журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Банковское регулирование

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские отделения

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

Банковская деятельность

Банковское оборудование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2007

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Трудный путь к переменам в Германии

В немецком банковском секторе по-прежнему доминируют государственные финансовые институты

Современный германский банковский сектор, традиционно состоящий из трех групп финансовых институтов, можно представить, по мнению аналитиков, одним понятием – идиосинкратический (от греч. idios – своеобразный, особый, необычный, уникальный, эксклюзивный). Эта трехэлементная банковская система, внутри которой небольшое количество частных банков жестко конкурируют с менее ориентированными на получение прибыли государственными региональными и сберегательными банками, а также с различными кооперативными финансовыми институтами, и сегодня воспринимает в штыки какие бы то ни было попытки изменить ее. Причем, делает это даже вопреки тому, что в Германии прекращена практика предоставления государственных гарантий для банков, представляющих государственный сектор.

Смелая операция с LBB

Несмотря на проведенную в последние годы в банковской отрасли Германии мелкомасштабную консолидацию финансовый бизнес в этой стране по-прежнему разделен между 2 тыс. банков, причем, рыночная доля, приходящаяся на каждый из этих институтов, крошечная по сравнению с банковскими рынками других государств Европы. Если добавить к этому высокие расходы на заработную плату в Германии, строгие законы о труде, действующие в стране, а также наличие мощного профсоюзного движения, то уровень прибылей местных банков хронически был и продолжает оставаться на низком уровне.

Наряду с этим, несмотря на предпринимаемые для сокращения расходов и увеличения прибыли серьезные шаги для немецких финансовых институтов обеспечение своего роста на таком чрезвычайно конкурентном рынке остается очень сложной задачей. В этой связи показатель прибыли на акционерный капитал (return on equity – ROE) у большинства банков Германии продолжает оставаться довольно низким. В среднем, у них он составляет 13% (у сберегательных и кооперативных банков и того ниже – 6% и менее 5% соответственно), в то время как по другим европейским странам ROE, в среднем, достигает 21%, а в США – 29%. Правда, здесь следует признать, что у пятерки крупнейших немецких банков этот показатель, в среднем, вполне приличный – 20%.

Частные немецкие банки уже на протяжении последних двух десятилетий требуют внести изменения в национальную банковскую систему и выстроить справедливые правила игры в ней. Некоторые мероприятия в этом направлении уже проведены, в частности, по требованию ЕС отменены государственные гарантии, которые ранее предоставлялись государственным банкам. Благодаря этому данные институты имели наивысшие кредитные рейтинги и соответственно могли привлекать относительно дешевый капитал.

Тем не менее, однако, хотя эти финансовые институты теоретически могут расширяться за счет слияний и поглощений в государственном или частном секторах (если у них, конечно, есть достаточно капитала), в Германии все еще существует немало юридических барьеров, не позволяющих частным банкам покупать любой из сотен сберегательных финансовых институтов, даже если их хозяева (местные общины и общественные организации) и готовы к продаже. Это означает, что более 50% немецкой банковской системы не подлежит продаже, причем, это все закреплено законодательно.

На сегодняшний день серьезные изменения в банковской отрасли Германии происходят только тогда, когда, как говорится, «начинает пахнуть жареным», т.е. на волне какого-либо кризиса. Так, к примеру, в декабре 2005 года американская компания Lone Star, специалист по операциям с проблемными активами, представляющая собой также инвестиционный фонд, вкладывающий средства в компании, акции которых не торгуются на открытом рынке (private equity house), приобрела банк Allgemeine Hypothekenbank Rheinboden (AHBR) у немецкой Федерации профсоюзов. Но произошло это только тогда, когда данный финансовый институт оказался на грани ликвидации из-за массовых убытков и безнадежных долгов по выданным в Восточной Германии кредитам, что привело к кризису немецкого рынка ипотечных облигаций, где AHBR был главным эмитентом этих бумаг.

Последним событием, вселяющим надежду на проведение кардинальных структурных изменений в банковской системе Германии, стала продажа берлинского банка Landesbank Berlin (LBB), ранее известного как Bankgesellschaft Berlin, который почти «развалился» в 2001 году, когда ревальвация имеющих отношение к недвижимости задолженностей банка подорвала почти весь его капитал. После этого Европейская комиссия одобрила выделение @23 млрд. под гарантии властей Берлина для оздоровления ситуации в банке, правда, с условием, что город продаст свою долю в нем к концу 2007 года. Половина акций берлинского банка была продана Deutsche Bank в 2006 году за @680.5 млн. на аукционе, который, по данным экспертов, привлек 22 участников.

