журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Банковское регулирование

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Международные банки

ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Банковские отделения

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

Банковская деятельность

Банковское оборудование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2007

Банковское регулирование

Единый рынок потребительского кредитования в ЕС

Европарламент начал процесс утверждения Директивы Европейской комиссии о стандартизации кредитных услуг на всей территории Евросоюза

В мае Европарламент принял в первом чтении закон, который будет регламентировать общеевропейский рынок потребительского кредитования, обороты которого составляют около @800 млрд. в год. Основная идея новой Директивы, известной под названием Consumer Credit Directive, – защита потребителей финансовых услуг посредством повышения прозрачности кредитного бизнеса. В ближайшие пять-десять лет этот закон привнесет серьезные перемены в европейскую финансовую отрасль, при этом, ожидается, что он заметно «проредит» банки региона. Среди них останутся на плаву только те, кто сумеет должным образом перестроить свои стратегии и изменить бизнес-модели.

Кредитная гармонизация

В настоящее время практически во всех европейских странах действуют специальные законы о потребительском кредитовании, но внимание этому вопросу уже давно уделяется и на европейском уровне. В 1975 году была принята резолюция Совета Европы, где были сформулированы общие принципы подготовки программы по защите прав потребителей. Однако обеспечение такой защиты в финансовой сфере достаточно специфично, поскольку банковский сервис принципиально отличается от услуг других организаций, так что простое перенесение стандартных норм в банковскую сферу не дало бы желаемых результатов. Поэтому в конце 80-х годов в сфере банковского регулирования в ЕС были приняты специальные нормативные акты, относящиеся к защите прав потребителей, а позднее, в 1998 году, утверждены поправки о гармонизации законов, постановлений и административных положений государств – членов ЕС, касающихся потребительского кредитования.

Сейчас правила ЕС (Директива 87/102) оговаривают определенные минимальные требования, включая некоторые обязательства относительно раскрытия информации, базового права досрочной выплаты (без конкретизации условий) и общего метода расчета годовой процентной ставки. Государствам региона разрешено выходить за пределы этих положений для повышения уровня защиты своих потребителей, причем, многие из них так и поступили, но в разной степени. Поэтому кредитное законодательство сильно различается от страны к стране. Таким образом, действующие документы (Директива 87/102/EKK) не обеспечивают одинаковых требований законодательства во всех странах ЕС: каждое государство самостоятельно регулирует отношения между кредиторами и заемщиками.

При этом, потребительское кредитование составляет, в среднем, почти 18% от валового дохода от розничного банкинга, а оборот этого рынка – около 600 млрд. ф. ст. – увеличивается со средней скоростью до 8% в год. Потребительское кредитование играет важную роль в экономике Великобритании, Ирландии, Германии и Австрии, где оно обеспечивает пятую часть розничного потребления. Крупнейшие заемщики – британцы и ирландцы. В этих странах на душу населения приходится 2.1 тыс. ф. ст. действующих кредитов, тогда как в Литве и Словакии этот показатель не превышает 70 ф. ст. По статистике Европейского центрального банка, средняя процентная ставка варьируется по еврозоне (исключая Великобританию, Швецию и Данию) от 6% в Ирландии до 12% в Португалии. В Италии и Испании эта ставка на уровне 9.4%, во Франции – 7.1%. Однако языковые проблемы и недостаток личных контактов не дают возможности большинству населения использовать потенциальные преимущества более дешевых кредитов в других странах. Прямые трансграничные потребительские кредиты сейчас не достигают и 1% от общего объема кредитных операций.

Эту ситуацию должна изменить новая Директива, проект которой разрабатывался около пяти лет. Ее основная цель – объединить рынки потребительского кредитования всех стран ЕС и определить более четкие и жесткие требования к выдаче кредитов, чтобы внести определенную ясность в эту запутанную сферу и обеспечить надежную защиту прав клиентов. По новому закону, расчет годовой процентной ставки будет стандартным по всему региону, что должно обеспечить большую экономию заемщикам и открыть широкие возможностей для кредиторов. Под действие этой Директивы подпадают все кредитные договора с объемом финансирования в границах до @50 тыс. за исключением кредитов ипотечных и ломбардных, для погашения предыдущих долгов, выдаваемых работодателями и пр.

