журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2007

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

Микрофинансирование набирает обороты

Микрофинансовому сектору пора искать свое достойное место в мировой финансовой системе

http://www.remontnik.ru/ вакансии и работа муж на час в москве.
Рольставни и гаражные ворота Москва.

В последние годы стремительно развивается мировая отрасль микрофинансирования (microfinance). Ведущие международные финансовые аналитики рекомендуют инвестиционным банкам и компаниям по управлению фондами со всей серьезностью относиться сегодня к бизнесу институтов и учреждений, занятых микрофинансированием. По их мнению, в новых рыночных странах этот продукт приносит зачастую куда большие прибыли и доходы, нежели многие инвестиционные услуги, оставаясь, при этом, чрезвычайно устойчивым к различным внешним потрясениям.

Нобелевская премия

Микрофинансирование – это финансовая отрасль, обеспечивающая предоставление базовых финансовых услуг бедным и малоимущим слоям населения, которые не могут претендовать на традиционные финансовые услуги. Ключевой элемент микрофинансирования представляет собой микрокредитование, т.е. предоставление кредитов так называемым «микропредпринимателям», которые слишком бедны, чтобы претендовать на традиционные банковские займы.

Помимо микрокредитования, микрофинансирование также включает микрострахование, микровклады, микрорасчетные системы, денежные микропереводы и иные услуги, рассчитанные на небогатых клиентов. По мнению авторитетных международных экспертов, микрофинансирование представляет собой исключительно эффективный инструмент для борьбы с бедностью.

Вопреки распространенному мнению, микрофинансирование не чисто благотворительная сфера, ибо оно приносит прибыль. По оценкам аналитиков, средний доход крупного микрофинансового института (microfinance institution – MFI) составляет 2.5% (с учетом инфляции и вычетом полученных субсидий). И, все же, социальная функция микрофинансов выше экономической.

Микрофинансирование помогает миллионам бедняков во всем мире начать свой бизнес, включиться в мир экономических отношений и, как следствие, повысить благосостояние семьи и приобрести некоторый иммунитет к кризисам, которые так часто случаются в развивающихся странах. Микрофинансовая отрасль активно поддерживается ООН и некоммерческими организациями, хотя, в основном, забота о развитии микрофинансовых услуг должна возлагаться на правительства развивающихся стран.

Весь сектор микрофинансирования вырос из микрокредитования. В 1976 году профессор Мухаммад Юнус основал в Бангладеш Grameen Bank («Сельский банк»), который стал заниматься выдачей микрокредитов бедному населению (этот год и считается годом зарождения микрофинансирования). Значительно позже появились другие финансовые услуги для бедняков (микрострахование, микровклады и пр.). По сведениям Мирового банка, в 2005 году в мире уже насчитывалось свыше 7 тыс. микрофинансовых институтов, обслуживающих до 16 млн. человек в странах третьего мира.

Здесь же отметим, что в первом полугодии 2007 года в Чикаго и Нью-Йорке были проведены крупные конференции по вопросам микрофинансирования и его связи с рынками капитала. Кроме того, сам факт, что в 2006 году Мухаммад Юнус получил Нобелевскую премию, тоже содействовал привлечению более пристального внимания мировых финансовых институтов и международных экспертов к отрасли микрофинансирования.

В общем, микрофинансирование рассчитано на небогатых людей. В основном, потребителями микрофинансовых услуг являются граждане развивающихся государств. Большинство (до 90%) потребителей – женщины, потому что они диспропорционально страдают от бедности и несут на себе большую часть расходов по содержанию семьи, особенно когда речь идет о неполных семьях. Очень часто микрофинансовыми услугами пользуются микропредприниматели. Это небогатые дельцы, организовавшие маленький (зачастую личный или семейный) бизнес для обеспечения личных потребностей и помощи своим родным. Бизнес микропредпринимателей в сельских условиях – это обычно выращивание, обработка и продажа продуктов питания. В городах микропредприниматели зачастую торгуют на улицах хозяйственными товарами, занимаются доставкой мелких грузов и т.д.

