журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

ПЛАТЕЖИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковское оборудование

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2007

Международные банки

Культурная революция в Citi

Крупнейшей финансовой группе мира нужно срочно найти новые пути повышения доходов и прибылей

Акционеры Citigroup не довольны деятельностью генерального директор банка Чарльза Принса. Уже три года не растет курс акций, падают прибыли, а издержки быстро увеличиваются. Правда, под его руководством банк сумел справиться со всеми проблемами, оставшимися после правления Сэнфорда Уэйла, – от расследований регулятивных органов на трех континентах до коллективных исков акционеров обанкротившихся компаний Enron и WorldCom. При этом, еще и Federal Reserve связывала Принсу руки, запретив любые приобретения, пока он не наведет порядок в вверенном ему банке. Теперь же, когда все эти проблемы практически решены, Принсу предстоит преодолеть самый серьезный момент – кризис доверия к нему самому как менеджеру, способному стоять у руля триллионной империи Citigroup.

Менеджер

в роли чистильщика

Чарльз Принс возглавил Citigroup в 2003 году, когда сникли скандалы и поутихли расследования вокруг конфликта интересов между банковскими аналитиками и инвестиционными банкирами. Тогда акционеры обанкротившегося энергетического гиганта Enron, потерявшие почти $60 млрд., возбудили иски против крупнейших финансовых институтов США, обвиняя их в сокрытии реальной информации о финансовом состоянии данной корпорации накануне ее банкротства. Некоторые банки решили не доводить дело до суда и откупиться от акционеров Enron (в рамках внесудебного урегулирования конфликта). В общей сложности они выплатили инвесторам этой компании $6.6 млрд. В число таких институтов вошла и Citigroup, которой мировое соглашение обошлось в $2 млрд. Помимо того, были уплачены всевозможные штрафы, приняты обязательства относительно разделения инвестиционного и аналитического бизнесов и дан ряд заверений относительно «хорошего поведения» в будущем. Тем не менее, репутация Citigroup была изрядно подмочена этим конфликтом, а лидер и основатель группы Сэнфорд Уэйл вынужден был уйти в отставку.

Своим преемником он назначил Принса, которому и пришлось разбираться со всеми этими и многими другими проблемами финансовой компании с активами в $1.8 трлн., сформированной в 1998 году в результате мегаслияния страховой фирмы Travelers Group с банком, который в те времена назывался Citicorp. Целью данного слияния было создание глобальной универсальной финансовой группы, способной предоставлять финансовый, страховой и банковский сервис. Впоследствии под руководством Уэйла компания встала на путь агрессивных приобретений и превратилась в крупнейшую банковскую группу мира. Правда, к моменту, когда ее возглавил Принс, Citigroup разрывала масса серьезных проблем. Прежде всего, следовало восстановить изрядно потрепанную в серии громких скандалов репутацию группы. Помимо разборок по части недобросовестных рекомендаций специалистов банка относительно акций компании Enron, был еще, в частности, и кредитный скандал в Японии, в результате чего регулятивные органы закрыли подразделение Citigroup, занимавшееся частным банковским бизнесом. Кроме того, был еще памятен конфликт, связанный с торговлей облигациями в Лондоне, и т.п.

Первым делом, Принс выделил в самостоятельную компанию страховое подразделение Citigroup, признавая тем самым, что исходное слияние привело к созданию весьма неуклюжей структуры. Параллельно он занялся этическими вопросами, пытаясь внедрить в сознание персонала новое мировоззрение, в чем банк остро нуждался. Неудержимое стремление основателя Citigroup Сэнфорда Уэйла создать мощнейший финансовый институт за счет молниеносных приобретений увенчалось блестящим успехом. Однако концепция увеличения прибыли любой ценой сформировала культуру «ковбойского» типа с полным отсутствием контроля. Большую часть своей карьеры Принс был корпоративным юристом (он начинал в 70-х годах в U.S. Steel), так что деятельность по наведению порядка и дисциплины была ему знакома. Он жестко прижимал любые попытки мошенничества, тесно сотрудничая с регулятивными органами, чтобы вернуть их расположение к Citigroup.

Исходно инвесторы одобряли усилия Чарльза Принса в этой сфере. Тем не менее, когда эти проблемы были решены, некоторые акционеры начали задаваться вопросом, не приведет ли жесткая ориентация нового руководителя на скрупулезное соблюдение всех правил к снижению жизнеспособности компании. Citigroup, как глобальный провайдер финансового сервиса, остается недосягаемой для конкурентов. Однако на американском рынке кредитных карточек группа переместилась с первого места на третье. Во многих сферах деятельности Citigroup отстает по скорости роста доходов и прибылей как от розничных банков, таких как Bank of America и JP Morgan & Co., так и от конкурирующих инвестиционных институтов типа Morgan Stanley или Goldman Sachs. В сфере потребительского бизнеса, которым Citigroup пренебрегала годами, она теперь уступает многим конкурентам. В связи с этим некоторые акционеры начали поговаривать, что 57-летнему Принсу пора в отставку.

