журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2007

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Заразная болезнь

Кризис, начавшийся на американском ипотечном рынке, заставил усомниться в прочности всей мировой финансовой системы

Развитие событий на мировых финансовых рынках продолжает вызывать серьезные опасения. Кризис неплатежей, разразившийся в сегменте высокорисковых ипотечных займов в США, уже распространился на Европу, Ближний Восток и Азию. Центральные банки этих регионов предпринимают меры для поддержания ликвидности своих банковских отраслей. Но до нормализации положения пока далеко, так как банкротства финансовых компаний продолжаются, объемы неплатежей растут, а цены на жилье падают (особенно резко – в США). По мнению большинства аналитиков, полумерами здесь не обойтись, и Бену Бернанке, председателю US Federal Reserve, придется решиться на снижение процентных ставок, похоже, только в этом случае кризис будет иметь ограниченные последствия.

Без паники на «Титанике»!

В начале августа кризис рынка недвижимости, начавшийся в США в конце прошлого года, докатился до Европы. Центральный банк Германии спас от банкротства банк среднего размера IKB благодаря крупному финансовому вливанию, а президент Европейского центробанка (ЕСВ) Жан-Клод Трише стал говорить о «нормализации» обстановки, призывая инвесторов сохранять хладнокровие. Самого этого призыва оказалось достаточно, чтобы беспокойство резко возросло. Тем более, что буквально на следующий день после этих высказываний сам Трише не сумел сохранить самообладания и предоставил банкам самую крупную финансовую поддержку с 11 сентября 2001 года. ЕСВ выдал банкам займы сначала в сумме @95 млрд. под 4% годовых, через три дня увеличил размеры поддержки на @61 млрд., а еще через два дня расщедрился на дополнительные @47.67 млрд. Другие центральные банки мира последовали примеру ЕСВ. В общей сложности, по состоянию на 10 августа, американский Federal Reserve влил в финансовую отрасль $43 млрд., ЕСВ – $191 млрд., а японский Центробанк – $8.4 млрд. Меньшие суммы предоставили своим банковским отраслям центробанки Австралии, Гонконга и Канады. Кроме того, 17 августа Federal Reserve снизила учетные ставки на полпроцента – до 5.75%, правда, сохранив на прежнем уровне процентные ставки по краткосрочным кредитам. Однако, вместо того чтобы успокоить волнения, эти действия только подогрели страсти.

Обвал на всех биржевых рынках – от Нью-Йорка и Франкфурта до Токио – подлил масла в огонь. Занервничали банкиры, чиновники регулятивных органов и руководители центробанков. Заволновались также рядовые инвесторы, вложившие деньги во вроде бы надежные ценные бумаги, обнаружив, что инвестировали слишком много в активы на рынке недвижимости США. Слухов оказалось достаточно, чтобы поставить финансовый мир на грань серьезных неприятностей. Немецкий банк WestLB даже оказался на волоске от банкротства, но его менеджеры, признав, что причиной его трудностей были возникшие в США проблемы, сразу добавили, что сумели ограничить этот ущерб. Однако можно ли доверять подобным утверждениям? Ведь и руководство IKB незадолго до краха заявляло, что все идет гладко… Страхи усиливались, котировки на биржевых рынках резко спикировали вниз.

Паника охватила и рынки краткосрочного капитала, где банки обеспечивают друг друга ликвидностью, необходимой для поддержания ежедневных операций, и где они могут быстро занять деньги у коллег. Эта система с годами стала традиционной, и ее внезапный отказ – в первый раз за долгое время – был крайне опасен. Аналитики считают, что проблемы европейских банков могут быть связаны с кризисом на американском ипотечном рынке, а банковские эксперты по рынкам краткосрочного капитала серьезно призадумались, можно ли доверять своим коллегам из конкурирующих институтов и возможна ли ситуация, что и их собственные банки будут не способны вернуть долги. Эта неопределенность привела к скачку процентных ставок, что чревато застоем в сфере взаимного кредитования. Чтобы предупредить такой исход, ЕСВ и влил по несколько миллиардов евро в главные рыночные артерии.