По оставшейся доли акций Landesbank Berlin в настоящее время тоже идут торги на аукционе; на сегодняшний день остался пул из 14 участников, включающий, к примеру, такие финансовые институты как сбербанк Deutscher Sparkassen und Giroverband, который уже владеет 10% акций LBB, а также ряд других потенциальных стратегических инвесторов. Среди них – BayernLB, Landesbank Baden-Wurttemberg, WestLB и HSH Norbank, а также, возможно, и уже упомянутая компания Lone Star, хотя ее представители и отказываются подтверждать свое участие в торгах.

Многие финансовые аналитики в Германии и за пределами страны задаются вопросом, станет ли продажа Landesbank Berlin той отправной точкой, за которой последует приватизация и остальных государственных банков страны. Правда, никто до сих пор не может с уверенностью сказать, что именно так оно и будет. Некоторые эксперты прогнозируют, что эта сделка может наглядно продемонстрировать владельцам банков, какие финансовые дивиденды они могут получить, продавая свой бизнес, а не дробя его или сливаясь с другими мелкими игроками. С учетом высокого уровня долгов, характерных для некоторых немецких земель, этот аргумент вполне убедителен.

По мнению представителей рейтингового агентства Standard & Poor's, хотя экономический рост и увеличение налоговых ставок в целом стабилизировали финансовую ситуацию в Германии на региональном и местном уровнях, а также расширили налоговые доходы для большинства региональных и локальных администраций, показатели экономической мощи немецких земель очень разнятся между собой. Так, к примеру, ВВП на душу населения в Гамбурге почти на 70% выше среднего показателя по стране, в то время как в пределах земли Мекленбург-Передняя Померания этот показатель на 30% ниже среднего значения.

К концу 2006 года государственный долг Германии достиг @492.3 млрд., немного увеличившись по сравнению с @482.4 млрд. в конце 2005-го. В 2002-2005 годах он вырос в общей сложности на 19%. По мнению аналитиков из Standard & Poor's, без проведения дополнительных структурных преобразований, в том числе с учетом мер, сдерживающих расходы, включая затраты на пенсионное обеспечение, уровень долгов и в дальнейшем будет расти в большинстве земель.

По их оценкам, государственный сектор генерирует куда меньше прибыли для удовлетворения потребностей немецких налогоплательщиков, чем мог бы реально. «Немцы платят за банковскую систему государства очень высокую цену. Государственные банки демонстрируют крайне низкий показатель прибыли на акционерный капитал: по данным экспертов, в среднем, менее 1%, хотя у того же Commerzbank он на уровне 2.5%. Если принять во внимание тот факт, что эти государственные банки занимают до 50% банковского рынка страны, то понесенные потери исчисляются миллиардами евро. Я не думаю, что некоторые представители властей на местах реально понимают цену своих активов и то, как их можно использовать для покрытия долгов», – комментирует Михаэль Хайзе, главный экономист страховой компании Allianz, владеющей Dresdner Bank.

Апатия местных властей

Несмотря на такую достаточно сложную ситуацию многие эксперты не отмечают особого желания у немецких государственных мужей что-либо менять в банковской отрасли. По словам гендиректора инвестиционного банка Lincoln International Михаэля Дрила, даже если принять самый оптимистичный вариант завершения сделки с LBB, т.е. банк будет продан за приличную сумму частному финансовому институту в Германии, что станет примером горизонтальной консолидации, это вряд ли приведет к кардинальным изменениям в банковской системе государства.

«Все дело в том, что для немецких политиков на местах нет ни смысла, ни стимула для отказа от того, что предлагает им сегодня национальная банковская система. Им совершенно безразлично, генерирует она прибыль или нет. Их главная задача – поддерживать региональное развитие и добиваться того, чтобы местный мелкий и средний бизнес получал финансирование от госбанков на более выгодных условиях, чем они, возможно, могли бы рассчитывать при обращении в частные финансовые институты», – констатирует Дрил.

