журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БИЗНЕС И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖИ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2007

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Японские «регионалы» против мегабанков

Приватизация японского почтового банка, намеченная на октябрь 2007 года, может запустить механизм радикальной реструктуризации финансового сектора страны

«Многоуровневая» банковская система Японии стоит на пороге серьезных преобразований. Если правительственная реформа национального финансового сектора будет продолжена, то в ней могут произойти кардинальные изменения. Региональные банки опасаются той потенциальной угрозы, которую может создать для них выставляемый на приватизацию в октябре текущего года Почтовый сберегательный банк Японии. Впрочем, это будет уже не первая реформа во второй по величине банковской системе мира, а вот насколько окажется успешной затеянная правительством новая перестройка, покажет время.

«Лопнувший пузырь»

Золотым временем для японских финансовых институтов считаются 80-тые годы, когда рост промышленного производства, ревальвация японской иены к доллару, неиссякаемый экспорт капитала привели к тому, что десятка крупнейших банков мира на тот период состояла, в основном, из представителей Японии. Внутри страны стремительное развитие банков было обусловлено бешеным ростом цен на недвижимость и землю. Стоимость квадратного метра земли в Токио и основных промышленных центрах страны вышла за разумные пределы в начале 90-х годов и стала в несколько раз выше аналогичных показателей европейских столиц.

Час расплаты настал в 1991-1992 годах, когда цены на недвижимость в стране резко пошли вниз. Наблюдалось парадоксальное явление, когда заемщикам было не выгодно погашать кредиты, ведь рыночная стоимость залога (недвижимости) таяла прямо на глазах. Лопнувший пузырь на рынке недвижимости потянул за собой фантастическое количество дефолтов, а за ними и кризис в банковской отрасли.

Ситуация еще усложнялась и тем, что Банк Японии и Агентство по финансовым услугам (тогда еще подразделение Министерства финансов) не придерживались Базельских принципов регулирования и считали ипотеку безрисковой, поэтому в Японии действовали более мягкие, чем в Европе, нормативы достаточности капитала. В результате банки просто не были готовы к резкому падению рыночной стоимости залогового имущества. Часть банковских банкротств удалось остановить благодаря вмешательству Банка Японии, начавшего процедуру рефинансирования, даже принимая от банков в залог пакеты акций, лишь бы поддержать ликвидность банковской системы. Массового обвала на рынке удалось избежать с помощью иностранных инвесторов, которые во второй половине 90-х годов купили несколько японских банков-банкротов.

Однако полностью остановить кризис в финансовой отрасли Японии этими мерами не удалось. В 2000-2002 годах она фактически распалась, когда в 10 крупнейших национальных банках накопилось невозвращенных кредитов на фантастическую сумму в размере $8.9 трлн., что постоянно грозило системным кризисом, который мог заразить весь мир. И сегодня, по оценкам большинства международных аналитиков, банковская отрасль Японии вовсе не представляет собой тот оазис мира и стабильности, каким бы хотелось видеть ее японскому правительству, предпринимавшему радикальные шаги по списанию безнадежных кредитов в период с 2002-го по 2005 год.

В настоящее время во главе второй по величине банковской отрасли мира находятся три мегабанка с прочными балансовыми показателями и активами на общую сумму более $2.5 трлн. Чуть ниже их расположились три различные категории региональных и локальных кредитных институтов с совокупным объемом активов в размере почти $3.35 трлн. Кроме того, финансовая система Японии включает в себя и такой мощный монолит как государственный Почтовый сберегательный банк (Postal Savings Bank – Yucho), который в ближайшее время должен быть приватизирован. В нем сегодня сосредоточены индивидуальные депозиты от 25 тыс. отделений Yucho на общую сумму порядка $1.62 трлн. Однако до последнего времени этот банк кредиты не выдавал.

Большинство аналитиков, отслеживающих, в основном, деятельность и финансовые показатели трех японских мегабанков, практически не уделяют внимания более низким «уровням» банковской отрасли страны. Но именно здесь в ближайшие пять лет могут произойти самые серьезные изменения, в ходе которых несколько отлично управляемых и беспроблемных банков в стратегических регионах станут новыми «банковскими звездами», в то время как другие институты будут поглощены или вообще исчезнут с финансовой арены.

