журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
СЛИЯНИЯ И ПОГЛОЩЕНИЯ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №9, 2007

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Стратегия будущего роста

Банки выбирают направления инвестиций в совершенствование ИТ-инфраструктуры

Мировая банковская отрасль находится в постоянном развитии, что обусловливает возникновение новых тенденций в секторе финансовых услуг, появление инновационных банковских стратегий, формирование передовых направлений инвестиционной деятельности в секторе банковских технологий, а также вступление в силу новых регулятивных правил и нормативов, касающихся финансового бизнеса. В этой связи финансовым институтам приходится постоянно решать проблемы, вызываемые подобной динамикой банковского бизнеса, в том числе и в таких направлениях как расширяющиеся потребности клиентов, их повышенный спрос на высококачественный банковский сервис, развитие информационных технологий и активность в сфере банковских слияний и поглощений. Все банки независимо от их размера вынуждены считаться с этой динамикой и соответственно адаптироваться в своей повседневной деятельности. И то, как они это делают, особенно в части вложения инвестиций и определения главных бизнес-приоритетов, оказывает непосредственное влияние на формирование их рыночных стратегий.

Два философских течения

Согласно точке зрения партнера консалтинговой компании Treasury Strategies Дейва Робертсона, в настоящее время на финансовом рынке превалируют два философских течения, когда речь заходит о будущих стратегиях банков и их инвестиционных решениях. «В то время как одни финансовые институты делают крупные вложения с целью генерирования долгосрочных дополнительных доходов и обеспечения дальнейшего роста, другие стремятся получить сиюминутную прибыль, направив на стратегические цели минимум инвестиций», – считает он.

По его убеждению, стремление многих банков получить именно «краткосрочную» прибыль лишает их желания и стимула разрабатывать собственные инвестиционные стратегии по совершенствованию, к примеру, технологической архитектуры в интересах расширения масштабов финансового бизнеса и повышения эффективности операционной деятельности. «Сегодня мировым банкам необходимо найти оптимальный баланс в пропорции «краткосрочная прибыль – будущие инвестиции», в противном случае они могут стать заложниками процессов, когда ради прибыли основное внимание концентрируется на сокращении расходов, а не на обеспечении собственного роста, что в конечном итоге может привести к плачевным для этих банков результатам их финансовой деятельности в целом», – подчеркивает Робертсон.

Потребность в разработке эффективной стратегии роста становится еще более насущной для мировых финансовых институтов также и по той простой причине, что в последние годы существенно возросла активность в секторе банковской консолидации, когда сделки по слияниям и поглощениям ведут к формированию гигантских финансовых конгломератов. Причем, по мнению участников организованного в июле текущего года компанией Standard & Poor's «Европейского банковского семинара» (European banking seminar), основные причины, толкающими финансовые институты на подобные сделки, заключаются в отсутствии четких стратегий роста и слабых результатах деятельности их руководства.

«Сегодня банки, становящиеся целями для поглощения, уже не являются финансово слабыми институтами. В настоящее время даже крупная банковская группа с прочными позициями на рынке, но не имеющая убедительной стратегии роста, может легко превратиться в такую мишень. С другой стороны, возможности национальных регулятивных органов, политиков да и руководства самих поглощаемых банков воспрепятствовать подобным сделкам ослабевают с каждым днем», – предостерегает Мишель Бренан, директор подразделения Standard & Poor's по исследованию и оценке региональных финансовых институтов.

По его словам, даже несмотря на жесткий регулятивный контроль, действующий в банковской отрасли стран Западной Европы, некоторые акционеры крупных европейских банков иногда идут на искусственное «занижение» цены акций данных институтов по сравнению с их главными конкурентами. Делается это для того, чтобы превратить банки с неопределенной стратегией роста в привлекательные для поглощения объекты и заинтересовать потенциальных инвесторов в реализации поглощений с их участием. Таким образом, давление акционеров на свои банки постоянно растет, а на этом фоне финучреждения вынуждены вырабатывать новые инвестиционные приоритеты и учитывать ряд факторов при разработке стратегий собственного роста. Остановимся несколько подробнее на этих факторах и преимуществах.