Разумеется, теперь, когда все беды позади, инвесторы предпочли бы видеть на месте главы Citigroup более предприимчивого лидера – типа Уэйла, который опять запустил бы механизм генерации стремительных и эффектных сделок. Акционерам надоело ждать, ведь последние три года группа фактически концентрировалась только на повышении прибыльности своего бизнеса, а им хотелось бы возврата в привычную сферу слияний и приобретений. Принс же планирует приобретения, главным образом, за рубежом. Например, в Европе появились слухи о его планах присоединить Lloyds Bank или BNP Paribas. При этом, Принс утверждает, что он не заинтересован в покупке крупных розничных или ипотечных банков в США, если только это не будет срочной продажей по заниженной стоимости.

Правда, Чарльз Принс сознает, что обычных операций недостаточно для процветания. Разумеется, Citigroup остается во всех отношениях мощным финансовым институтом, ее прибыли продолжают расти. Однако почти половине подразделений необходимы новые источники для расширения бизнеса, а недавние инвестиции пока не принесли ожидаемых плодов. Несмотря на обратный выкуп акций на сумму $16.8 млрд. и на $14 млрд. дивидендов, выплаченных за полтора года, курс держится на уровне порядка $50 за акцию. После назначения Принса на высший пост в октябре 2003 года акции подорожали всего на 8.6%, тогда как S&P 500 Financials Index вырос за это время на 35%. Причем, по рыночной капитализации Bank of America ($248 млрд.) уже догоняет Citigroup ($252 млрд.). Наконец, главное: издержки банка растут быстрее, чем доходы. Именно по этому поводу крупнейший индивидуальный акционер Citigroup саудовский принц Альвалид бин Талал заявил, что «льготный период иссяк», подразумевая, что Принсу пора бы и выполнять принятые на себя обязательства.

Тем не менее, нельзя утверждать, что в отношении издержек Чарльз Принс бездействует. Он запланировал серию мероприятий по контролю расходов и поручил главному операционному директору Роберту Драскину начать реализацию радикальной программы сокращения затрат. Всем руководителям разных направлений бизнеса вменено в обязанность тщательно оценить каждую статью расходов, сократить сметы по всем пунктам обычных затрат, включая такие мелкие статьи как подписка на газеты и командировочные расходы. Однако Принс указал, что не следует сокращать инвестиции, направленные на будущее развитие компании. Вместо этого было объявлено о его намерении радикально упростить управленческую структуру и сократить или переместить на другие должности 26.5 тыс. сотрудников подразделений, где зарегистрированы самые высокие затраты.

Борьба с затратами

Роберт Драскин в сотрудничестве со специалистами консультационной фирмы Mercer Oliver Wyman на протяжении трех месяцев занимался широкомасштабным «структурным исследованием» с целью выявления источников крупных затрат, тормозящих подъем банка. В итоге выяснилось, что основную экономию можно получить в результате избежания перекрытия зон работы сотрудников, особенно на уровне менеджмента среднего звена и корпоративных связей. По словам Драскина, из $1.4 млрд. затрат на реструктуризацию около $1 млрд. будет связано с выплатой выходных пособий, зато более эффективная структура руководства будет генерировать 40-45% от суммарной экономии.

В текущем году планируется уволить 17 тыс. служащих, а еще 9.6 тыс. планируется перевести за границу и в небольшие поселки США, где производственные издержки ниже, чем в высокозатратных городах – Лондоне, Токио и Нью-Йорке. Половина сокращений будет проведена за счет ухода сотрудников на пенсию и т.п., а половина из перемещаемых лиц останутся в тех же странах и регионах, где они работают сейчас. В целом, реструктуризация затронет около 8% общего персонала (327 тыс. человек): от рядовых сотрудников в подразделении потребительского банкинга – до топ-менеджеров в корпоративном и инвестиционном бизнесе. Например, Smith Barney, инвестиционное подразделение группы, планирует закрыть около 45 самых маленьких розничных брокерских контор, переместив служащих в соседние отделения, а частный банк, входящий в состав Citigroup, и служба международных операций в рамках запланированной оптимизации объявили об увольнении нескольких руководителей высшего ранга. Ожидается, что в результате данной инициативы в 2007 году будет сэкономлено до $2.1 млрд., а, в 2009-м эта сумма увеличится до $4.76 млрд.