В качестве подтверждения своих слов он приводит пример с землей Мекленбург-Передняя Померания в Восточной Германии, страдающей уже длительное время от тяжелого бремени долгов. Около двух лет назад мэр города Ростока вынес на рассмотрение местного правительства вопрос о продаже локального банка или проведении сделки по его слиянию с каким-либо финансовым институтом. Местная администрация, однако, воспротивилась этому и изменила закон, с тем чтобы не допустить продажи банка. «Все это наглядно демонстрирует противодействие любым изменениям, прежде всего, на политическом уровне. Тот банк из Ростока представлял собой мелкий финансовый институт, сделка с которым могла бы стать лишь чисто символической операцией по консолидации, однако никто не хотел создавать подобный прецедент», – объясняет Михаэль Дрил.

По его мнению, если проведение структурных реформ в банковском секторе Германии нельзя было обеспечить, когда экономика страны испытывала кризис, «то сегодня, когда она приходит в себя и восстанавливается, какие-либо стимулы к продаже банковских активов вообще нивелируются, по крайней мере, на ближайшие два-три года».

Означает ли это, что состоящая из трех «опор» банковская система Германии продолжит свое бытие в прежнем состоянии? Многие аналитики на этот вопрос отвечают положительно, подразумевая, что мелкий и средний бизнес, а также розничный рынок обслуживаются вполне прилично, а региональные экономики демонстрируют солидные темпы роста. Единственными финучреждениями, которые действительно продолжают страдать от функционирования подобной банковской системы, являются пять крупнейших частных банков Германии, пытающиеся отвоевать у сберегательных и кооперативных институтов долю рынка в секторе операций с мелким и средним бизнесом, а также в области розничных финансовых операций.

Защитники же государственного сектора приводят свои аргументы, заявляя, что банковская система, включающая три группы финансовых институтов, обеспечивает конкуренцию, рыночные цены и современный банковский сервис для всех категорий вкладчиков.

Между тем, Клаус-Петер Мюллер, председатель правления Commerzbank и президент Ассоциации немецких банков, думает иначе. Ярый защитник идеи проведения кардинальных изменений в банковской системе страны, Мюллер полагает, что не в последнюю очередь ее престиж зависит от размера банков, в частности, коммерческих и универсальных. По его мнению, Германия в настоящее время утрачивает свое влияние и лидерство в финансовых кругах Европы.

«Если мы посмотрим на рейтинг 10 крупнейших банков Европы по такому показателю как рыночная капитализация, то не увидим среди них немецких. Это более чем символично. Стране грозит потеря былой славы на международных финансовых рынках, а медленный рост сдерживает инновационное развитие немецких банков. В национальном масштабе именно размеры финансовых институтов определяют тот объем бизнеса, который они могут вести. К примеру, масштаб кредитных операций финансового института зависит, прежде всего, от величины его собственного капитал», – отмечает Мюллер.

По мнению аналитиков из крупнейшего земельного банка WestLB, подобные условия функционирования местных банков приводят к тому, что такие игроки, к примеру, как Commerzbank, становятся слишком уязвимыми к поглощению. В последнем докладе WestLB, в частности, отмечается, что несмотря на покупку Commerzbank крупнейшего ипотечного института Германии Eurohypo по показателям рыночной капитализации он продолжает терять очки в пользу других европейских игроков. «Commerzbank в настоящее время оказался в такой ситуации, когда он должен что-либо приобрести, если хочет, чтобы не пустили с молотка его самого», – отмечается в докладе WestLB.

Клаус-Питер Мюллер, однако, отрицает, что его банк уязвим, и его чувства можно понять, ведь, если кто-либо организует враждебное поглощение Commerzbank, то как сможет банк, рыночная капитализация которого составляет около @21 млрд., противостоять натиску, к примеру, такого финансового гиганта как испанский Grupo Santander с рыночной капитализацией, превышающей @70 млрд.?

Тем не менее, Мюллер указывает на существующие различия, скажем, между тем же Commerzbank и таким стремительно растущим европейским финансовым игроком как итальянский банк UniCredit: если UniCredit, по словам менеджмента, фактически втрое увеличил свой размах за счет сделок по слияниям и поглощениям, то Commerzbank, хотя и купил Eurohypo (единственно доступную и возможную для него цель для поглощения в Германии), должен обеспечивать свой рост более сложным, естественным путем.