Грядущие изменения, как прогнозируют эксперты, наверняка, нивелируют имеющиеся в настоящее время серьезные различия между разными типами японских финансовых институтов, что откроет простор для проведения активных сделок по слияниям и поглощениям, которые, в свою очередь, могут создать проблемы для мегабанков. Многое здесь будет зависеть от того, каким образом правительство нового премьер-министра Японии Синдзо Абэ будет решать критические вопросы внутренней финансово-экономической политики.

К ним, к примеру, относятся и проблемы разработки и принятия свода правил, в соответствии с которыми предстоит провести в октябре текущего года полную приватизацию сбербанка Yucho, а также ввода в действие серии налоговых мер, известных как Trinity Reforms и предназначенных для либерализации финансовых связей между центральным правительством и муниципалитетами.

Наряду с этим, японское правительство к концу лета текущего года должно принять решение о том, давать ли Yucho полную свободу действий в предоставлении корпоративных и индивидуальных кредитов после 1 октября, когда этот почтовый сберегательный институт станет полноценным банком. По крайней мере, такое требование содержится в пакете принятых в 2005 году законов о приватизации почтовых сберегательных учреждений. По мнению официальных представителей Ассоциации региональных банков Японии (Chiho Ginko Kyokai – CGK), отчаянно лоббирующих сегодня пролонгацию действия ограничений в отношении Yucho и после октября, этот сбербанк может использовать свою огромную депозитную базу для занятия доминирующей доли рынка локального кредитного бизнеса, который до последнего времени был вотчиной региональных банков.

Эти же деятели, может быть, чуть меньше, но тоже обеспокоены и так называемыми Trinity Reforms («тройственные реформы»), которые, по задумке их авторов, должны кардинально упростить финансовые связи между центральным правительством Японии и властями городов и префектур (они являются главными клиентами локальных банков).

По мнению экспертов, программа Trinity Reforms может превратить некоторых представителей местных властей из свободных от риска в потенциально рисковых заемщиков, поскольку она де-факто ликвидирует гарантии того, что все долги местных администраций будут списываться Министерством финансов в Токио. Это может стать проблемой для ряда региональных банков страны, которые кредитуют большинство муниципальных заемщиков и поэтому подвержены риску в первую очередь.

Между тем, положение банков, стабильность которых обеспечивается тем, что они играют роль доминирующих кредиторов в той или иной конкретной префектуре, может стать еще хуже, если правительство Синдзо Абэ продолжит реализацию плана изменения структуры местных органов власти. Этот план, в частности, предусматривает формирование в Японии федеральной системы и трансформацию существующих сегодня 47 мелких и средних префектур в шесть или восемь крупных регионов. Окончательно этот вопрос должен решиться в ходе голосования в верхней палате японского парламента в конце июля текущего года.

Если решение японских парламентариев окажется положительным, то это может положить начало процессам слияний между мощными региональными банковскими игроками, обслуживающими крупные японские города. В то же время, мелкие финансовые институты, предоставляющие финансовый сервис в отдаленных сельских префектурах страны, наверняка, превратятся в потенциальные цели для поглощения более крупными конкурентами.

Мегатройка

Макото Фукуда, бывший высокопоставленный чиновник из Министерства финансов Японии, занимающий сегодня пост вице-президента Ассоциации региональных банков, считает, что главный японский финансовый регулятивный орган (Financial Services Agency – FSA) должен взять под личный контроль организацию процессов слияний и поглощений. Со своей стороны, правда, FSA продолжает настаивать на своей «нейтральности» по отношению к консолидации региональных банков.