Однако, хотя бдительные центробанки и способны предотвратить остановку денежного оборота, но не в их силах устранить действительные причины нынешнего кризиса, поскольку развивались-то они годами и обусловлены, в первую очередь, тем, что в мире было слишком много доступных денег и, как следствие, они были слишком дешевы.

После 11 сентября 2001 года тогдашний председатель US Federal Reserve Алан Гринспен сохранял процентные ставки на низком уровне, чтобы поддержать экономику и стимулировать ее подъем. Кроме того, пенсионные фонды, переполненные миллиардными вкладами инвесторов, присматривались к инвестиционным возможностям. В свою очередь, банки разработали новую схему, которая позволяла ослабить кредитные требования, не отражая в бухгалтерских документах сопряженных с этим рисков. Это достигалось за счет того, что кредиты, предоставленные различным заемщикам, перед продажей объединяли в пулы и так – пакетами – и продавали. Их покупали фонды, которые, в свою очередь, присовокупляли их к собственным пулам и сбывали другим инвесторам.

Банки объясняют, что такая схема обеспечивает более широкое распределение рисков глобальной финансовой системы: если крупный заемщик окажется неплатежеспособным, он не причинит банку-кредитору такого ущерба, как раньше. Аргумент вполне убедительный. Однако у такой системы есть и серьезный недостаток, ибо она искушает банки предоставлением более рискованных кредитов. Причем, речь идет не только о кредитах американским заемщикам в сегменте ипотек, не способным дать достаточного обеспечения, но также и частным фирмам с незначительным собственным капиталом, которые зачастую стремятся приобрести более крупные компании.

По мнению некоторых обозревателей, эти корпоративные поглощения, финансируемые, главным образом, за счет заемных средств, сейчас создают финансовым рынкам не меньшую угрозу, чем ипотеки. ЕСВ предупреждает, что они могут привести даже к еще более серьезным проблемам. И, действительно, в 2006 году банки предоставили для таких операций свыше $650 млрд., причем, во многих случаях инициаторы поглощений выплачивали из собственных средств не более 20% от стоимости покупки. Разумеется, при этом, финансисты распродавали основную часть кредитного риска. Однако этот риск неожиданно выплывает в тех местах, где его меньше всего можно ожидать, например, в государственных банках или небольших финансовых институтах, стремившихся отхватить свой кусок пирога. Именно таким путем кризис, разразившийся на одном рынке, может мгновенно распространиться по всему миру.

Правда, высокорисковые ипотеки, все же, представляют главную проблему для банков. Так называемые фонды ABS тоже играют важную роль в сложившейся ситуации. Они получили такое название, в связи с тем что инвестируют в ценные бумаги, обеспеченные активами (asset-backed securities), в первую очередь, в долговые, особенно – бумаги, обеспеченные ипотеками. Их стоимость зависит от базовых пакетов займов, которые могут быть обеспечены активами разной степени ценности – от ненадежных займов под залог недвижимости до высококачественных корпоративных кредитов. Инвесторам редко известно, какого качества активы представлены в обеспечение, поэтому в случае сомнений даже банки и руководители фондов вынуждены оценивать эти долги, опираясь только на прогнозы рейтинговых агентств типа Moody's или Standard & Poor's. В данном кризисе инвесторам и банкам пришлось получить болезненный урок, поскольку обнаружилось, что рейтинг AAA, присваиваемый кредитам отличного качества, не всегда так надежен, как казалось прежде. Ганс Хельмут Котц, президент немецкого Bundesbank, указывал на этот факт еще в 2003 году, когда заявил: «Рейтинговые агентства не предсказали ни одного из 10 крупнейших кризисов последних лет». Это мнение оказалось верным и в данной ситуации.