Безусловно, одним из главных приоритетов инвестиционной деятельности и рыночной стратегии любого банка, как полагают аналитики компании Standard & Poor's, являются финансовые вливания в совершенствование технологической базы финансового института. При этом, разрабатывая свою «технологическую стратегию», банкам следует принять одно важнейшее и ключевое решение: сконцентрировать усилия на ведении своего главного бизнеса (т.е. предложении финансовых услуг) с покупкой банковских технологий у сторонних фирм или сфокусировать все внимание на собственных технологических разработках, проводимых «внутри банка».

По мнению Джадда Холройда, старшего вице-президента американского банка Wells Fargo по вопросам управления финансовыми продуктами, любой подход к проблемам технологического обеспечения финансового института должен определяться потребностями клиентов. «Поскольку эти потребности, как, впрочем, и регулятивные нормативы, а также технологические возможности банка, всегда подвержены изменениям, важно, чтобы и технологическая инфраструктура финансового института была гибкой и способной адаптироваться к любым таким переменам», – констатирует Холройд.

Соглашаясь с тем, что для банка важно определить, покупать или самостоятельно выстраивать свою технологическую инфраструктуру, он, тем не менее, полагает, что, перед тем как сделать свой выбор, финансовый институт должен решить для себя ряд ключевых вопросов. В частности, определить, обладает ли он соответствующим опытом и компетенцией в построении банковской технологической инфраструктуры, необходимо ли ему нанимать технологическую группу со стороны для ее построения или он способен и сам справиться с этой задачей. Наконец, банку следует предусмотреть, какие стратегические приоритеты его бизнес-деятельности будет обслуживать создаваемая технологическая база финансового института, например, придется ли ей обслуживать возможные сделки по слияниям и поглощениям или же даже трансформироваться либо интегрироваться в некие новые структуры при их проведении.

У каждого банка, конечно же, будут разные ответы на возникающие вопросы в зависимости от его общей рыночной стратегии, географического региона его расположения, клиентской базы, мощности и стабильности наличных финансовых ресурсов. Так, по данным того же Дейва Робертсона из компании Treasury Strategies, мелкие финансовые институты для решения своих технологических задач и потребностей предпочитают создавать партнерства с третьей стороной. «Некоторые наши клиенты в лице компаний по обработке данных отмечают настоящий бум в секторе создания «технологических» партнерств с мелкими и средними банками», – отмечает он.

Растущая актуальность SOA

С другой стороны, по его словам, более крупные банки сегодня больше тяготеют к тому, чтобы вести технологические разработки внутри своих институтов и создавать технологическую инфраструктуру собственными силами. «В перспективе, вероятно, мы станем свидетелями того, как крупные финансовые институты будут вкладывать деньги в дальнейшее совершенствование самостоятельно разработанных и инсталлированных внутренних технологических систем, а также расчетных и платежных платформ», – уверен Робертсон.

Как бы там ни было, но он считает, что одним из важнейших критериев при выборе оптимальной технологической инфраструктуры банка должно стать понимание того, как она будет выстроена на фундаменте передовых информационных технологий, которые не потребуют замены уже в ближайшие годы. Решение сегодняшних технологических задач без учета завтрашних проблем приведет к отказу от устаревшего оборудования и покупке нового, что, помимо прямых материальных потерь, повлечет за собой и затратное внедрение этих новых технологий. Более того, такая технологическая инфраструктура, будь она приобретена у третьей стороны либо создана самим финансовым институтом, должна поддерживать устойчивое поступательное развитие и рост банка на всех этапах его бизнес-деятельности.

Вторая ключевая тенденция в секторе технологического оснащения и построения информационной инфраструктуры современного банка – повышение гибкости и интеграционных возможностей его технологической архитектуры благодаря расширению инвестиций в веб-технологии и электронные информационные разработки на базе Интерента. В настоящее время глобальная интеграция принимает все более важное значение, в полной мере это касается и отрасли финансовых услуг, когда, к примеру, на глобальной основе интегрируются международные и национальные торговые банковские системы, форексные платформы и т.д. «Кроме того, банки расширяют партнерства со сторонними сервисными компаниями, объединяют их и свои информационные системы или создают технологическую архитектуру, дающую возможность быстро и легко подсоединиться к сетям партнеров третьей стороны», – поясняет Робертсон.