Элита ведущих японских региональных банков на сегодняшний день включает чуть более десятка мощных и отлично управляемых финансовых институтов. Они находятся в самых густонаселенных префектурах Японии, окружающих Токио и Осаку, или в крупных провинциальных городах, таких, к примеру, как Фукуока на южном острове Кюсю или Сендай на острове Хонсю. Здесь же отметим, что «регионалы» практически не ведут свой финансовый бизнес в центре страны, в городах Осака, Токио и Нагоя, поскольку эти населенные пункты считаются вотчиной трех мегабанков Японии – Mitsubishi UFJ Financial Group, Mizuho Financial Group и Sumitomo Mitsui Financial Group.

Кратко остановимся на этих крупнейших по совокупному объему активах и универсальных по характеру предоставляемых на рынок финансовых услуг продуктах холдинговых альянсов, которые в начале XXI века стали олицетворять банковскую отрасль Японии. Так, Mizuho Financial Group в составе ведущих финансовых институтов Японии Dai-ichi Kangyo Bank (DKB), Fuji Bank, Industrial Bank of Japan (IBJ) и Yasuda Trust and Banking Company является крупнейшей по активам (140 трлн. иен, что, приблизительно, равно ВВП Франции) банковской группой в мире. Входящие в нее институты удачно дополняют финансовый опыт друг друга: DKB и Fuji Bank специализируются на коммерческих кредитах; IBJ располагает ценным опытом в сфере инвестиционных банковских услуг. Значительная часть их интересов – участие в кредитовании высокотехнологического сектора и сферы телекоммуникаций.

В группу Sumitomo Mitsui Banking Corporation входят Sakura Bank (результат слияния в 1990 году Mitsui Bank и Taiya-Kobe Bank) и Sumitomo Bank. После объединения крупнейших городских банков, завершившегося в июне 2001 года, совокупные активы группы достигли $927 млрд., что вывело ее на третье место в мире по величине финансового учреждения. Подобное слияние стало, тем более, невероятным, что в результате рухнули защитные стены между долго и непримиримо соперничавшими группами Mitsui и Sumitomo.

В альянс альянсов и невиданную в мировой финансовой истории по масштабу операцию превратился завершившийся к началу прошлого года союз двух уже холдинговых по своей структуре групп Mitsubishi Tokyo Financial Group (в составе крупнейших банков Bank of Tokyo Mitsubishi и Mitsubishi Trust and Banking Corporation) с UFJ Group (Sanwa Bank и Tokai Bank и присоединившаяся к ним Tokyo Trust and Banking Company). Данный альянс, именуемый сегодня как Mitsubishi and United Financial of Japan Holdings, в настоящее время известен как крупнейшее в мире банковско-финансовое объединение.

Тем временем, окраины и предместья крупнейших японских городов продолжают оставаться полем боя между мегабанками и «регионалами», причем, последние постепенно перехватывают инициативу в этой борьбе и укрепляют свои позиции, в частности, на рынке кредитования частных лиц, а также мелкого и среднего бизнеса (medium-sized enterprises – SMEs).

Ключом к успеху региональных игроков, как утверждает Такаши Абэ, 51-летний руководитель подразделения планирования банка Chiba Bank, расположенного в 35 минутах езды в метро от центра Токио на восток, следует определять тот факт, что они культивировали и продолжают обеспечивать налаживание и укрепление персональных контактов со своими заемщиками. Мегабанки же, чей главный бизнес по-прежнему представляет собой, главным образом, кредитование крупных корпораций, внедряют «оптовый» подход, базирующийся на принципах «скоринга» (присвоения баллов заемщику на основе его ответов на стандартные вопросы, по которым затем принимается решение о выдаче ему займа или об отказе в нем).

Тот же Chiba Bank, к примеру, может использовать персональный подход, поскольку он очень плотно представлен в зоне своей операционной деятельности – в префектуре Чиба, 27-мой по величине из 47 префектур Японии, но занимающей шестое место по показателю регионального ВВП. В этой префектуре Chiba Bank располагает крупной сетью отделений, включающей 150 офисов.