В настоящее время компании по управлению фондами, а также инвестиционные банки уже серьезнее, чем ранее, относятся к вопросам поддержки микрофинансовых институтов, выдающих кредиты данной категории предпринимателей. На этом рынке появляются все новые и новые игроки, продукты и услуги, а процессы микрофинансирования начинают координировать крупнейшие мировые инвестиционные банки.

Так, в апреле текущего года мексиканский кредитный институт Banco Compartamos, занимающийся выдачей микрокредитов и получивший в июне прошлого года от правительства Мексики лицензию на ведение банковской деятельности, осуществил первичное публичное размещение акций (IPO) на общую сумму в $466 млн. Оно стало первым IPO в истории мировой отрасли микрофинансирования, причем, около 80% акций было куплено в США, в основном, институциональными инвесторами, а оставшиеся 20% разошлись в Мексике. Координатором IPO выступил международный финансовый гигант Credit Suisse.

Наряду с этим, в мае текущего года другой ведущий американский инвестиционный банк Morgan Stanley и компания по управлению микрофинансовыми активами (microfinance asset manager) BlueOrchard Finance объявили о начале выпуска обеспеченных кредитных облигаций (collateralised loan obligation – CLO) в долларах, евро и фунтах стерлингов (они получили название BOLD 2). Эти бумаги предназначены для финансирования 21 микрокредитного института в Азербайджане, Боснии, Камбодже, Колумбии, Грузии, Гане, Кении, Монголии, Никарагуа, Перу, Черногории, России и Сербии. BOLD 2 будут продаваться посредством пяти траншей с рейтингом от АА до ВВВ.

Все эти действия и усилия имеют четко выраженную социальную направленность и непосредственно влияют на уровень жизни конечных потребителей продуктов микрофинансирования. Ведь выдача микропредпринимателю кредита даже на такую незначительную сумму как $100 может быть вполне достаточной для того, чтобы начать или развить мелкий бизнес (например, покупка передвижного прилавка, с которого можно продавать овощи и фрукты, или подержанной повозки для транспортировки тех же овощей и фруктов с рынка, приобретенных там по оптовым ценам).

Однако институциональные инвесторы не могут полагаться только на социальную составляющую микрофинансирования, ведь им важно иметь реальный финансовый доход, а не просто оказывать социальную помощь заемщикам. По мнению экспертов, ответ на вопрос о том, насколько объективно можно считать микрофинансирование серьезным классом активов для институционального рынка, зависит, прежде всего, от того, какие прибыли можно получить от этого бизнеса и какую ликвидность можно генерировать на этом только зарождающемся финансовом рынке.

Устойчивый бизнес

Так, американская консалтинговая компания Developing World Markets, предоставляющая также услуги по управлению фондами и ведущая свой бизнес, главным образом, в секторе микрофинансирования, осуществила в последнее время несколько заметных сделок. В сентябре прошлого года, к примеру, Developing World Markets консультировала самую крупную за всю историю сделку по размещению частных ценных бумаг в секторе микрофианнсирования.

Речь, в частности, идет об инвестициях в размере $43 млн., которые компания TIAA-CREF (один из самых влиятельных институциональных инвесторов в США) вложила в ProCredit Holding – глобальную микрофинансовую холдинговую компанию. Хотя представители Developing World Markets отмечают, что в ходе этой операции упор делался, в первую очередь, на социальную составляющую сделки, немало внимания было уделено и такому моменту как обеспечение стабильных доходов ProCredit Holding на рынке микрофинансирования.

Как бы там ни было, но опыт показывает, что обслуживание малоимущих слоев населения посредством микрофинансирования может приносить прибыль в долгосрочной перспективе, а в некоторых случаях – и в достаточно крупных масштабах. Более того, хорошо управляемые учреждения микрофинансирования могут превосходить традиционные коммерческие банки по качеству кредитных портфелей. В некоторых странах наилучшие институты микрофинансирования более рентабельны, чем имеющие более высокие показатели местные коммерческие банки.

