расходов к операционным доходам, а также добиться, чтобы он составлял менее 35%. Кроме того, планируется на 20% увеличить клиентскую базу банка в глобальном масштабе, прежде всего, за счет привлечения молодых клиентов в Испании и испаноязычных иммигрантов в других регионах мира. BBVA также намерен увеличить соответственно в 2.5 и 3 раза объемы выдачи потребительских и ипотечных кредитов в Мексике, а в других странах Латинской Америки привлечь к своим операциям дополнительно еще 3 млн. клиентов.

Частью этого плана стало также намерение BBVA добиться к 2010 году того, чтобы 10% операционной прибыли банка поступало от продажи нефинансовых продуктов и услуг. Это лишний раз свидетельствует об инновационной сути предпринимаемых испанским институтом шагов в части диверсификации своего бизнеса. Так, к примеру, BBVA в 2006 году внедрил сервисную систему денежных переводов DineroExpress (аналог Western Union) и обслуживает широкие круги иммигрантов в Испании, пользующихся преимуществами контактов BBVA со странами Латинской Америки.

«Мы хотим дать своим клиентам нечто большее, чем обычные банковские услуги. Мы надеемся удовлетворять те их нужды и потребности, с которыми они ложатся спать и просыпаются утром. Мы считаем необходимым объяснить им, насколько модна и ценна та одежда, которую они покупают, подсказать, в какую школу лучше всего направить своих детей. И мы действительно будем делать это на практике при минимальных затратах», – заверяет Франсиско Гонсалес. По его словам, участие банка в принятии его клиентами различных решений, не имеющих отношения к финансам, даст возможность повысить уровень лояльности потребителей к BBVA, а также получать дополнительные доходы от финансирования тех услуг, в которых нуждаются эти клиенты.

Между тем, критика в адрес BBVA относительно проблем с увеличением рыночной капитализации банка имеет под собой определенные основания. Ведь на этом поприще его главный конкурент Santander делает куда более весомые шаги. Он поглотил второй по величине британский ипотечный банк Abbey National, а в 2007 году завершил поглощение подразделений банка ABN AMRO, действующих в Бразилии и Италии.

Что же касается собственно самого BBVA, то его сделка по слиянию с итальянским Banca Nazionale del Lavoro (BNL) в 2005 году, как мы уже отмечали выше, завершилась неудачей, а ведь она могла привести к созданию действительно настоящего межгосударственного европейского банка, а также стать достойным дополнением к бизнесу BBVA в Испании и Латинской Америке. Многие эксперты, кроме того, отмечают, что BBVA практически не представлен в Бразилии, обладающей самым крупным экономическим потенциалом в Южной Америке.

Провал BBVA в Италии многие конкуренты испанского банка связывают с разногласиями между председателем и членами правления этого института, которые стали результатом скандала, разразившегося из-за секретных оффшорных банковских счетов между Гонсалесом, бывшим руководителем Banco Argentaria, и представителями высшего руководства Banco Bilbao Vizcaya. Эти два банка были объединены в Banco Bilbao Vizcaya Argentaria в 1999 году. Не последнюю роль здесь также сыграл и Антонио Фацио, председатель Bank of Italy. Он сыграл чуть ли не самую важную роль в блокировании сделки по покупке испанцами Banca Nazionale del Lavoro.

Какой бы ни была на самом деле причина провала BBVA в Италии, в результате испанский банк сам превратился в объект для поглощения, и все уверения Гонсалеса в том, что BBVA вскоре окажется среди 10 крупнейших глобальных банков мира, стали совсем неубедительными. Хотя он тогда заявлял, что «несколько банков предлагали не купить нас, а жениться на нас» (действительно, ходили слухи о том, что «руку» BBVA «предлагали» многие финансовые институты, включая Lloyds TSB и HSBC).

Сегодня Франсиско Гонсалес говорит о том, что выполнение роли «консолидатора» в Европе уже перестает быть центральным элементом стратегии BBVA на ближайшую перспективу. Впрочем, банк не намерен, как утверждает Гонсалес, проводить и какие-либо враждебные поглощения, поскольку они тоже не вписываются в его корпоративную культуру. Хотя порой, как отмечают аналитики, суждения Гонсалеса резко меняются, когда на горизонте начинает маячить возможность проведения крупной и прибыльной сделки по поглощению того или иного финансового института.