Есть у Chiba Bank и другие преимущества. В отличие от трех японских мегабанков или их предшественников, которые требовали от мелкого и среднего бизнеса страны вернуть займы во время так называемого «потерянного десятилетия», которое последовало после того, как лопнул в 1992 году «мыльный пузырь активов» в национальной финансовой отрасли, региональные банки продолжали поддерживать отношения с заемщиками из сектора SME. Именно поэтому сегодня «регионалы» как группа финансовых институтов продолжают все еще держать на своих балансах больше проблемных кредитов (non-performing loans – NPLs), чем японские мегабанки. Если у первых их накопилось на общую сумму около 4.5 трлн. иен, то у вторых, по данным FSA, – в три раза меньше (1.5 трлн. иен).

Но у этой медали есть и оборотная сторона: мелкие японские корпоративные заемщики, которые имеют дело с мегабанками, очень часто в интересах распределения риска занимают деньги у локальных банков, с тем чтобы не остаться в одиночестве в случае нового кризиса.

У Chiba Bank много таких клиентов из сектора SME в восточных административных районах города Токио, где за последние годы этот банк открыл десять своих отделений. В соответствии со своим текущим планом развития данный финансовый институт планирует открыть еще три отделения в пригородах Токио. Суть его корпоративной стратегии заключается в предложении потребителям интегрированных финансовых услуг, включая финансовую поддержку мелким японским компаниям, которые намерены открыть собственное производство за пределами Японии. Chiba Bank располагает тремя отделениями за рубежом, которые продолжали стабильно работать даже в трудные годы «потерянного десятилетия». Напротив, мегабанки в этот период резко сократили свои операции за границей.

Розничные клиенты Chiba Bank, большинство которых проживают в префектуре Чиба, но работают в Токио, лидируют среди всех розничных банковских клиентов страны в части трансформации своих сбережений на обычных банковских депозитах в другие финансовые продукты, например, в совместные фонды. В результате, как полагают эксперты, прибыли Chiba Bank более весомы по сравнению с комиссионными, которые получают от продажи финансовых продуктов такие мегабанки Японии как Mitsubishi Tokyo UFJ Bank и Mizuho Financial Group.

Примерно, такой же стратегии, как и Chiba Bank, придерживается еще один японский банк Bank of Yokohama, который ведет свою операционную деятельность в самом известном японском портовом городе Йокогаме. В период с 2004-го по 2007 год он открыл пять отделений в трех южных административных районах Токио. В столичной метрополии этот банк в соответствии со своим новым трехлетним планом развития и роста намерен создать еще пять банковских офисов. «Мелкие производственные компании в административном районе Токио Ота готовы вести с нами бизнес, поскольку им нужны деловые партнеры в префектуре Канагава, которая окружает город Йокогаму и где проживает большое количество состоятельных и богатых клиентов», – говорит менеджер по планированию Bank of Yokohama Тацухико Мацумура.

Классическая цитадель

регионального банкинга

Здесь же следует отметить, что по объемам принадлежащих им активов ни Bank of Yokohama (10.4 трлн. иен), ни Chiba Bank (9.8 трлн. иен) даже близко не стоят рядом с японскими мегабанками, однако, по азиатским стандартам, оба они – достаточно крупные финансовые структуры. Так, к примеру, Bank of Yokohama по показателю рыночной капитализации стоит в одном ряду с индийским банком State Bank of India, а Chiba Bank – с гонконгским Bank of East Asia. Что же касается территорий операционной деятельности, то валовой внутренний продукт префектуры Чиба на $1 млрд. больше, чем весь ВВП Финляндии, а префектура Канагава по своим размерам лишь немногим уступает площади Австрии.

Между тем, префектура Фукуока (ее ВВП почти равен показателям Португалии) на южном японском острове Кюсю считается классической цитаделью регионального банковского бизнеса в Японии. Борьбу за лидерство и доминирование на местном финансовом рынке ведут два мощных региональных финансовых института: Bank of Fukuoka, часть новосозданной финансовой группы Fukuoka Financial Group (FFG), и Nishi-Nippon City Bank, продукт слияния Nishi-Nippon Bank и Fukuoka City Bank.