Заигрались…

Несмотря на недостаточную надежность рейтингов банки типа немецкого WestLB основывали свою инвестиционную стратегию именно на них. Например, менеджеры WestLB утверждают, что 87% его второсортных и высокорисковых ипотечных займов в США имели рейтинг AA или выше. По их словам, банк инвестировал в такие долги @1.25 млрд. Эта сумма включает также риски, скрытые в Brightwater Capital Management, американской дочерней компании WestLB. Несмотря на ее высокие рейтинги ни один из банков не согласился бы сегодня поменяться местами с WestLB. Немецкие инвестиционные фонды и банки, включая Union Investment, Frankfurt Trust и Sal. Oppenheim, уже были вынуждены заморозить свои фонды ABS, поскольку все больше и больше испуганных инвесторов неожиданно изымали свои деньги, а фонды остаются с акциями, которые никто не хочет покупать.

Немецкое федеральное агентство BaFin, регулирующее отрасль финансового сервиса, уже занялось расследованием в земельном банке Sachsen LB, инвестировавшем непосредственно в рынок недвижимости США. В частности, BaFin обратил особое внимание на две ирландские дочерние компании этого банка Ormond Quay и Georges Quay, в которые Sachsen LB вложил около @20 млрд. Один только размер этой суммы вызывает удивление... В ближайшее время банку придется провести рефинансирование краткосрочных займов на сумму в несколько миллиардов евро, хотя другие финансовые институты страны, несомненно, готовы выделить ему необходимый капитал. Официальный представитель Sachsen смело заявил: «В настоящее время у нас нет проблем с ликвидностью».

Однако случай с IKB свидетельствует, насколько быстро игра в «Монополию» может завершиться крахом. Так, 27 июля один из трейдеров IKB обратился в Deutsche Bank с вопросом о состоянии кредитной линии для его банка. Ответ был однозначным: «Вы заморожены». Это можно понимать так: «Больше никаких займов и никакого притока наличности». Такие факты напоминает ситуацию с отключением воды как раз в тот момент, когда человек намылился в душевой...

Когда два других банка тоже отказались одолжить необходимые IKB деньги, его топ-менеджеры заволновались и в конце концов проинформировали о сложившейся ситуации BaFin. Вечером того же дня исполнительный совет IKB окончательно раскрыл масштабы – и причины – проблем банка: оказалось, что IKB инвестировал около @7.8 млрд. в американский рынок высокорисковых ипотек. Глава BaFin Йохен Саньо был шокирован результатами пересмотра финансовой деятельности IKB. Оказалось, что сам банк инвестировал @544 млн., а его люксембургская дочерняя компания – еще @757 млн. непосредственно в высокодоходные, но высокорисковые ценные бумаги, кроме того, другая дочерняя структура IKB – Rhineland Funding Capital Corporation – вложила @6.5 млрд. в займы клиентам с плохими кредитными рейтингами. Экспресс-анализ показал, что маленький банк в Дюссельдорфе должен будет списать около 45% от вложенных сумм. Кредитная отрасль Германии срочно выделила в общей сложности @3.5 млрд., дабы перекрыть потенциальные убытки.

Общий объем рынка займов этого типа составляет около $1 трлн. Если оценки, полученные для IKB, типичны для отрасли, кризис на американском рынке недвижимости будет стоить банкам, страховым компаниям, фондам и инвесторам всего мира порядка $450 млрд. Неопределенность на финансовых рынках столь высока еще и потому, что никому не известно, какие риски еще могут всплыть. Многие инвестиции, которые, как выяснилось, некачественные, даже не проводятся через финансовую документацию. Это относится и к Postbank, почтовому банку Германии. Этот финансовый институт имел неосторожность сделать инвестиции в две дочерние компании того же самого фонда Rhineland, который привел к краху IKB. Кроме того, Postbank выпустил кредитные поручительства; по словам его официального представителя, Postbank сам открыл кредитные линии, связанные с Rhineland, причем, размер этих обязательств составляет почти @600 млн. При этом, обнаружилось, что ни одно из этих обязательств не отражено в бухгалтерии банка. «Внебалансовое финансирование представляет собой более удобную форму рефинансирования», – объяснил представитель банка. После поспешно созванного совещания с регулятивными органами Postbank изменил свою политику. В официальном сообщении указано: «Мы предприняли меры, для того чтобы эти инвестиции были полностью отражены в нашей отчетности».