Во времена потрясений микрофинансы оказались более устойчивым бизнесом, чем коммерческое банковское финансирование. Например, во время банковского кризиса в Боливии портфели микрофинансовых институтов тоже пострадали, но оставались значительно прочнее, чем у коммерческих банков.

В настоящее время на микрофинансы приходится лишь малая толика оцениваемого спроса малоимущих домашних хозяйств на финансовые услуги. Хотя опыт нескольких сотен микрофинансовых институтов показал, что бедняков можно обслуживать на устойчивой основе и в больших масштабах, очень многие из этих учреждений слабы, сильно зависят от донорских вливаний и вряд ли когда-нибудь развернут масштабную деятельность или добьются самоокупаемости. Только надежные в финансовом отношении профессиональные структуры имеют возможность эффективно конкурировать, использовать коммерческие кредиты, получать лицензии на привлечение депозитов и приобретать значительные масштабы и влияние среди этих слоев населения.

Для полной реализации своего потенциала микрофинансы должны полностью интегрироваться в основную финансовую систему развивающихся стран, а не ограничиваться лишь сообществом, занимающимся проблемами развития.

Сегодня начинают появляться обнадеживающие признаки такой интеграции. В ряде стран рушатся барьеры, разделяющие микрофинансы и официальный финансовый сектор. Коммерческий успех некоторых учреждений микрофинансирования начал привлекать новых участников – представителей основного направления в финансовой сфере. Формируются партнерства и идет взаимовыгодный обмен инфраструктурой и знаниями между государственным и частным секторами.

Кроме того, внедрение новых технологий приводит к снижению затрат и рисков, что повышает эффективность предоставляемых услуг менее обеспеченным потребителям. Улучшаются качество и сопоставимость финансовой отчетности, рейтингов и аудита, а внутренние и международные коммерческие инвесторы продолжают расширять объемы инвестиций в отрасль микрофинансирования.

Все большее число серьезных исследований показывает, что микрофинансы способны улучшить благосостояние по целому ряду показателей, включая стабильность и рост доходов, посещаемость школ, питание и здравоохранение. Многие эксперты полагают, что эта отрасль может расширить права женщин, увеличивая их вклад в доходы и активы домашнего хозяйства и, тем самым, укрепляя их контроль над решениями, влияющими на уровень жизни.

Конечно, микрофинансы как таковые не являются «патентованным» чудодейственным средством, которое избавит от нищеты всех малоимущих – особенно самых бедных. Но нет сомнений в том, что сами малоимущие клиенты очень высоко оценивают микрофинансы, о чем свидетельствует их устойчивый спрос на услуги микрофинансирования, готовность оплатить их полную стоимость и высокие коэффициенты погашения кредитов, которые обусловлены, главным образом, стремлением и в дальнейшем иметь доступ к заемным средствам. Кроме того, поскольку микрофинансирование можно предоставлять на постоянной основе, выгоды от него могут быть реализованы в долгосрочной перспективе, значительно превосходящей сроки донорских или правительственных субсидий.

Институты микрофинансирования составляют одну из частей гораздо более широкого спектра социально ориентированных финучреждений, включающих государственные банки развития, почтовые, сельскохозяйственные и сберегательные банки, а также более мелкие – такие как ссудно-сберегательные кооперативы. Эти учреждения считаются социально ориентированными, поскольку большинство из них были созданы не с целью максимизации прибыли, а, скорее, для охвата клиентов, которые в недостаточной степени обслуживались системой коммерческих банков.

Кроме того, во многих странах большая часть (иногда большинство) домашних хозяйств, пользующихся финансовыми услугами, получают доступ к ним через социально ориентированные финансовые институты. Например, в Боливии на их долю приходится 50% от общего числа клиентских счетов в финансовой системе, а в Кот-д'Ивуаре – 65%.