Город Фукуока, центр крупного промышленного и коммерческого региона, объединяет в себе три больших города с населением свыше 3 млн. человек, причем, японские мегабанки здесь практически никак не представлены, поэтому доминирующие в этом регионе Bank of Fukuoka и Nishi-Nippon City Bank вполне процветают, они стабильны и «здоровы». Хотя, как утверждают местные аналитики, вряд ли в Японии найдется еще два финансовых института, чьи стили и стратегии ведения бизнеса были бы столь различны. Например, Bank of Fukuoka явно не удовлетворен своим доминирующим положением в своей префектуре. Он в начале текущего года поглотил Family Bank, второй по величине банк в соседней префектуре Кумамото, и за счет этого стал вторым крупнейшим региональным банком Японии после Bank of Yokohama.

«Мы решили пойти путем слияний и поглощений, поскольку в префектуре Фукуока у нас уже не осталось возможностей для дальнейшего роста, а выходить на зарубежные рынки мы еще не были готовы», – рассказывает Такаши Йошикаи, глава департамента планирования Bank of Fukuoka и вторая по значимости фигура в банке после его президента Масаки Тани. Правда, Такаши Йошикаи пока отказывается информировать о том, намерен ли его банк трансформировать свой миноритарный пакет акций в финансовом холдинге Kyushu Shinwa Holdings в соседней префектуре Нагасаки в контрольный пакет, что сделает Fukuoka Financial Group крупнейшей региональной банковской группой Японии. Однако он считает, что Bank of Fukuoka находится только в начале своей консолидационной деятельности, заявляя, что «110 региональных банков страны – это явный перебор, причем, не мы одни так думаем».

По его мнению, Bank of Fukuoka может позволить себе новые поглощения, поскольку на 18 месяцев опередил другие ведущие японские финансовые институты в части решения проблем с безнадежными кредитами. При этом, он использовал собственный капитал, а не государственные средства, которые обильно текли для урегулирования подобных проблем в японские мегабанки.

С другой стороны, аппетиты Bank of Fukuoka в части грядущих поглощений подвергаются серьезной критике со стороны Исао Куботы, бывшего высокопоставленного чиновника Министерства финансов Японии, который в настоящее время возглавляет Nishi-Nippon City Bank. Он сетует на то, что Fukuoka Bank действует как мегабанк и занят только погоней за прибылью. Коренной житель префектуры Фукуока, Исао Кубота считает, что главная роль, которую должен выполнять региональный банк страны, – это развитие и расширение «своей домашней территории», а не создание региональной финансовой империи.

С чем согласны и Исао Кубота, и президент Bank of Fukuoka Масаки Тани, так это с тем, что у их префектуры (Фукуока) светлое финансовое будущее. Здесь ниже операционные расходы по сравнению с Токио, по соседству находится такой стремительно развивающийся сегодня финансовый рынок как Китай, есть два университета, готовящие высококвалифицированные научные кадры. Оба банкира согласны и с тем, что у японских мегабанков нет шансов серьезно закрепиться в этой префектуре, за исключением предоставления финансовых услуг таким ведущим национальным автомобилестроительным корпорациям как Toyota и Nissan, которые открыли здесь свои производства для обслуживания китайского рынка.

«Во время кризиса 90-х годов японские мегабанки потребовали вернуть, как минимум, 30% кредитов, выданных ими представителям среднего и малого бизнеса на острове Кюсю. Последние этого вовсе не забыли», – говорит глава Nishi-Nippon City Bank, который в настоящее время располагает 180 отделениями в своей «домашней» префектуре (для сравнения: три мегабанка имеют здесь лишь только 21 отделение, хотя до кризиса их насчитывалось 26).

Наряду с этим, такие банки как Bank of Fukuoka и Chiba Bank имеют серьезные региональные контакты и располагают богатым опытом кредитования, что фактически делает их «кредитными царьками» в своих префектурах и близлежащих районах, а также неуязвимыми к другим кредитным институтам, даже к приватизируемому в ближайшее время Yucho Bank. И такое положение дел складывается вовсе не потому, что Bank of Fukuoka и Chiba Bank настолько могущественны и непоколебимы, а потому, что у Yucho, располагающего 25 тыс. отделений по всей Японии, просто нет солидного опыта кредитования частных лиц. Этот банк был реорганизован после Второй мировой войны для оказания помощи в финансировании так называемого «второго бюджета» – Программы фискального инвестирования и кредитования (Fiscal Investment and Loan Programme – FLIP). Эти деньги вместе с несколькими специальными счетами использовались для финансирования общественных работ и перевода средств от центрального правительства в регионы.