По новым правилам, потребители кредитных услуг всех стран ЕС будут получать стандартизированную информацию, которая должна быть изложена в кредитных договорах, для самих же договоров предусмотрены новые бланки общеевропейского образца (Credit Information Form). В них должны быть указаны основные условия и данные, включая процентные ставки, объем, количество и периодичность платежей, обязательства в отношении страховки и пеню за просрочку платежа. Сведения, предлагаемые в подобной форме, можно будет без труда сопоставлять с предложениями конкурирующих кредитных банков. Комиссия рассчитывает, что заемщики будут получать более конкурентные предложения относительно стоимости услуг.

Ожидается, что все это приведет к внедрению единой на всем европейском пространстве годовой процентной ставки (APR). Сейчас стоимость кредита в 27 странах ЕС варьируется в широком диапазоне, но, хотя не во власти Брюсселя устанавливать процентные ставки, вводимая в регионе кредитная форма позволит клиентам непосредственно сравнивать кредитные предложения конкурентов.

Кроме того, будет стандартизирована реклама о потребительских кредитах. Новые правила дадут клиенту право в течение 14 дней после заключения кредитного договора расторгнуть его, не указывая каких-либо причин. Будет введена также единая система досрочной выплаты кредита; в частности, кредиторам запретят требовать компенсацию, если в течение года до окончательной выплаты займа остаток не превышает @10 тыс. С другой стороны, Директива предусматривает максимальный размер компенсации для кредиторов в виде твердой ставки, чтобы обеспечить прозрачность расчетов с потребителями. Также проект предусматривает обязательное условие проверки платежеспособности потребителя, перед тем как выдать ему кредит, и упрощает доступ к государственной базе данных о должниках.

Хотели как лучше…

Естественно, большинство банков не приветствуют грядущих перемен, поскольку многим из них будет трудно выживать на открытом рынке. Первым тестом для них станет Директива о кредитном трансфере (способ выплаты долга через перевод денег по почте или в банке, особенно широко используемый теми заемщиками, у которых нет чековых счетов). Она обязывает банки устанавливать для международных платежей внутри ЕС ту же ставку, что и для расчетов внутри страны. Понятно, что устранение национальных барьеров окажет серьезное влияние на их потоки доходов и принятую дифференциацию клиентов. При этом, национальные банки будут втянуты в конкуренцию с более крупными финансовыми институтами, которые способны предлагать действительно общеевропейский ассортимент продуктов и обеспечивать нужды местных потребителей со значительно меньшими затратами.

Некоторые финансовые институты сумеют остаться на рынке за счет переоценки своих предложений и разработки четко дифференцированных стратегий, предоставляя клиентам созданный специально с учетом их потребностей сервис. Кроме того, небольшие банки начнут, вероятно, создавать совместные компании для осуществления части операций. Это обеспечит сокращение затрат и позволит лучше фокусироваться на обслуживании клиентов. Однако несмотря на эти меры многие финансовые институты, по-видимому, не сумеют избежать банкротства или поглощения. По оценкам аналитиков, в течение прошедших десяти лет количество банков в ЕС уменьшалось со средней скоростью 5% в год, а теперь грядущие регулятивные перемены этот процесс ускорят. Ожидается, что к 2015 году в регионе уйдет с арены 2.5 тыс. финансовых институтов.