Тем временем, как утверждают некоторые авторитетные банкиры, акционеры BBVA получают куда больше выгоды от бизнеса BBVA по сравнению со своими коллегами из банка Santander, который в последние годы демонстрировал более низкий коэффициент прибыли на акционерный капитал. Так, в течение прошедших трех лет этот показатель у BBVA варьировал в пределах от 33.2 до 36.4%, в то время как у Santander – от 19.7 до 21.4%.

Американский актив

Наряду с этим, большинство критиков фактически никак не характеризуют важность и потенциал приобретенного BBVA в США актива в виде банка Compass Bancshares. Возможно, в этом есть и доля вины самого испанского финансового института, который до последнего времени хранил молчание о перспективах своей стратегии на американском рынке.

«Мы находимся в полном неведении относительно поглощения испанцами Compass Bancshares и не знаем, какой вклад он внесет в общий бизнес BBVA, – говорит Карлос Берштейн, аналитик по испанским банкам подразделения Deutsche Bank в Мадриде. – Посмотрите на доходы Compass в прошлом году. Они выросли только на 10-12%, а это ниже показателей BBVA в Испании и Мексике». Тем не менее, как и многие другие аналитики, Берштейн советует инвесторам покупать акции BBVA, поскольку, как он считает, сегодня они достаточно дешевы, а в перспективе их стоимость наверняка возрастет.

Франсиско Гонсалес признает, что его банку понадобится, как минимум, три года, чтобы доказать, что бизнес-модель BBVA может успешно функционировать и в США. Модель эта сориентирована, главным образом, на ведение перекрестных продаж банковских продуктов и услуг розничным клиентам; в Испании BBVA продает, в среднем, почти пять продуктов в расчете на одного клиента. Впрочем, многие скептики утверждают, что подобную модель будет сложно внедрить в США, где потребители обычно покупают индивидуальные продукты у разных провайдеров. Однако начальник департамента BBVA по связям с инвесторами не согласна с подобным скептицизмом, утверждая, что американский финансовый гигант Wells Fargo, к примеру, тоже активно занимается перекрестными продажами, продавая, в среднем, пять финансовых продуктов в расчете на одного клиента.

Наряду с розничным банковским бизнесом BBVA намерен сфокусировать свое внимание в США и на операциях по обслуживанию мелкого и среднего бизнеса (small and medium-sized enterprises – SME), поскольку именно SME являются приоритетом испанского банка на всех тех рынках, где он ведет свою операционную деятельность. Кроме того, BBVA сконцентрирует усилия в США также на обслуживании локальных сообществ потребителей, в чем у него тоже накоплен достаточно богатый опыт. Наконец, испанцы, будучи транснациональной финансовой группой, планируют расширить в Америке и свои корпоративные банковские операции. Таким образом, подразделение BBVA US намерено существенно расширить спектр финансовых услуг, предлагаемых американским клиентам, а также увеличить свою клиентскую базу за счет привлечения к своему бизнесу новых потребителей.

Вместе с тем, некоторые инвесторы, как говорит Карлос Берштейн, аналитик по испанским банкам подразделения Deutsche Bank в Мадриде, полагают, что BBVA переплатил за Compass Bancshares. Однако против таких предположений резко выступает Мария Гарсия Мейер, гендиректор американского подразделения BBVA USA, заявляя, что «покупка Compass – это уникальная возможность заполучить отличный «трофей» в виде обширной сети банковских отделений, которыми располагает Compass Bancshares в привлекательном и стремительно растущем регионе Sunbelt (южная территория США от Тихого океана до Атлантики)». Так, к примеру, объединение BBVA с банками из Техаса позволило новому альянсу получить четвертую по величине долю рынка депозитов в этом штате.

Наряду с этим, с помощью Compass Bancshares, крупнейшего банка в регионе Sunbelt, испанский финансовый институт получает шанс выйти на американский рынок недвижимости, где замедление темпов экономического развития для BBVA будет не таким чувствительным, чем если бы он, к примеру, вел операции в каких-либо других регионах США. Все дело в том, что Sunbelt сегодня как динамичный локальный рынок недвижимости США имеет темпы роста выше, чем в других районах страны. Кроме того, по данным Гарсии Мейер, все банки, формирующие подразделение BBVA US, предлагают клиентам стандартные ипотечные кредиты и не занимаются операциями с рисковыми займами.