«Почтовый» план

Дзъюнитиро Коидзуми

Приватизация Yucho и превращение его в кредитный институт будут проходить в рамках реализации стратегии сокращения японского госсектора. Основы этой стратегии выработал теперь уже бывший премьер-министр Японии Дзъюнитиро Коидзуми, который два года назад принял решение лишить национальную почтовую службу государственного статуса. Тогда же правительство Японии согласовало базовый план ее приватизации, в соответствии с которым с текущего года японская почта будет разделена на 4 отдельных подразделения – по доставке почты, сбережениям, страхованию и расчетам. А через 10 лет большая часть ее акций уже будет находиться в частной собственности.

Масштабы поставленной задачи беспрецедентны. Каждый третий госслужащий в Японии в настоящее время работает на почте. Число ее штатных сотрудников составляет 280 тыс. (и еще 120 тыс. заняты частично). Это больше, чем служит в японских Вооруженных Силах. Активы сберегательного и страхового подразделений почты составляют $3.3 трлн. (около 25% от сбережений японских семей). Таким образом, почту можно назвать крупнейшим финансовым институтом в мире, в 2.5 раза превышающим по активам Citigroup и в 20 раз – Postbank, банковское подразделение Deutsche Post.

Учитывая финансовые, социальные и политические последствия, вряд ли будет преувеличением считать, что приватизация почтовой службы Японии станет одной из самых масштабных реформ в стране. Но японское правительство решительно настроено пройти этот путь от начала и до конца. Национальная почта накануне приватизации уже получила новый статус полуавтономной государственной корпорации.

Предполагается, что после приватизации почте разрешат заниматься теми видами бизнеса, которые раньше были прерогативой частного сектора. В сфере банкинга появятся коммерческие кредиты, а в страховании будет расширен ассортимент предлагаемых продуктов. Почтовая сеть, насчитывающая 24 тыс. отделений, т.е. больше, чем все частные банки, вместе взятые, может охватить все – от доставки посылок и до обеспечения комплексными финансовыми продуктами.

Как бы там ни было, но менеджеры некоторых японских региональных банков пока не рассматривают приватизируемые почтовые сберегательные банки страны в качестве вероятных конкурентов, поскольку, по их мнению, понадобится не менее 10 лет, чтобы подготовить их персонал для качественного ведения всех аспектов коммерческого банковского бизнеса. Но даже когда этот контингент получит профессиональные знания и опыт, японские «регионалы», оперирующие на высококонкурентных и быстрорастущих рынках, как сами они считают, смогут справиться с любым вызовом, который вознамерится им бросить Yucho.

Хироши Шимао, директор департамента корпоративного планирования среднего регионального банка Musashino Bank, расположенного в префектуре Сайтама к северу от Токио, подтверждает, что Yucho не представляет собой серьезной проблемы. «Мы уже и так испытываем конкуренцию со стороны более 15 локальных банков, которые пришли из других префектур и попробовали оккупировать нашу территорию. Но в этой конкурентной борьбе мы сумели доказать, что непобедимы», – заверяет Шимао, чей институт демонстрирует сегодня самые высокие темпы роста кредитования среди 110 региональных японских банков.

Его точку зрения, в основном, разделяет и Юсука Тамура, руководитель подразделения корпоративной администрации банка Saitama Resona Bank, крупнейшего в префектуре Сайтама кредитного института, специализирующегося, главным образом, на выдаче ипотечных займов.