В свою очередь, британские банкиры утверждают, что брюссельские инициативы не помогут клиентам, поскольку им станет труднее получать кредит. По поручению кредитных банков независимое агентство Oxera провело анализ, из которого следует, в частности, что введение нового закона нанесет сокрушительный удар по экономике Великобритании с возможным эффектом домино, который охватит другие территории ЕС. Эксперты Oxera пришли к выводу, что Consumer Credit Directive приведет к повышению стоимости кредита и не создаст дополнительных преимуществ для потребителей. Поскольку Великобритания представляет собой крупнейший в Европе кредитный рынок, аналитики из Oxera на примере британской экономики смоделировали ситуацию. Их исследование показало, что в течение двух лет после введения Директивы потребительские расходы сократятся на 1.4 млрд. ф. ст. (@2 млрд.). Это, в свою очередь, обусловит снижение британского ВВП на 850 млн. ф. ст. (@1.2 млрд.). При этом, 1.0-1.7 млн. британских потребителей пострадают от снижения доступности кредитов.

К аналогичным выводам пришли и аналитики из Civic Consulting, которым Европарламент заказал независимое изучение эффективности внедрения Директивы. По их оценкам, затраты на кредитование повысятся, а ассортимент доступных потребителям продуктов сократится. Анжела Найт, исполнительный директор Ассоциации британских банкиров, пояснила это так: «Исследования показали, что Consumer Credit Directive в ее нынешней редакции потребует значительных затрат на внедрение и повысит уровень бюрократизации, что причинит ущерб как потребителям, так и кредитным банкам. Причем, сам по себе этот документ не приведет к созданию интегрированного рынка потребительского кредитования». Ее поддерживает Сандра Квинн, директор APACS по коммуникациям. Она тоже уверена, что Директива (по ее концепции) не даст возможности достигнуть задекларированных целей и окажет серьезное негативное влияние на потребителей и британскую экономику. С ее точки зрения, Consumer Credit Directive ограничит доступ потребителей к кредитам, т.е. получат эффект, противоположный ожиданиям.

В отчете Civic Consulting представлены результаты экономического анализа Consumer Credit Directive и моделирования ситуации на примере трех рынков – Великобритании, Германии и Чешской Республики. Британский кредитный рынок – крупнейший в Европе и один из самых развитых в мире. Потребительские кредиты в этой стране можно получить посредством множества схем. Около 42% респондентов имеют некоторую форму необеспеченного долга, а наиболее широко распространенная форма кредита – это кредитные карточки. По данным Британской банковской ассоциации, в настоящее время финансовые институты страны предлагают непосредственно жителям других государств ЕС менее 0.1% кредитов с выплатой в рассрочку и по лизинговым соглашениям, а также осуществляют с ними 0.1-1% операций, связанных с кредитными карточками. Ожидается, что, если не будет серьезных изменений в законодательстве на уровне ЕС, эти показатели сохранятся на том же уровне и в ближайшие пять лет. Основные барьеры, препятствующие продаже кредитных продуктов в другие страны региона, обусловлены недостатком спроса, что связано с национальными различиями и склонностями, языковыми барьерами, а также с естественными трудностями завоевания доверия у кредиторов относительно трансграничной выплаты долга и оценки потребительского риска.

Характерно, что и банки, и ассоциации потребителей считают, что старый закон Consumer Credit Directive 87/102/EEC не обеспечивает «высокого уровня защиты потребителей». Поэтому практически все страны ЕС пошли дальше минимальных требований этой Директивы в своих национальных законах о потребительских кредитах. Следовательно, чтобы оценить изменения, которые привнесет новый нормативный акт в уровень защиты потребителей, нельзя просто сравнивать проект с условиями Директивы 87/102/EEC. Поскольку предлагаемый документ нацелен на «полную гармонизацию» законов во всех странах ЕС, его внедрение может снизить уровень защиты потребителей, установленный в ряде стран – членов Сообщества, хотя она и повышает этот уровень по сравнению с Consumer Credit Directive 87/102/EEC. Поэтому важно учесть современные юридические положения членов ЕС. Так, в Великобритании и Германии правила потребительского кредитования опережают определенный Директивой уровень «минимальной гармонизации», а в Чешской Республике они лишь соответствуют данному уровню. Таким образом, влияние новой Директивы в разных странах будет различным.