Мало того, что немецкие банки имеют ограниченные возможности для обеспечения своего роста и увеличения прибыльности внутри страны, у них и на зарубежных рынках для этого тоже зачастую нет никаких гарантий. Представим, к примеру, что тот же Commerzbank захочет приобрести банк за рубежом, скажем, за @8 млрд. Это будет очень серьезная инвестиция для банка, которая составит почти 39% от его рыночной капитализации. С другой стороны, для Grupo Santander такая сумма – лишь восьмая часть его рыночной капитализации, а для крупнейшего мирового финансового гиганта Citigroup – вообще мелочь.

«Банковский

интернационализм»

Конечно, операции с участием LBB вряд ли можно считать началом заката трехэлементой банковской системы Германии, но они, безусловно, свидетельствуют о том, что уже наметились перемены, хотя пока и «черепашьи». Происходят в стране и определенные процессы консолидации: количество кооперативных банков уменьшилось от 2039 в 1995 году до 1257 сегодня, в то время как число сбербанков тоже стало сокращаться (457 против былых 578). С другой стороны, когда эти сделки по слияниям проводятся между двумя мелкими кооперативными банками, у каждого из которых от силы насчитывается по несколько тысяч клиентов, то, конечно же, они не оказывают существенного влияния на всю банковскую систему страны в целом.

Несмотря на то что внутри той или иной из трех групп немецких банков происходит внутренняя консолидация (примером таковой можно считать продажу сбербанка Sparkasse Frankfurt компании Dekabank, центральному провайдеру финансовых услуг для группы сберегательных банков), слияния между представителями различных категорий немецких финансовых институтов осуществляются в крайне ограниченных рамках.

Здесь можно вспомнить о продаже Berliner Bank банку Deutsche Bank и повергшей многих в шок сделке по продаже доли акций WestLB в HSH Nordbank компании по управлению частными ценными бумагами JC Flowers. Покупка компанией Lone Star банка AHBR у Федерации профсоюзов тоже свидетельствует о том, что определенные процессы по реструктуризации банковской системы Германии, пусть и не активно, но все-таки имеют место быть.

Хотя процесс и замедлен, тем не менее, как считает председатель правления Lone Star Germany Карстен Ван Келлер, в банковской отрасли Германии сегодня «возрождаются новый дух и настроения», присутствует «более капиталистический подход» к решению проблем, в помещениях для проведения заседаний совета директоров банков и компаний все чаще звучат идеи «банковского интернационализма». По его мнению, именно эта динамика будет в дальнейшем стимулировать проведение кардинальных изменений в банковской системе страны.

«Большая часть членов совета директоров в немецких земельных банках вышли из частных финансовых институтов, которые сохранили сформировавшееся в частном секторе отношение к банковскому бизнесу», – поясняет Келлер, указывая, в частности, на генерального директора WestLB Томаса Фишера и председателя совета директоров банка Landesbank Baden-Wurttemberg Зигфрида Яшинского. По словам Келлера, все большее количество менеджеров, работающих сегодня в немецких банках, провели немалый период своей рабочей карьеры за рубежом и теперь «интернационализируют» банковскую жизнь в стране.

Тем временем, в частном банковском секторе Германии расширение доли рынка тоже продолжает оставаться достаточно сложной задачей, тем более что здесь с местными банками вполне успешно конкурируют зарубежные финансовые институты, постепенно оккупирующие все рыночные ниши, приносящие вполне реальные и приличные прибыли, например, – потребительское финансирование.

Достаточно, в частности, упомянуть такие иностранные банки как Citi и Santander, которые имеют прочные позиции в секторе кредитных карточек, а также интернет-банки вроде ING-DiBa, активно стремящиеся нарастить свою долю рынка в бизнесе по ипотечному кредитованию. Немецким банкам, по существу, остается только «защищать» имеющуюся в их руках долю рынка или конкурировать за получение контроля над теми его сегментами, где маржа прибыли незначительная.

Как бы там ни было, но перспективы для развития банковской системы Германии, по оценкам аналитиков, сегодня более обнадеживающие, чем еще несколько лет назад. Немецкие банки более строго и серьезно относятся к таким вопросам как невозвращенные кредиты, а также внесли кардинальные изменения в структуры своих расходов. В результате этих мер кривая прибыльности ряда финансовых институтов Германии последовательно двигается вверх.