В определенной мере данная тенденция получает распространение также благодаря тому, что сегодня у банковского бизнеса уже нет границ, он сам стал глобальным по своей сути и содержанию, что, конечно же, тоже оказывает немалое влияние на формат и характер принимаемых в мировой отрасли финансовых услуг решений, касающихся внедрения банковских информационных технологий. По мнению Джадда Холройда из Wells Fargo, на сегодняшний день неотъемлемым элементом любой технологии, призванной обслуживать отрасль финансовых услуг, должна стать ее способность интегрировать национальные и глобальные банковские решения и сервисы.

«Американские компании, ведущие операции на заморских территориях, испытывают насущную потребность в открытии мультивалютных счетов для ведения расчетных операций (получение и перевод денег) в различных иностранных валютах без уплаты комиссионных за ее обмен. С другой стороны, они также ведут операции с американскими депозитными счетами и счетами зарубежных банков. Поэтому главная их задача – обеспечить интеграцию операций с данными счетами таким образом, чтобы клиент, получая единый онлайновый отчет о балансах на них, мог оценить полную картину состояния своей глобальной наличности», – поясняет Холройд.

Однако неэффективность действующих и уже порядком устаревших банковских технологических систем целиком и полностью препятствует совершенствованию и повышению гибкости информационно-технологической инфраструктуры финансовых институтов. «Львиная доля банков на сегодняшний день эксплуатирует слишком сложные и далеко не новые технологические системы и программные приложения. Это серьезно затрудняет их возможности в части быстрого переоборудования, модернизации и внесения изменений в эти системы, с тем чтобы они могли качественно поддерживать и обслуживать современные бизнес-процессы, происходящие в финучреждениях. Банкам приходится тратить очень крупные суммы даже на простые усовершенствования и обновления своих технологических платформ», – отмечает Энди Торн, ведущий эксперт консалтинговой компании PA Consulting.

Между тем, по мнению аналитиков, одним из путей повышения эффективности информационно-технологической инфраструктуры банков в интересах улучшения качества обслуживания клиентов, более полного удовлетворения их финансовых нужд и потребностей является внедрение технологий сервисно ориентированной архитектуры (Service-Oriented Architecture – SOA). SOA согласно точке зрения большинства специалистов в области ИТ представляет собой важную фундаментальную технологию, обеспечивающую стандартную рамочную инфраструктуру, дающую финансовым институтам возможность формировать операционную среду для бизнеса по требованию.

Когда речь заходит о SOA, ключевым здесь будет понятие «сервис». Этот концептуальный термин не более сложен для понимания, чем такие распространенные понятия как, например, проверка кредитоспособности, открытие счета в банке, проверка на наличие затребованного пункта, операции с текущим остатком на счете. Финансовый бизнес постоянно использует эти сервисы (а точнее – веб-сервисы). Они становятся своего рода «строительными блоками», с помощью которых можно преобразовать или трансформировать технологическую инфраструктуру банка таким образом, чтобы она более оперативно реагировала на изменения потребительского спроса.

С другой стороны, построение этой инфраструктуры на базе SOA дает возможность качественнее обеспечивать интеграционные технологические процессы в финансовых институтах. Рассмотрим несколько примеров внедрения технологий SOA в банках с участием компании IBM – мирового лидера в секторе разработок и инсталляции решений сервисно ориентированной архитектуры в финансовых институтах.

Пилотные проекты

на периферии

Так, в начале текущего года корпорация IBM объявила о том, что один из пяти крупнейших банков Таиланда Thai Military Bank (TMB Bank) оптимизирует бизнес-процессы, повышая эффективность своих операций и уровень удовлетворенности клиентов благодаря внедрению сервисно ориентированной архитектуры на основе программного обеспечения IBM.

Будучи одним из ведущих банков Таиланда, TMB Bank имеет 464 отделения и предлагает 4 млн. своих клиентов весь спектр финансовых продуктов и услуг как для розничного, так и для корпоративного сектора. Первым стратегическим проектом банка в сфере реализации технологий SOA стало внедрение системы необеспеченного потребительского кредитования Unsecured Personal Loan System с целью повышения оперативности своего бизнеса на высокодоходном и исключительно конкурентном рынке кредитования физических лиц.