Барьеры на границах

Как бы там ни было, но объем прямых международных операций начинает расти, потребители все чаще рассматривают такую возможность. Ожидается, что спрос на трансграничные кредиты будет увеличиваться в связи с интеграционными инициативами Европарламента, постепенным расширением сегмента клиентов с международными предпочтениями и значительной миграцией населения внутри континента, что стимулирует потребителей к использованию финансового сервиса как на родине, так и в стране проживания.

В настоящее время самый значительный канал дистрибуции кредитов в другие страны Евросоюза – это отделения и дочерние компании в этих государствах. Хотя сейчас общая доля трансграничных операций, связанных с потребительскими кредитами, не превышает 1%, ожидается, что она может вскоре вырасти до 10% (в случае кредитов с оплатой в рассрочку). По данным британской Consumer Credit Association, доля бизнеса ее членов, осуществляемого таким путем, уже сейчас значительно превышает 10%, а у самых крупных британских банков насчитывается около 1.5 млн. клиентов, обслуживаемых через дочерние компании в других государствах ЕС.

Для проникновения на другие рынки финансовые институты традиционно используют покупку крупных пакетов акций местных банков. Однако, хотя за последние годы состоялось несколько масштабных международных слияний с участием европейских розничных банков, трансграничная консолидация банковской отрасли пока идет медленно. В этом сегменте рынка слишком мало игроков, занимающих лидирующие позиции в двух или более странах ЕС, причем, у иностранных банков в новых государствах ЕС более прочные рыночные позиции, чем в 15 старых.

Финансовые институты избегают юридических и институциональных барьеров, препятствующих трансграничному предоставлению кредитов, поэтому преобладающая часть операций такого рода осуществляется через дочерние банки на местах. Это создает повод для беспокойства, поскольку потенциальные преимущества единого общеевропейского рынка финансовых услуг не могут быть реализованы только через местные структуры. Во многих случаях они не оказывают влияния на организацию рынка, их участие в трансграничных операциях не обеспечивает экономии на масштабах, так как нет преимущества от конкуренции и эффективности единого рынка. Все выгоды от слияний ограничиваются сокращением затрат за счет внедрения более эффективного менеджмента.

Местные дочерние банки – это только один из нескольких каналов дистрибуции, которые можно использовать для поставок финансовых продуктов на международные рынки, поэтому их роль будет со временем падать (пока существуют телефон и Интернет). Для предоставления некоторых финансовых продуктов и услуг отделения вовсе не нужны. В этих случаях, когда вступает в силу конкуренция между онлайновыми и телефонными провайдерами, потенциальные конкурентные преимущества единого рынка розничных финансовых услуг окажутся наибольшими. В этих случаях устранение барьеров для трансграничного предоставления кредитов приведет к значительному увеличению числа потенциальных и имеющихся участников рынка, а также к резкому сокращению затрат и спаду цен.

Препятствия существуют как в отношении поставок, так и в отношении спроса. Хотя в последние годы использование электронной коммерции значительно расширилось, по-прежнему сохраняются основные преграды, препятствующие прямым покупкам финансовых услуг в других государствах ЕС: необходимость использования «чужого» языка (мнение 31% респондентов), отсутствие личных контактов при удаленных покупках (соответственно 26%), недостаточность информации (25%) и угроза стать жертвой мошенничества (23%). Более низкий уровень защиты потребителей в других странах ЕС для 11% потенциальных клиентов имеет то же значение, что и чрезмерная/несопоставимая информация и дополнительные расходы, связанные с трансграничным приобретением финансовых услуг. По сравнению с остальными видами трансграничной электронной торговли (например, покупка книг или программного обеспечения) приобретение потребительского кредита вызывает наибольшие опасения у потенциальных клиентов во всех странах – в плане как эмоциональных, так и практических проблем.