Новости такого рода представляют источник постоянного беспокойства, о последствиях которого можно только гадать. Частные и корпоративные клиенты одинаково пострадают, если кредитные банки станут менее щедрыми на займы. Корпоративным клиентам придется снизить уровень потребления заемных средств, соответственно, и объемы своих инвестиций. Это может привести к завершению бума, который сейчас наблюдается в Германии и других странах. Правда, инъекции капитала, проведенные ЕСВ, привели к некоторому восстановлению ситуации на биржах. Однако пока не ясно, будет ли этого достаточно для возврата к обычному функционированию.

У нас это невозможно

Уиллем Бьютер, профессор экономики в London School of Economics, дает обеспокоенным инвесторам такую рекомендацию: «Молитесь, чтобы центробанки предпринимали правильные шаги». Его мрачная ирония в какой-то мере оправдана: боязнь кредитного кризиса в Европе изрядно усилилась после сообщений, что ЕСВ, впервые после событий, связанных с террористическими актами в США 11 сентября 2001 года, задействовал чрезвычайный фонд. Тем более что практически одновременно крупнейший банк Франции BNP Paribas объявил, что замораживает три своих фонда, поскольку кризис на ипотечном рынке США не дает возможности оценить их базовые активы. Это объявление пополнило перечень сообщений об убытках или потенциальных убытках фондов и банков в Германии, Франции и Голландии. Оно же подтвердило также опасения, что кризис, начавшийся в сегменте высокорисковых кредитов ипотечного рынка США, распространился на главные финансовые рынки Европы. Вмешательство ЕСВ вскоре после того, как ставки по кредитам взлетели до высот 2001 года, имело целью успокоить взбудораженные рынки, но аналитики полагают, что эффект оказался противоположным: возникли опасения, что для Европы худшее еще впереди.

Питер Диксон, экономист лондонского филиала Commerzbank, заявил: «То, что происходит, – это инфекционный процесс». Европейские рыночные индикаторы снизились на 2% после этих сообщений, как и американские упали более чем на 1% после объявления, что Federal Reserve влил наличные в отрасль. Правда, Диксон и другие эксперты утверждают, что в Европе еще слишком рано говорить о системном кризисе, обусловленном ситуацией на ипотечном рынке США. Тем не менее, основания для таких опасений есть. Главный экономист Deutsche Bank Томас Майер оценивает ситуацию так: «Пошатнулось доверие, а именно на нем основана кредитная деятельность. Если исчезнет доверие, то канет в Лету и кредит. Тогда-то и возникнет системная проблема».

Некоторые аналитики полагают, что Великобритании эти проблемы не грозят, поскольку там критерии оценки платежеспособности потенциальных заемщиков значительно жестче, нежели в США (неплатежеспособный потребитель просто не сможет рассчитывать на заем). Однако находятся и оппоненты. Например, Магнус Мэтьюсон, аналитик из брокерской компании Hitchens, Harrison & Co., считает, что ипотечный рынок страны тоже почти на грани обвала, поскольку уровень задолженности британцев слишком высок. С точки зрения скептиков, Великобритания и Испания наиболее уязвимы из-за их перегретых рынков недвижимости. Подъем в этих странах продолжается уже несколько лет. При этом, предлагаемые банками виды ипотек делают эти рынки более восприимчивыми к влиянию повышения ставок по кредитам и росту риска дефолтов. У многих заемщиков размер месячных выплат скоро увеличится, поскольку они имеют ипотеки с плавающей ставкой, которая вырастет в связи с грядущим повышением процентных ставок в Европе. Правда, степень «перегрева» этих рынков немного снизилась: цены на недвижимость растут медленнее, некоторые экономисты с оптимизмом утверждают, что до кризиса далеко, поскольку спрос не слабеет, а экономика с высоким уровнем занятости поддержит сегмент жилой недвижимости.