До внедрения архитектуры SOA процедура обработки запросов на получение кредита предусматривала ввод данных в различные системы, а также ряд выполняемых вручную операций по проверке кредитоспособности клиента, что снижало эффективность операций и затягивало обработку запросов. Внедрение системы Unsecured Personal Loan System на базе архитектуры SOA помогло рационализировать бизнес-процессы в масштабе всей интегрированной среды, обеспечить автоматизацию таких процедур как обновление информации о клиенте, открытие кредитного счета и перевод денежных средств на депозитный счет в случае утверждения запроса на получение кредита. Запросы на необеспеченные персональные займы теперь обрабатываются в два раза быстрее, а исключение множества дублирующих процедур ввода данных обеспечило повышение точности операций.

Кроме того, архитектура SOA дает возможность после оформления запроса использовать введенные данные в других бизнес-приложениях, поэтому сотрудники банка могут получать более полную картину по положению дел у их клиентов и реализовывать инициативы по поддержке роста бизнеса банка. Применив этот открытый, основанный на стандартах веб-сервисов подход на базе SOA, теперь TMB Bank может быстрее и с меньшими расходами создавать новые приложения и оперативно реагировать на рыночную конъюнктуру.

«Наш банк стремится улучшать качество обслуживания своих потребителей, предлагая богатый ассортимент первоклассных финансовых продуктов и услуг и оперативность в выполнении операций, – утверждает Сайпин Киттипорнпимол, директор по информационным технологиям TMB Bank. – Банк трансформирует свою технологическую инфраструктуру на основе внедрения архитектуры SOA, чтобы усиливать динамичность бизнеса и обеспечивать окупаемость инвестиций в долгосрочной перспективе. Мы уверены, что технологии SOA помогут нам добиться поставленных целей в обеспечении дальнейшего роста нашего института и качестве обслуживания клиентов банка».

Банк TMB в сотрудничестве с корпорацией IBM и ее бизнес-партнером компанией Blueprint Solutions Corporation развернул архитектуру SOA на основе программного обеспечения WebSphere, разработанного корпорацией IBM. Это решение на базе открытых стандартов дало банку возможность связать свои прежде изолированные ключевые источники данных и приложения, оптимизировав тем самым бизнес-процессы, сократив количество выполняемых вручную задач и снизив операционные риски в соответствии с требованиями нормативов Basel Capital Accord (Basel II).

На основе того же программного обеспечения IBM WebSphere создает свою технологическую инфраструктуру на базе сервисно ориентированной архитектуры и израильский банк Hapoalim – крупнейшая финансовая группа страны с объемом активов, превышающим $59.4 млрд. Эта SOA-инфраструктура свяжет 3.5 млн. клиентов банка с его 350 отделениями, расположенными в Северной и Латинской Америке, Европе, Юго-Восточной Азии и Австралии, а также с фондовыми биржами и с правительственными учреждениями различных стран.

Первым стратегическим SOA-проектом банка Hapoalim стало создание системы Customer Alerts, обеспечивающей оперативное оповещение клиентов о наступлении определенных событий (трансакция через банкомат, перевод денег, потенциальное превышение кредитного лимита и т.д.). Это SOA-решение использует интеграционное ПО WebSphere, объединяющее между собой различные источники информации, поэтому предупреждения поступают клиенту практически мгновенно, в унифицированном виде и удобным для адресата способом – по электронной почте или по мобильному телефону.

Возможность дистанционного получения точной информации «по требованию» – важнейший дифференцирующий фактор для 50% клиентов Hapoalim, предпочитающих онлайновый режим взаимодействия с банком.

«Мы осознали всю ценность технологии SOA, но хотели обеспечить сохранность своих прежних инвестиций в информационно-технологические решения, – рассказывает Гэбби Томер, менеджер отдела разработки программного обеспечения банка Hapoalim. – Построив архитектуру SOA на основе ПО WebSphere, мы смогли создать систему оповещения всего за несколько месяцев, сохранив, при этом, высокую функциональность уже действующих в нашем институте технологических платформ и информационных приложений».