Расширению же продаж препятствуют факторы, ограничивающие возможности банков в предоставлении потребительских кредитов вне национального рынка. И здесь главными проблемами при прямой трансграничной продаже этого сервиса являются языковые и культурные различия, а также то, что потребители предпочитают свои национальные банки. С точки зрения национальных банковских ассоциаций, еще один барьер – это кредитный риск, обусловленный отсутствием информации о кредитоспособности клиентов. Не сбрасывается со счетов и юридическая фрагментация, обусловленная различием национальных законов, как входящих в сферу действия новой Директивы, так и не входящих в нее. Правда, о ней упоминается реже других.

Корректность проведенного исследования несколько искажается тем, что оценки, высказанные респондентами, преимущественно, не основаны на личном опыте прямого трансграничного кредитования. Кроме того, респонденты в определенной степени объединяют условия, ограничивающие спрос, и факторы, препятствующие предложению потребительских кредитов и ограничивающие трансграничную конкурентоспособность банков. Тем не менее, из данного анализа следует вывод, что барьеры как со стороны спроса, так и со стороны предложения в значительной мере тормозят прямые трансграничные операции кредитования, хотя и не препятствуют кредитным банкам создавать плацдармы в других странах ЕС. Впрочем, их преимущества в плане конкурентоспособности и эффективности весьма ограничены, поскольку трудности с выходом на внешние рынки препятствуют финансовым институтам предлагать потребителям кредитные продукты с единой платформы через национальные границы. Фрагментация юридической системы защиты прав потребителей тоже представляет собой барьер, но он не воспринимается как самый важный. Пожалуй, основное препятствие созданию единого рынка – это сама по себе несклонность кредиторов к прямым трансграничным продажам.

Это только начало

Аналитики полагают, что со временем, по мере накопления положительного опыта в сфере трансграничного кредитования, минусы со стороны спроса сойдут на нет, как это уже произошло с исходным сопротивлением потребителей использованию кредитных карточек и приобретению товаров через Интернет. Тем не менее, снизить препятствия со стороны спроса CCD не в состоянии. Однако более фундаментальные барьеры присутствуют со стороны предложения, и именно на их устранение сориентирована новая Директива, предусматривающая регулятивную гармонизацию и устранение юридической фрагментации в основных сферах потребительского кредитования.

В частности, предлагаемый подход «полной гармонизации» предусматривает стандартизацию информации в рекламе и проводимую перед подписанием контракта оценку кредитоспособности потребителя, его право на отказ от кредита и досрочное погашение займа, а также стандартную формулу расчета годовой процентной ставки. Большинство этих элементов отражено во многих национальных законах о потребительском кредитовании, однако в них есть различия, например, относящиеся к стандартной информации, которую следует предоставлять, или к продолжительности льготного периода и соблюдаемым формальностям.

Таким образом, CCD четко сориентирована на одно из препятствий в расширении трансграничного потребительского кредитования. Тем не менее, она содержит и такие условия, которые чреваты новыми трудностями в этой сфере. Так, необходимость сверяться с релевантной базой данных, если это возможно, может привести к проблемам сопоставимости и языковым трудностям, поскольку Директива не предусматривает гармонизации баз данных. Далее, юридический анализ показал, что некоторые юридические проблемы не учтены в нынешней редакции нормативного акта. Независимо от этого остается открытым вопрос, может ли одно только введение нового закона привести к созданию полностью интегрированного рынка потребительского кредитования, включая трансграничный сервис такого типа.

Этот рынок, как и другие сегменты финансового рынка, развивается, главным образом, благодаря открывающимся экономическим возможностям. Следовательно, появление интегрированного рынка потребительского кредитования – результат ожиданий кредиторов, что слияния, приобретения, новые совместные предприятия или новые каналы дистрибуции вроде Интернета приведут к экономическому выигрышу.

Правила игры, установленные CCD, представляют собой экономический «спусковой крючок» для трансграничных продаж потребительских кредитных продуктов, но юридические барьеры – это лишь одно из препятствий на пути к единому рынку. Важное институциональное препятствие заключается в недостаточной гармонизации кредитных баз данных. Предлагаемая CCD включает требование предоставления всем кредитным банкам доступа к существующим базам данных, но в ней не предусмотрена гарантия того, что эти базы данных будут гармонизованы или что они обеспечат полный охват европейских потребителей. Однако вряд ли может быть создан единый рынок в любой сфере потребительских кредитных продуктов – ипотек, кредитных карточек или потребительских кредитов – без параллельного развития и согласования кредитных баз данных по всему Евросоюзу либо без создания альтернативного единого общеевропейского кредитного регистра.