В тех случаях, когда крупные социально ориентированные институты удается преобразовать и перевести на коммерческую основу, результаты весьма впечатляют. Например, в Монголии государственный сельскохозяйственный банк был реорганизован, переориентирован на микрофинансирование и приватизирован. Этот банк, обслуживающий половину всех сельских домашних хозяйств Монголии через 375 отделений, в настоящее время рентабелен и прогрессирует.

Новые модели

На сегодняшний день большинство мировых ведущих институтов микрофинансирования работают на коммерческой основе, используя методы и дисциплину коммерческих финансов. Они вкладывают средства в более совершенные системы управления и информации, применяют международные стандарты бухгалтерского учета, поручают ежегодные аудиторские проверки авторитетным аудиторским фирмам и получают оценки коммерческих рейтинговых агентств. В прошлом году рейтинговые агентства, в том числе и лидеры этой отрасли Standard & Poor's и Moody's Investor Services, присвоили кредитные рейтинги более 100 учреждениям микрофинансирования.

Становится все более понятно, что создание финансовых систем для малоимущих означает поиск надежных национальных финансовых посредников, которые в состоянии привлекать и многократно использовать внутренние сбережения. По мере развития отдельных учреждений и рынков роль капитала иностранных доноров и социальных инвесторов в целом падает. Поэтому растущее число институтов микрофинансирования получают лицензии банков или специализированных финансовых компаний, финансируя свою деятельность благодаря доступу на рынки капитала и привлечению депозитов крупных институциональных инвесторов, а также самих клиентов.

Некоторые микрофинансовые институты, главным образом в Латинской Америке, вышли на национальные рынки долговых инструментов, в основном, благодаря размещению частных ценных бумаг, скупаемых национальными финансовыми учреждениями.

Некоторые государства сегодня рассматривают вопрос о введении законодательства в части создания новых видов финансовых лицензий обычно с более низкими требованиями oтносительно минимального размера капитала, предназначенного для специализированных микрофинансовых посредников. Хотя эта тенденция в общем положительная, она чревата определенными рисками. Надзорным органам, которые и без того загружены мониторингом коммерческих банков, может быть трудно принять на себя ответственность за новую группу мелких институтов.

Между тем, в таких разных странах как Гаити, Грузия и Мексика альтернативой учреждениям микрофинансирования, стремящимся получить собственные финансовые лицензии, служат партнерства коммерческих банков с микрофинансовыми институтами, которые получают возможность сократить расходы и расширить охват своим сервисом, а банки, со своей стороны, могут иметь выгоду благодаря выходу на новые рынки, диверсифицировать активы и повысить доходность.

Партнерства эти различаются по степени вовлеченности участников и распределению рисков и могут представлять собой как совместные отделы по работе с клиентами, так и банки, осуществляющие реальные портфельные и прямые инвестиции в акционерный капитал институтов микрофинансирования.

По мере усиления конкуренции международных банков за обслуживание более крупных корпоративных клиентов под влиянием финансовой глобализации некоторые национальные финучреждения в странах Азии, Африки и Латинской Америки непосредственно занимаются мелкими розничными банковскими операциями. Например, Banque du Caire в Египте вышел на этот рынок два года тому назад. В настоящее время через свои 230 отделений он наряду с традиционными услугами предоставляет и продукты микрофинансирования. Пока еще рано судить о том, перейдет ли большое число коммерческих банков к предоставлению такого вида услуг. Хорошо управляемые учреждения микрофинансирования прибыльны, но обслуживание этого рынка требует внесения изменений в системы, кадровую политику и методы работы, что может создать немало трудностей для традиционных банков.