Наконец, покупка Compass, как утверждают аналитики, привела в испанскую финансовую группу отличную команду талантливых менеджеров, управляющих американским банком и имеющих богатый опыт интеграции банков после слияний и поглощений. Этот опыт, конечно же, очень пригодится, когда BBVA станет покупать очередной финансовый институт в США. В том, что это произойдет, никто не сомневается, даже сам Франсиско Гонсалес: «Конечно, мы купим еще один американский банк, но не ранее, чем через три года. А сейчас нам надо завершить все процессы интеграции».

Между тем, бизнес в США – это лишь часть общей операционной стратегии BBVA, реализация которой в той же Испании, к примеру, требует больших усилий, чем в тех же США, поскольку испанские регулятивные органы куда более консервативны, чем в других странах мира. В 2006 году, как отмечают эксперты исследовательской компании Fox-Pitt, испанские банки функционировали в условиях «сверхстрогого надзора» со стороны ЦБ страны в части выполнения его требований по резервированию капитала на покрытие недействующих кредитов.

Тем временем операции самого BBVA на национальном рынке недвижимости, вызывающем опасения у большинства аналитиков из-за падения темпов роста, продолжают оставаться ограниченными как по объему, так и по охвату этого рынка. Десятилетний бум в строительном секторе Испании завершился в первой половине 2007 года. По его результатам, в стране было продано на 10% меньше объектов недвижимости, чем за тот же период годичной давности.

Вместе с тем, представители топ-менеджмента BBVA, занимающие руководящие посты в испанском и португальском подразделениях банка, заявляют, что BBVA очень скрупулезно подходит к критериям кредитования, предпочитая выдавать займы на приобретение жилья на первичном рынке и избегая сделок по кредитованию объектов недвижимости на морском побережье Испании (они, по мнению аналитиков испанского банка, наиболее спекулятивные и часто перерастают в настоящие скандалы, решить которые порой просто невозможно). Однако, с другой стороны, те же представители руководства BBVA считают, что кризис на рынке ипотечного кредитования дает возможность расширить долю рынка в секторе финансирования мелкого и среднего бизнеса, а также в сфере потребительского финансирования.

Скрытые резервы

и грандиозные планы

Наконец, у BBVA есть еще один скрытый резерв для наращивания прибылей – небольшое специализированное подразделение по управлению активами и ведению корпоративных банковских операций, которое в последние годы показывает стабильно высокие финансовые результаты. По данным главы этого подразделения Хосе Баррейро, доходность капитала в его структуре в последнее время составляет 40%, коэффициент «расходы-доходы» равен 35%, а стоимость риска (суммарная мера риска, необходимая для сравнения риска по разным портфелям или финансовым инструментам, – Value-at-Risk – VAR), соответствует 50-60% от среднего показателя, характерного для мировой банковской отрасли. Здесь же необходимо отметить, что в Испании BBVA – это главный «финансист» для 57% крупнейших компаний страны, которые ведут свои операции и за рубежом.

Между тем, по данным исследовательской и аналитической компании Dealogic, BBVA стал третьим по величине в мире провайдером торгового финансирования, в этом секторе он, безусловно, получит новые дивиденды от недавних шагов по проникновению на азиатский рынок. Так, в 2007 году BBVA потратил почти $1 млрд. на покупку 5% акций китайского банка Citic Bank и 15% акций его гонконгского подразделения международных банковских операций Citic International Financial Holdings. По существу, обе эти структуры находятся под управлением китайской государственной финансовой группы Citic Group (занимает седьмое место в рейтинге крупнейших банков КНР), так что у BBVA, как утверждают аналитики, есть все шансы увеличить в перспективе долю своих акций в этих подразделениях.

Тем временем, BBVA намерен пересмотреть также свою стратегию относительно роли банковских отделений в бизнесе. По словам Франсиско Гонсалеса, в последние годы стало очевидно, что самая высокая эффективность «физических» контактов – «лицом к лицу» – между клиентами и банковскими сотрудниками достигается именно в отделениях.

Кроме того, как утверждает он, по мере того как функции бэк-офисов отделений передаются в ведение дешевых специализированных сервисных центров, в отделениях высвобождается свободное место, которое можно использовать для ведения другого (не финансового) бизнеса. В начале 2007 года BBVA открыл «пилотное» отделение банка в деловом районе Мадрида Maria de Molina, который, возможно, и станет прототипом «отделения будущего», как его представляет себе испанский банк.