Отсюда следует, что интегрированный рынок потребительского кредитования не появится только в результате внедрения новой Consumer Credit Directive. Устанавливаемый этой Директивой уровень игры – необходимое условие для растущих рынков, но множественные преграды потребуют для их устранения уйму мер как юридического, так и неюридического характера. Из-за огромного значения различий в культуре, языках и потребительских предпочтениях, а также отсутствия гармонизированных кредитных баз данных, доступных европейским кредитным институтам, создать единый рынок за счет одной только юридической унификации невозможно. Похоже, что такой рынок может появиться только в долгосрочной перспективе. Скорее всего, первыми шагами к интеграции станут плацдармы, которые кредитные банки будут захватывать в других странах ЕС, а не появление крупного рынка трансграничных продаж кредитных продуктов.

Осторожный оптимизм

В принципе, полностью интегрированный рынок потребительского кредитования может привести к экономическому подъему, большему разнообразию кредитных продуктов, сниженным процентным ставкам для клиентов и повышению рыночной эффективности. Однако банки не ожидают роста спроса, а, следовательно, и экономического подъема от внедрения Consumer Credit Directive. Кроме того, по мнению банкиров, уменьшение затрат и экономия на масштабах, связанные с продажами потребительских кредитов в другие страны ЕС, могут быть весьма ограничены, а это снижает мотивацию для банков.

При этом, внедрение Директивы потребует от банков серьезных расходов. Хотя между отдельными финансовыми институтами существуют большие различия, в целом значение различных элементов затрат укладывается в общую схему, откуда следует, что важнейшими факторами будут приобретение клиентов и информационно-консалтинговая деятельность. На их долю приходится, в среднем, 66% операционных расходов в случае персональных займов и 56% – при овердрафте. Овердрафты рассматриваются как низкоприбыльный продукт, требующий минимума маркетинговых и административных усилий. Поэтому при такой же сумме кредита они сопряжены со значительно меньшими операционными затратами, чем персональный заем. Понятно, что гармонизация условий потребительского кредитования в результате внедрения CCD обойдется отрасли недешево. По оценкам аналитиков из Civic Consulting, наиболее значимыми в этом плане будут следующие факторы:

lодноразовые затраты на внедрение;

lизменение процедур и систем IT (например, предконтрактная информация);

lобучение (в частности, относящееся к «обязанности помогать»);

lпереходные процессы, относящиеся к бессрочным договорам (например, овердрафты, где это применимо);

lоперационные расходы;

lпроцессы внедрения, требующие больших затрат человеческого труда («обязанность помогать»);

lнеобходимость в дополнительной документальной информации;

lповышенный риск при судебных процессах.

Вопрос о том, насколько эффективную защиту потребителей обеспечат правила, изложенные в CCD, связан с двумя отдельными проблемами. Прежде всего, это масштабы, до которых могут вырасти затраты кредитных банков. Повышение расходов, не связанное с компенсирующими преимуществами, увеличит процентные ставки по кредитам и ограничит конкуренцию. Тем не менее, меры могут быть эффективными, если в результате будет достигнут более высокий стандарт защиты прав потребителей при минимальных затратах кредиторов. Наконец, возникает вопрос, действительно ли ее заданный уровень представляет собой наилучший компромисс между эффективной конкуренцией и низкими ценами с одной стороны и адекватной защитой потребителей – с другой.