Решение этой задачи, по его словам, осложнялось наличием сложной информационно-технологической инфраструктуры банка Hapoalim, состоящей из множества закрытых коммерческих приложений, различных пользовательских интерфейсов и нескольких хранилищ ответственной информации. Это замедляло реагирование на запросы клиентов и контролирующих органов, а также проведение любых бизнес-операций во всех департаментах и филиалах банка. Объединив в рамках среды SOA все ключевые категории потенциальных пользователей новой системы (сотрудников, клиентов, партнеров и государственных контроллеров), банк Hapoalim сократил время реакции на 25% и поднял эффективность своей деятельности благодаря рациональной организации работы интерфейсов.

«Использованная банком Hapoalim поэтапная стратегия реализации SOA-среды – это хороший пример для всех финансовых организаций, готовых применять технологию SOA, однако не решающихся на это в силу пугающих на первый взгляд масштабов проекта реализации, – говорит Сэнди Картер, вице-президент IBM по стратегиям и маркетингу SOA-решений и продуктов WebSphere. – Успешная реализация небольших проектов в банке Hapoalim с последующим контролем их окупаемости наглядно демонстрирует, насколько быстро и просто можно повторно применить типовые методики в масштабе всей организации для оптимального создания сервисно ориентированной архитектуры».

Наряду с этим, приоритетами стратегических концепций банков в части обеспечения дальнейшего роста и оптимальной технологической оснащенности становятся совершенствование управления риском, а также выполнение требований регулятивных органов касательно обеспечения безопасности финансовых трансакций и защиты персональных данных банковских клиентов. В настоящее время, как отмечают аналитики, существует, по крайней мере, три главных задачи, на которых фокусируют свое внимание органы банковского надзора и которые влияют на выбор банками соответствующих инвестиционных стратегий. Главное, все-таки, то, что регулятивные органы требуют, чтобы финансовые институты обеспечили надлежащее управление риском на всех уровнях своих технологических платформ, особенно тех систем, которые отвечают за платежные операции и дистрибуцию финансовых продуктов и услуг.

Соответствие

регулятивным требованиям

В частности, старший аналитик из компании Ernst & Young Атанасиос Папаниколау отмечает, что введение в действие таких новых регулятивных правил и нормативов как Basel II и Markets in Financial Instruments Directive (MiFID) серьезно воздействует на функционирование информационных систем банков, заставляя их инвестировать дополнительные средства в разработку стратегий по созданию передовых интегрированных информационно-технологических платформ, а также в совершенствование уже действующей технологической инфраструктуры.

Сегодня, по его словам, банки, к примеру, вкладывают крупные средства в обновление своих информационных систем, с тем чтобы обеспечить их соответствие требованиям нормативов Basel II. «Эти затратные инвестиции, на которые идут финучреждения для обеспечения такого соответствия, создают благоприятные условия для кредитных учреждений относительно разработки будущих бизнес-стратегий. Кроме того, вложение средств – пусть изначально и в крупных размерах – в совершенствование технологической инфраструктуры банков в интересах обеспечения их соответствия требованиям новых регулятивных банковских законов и норм дает возможность финансовым институтам впоследствии уже с меньшими затратами разрабатывать новые маркетинговые стратегии, улучшать управление риском и получать реальные конкурентные преимущества при ведении банковского бизнеса», – поясняет Атанасиос Папаниколау.

Второй серьезный аспект, на котором сегодня фокусируют свое внимание органы банковского надзора, – это вопросы приватности финансовых операций. Регулятивные органы в настоящее время требуют от банков добиться максимально быстрого обнаружения попыток хищения персональной клиентской информации с целью минимизации ущерба и потерь от финансового мошенничества. Это очень острая и требующая незамедлительного решения проблема, особенно если проанализировать статистику, приводимую специалистами компании KeyID (разработчик и провайдер технологий по обеспечению безопасности интернетовских операций) Гейлом Бюргером Керром и Сунилом Иппагунтой. По их данным, хотя количество потребителей, потерявших деньги в результате онлайновых финансовых правонарушений, уменьшилось в период с 2005-го по 2006 год на 24%, средняя сумма этих утрат на одного клиента возросла фактически в пять раз – от $257 в 2005 году до $1244 – в 2006-м.