Бернар Кадиу, президент сети агентств недвижимости Orpi, считает, что тоже не будет кризиса и во Франции, где рынок организован совершенно по иному принципу, чем в США: «Спрос на высоком уровне и опережает предложение». По мнению Мишеля Мюллера, профессора экономики в Парижском университете, единственный негативный эффект может быть связан с сокращением выдаваемых кредитов или дальнейшим увеличением процентных ставок. По его прогнозу, если ЕСВ продолжит выдавать деньги, но не снизит ставок, это, как и в сентябре 2001 года, нанесет серьезный удар по рынку недвижимости. В свою очередь, Питер Мюллер из немецкой федерации недвижимости ZIA утверждает, что на рынке Германии кризис не предвидится, поскольку для этого нет оснований. По его словам, арендная плата растет, а количество незанятых помещений сокращается.

«Итальянский рынок недвижимости считается вполне стабильным, наблюдается мощный спрос при дефиците предложений», – уверяют аналитики из агентства Landsbanki-Kepler. В свою очередь, Марко Валли из Unicredit Global Research утверждает, что Италии не грозят дефолты по высокорисковым ипотекам, поскольку «гарантии платежеспособности, необходимые для получения кредита, у нас гораздо жестче, чем в США». Даже в США оптимисты из National Association of Realtors (NAR) утверждают, что здоровые основы роста рынка недвижимости скоро победят, начнется восстановление после нескольких месяцев депрессии. Главный экономист NAR Лоуренс Юн заявил: «Недавние проблемы с закладными временно притормозили продажи, но прочный базис роста обеспечит стабилизацию цен на многих локальных рынках».

Тем не менее, эти утверждения больше всего напоминают хорошую мину при плохой игре. Дело в том, что в ближайшие недели в США ожидается пересмотр ставок по высокорисковым ипотечным кредитам, тогда ситуация может резко ухудшиться, так как число дефолтов возрастет, а цены на недвижимость упадут. И, как показало начало августа, пострадают от этого финансовые институты во всем мире, ведь многие банки и в Европе, и в Азии тоже были не прочь в свое время поучаствовать в игре на высокодоходном в те времена рынке недвижимости США и активно занялись рисковым ипотечным кредитованием. Кроме того, в мировой банковской системе может возникнуть цепная реакция: финансовые институты перестанут доверять друг другу, опасаясь возможного дефолта, нарушится система взаиморасчетов, кредиты резко подорожают, упадут индексы деловой активности. Это тем более возможно, что на американском рынке пока не видно признаков улучшения. По данным RealtyTrac, онлайнового агентства по конфискованной недвижимости, число лишений права выкупа жилья в США в июле увеличилось на 9% по сравнению с июнем и на 93% – по сравнению с июлем 2006 года.

Издержки подъема

Хотя с последствиями нынешнего кризиса придется разбираться долго, его глубинные причины, пожалуй, определились. Поиски «виновников» были проведены по горячим следам и увенчались желанным успехом. Дело в том, что бум на рынке недвижимости США создавал стимулы для банков-кредиторов к снижению требований в отношении гарантий платежеспособности клиента. Фактически эти требования в subprime-сегменте высокорисковых кредитов ограничивались «рейтингом FICO», якобы, отражающим способность потребителя выплачивать кредит. Рейтинговая система FICO получила свое название от компании Fair Isaac Corp, которая предложила такой подход в 1989 году. Эта система использовалась карточными компаниями, провайдерами автомобильных займов и ипотечными банками как часть процесса предоставления кредита для покупок.

Система отбора FICO включает пять типов информации, исходя из которой рассчитывается рейтинг потребителя по шкале от 300 до 850. Рейтинг более 700 означает, что потенциальный заемщик абсолютно надежен, интервал 650-700 для многих считается хорошим, а потребители, набравшие 620 баллов и менее, относятся к категории высокорисковых, или второсортных (subprime). Кредитный рейтинг имеет важное значение, даже небольшие его изменения оборачиваются ощутимой экономией для потребителей или большими выгодами для кредитора. Кредиты subprime выдаются под более высокую процентную ставку заемщикам с платежеспособностью низкого качества. Например, по данным myFICO.com, 30-летний кредит в $200 тыс. в Калифорнии стоит заемщику с рейтингом FICO более 760 около $1182 в месяц, что на $364 меньше, чем для заемщика с рейтингом менее 620.