Существует несколько причин, по которым для защиты потребителей-заемщиков требуются специфические правила и регулятивные меры. Частично это связано с тем, что, как и большинство других продуктов розничного финансового сервиса, потребительские кредиты представляют собой доверительный товар. Это означает, что потребитель не может оценить все качество и полный риск контракта до и даже после его подписания. Это ведет к сбою «нормальной» рыночной эффективности, когда цены полностью раскрывают информацию, качество и риск. Поскольку потребитель не может просто получить информацию о качестве и риске финансовой услуги, он может приобретать продукты по более высокой цене, чем если бы знал о них больше. Уменьшение информационной асимметрии – вот цель регулирования потребительского кредитования, причем, она уже достигнута во многих национальных законодательствах. Вопрос относится, главным образом, к тому, в каком объеме и какая именно информация должна быть представлена для обеспечения высокого уровня осведомленности и защиты потребителя, без требования от кредиторов непомерных обязательств, приводящего к чрезмерной административной нагрузке и излишнему сокращению маркетинговых возможностей.

Разумеется, обязательства относительно рекламной и предконтрактной информации не вызывают восторга у кредитных банков. Их выполнение негативно скажется на их деятельности. Около 77% национальных банковских ассоциаций считают, что из-за этих условий приобретение клиентов станет значительно более трудной задачей. При этом, 93% ассоциаций считают, что в итоге это приведет к значительному росту административных расходов. Более того, банки утверждают, что изложенные в CCD условия, касающиеся рекламной деятельности, не только приведут к повышенной административной перегрузке, но и сильно затруднят саму рекламу, особенно на радио и телевидении.

В отношении требований к предконтрактной информации банкиры считают, что данные позиции не имеют ничего общего с практикой, да и выполнить их фактически невозможно. С другой стороны, банковские ассоциации Италии и Нидерландов не считают, что предоставление обусловленной предконтрактной информации не будет иметь драматических последствий для банков, поскольку в национальном законодательстве этих стран уже содержатся похожие условия. Это расхождение во мнениях подчеркивает значительные различия в юридических системах государств ЕС, указывает на степень, до которой CCD потребует изменения операционной практики.

В отношении защиты потребителей законодательства государств ЕС имеют огромные несовпадения в плане как рекламной, так и предконтрактной информации. Потребителям из стран, где информационные требования ниже, труднее получать необходимые сведения, чем в государствах с более жестким законодательством. CCD нацелена на устранение этого дисбаланса и предоставление клиентам возможности делать более осознанный выбор. Однако здесь есть и серьезная проблема, связанная с вопросом, будет ли информация, предоставленная на различных предконтрактных этапах, понятна потребителям и способны ли они ее воспринимать. В этом отношении у кредитных банков есть серьезные сомнения. Банкиры утверждают, что слишком велик риск перегрузки потребителей объемом информации и ее дублированием, что делает продукт трудным для понимания. Кроме того, они считают, что большой объем информации запутывает клиентов и требует от банков значительных усилий для разъяснения представляемых сведений. Поэтому три четверти опрошенных банковских ассоциаций полагают, что вводимая CCD предконтрактная информация клиентам не нужна, поскольку выходит за рамки их восприятия.

Тем не менее, европейские политики уверены, что идеи CCD весьма перспективны. Ранее обострение конкуренции в сегменте потребительского кредитования на национальных рынках привело к радикальному снижению ставок и повышению доступности кредитов, а, следовательно, к росту потребления. Ожидается, что для кредитных банков возможность предлагать кредиты через границы приведет к росту эффективности и достижению экономии на масштабах, а, следовательно, к более низким процентным ставкам по кредитам, которые, в свою очередь, станут более доступными. Расширятся как объем предложений, так и ассортимент кредитных продуктов. Это обеспечит возможность выбора, что особенно важно для потребителей из маленьких стран, которые сейчас более других страдают от неполной рыночной интеграции. Как бы там ни было, но процесс уже пошел. Европарламент 21 мая принял Consumer Credit Directive в первом чтении.

Галина Резник,
по материалам The Banker, Consumer Credit Directive, The Oxera study (oxera.co.uk), The Civic Consulting «Broad Economic Analysis of the Impact of the Proposed Directive on Consumer Credit»

 
© агенство "Стандарт"