Так, к примеру, в том же Commerzbank в 2006 году операционная прибыль по сравнению с предыдущим годом выросла на 47%, а чистые комиссионные доходы – на 13%. В то же время, банку в прошлом году удалось удержать под контролем расходы, которые, кстати, выросли по сравнению с 2005 годом всего на 3%.

Наряду с этим, Commerzbank продолжает извлекать выгоду из роста немецкой экономики, а также получать дивиденды от банковских операций в секторе недвижимости, чему в немалой степени способствовало присоединение Eurohypo. И, если раньше, к примеру, Commerzbank отставал от некоторых своих конкурентов (включая Postbank, Dresdner Bank, а из зарубежных – Citi Bank) по части предложения такой услуги как открытие бесплатных текущих счетов в интересах привлечения новых клиентов, то в конце прошлого года он восполнил этот пробел и вошел в когорту преуспевающих в этом плане финансовых институтов.

По мнению председателя правления Commerzbank Клауса-Петера Мюллера, на сегодняшний день уже видны реальные признаки того, что банк постепенно достигает своей главной цели – стать лучшим в Германии розничным банковским институтом, покрыв собственным сервисом всю территорию страны, а также превратиться в «главного и самого близкого партнера» немецкого среднего бизнеса. По словам Мюллера, в начале текущего года Немецкая ассоциация предпринимателей опубликовала данные опроса представителей мелкого и среднего бизнеса, по результатам которого ею был составлен рейтинг всех национальных банков, и Commerzbank в нем занял самую верхнюю строчку. Кроме того, он стал еще и наилучшим финансовым консультантом мелких и средних немецких компаний.

Наряду с этим, председатель правления Commerzbank также прогнозирует, что избранная стратегия относительно построения и углубления отношений с мелким и средним бизнесом Германии, который приносит банку почти 25% прибыли, функционирует успешно и способна эффективно реагировать на происходящие в этом бизнесе изменения. «В мелких и средних компаниях сегодня отмечены достаточно серьезные изменения, они нуждаются в квалифицированных рейтинговых консультациях, которые мы им и обеспечиваем совершенно бесплатно через наш безопасный интернетовский сайт, предлагая заполнить соответствующую анкету-опросник», – заявляет Мюллер.

Возможная

смена руководства

Одной из самых многообещающих сфер роста в немецкой отрасли корпоративных банковских операций многие аналитики называют сектор мезонинных кредитов, представляющих собой гибкие финансовые инструменты для мелкого и среднего бизнеса. Мезонинный займ относительно крупный, как правило, он предоставляется без залога имущества или имеет глубоко субординированную структуру обеспечения (к примеру, залоговое право на имущество третьей очереди, но без права регресса в отношении заемщика).

Срок возврата суммы обычно превышает пять лет при погашении основной части в конце срока кредита. Мезонинные кредиты могут использоваться при финансировании нового предприятия или приобретения контрольного пакета акций за счет заемных средств, как правило, в составе более крупного финансового пакета. За последние два года около 400 немецких мелких и средних компаний взяли таких кредитов на общую сумму около @2.6 млрд. По данным Мюллера, Commerzbank предлагает свои займы в качестве инструмента для решения вопросов преемственности бизнеса в секторе SME, когда, к примеру, глава семейной фирмы решает уйти в отставку, а вопрос с преемником еще не решен.

Исходя из того, что заполучить и расширить значительную долю рынка розничных и корпоративных банковских операций в Германии не так уж и просто, Commerzbank развил бурную деятельность в отрасли финансирования торговли и здесь, несомненно, владеет самой крупной долей рынка среди немецких финансовых институтов. По данным Мюллера, в секторе клиринга немецких торговых операций рыночная доля Commerzbank составляет не менее 16%.

Тем временем, в начале текущего года появилась информация о том, что в Commerzbank будет проведена досрочная смена руководства. Председатель правления Клаус Петер Мюллер собирается в 2008 году покинуть свой пост, сделав это на два года раньше завершения своего контракта. По данным специалистов, Мюллер планирует перейти на пост председателя наблюдательного совета банка, сменив нынешнего «главного контролера» Commerzbank Мартина Кольхауссена, собирающегося выйти на пенсию.