Впрочем, есть и иные мнения. Так, к примеру, Казуто Нишикава, управляющий директор ассоциации National Association of Shinkin Banks, считает, что «почтовое кредитование» может стать серьезной проблемой для ее членов. Банки – члены этой ассоциации формируют «второй ярус» региональных финансовых институтов и занимаются, главным образом, скорингом (оценивают кредитный риск) очень мелких корпоративных заемщиков (компании с капиталом до 900 млн. иен и количеством работников не более 300 человек), а потом на основе этих оценок предоставляют данным заемщикам кредиты.

Казуто Нишикава опасается, что Yucho будет использовать, примерно, такие же «стереотипные» кредитные приемы, базирующиеся на скоринге и оценивающие финансовое состояние заемщика, но в отличие от скоринговой модели National Association of Shinkin Banks не учитывающие человеческие факторы, в частности, опыт и компетенцию в бизнесе.

Кроме того, серьезное беспокойство у руководства региональных банков Японии вызывает и появившаяся в последнее время в местных СМИ информация о том, что три национальных мегабанка, которым до сегодняшнего дня так и не удалось проникнуть в регионы, могут приступить к созданию альянсов с почтовой службой для предоставления мелких корпоративных кредитов за пределами крупных городов.

«Национальная почтовая служба располагает отделениями по всей территории государства, а мегабанками накоплен богатый опыт кредитования, поэтому у этих двух субъектов есть общий интерес в организации совместного кредитного бизнеса», – считает руководитель Nishi-Nippon City Bank Исао Кубота. По его мнению, в этом заключается суть одного из тех приемов, с помощью которых мегабанки пытаются вернуть в орбиту своих интересов те районы, которые они проиграли «регионалам» после кризиса 90-х годов.

Опасения региональных финансовых институтов Японии по поводу формирования альянсов между национальными мегабанками и «почтовиками» стали еще серьезнее после того, как новым президентом Почты Японии (Japan Post) был назначен Йошифуми Нишикава, возглавлявший до лета 2005 года финансовую группу Sumitomo Mitsui Financial Group и ушедший в отставку из-за крупных убытков, которые ей суждено было понести в ходе списания недействующих кредитов.

Будучи президентом Японской банковской ассоциации (All Japan Bank Association – Zenkoku Ginko Kyokai), Йошифуми Нишикава еще до ухода в отставку резко критиковал почтовую службу за предоставление специального 10-летнего депозитного инструмента, объединяющего в себе ликвидность и фиксированную процентную ставку. Банкам предлагать такие услуги было запрещено. «Это просто невероятно и неслыханно, чтобы человек, выступавший с подобной критикой, стал президентом приватизированного Yucho», – убежден представитель руководства одного из региональных банков Японии.

Между тем, по мнению одного из топ-менеджеров Chiba Bank, действительная проблема, которая стоит перед региональными банками Японии, скрыта, по всей вероятности, в «стремительной поляризации». По его оценкам, в самых слабых региональных банках страны доля невозвращенных кредитов все еще превышает 8%, хотя уже прошло два года, после того как Япония «решила» проблему своего банковского кризиса, заставив мегабанки снизить этот коэффициент в два раза (до менее 3%).

По мнению местных аналитиков, потребуется еще немало времени, для того чтобы сократить серьезный разрыв между показателями невозвращенных кредитов в мегабанках и региональных финансовых институтах. Пока это произойдет, различия в финансовой мощи между самыми слабыми и самыми сильными японскими региональными банками, безусловно, станут еще более глубокими. Проблема усугубляется еще и тем, что в настоящее время японское правительство намерено ликвидировать созданную в свое время в стране систему региональных банков, при которой различным категориям финансовых институтов ставились разные задачи, четко конкретизируемые законом. В ближайшие пять лет еще одна «опора» этой системы, представляющая собой «отцовскую заботу» и контроль центрального правительства над регионами, тоже может быть снесена.

В результате финансовый рынок Японии может стать доступным для всех, в связи с чем впервые в новейшей истории страны несколько мощных банковских институтов начнут процветать, а большинство других будут «приперты к стенке». Подобные изменения, как полагают местные эксперты, могут содействовать укреплению и росту могущества Японии, однако, с другой стороны, и таить в себе угрозу широко восхваляемому и превозносимому в стране принципу «максимизации социального и экономического равенства».

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"