Огромные окна из зеркального стекла и расположенная внутри отделения кофейня известной колумбийской сети Juan Valdez являются своеобразными «маяками», призванными завлекать прохожих. Недалеко от колумбийской кофейни внутри отделения расположены три киоска (бутика) с консультантом в каждом из них. Так, к примеру, один из этих киосков рекламирует акцию «BBVA Holidays» («Отпуск с BBVA»). Здесь работает консультант, представляющий известное и популярное в Испании туристическое агентство Viajes Marsans, предлагая самые выгодные с точки зрения стоимости и направления поездки туристические путевки.

Одна из целей открытия подобного киоска в отделении BBVA на улице Maria de Molina – привлечь в банк молодежь, причем, совсем не обязательно из числа клиентов BBVA, но тех, кто ищет услуг по планированию, к примеру, каникул или отпуска и желают купить ту или иную туристическую путевку. В ходе контактов с такими потребителями не исключается возможность заинтересовать их покупкой банковских продуктов и услуг и, таким образом, превратить в клиентов BBVA. Что же касается имеющихся потребителей банка, то им в отделении предлагается дополнительный финансовый сервис с учетом конкретных нужд и потребностей на данный момент, с тем чтобы «еще крепче привязать их» к BBVA.

Другой тип отделений, который сегодня тестирует BBVA, получил название «Oficinas Duo». Они функционируют как обычные банковские офисы в традиционные банковские часы, однако с 15.00 до 23.00 становятся местом предоставления сервисных услуг DineroExpress для иммигрантов. С помощью этого сервиса BBVA в течение ближайших трех лет намерен привлечь к своему бизнесу около полумиллиона новых клиентов-иммигрантов в Испании, которая за последние годы из нетто-экспортера людских ресурсов превратилась в нетто-импортера.

Сервис DineroExpress предлагает иммигрантам широкий выбор услуг – от простых денежных переводов до получения ипотечных и потребительских кредитов. При этом, BBVA использует опыт, накопленный в Мексике, где банк сформировал специальное скоринговое бюро с целью оценки платежеспособности тех клиентов, которые ранее не пользовались займами. Мексиканский опыт также дал BBVA возможность выявить характерные черты поведения и оценить потенциал такой группы своих клиентов как иммигранты, отправляющие денежные переводы на родину. Благодаря этому, а также с учетом растущей всеобщей мобильности потребителей испанский банк создал специальное глобальное подразделение по денежным переводам – Bancomer Transaction Services. Оно уже подписало соглашения о сотрудничестве со многими иностранными банками, в частности, с Bank of China и индийским ICICI.

«Я думаю, что благодаря информационным технологиям банки будут играть совсем иную роль в будущем. Они станут специализированными учреждениями по продажам и сбыту. Мы хотим быть первопроходцами, – говорит Франсиско Гонсалес. – Благодаря новым технологиям мы владеем большим количеством информации о наших клиентах. И потенциал далеко не исчерпан. Если мы знаем, что у жены клиента скоро будет день рождения, то можем за 10 дней до этого сделать ему совершенно конкретные предложения в том плане, что он мог бы для нее купить».

Планы у BBVA поистине грандиозные. В 2008 году банк хочет продвинуться вперед и войти в пятерку крупнейших финансовых институтов мира. В надежде на дополнительную прибыль ставка будет делаться на оптимизацию работы 7.5 тыс. отделений банка, разбросанных по всему миру. Для достижения данной цели управление внутри BBVA станет более жестким и упорядоченным. Изменятся требования к персоналу. Многие отделения будут иметь только одного руководителя. Таким образом, менеджер станет как бы предпринимателем-одиночкой, а львиная доля жалованья сотрудников отделения будет зависеть от объемов продаваемых ими финансовых продуктов и услуг.

А вообще, как говорят финансовые аналитики, BBVA – это банк «скрытых возможностей и резервов». Сам же испанский институт считает, что вскоре инвесторы самостоятельно «раскроют суть и поймут их». Представители BBVA утверждают, что в последние годы, когда мировая экономика прогрессировала, почти все банки успешно развивались, так что между ними трудно было найти какие-либо существенные различия. Но сегодня, когда темпы экономического роста в мире замедлились, найти банк, увеличивающий прибыль не менее чем на 20% в год, как это делает BBVA, вовсе не просто.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"