«Некоторые банки не уделяют должного внимания и практически не финансируют проекты, направленные на повышение безопасности онлайновых банковских трансакций. В результате такой недальновидной политики они просто теряют клиентов; лояльность и доверие потребителей к ним падает, они просто переходят в другой банк. Уменьшаются и доходы такого финансового института, ведь он не может обеспечить безопасный и качественные онлайновый банковский сервис. Многие банкиры заявляют, что высокие расходы на безопасность ничем себя не оправдывают, но такой вывод ошибочный как результат неправильных прогнозных подсчетов общих потерь и убытков финансовых институтов», – подытоживают Керр и Иппагунта.

По их мнению, основной способ решения этой проблемы – вложение инвестиций в технологии следующего поколения и внедрение передовых решений защиты клиентских данных, предусматривающих одновременную и взаимную верификацию данных. Такой подход согласно точке зрения аналитиков из KeyID должен стать неотъемлемым и ключевым элементом технологической стратегии финансового института, направленной на защиту клиентских данных и предотвращение случаев финансового мошенничества.

Наконец, еще один аспект, на который обращают внимание регулятивные органы, это растущее количество на рынке небанковских процессинговых (обрабатывающих данные) институтов, занятых проведением большого числа финансовых трансакций в банковской отрасли. «Органы банковского надзора очень скрупулезно отслеживают деятельность этих небанковских структур, с тем чтобы исключить случаи возможного использования ими банковских трансакций для совершения афер с целью хищения приватных данных и денег клиентов», – говорит Дейв Робертсон.

К сожалению, как прогнозирует он, количество финансовых компьютерных преступлений в перспективе будет, по всей вероятности, расти. Банки, увы, стали одной из наиболее притягательных сфер для криминала. Поэтому, как подчеркивает Робертсон, необходимо уделять самое серьезное внимание обеспечению надежности и безопасности эксплуатируемых в банках технологических комплексов, а также информационной безопасности и защите банковской информации.

Итак, становится очевидным, что автоматизированные банковские технологии, кроме выполнения большого числа учетных операций, должны способствовать минимизации всех видов банковских рисков, повышению эффективности банковской деятельности, дальнейшему росту финучреждения в целом. Большинство экспертов в сфере информационных технологий прогнозируют неизбежность перехода в перспективе от децентрализованных разрозненных «лоскутных» технологических систем, все еще доминирующих в сегодняшних банках, к интегрированным и централизованным бизнес-технологиям и решениям. Такая технологическая и организационная централизация будет способствовать не только повышению эффективности и качества корпоративного управления внутри банков, но и росту стоимости самого банковского бизнеса финансового института.

Технологически прозрачный централизованно управляемый бизнес всегда стоит дороже, чем децентрализованный и непрозрачный (при тех же валовых показателях и уровне доходности). Как наиболее понятный вариант централизации бизнеса рассматривается внедрение новых, глубоко интегрированных банковских систем мирового уровня либо все тех же «интеграционных решений» (или же комбинации этих не исключающих друг друга альтернатив).

Конечно, для каждого отдельно взятого банка стратегия его роста будет многоаспектной и своего рода уникальной, однако в целом всем финансовым институтам предстоит решать одну общую проблему: поиск баланса между желанием получить сиюминутную краткосрочную прибыль и необходимостью выделения стратегических инвестиций на совершенствование своей технологической инфраструктуры. Самый же главный «инвестиционный» вопрос для банков сегодня заключается в том, какое принять решение: покупать информационные технологии или создавать их самим? Риск и в первом, и во втором случае, достаточно велик, поэтому, наверное, ответ на этот вопрос будет зависеть от размера самого банка.

Ключ к успеху в инвестировании технологической составляющей любого финансового института, как утверждает старший вице-президент американского банка Wells Fargo Джадд Холройд, заключается в том, что новые технологии должны обеспечивать банк прогнозами о ситуации в отрасли финансовых услуг, как минимум, на ближайшие три-четыре года. «Никто из нас не считает себя провидцем, мы все можем допускать ошибки. Но банки просто обязаны «опережать события» и действовать упреждающими методами, поскольку, когда клиенты придут к вам и скажут, что им нужны такие-то продукты, будет слишком поздно приступать к их разработке. Они просто купят их у вашего конкурента», – заключает Холройд.

Олег Зайцев,
по материалам GTnews, ibm.com

 
© агенство "Стандарт"