Основу многих важных финансовых возможностей для новых рынков составляют оценка заемщиков и компьютеризация, в связи с чем граница между микро- и потребительскими финансами во многих отношениях размывается. В некоторых развивающихся странах предприятия розничной торговли, учреждения потребительского финансирования и строительные общества применяют методологию микрофинансирования, чтобы иметь возможность использовать свою инфраструктуру для освоения нового рынка кредитов, представляемых без залогового обеспечения на основе репутации заемщика, для самостоятельно занятых лиц или, в более общем плане, домашних хозяйств.

Микрофинансовые институты начинают пользоваться и традиционными кредитными бюро как важной стратегией, направленной на повышение продуктивности, улучшение качества портфелей и сокращение спредов между кредитными и депозитными ставками. Это не только снижает риск, которому подвергаются учреждения микрофинансирования, но и дает их клиентам возможность приобрести официальную кредитную историю, повышая их привлекательность для традиционных банков и предприятий розничной торговли.

Так, к примеру, в Перу более 80 институтов микрофинансирования зарегистрированы как пользователи частного кредитного бюро Infocorp. В Турции компания Maya Enterprise for Microfinance договорилась с одним из ведущих частных банков страны Garanti Bankasi о доступе к национальному кредитному бюро для проверки претендентов на получение кредитных карточек и прочих займов. Согласно новым правилам в отношении микрофинансов, изданным Центральным банком Руанды, институты микрофинансирования этой страны должны сообщать информацию о своих заемщиках кредитному бюро.

Новые, нетрадиционные способы обслуживания и инновационные информационные технологии тоже содействуют снижению риска и затрат на предоставление микрофинансовых услуг. В настоящее время поставщики подобных продуктов изучают методы встраивания финансовых услуг в существующую инфраструктуру, как, например, предприятия розничной торговли, интернет-киоски, почтовые отделения и даже лотерейные киоски. Существующие системы распределения могут обеспечить возможность для еще более эффективного с точки зрения затрат предложения финансовых услуг и, следовательно, для их предоставления в более бедных и менее густонаселенных районах.

Шесть ключевых

показателей

В сфере технологий компании микрофинансирования на юге Африки разрабатывают недорогие банковские услуги на основе сотовой телефонной связи для малоимущих клиентов. Микрофинансовые институты в Боливии, Мексике, Индии и ЮАР пользуются также платежными картами со встроенным микропроцессором, устройствами для проверки отпечатков пальцев и персональными цифровыми вспомогательными средствами для повышения эффективности своей деятельности и предоставления собственных микрофинансовых услуг в сельских районах.

Разумеется, фактическая результативность таких новых технологий и стратегий не всегда соответствует тому энтузиазму, который они вызывают в самом начале. Но некоторые из этих новых подходов уже хорошо зарекомендовали себя, так что в перспективе, безусловно, будут появляться и другие инновационные технологии.

На сегодняшний день, как полагают аналитики, институциональные инвесторы, по всей вероятности, могут быть вполне удовлетворены теми доходами, которые приносит микрофинансирование, однако их продолжает волновать достаточно высокий риск самих операций. Именно поэтому компания Developing World Markets, которая через различные микрофинансовые институты оказывает финансовую поддержку предпринимателям с низким уровнем дохода и ограниченным доступом к заемным средствам, спонсировала издание в конце прошлого года школой бизнеса Stern School of Business при New York University специального доклада по вопросам микрофинансирования под названием «Can Microfinance Reduce Portfolio Volatility?» («Способно ли микрофинансирование уменьшить неустойчивость кредитного портфеля?»). В нем выделены шесть ключевых показателей, влияющих на бизнес и результаты микрофинансовых институтов и коммерческих банков в новых рыночных странах. Речь, в частности, идет о коэффициенте операционной прибыли, доходах на акционерный капитал, марже прибыли, процентном изменении в общем объеме активов, процентном изменении в портфеле кредитов и уровне риска этого портфеля. Причем, выведены средние значения по этим показателям за год в период с 1998-го по 2004-й с их сравнением с главными индикаторами глобального мирового рынка за данное время, а также с экономическими показателями тех стран, где расположены и функционируют эти микрофинансовые институты.