Правда, официальный представитель Commerzbank отказался комментировать возможный уход Мюллера, сославшись на его февральское заявление, сделанное в ходе пресс-конференции, посвященной годовым итогам деятельности банка (тогда председатель правления подчеркнул, что его трудовой договор действует до 2010 года).

Однако источники в финансовых кругах Германии убеждают в ином. По их информации, основным претендентом на место Мюллера считается его нынешний коллега по правлению, возглавляющий подразделение финансовых операций со средним бизнесом Мартин Блессинг. Правда, наблюдатели отмечают, что возможный уход Клауса-Петера Мюллера со своего нынешнего поста станет достаточно неожиданным, всего в 2003 году он вывел Commerzbank из глубокого кризиса, превратив его снова в прибыльный кредитный институт, а по итогам 2006 года чистая прибыль Commerzbank выросла на 34.5% (до @1.6 млрд.). Операционная прибыль Commerzbank за прошлый год тоже увеличилась почти на 50% – до @2.63 млрд.

Имея репутацию «динамичного» менеджера, 43-летний Мартин Блессинг прекрасно знаком с делами банка. До 2004 года он курировал его бизнес с частными клиентами. Таким образом, Блессинг имеет опыт в двух из трех основных направлений деятельности Commerzbank, не хватает только знакомства с операциями на рынке недвижимости. Банковскую деятельность для родившегося в Бремене Мартина Блессинга, без преувеличения, можно назвать делом семейным. Его дед Карл с 1958-го по 1969 год возглавлял Bundesbank (Центральный банк ФРГ), отец Вернер был членом правления Deutsche Bank, жена – банковский специалист по инвестициям.

Впрочем, наряду с Блессингом, известны и другие кандидаты, которые не утратили надежды занять место Мюллера. С тех пор как Commerzbank приобрел одного из крупнейших игроков на рынке финансирования недвижимости Eurohypo, наблюдатели говорят о соответствующих амбициях его главы – 56-летнего Бернда Кноблоха. В последнее время все чаще называется и имя 40-летнего члена правления Commerzbank Иоахима Кассоа, курирующего направление работы с частными клиентами, к тому же, весьма успешно.

По словам наблюдателей, Клаус-Петер Мюллер может вовсе оставить банковскую деятельность и уйти в политику, поскольку давно состоит в рядах правящей партии ХДС.

В другом немецком банке Dresdner Bank, похоже, тоже грядут важные изменения, в результате чего в прошлом году его поступления увеличились почти в два раза, прибыль – на 13%, в то время как расходы упали на 2%, а резервный капитал на покрытие рисков возрос до 15.6%. В банке была также проведена внутренняя реорганизация, завершившаяся созданием двух подразделений. В первом были объединены частные и мелкие корпоративные клиенты, во второе же – инвестиционный банк – вошли крупные корпоративные потребители. По данным официальных представителей Dresdner Bank, этот институт планирует в ближайшее время более четко распределить своих клиентов по соответствующим категориям в зависимости от их реальных финансовых нужд и потребностей. Сделано это будет для того, чтобы весь персонал, обслуживающий корпоративных и инвестиционных клиентов, получал одинаковую зарплату и премиальные.

Подобная реорганизация, как оказалось, дала свои плоды. Так, за последний год доходы подразделения частных и корпоративных клиентов увеличились на @169 млн., а инвестиционного банка – на @491 млн. Что же касается розничных финансовых операций, то новая банковско-страховая бизнес-модель Dresdner Bank тоже начинает давать прибыль. В прошлом году банк привлек 330 тыс. новых клиентов через компанию Allianz, а в целом через свою материнскую страховую корпорацию он прибавил к собственному банковско-страховому бизнесу уже порядка 750 тыс. потребителей. В текущем году, как прогнозируют специалисты Dresdner Bank, этот показатель должен достигнуть 1 млн. – порядка 5% от всей клиентской базы Allianz.

В настоящее время Dresdner Bank реализует пилотный проект, подразумевающий организацию работы 100 банковских страховых агентств, которые будут укомплектованы штатным банковским персоналом, предлагающим клиентам как финансовые, так и страховые услуги. Если эта модель зарекомендует себя с положительной стороны, то, как заявляют представители пресс-службы Dresdner Bank, банк планирует открыть около 1 тыс. подобных офисов по всей Германии.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"