Система рейтингов FICO быстро распространилась в американской ипотечной отрасли с активами в $10 трлн., поскольку была оценена как простой в использовании и объективный способ сделать рынок более эффективным и прозрачным. Даже после того как от нее отказались 25 кредитных банков, для многих компаний FICO осталась основным критерием отбора благонадежных заемщиков. По словам брокера Боба Моултона, президента компании American Mortgage, сейчас практически все банки не требуют документов, подтверждающих платежеспособность, ограничиваясь расчетом рейтинга по FICO. Этим занимаются, в частности, три крупные компании, специализирующиеся на оценке платежеспособности – Equifax, Experian and TransUnion. Они составляют рейтинги FICO, основанные на их собственных принципах обработки основных положений системы Fair Isaac. Однако, при этом, кредиторы, опирающиеся только на FICO, могут не заметить подтасовки вводимой в систему информации. Ветераны отрасли говорят, что, хотя FICO действительно прогнозирует вероятность дефолта, этот рейтинг можно использовать только в качестве одного из параметров оценки потенциального заемщика, а для получения качественного прогноза следует применять комплекс критериев.

Критики утверждали, что рейтинги полны ошибок, поэтому их нельзя использовать в качестве единственного критерия, так как ими можно легко манипулировать. Один из недостатков этой системы, если она используется как единственный критерий, заключается в том, что рейтинг FICO легко может измениться. Консалтинговые агентства могут обнаруживать ошибки в отчетах о кредитоспособности, а также предоставлять посторонним конфиденциальную информацию, что дает им возможность искусственно повышать рейтинги. Разумеется, это дискредитирует систему. Например, заимствование денег для временного погашения долга может повысить рейтинг. Занятно также, что получение большего количества кредитных карточек, в свою очередь, открывает доступ к большему объему заимствований, а иногда даже поднимает рейтинг. Еще один способ повысить FICO – стать авторизованным пользователем кредитных карточек кого-нибудь из родственников с хорошим кредитным рейтингом (таким образом, можно «въехать в рай на чужом горбу»).

Предприниматели развили эту идею, создав на покупке и продаже карточных счетов целый бизнес (tradelines). Например, на сайте addatradeline.com предлагается за $1.5 тыс. подключить клиента к кредитной карточке другого человека, лимит которой составляет $15 тыс., а кредитная история насчитывает 10 лет, что создает впечатление солидного заемщика. Адам Уиллер, владелец addatradeline.com, заявил: «До тех пор пока есть банки, которые принимают к оценке данные таких tradelines, спрос на них не иссякнет». Возникла целая отрасль, специализирующаяся на повышении рейтингов, она процветает и быстро расширяется (см. БП

№ 7). Например, компания Credit Repair Today из Флориды готова повысить рейтинг на 100 пунктов всего за $500. Воспользовавшись такого рода сервисом, можно также отсрочить регистрацию банкротства перед истечением традиционного семилетнего отчетного периода (posting period). При этом, многие кредитные учреждения утверждают, что во время жилищного бума кредитные рейтинги заемщиков изрядно поднялись…

Не доверяй и проверяй

В прошлом году растущий уровень дефолтов развенчал ошибочные впечатления: по данным UBS Securities, к январю 2007-го объем долгов, задержка по выплатам по которым превысила 60 дней, составила 14% в отличие от 6% в середине 2005-го. Чем больше людей подключалось к рынку недвижимости, тем острее становилась конкуренция между кредиторами, предлагавшими все более гибкие условия займов с более низкими процентами и ускоренным принятием решений по кредитам. Однако работа с документами изрядно тормозит процесс обслуживания. Причем, кредитную историю, которая составляет один из краеугольных камней кредитного рейтинга, должны изучать квалифицированные специалисты, однако даже в этом случае решения будут субъективными. Приняв на вооружение FICO, кредитные банки предоставили сомнительным заемщикам свободу действий, поскольку в этом случае требуется меньше подтверждений платежеспособности от лиц, не имеющих постоянной работы или стабильного дохода. Заемщикам верили на слово, поскольку проверка их реальных зарплат занимала слишком много времени.