Выводы этого исследования, хотя они лишь предварительные и оценочные, свидетельствуют о том, что микрофинансовые институты в новых рыночных странах меньше, чем функционирующие там же коммерческие банки, зависят от колебаний на фондовом рынке и от внутренних макроэкономических условий. Этим в целом подтверждаются уже сделанные несколько лет тому назад экспертами заключения о том, что, поскольку заемщики MFI работают в неформальном секторе, то они не слишком страдают от потрясений и кризисов официальной экономики своих государств. Как-никак, но многие микрофинансовые институты рапортуют об исторических уровнях полного погашения выданных ими кредитов, которые, по их данным, превышают 97%.

По мнению большинства международных экспертов, за последние 20 лет в условиях экономических потрясений и резкого ухудшения макроэкономических показателей, имевших место в тех или иных развивающихся странах, микрофинансовые институты этих государств продолжали функционировать вполне успешно. Связано это, прежде всего с тем, как утверждают они, что клиенты данных учреждений финансируют свои самые главные и неотложные нужды и потребности.

Вместе с тем, говорить о том, что в мировой отрасли микрофинансирования нет серьезных проблем, было бы, по крайней мере, неуместно. Самая главная проблема здесь заключается в том, что даже несмотря на тот заметный прогресс, который уже достигнут в расширении границ и масштабов микрофинансирования, этот рынок продолжает оставаться пока в зародыше и пока сильно ограничен в размерах. Так, к примеру, многие аналитики считают редким и исключительным тот факт, что уже упомянутый нами институт Banco Compartamos располагает кредитным портфелем в объеме $275 млн. и имеет отличные показатели касательно роста и получения прибыли. Кроме того, он регулярно «рейтингуется» такими авторитетными рейтинговыми агентствами как Standard & Poor's и Fitch.

Пока только верхушка глобальных микрофинансовых институтов, ставших прибыльными и имеющих положительные результаты от бизнес-деятельности, способна поглощать коммерческий капитал. Менее успешные MFI полагаются, главным образом, на различного рода гранты. В результате на сегодняшний день только верхушка мирофинансового рынка, ограниченная, в частности, 50 крупнейшими глобальными микрофинансовыми институтами мира, представляет реальный интерес для коммерческих микрофинансовых фондов, ищущих, куда бы инвестировать свои наличные средства.

Это создает серьезную проблему для институциональных инвесторов, которые хотели бы расширить масштабы своих инвестиций. Так, к примеру, американский инвестиционный банк State Street, специализирующийся на кастодиальном сервисе и проведении операций с ценными бумагами, обязался в течение последних нескольких лет выделить $4.5 млн. двум глобальным микрофинансовым фондам. Однако, как заявил старший менеджер State Street по инвестициям Брайн Келлер на состоявшейся под патронажем Международного валютного фонда (МВФ) конференции по микрофинансированию, «вся проблема заключается в том, что для вложения наличных средств необходимы надежные и заслуживающие доверия микрофинансовые институты. Конечно, институциональные инвесторы стремятся диверсифицировать свои портфели, однако объемы выделяемых ими наличных для микрофинансовых институтов продолжают оставаться относительно небольшими».

Итак, двадцать лет назад основная проблема микрофинансов носила методологический характер и заключалась в нахождении методов предоставления не обеспеченных залогом кредитов микропредпринимателям и малоимущим слоям населения и организации их погашения. Сегодня, после достижения значительных успехов в этом направлении, перед микрофинансами стоит более системная проблема, заключающаяся в поиске путей для более тесной интеграции всего диапазона услуг микрофинансирования с основными традиционными финансовыми системами и рынками. Хотя пока еще не ясно, как далеко продвинется такая интеграция, но ее первые признаки обнадеживают. Прогресс, наблюдающийся во всей мировой отрасли микрофинансирования, еще десяток или два десятка лет назад сочли бы невероятным.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker, microfinance.com

 
© агенство "Стандарт"