Коттеджное строительство процветало, это способствовало повышению рейтингов будущих заемщиков, но без улучшения их базовых возможностей выплачивать ипотеку. Таким образом, в системе была основательная брешь, которая давала возможность манипулировать основными данными во имя достижения высокого FICO. В результате кредиты выдавались многим из тех, кто в действительности не имел возможности их выплачивать. Для получения займа часто оказывалось достаточно кредитного рейтинга и непроверенного письменного заявления с указанием дохода. Эта легкость доступа к закладным подпитывала жилищный бум, порождая огромный спрос на дома.

В 1970 году Конгресс потребовал, чтобы компании проверяли и уточняли некорректную информацию в течение 30 дней, что привело к появлению новой отрасли, которая специализировалась на восстановлении кредитной репутации. Сервисные компании этой сферы часто вынуждали кредитные бюро восстанавливать уничтоженную информацию. Карл Йенсен, владелец Credit Repair Today, утверждает, что его услуги обеспечивают вычеркивание «умаляющих пунктов», что разрешено Законом о потребителях. Такие компании часто серьезно критиковались, но теневой бизнес существовал всегда. Кроме того, кредитные агентства начинают считать незаконной практикой прием с превращением в авторизованного пользователя чужого кредитного счета.

Однако ипотечные брокеры, которые заключают, примерно, три четверти договоров в сегменте subprime, изыскивают новые способы быстрого повышения кредитных рейтингов. Например, Ellie Mae, крупнейшая частная компания – поставщик программ по организации кредитования для 40-тысячной армии ипотечных брокерских фирм, планирует выпустить на рынок «Maximizer» – программу, определяющую всего за $25 шаги, которые клиент может предпринять для доведения кредитного рейтинга до уровня, совместимого с требованиями кредитного банка. В идеале потребители могут использовать выданные Maximizer рекомендации для улучшения своего кредитного рейтинга. В последние месяцы ипотечные брокеры остро нуждаются в подобных инструментах, поскольку новые ужесточения кредитных стандартов и сокращение числа выдаваемых кредитов подрывают их бизнес: по мнению экспертов отраслевой группы Mortgage Bankers Association, в ближайшие три года объем новых закладных сократится на 20% (до $2.247 трлн. в 2009 году).

Однако в Fitch Ratings считают, что высокие рейтинги становятся менее значимыми при прогнозировании дефолтов. Для наглядности указывается, что средний рейтинг FICO по случаям дефолтов в первый год ипотеки составил в 2006 году 615 баллов, т.е. был всего на 10 баллов меньше, чем по благополучным займам. В 2003 году анализ давал более четкие результаты; в то время рейтинг дефолтов был на 30 баллов ниже, чем у благополучных кредитов. Аналитики напоминают, как в 2005 году независимое кредитное агентство CreditSights объявило, что рейтинги FICO превратились в способ стимулирования заемщиков к увеличению уровня задолженности, а банки в ответ продемонстрировали повышение рейтингов FICO, считая этот фактор панацеей от будущих дефолтов.

Некоторые кредитные банки полностью утратили доверие к нынешней системе рейтингов. Топ-менеджеры ипотечного банка New Century Financial Corp. активно использовали рейтинги FICO, чтобы демонстрировать качество своего портфеля ипотечных займов. Например, 4 мая 2006 года New Century объявил инвесторам и аналитикам, что средний рейтинг FICO займов в его портфеле составлял в первом квартале 633 балла; это был существенный подъем – от 600 баллов в 2003-м. На презентации этих результатов подчеркивалось: «Характеристики кредитов лучше исторических параметров, они превзошли все ожидания». Через 11 месяцев после этой акции New Century прибегла к защите от банкротства. Таким образом, комбинация бума на жилищном рынке с возможностью перепродажи почти любого займа инвесторам вызвала у кредиторов эйфорию, за которую теперь приходится расплачиваться.

Галина Резник,
по материалам Bloomberg, Reuters,
The Associated Press,
The International Herald Tribune,
The Guardian, Spiegel, MarketWatch, yaleglobal.yale.edu, boston.com, wikipedia.org

 
© агенство "Стандарт"