«Мы начали изменять практику бизнеса, – объявил Чарльз Принс на пресс-конференции. – Это не единовременная инициатива, а начало иного пути, старт перестройки отношения к затратам на менеджмент». Тем не менее, понятно, что главе Citigroup придется нелегко. Человек, который старательно разгребает завалы, проигрывает в восприятии инвесторов по сравнению с оставившим эти завалы предшественником – блестящим финансистом авантюрного толка, поражавшим воображение акционеров фейерверком стремительных сделок. Поэтому многие и сомневаются в способности Принса повернуть неблагоприятную тенденцию вспять.

Аналитики размышляют, поможет ли делу реструктуризация. Запланированное сокращение рабочих мест невелико по сравнению с численностью персонала гигантской банковской группы, но экономия от этого, равно как и от других инициатив, безусловно, приветствуется. При экономии затрат, более благоприятном климате в отношении процентных ставок и подъеме рынков капитала Принс не слишком рискует, утверждая, что увеличение прибылей, по его оценкам, опередит рост издержек.

Однако проблемы Citigroup связаны не только с высокими затратами. Дело еще и в медленном росте прибылей, особенно в сегменте потребительского бизнеса в США. По мнению аналитиков, 2007 год будет главным для компании, поэтому Чарльз Принс основные усилия направляет теперь именно на потребительский банкинг. Сейчас Citigroup значительно отстает от конкурентов в сфере депозитов (3% американского рынка, тогда как у BofA – 10%, а у JP Morgan – 7%). Генеральный директор Citigroup планирует масштабное расширение сети отделений в тех местах, где проживают многие клиенты брокерского подразделения Smith Barney, в надежде, что они станут покупать банковские продукты.

Например, в Бостоне Citigroup собирается построить в 2007 году 30 отделений для обслуживания 30 тыс. клиентов Smith Barney. Если это даст ожидаемый выигрыш, банк примет решение о строительстве новых офисов в Филадельфии и нескольких других городах, если же нет, то Citigroup займется подготовкой новых проектов. Правда, некоторые аналитики этот план не одобряют. По мнению Ги Мозковски из Merrill Lynch, выбранная Citigroup схема расширения розничной деятельности в корне ошибочна: идея создания потребительского банка почти с нуля «сомнительна, особенно в конце цикла и на перенасыщенных банками рынках».

В то время где-то

за границей…

В отношении приобретений Citigroup продолжает расширять свое присутствие на азиатских рынках. По словам Чарльза Принса, он стремится к тому, чтобы Citigroup увеличила долю доходов от зарубежных активов от нынешних 45 до 65%. В апреле группа истратила $426 млн. на покупку 100%-ного пакета тайванского Bank of Overseas Chinese (BOOC). В результате тайванские активы Citigroup увеличатся до $22.8 млрд., число отделений – от 11 до 66, в общем, он местное подразделение станет тринадцатым по величине банком Тайваня. Кроме того, сейчас компания приобретает за $14 млрд. третью по величине брокерскую фирму Японии Nikko Cordial, а в ноябре Citigroup за $3.1 млрд. получила контроль над китайским Guangdong Development Bank. Сейчас Citi планирует также довести до 19.9% свою долю в Shanghai Pudong Development Bank, где пока в ее собственности менее 5% акций.

Citigroup придерживается концепции, что для успешной конкуренции на мировом рынке необходимо непрерывно наращивать свои размеры. В этом плане у Тайваня особая роль: транснациональные кредитные институты воспринимают такие покупки как трамплин для проникновения на быстро расширяющийся китайский рынок. Из этих соображений в прошлом году Standard Chartered приобрел Hsinchu International Bank за $1.2 млрд., аналогичные покупки планируют и другие банки, включая HSBC и сингапурский Temasek. Для таких приобретений сейчас самое время, ибо из-за кризиса в сегменте потребительского кредитования многие тайванские банки терпят убытки, так что их можно купить сравнительно недорого, во всяком случае, значительно дешевле, чем в континентальном Китае. Citigroup думает завершить сделку по BOOC до конца текущего года.

В отношении Nikko Cordial ситуация менее ясная. В конце апреля Citigroup уже практически приобрел контрольный пакет этой фирмы, но банк стремится получить над ней полный контроль. Дело в том, что в результате уже заключенной сделки банк получит более 109 отделений Nikko Cordial, однако распоряжение Citigroup этими активами не будет безраздельным: для того, чтобы получить право объединять или продавать подразделения брокерской компании без одобрения таких решений остальными акционерами, американцам необходима доля в две трети. Пока же миноритарии могут заблокировать любые решения Citigroup, воспользовавшись правом вето. Тем не менее, американская группа объявила, что постарается довести свой пакет акций до требуемого уровня. «Так как предложение о покупке Nikko закрыто, ажиотаж вокруг акций компании спадет, они с легкостью докупят акции на открытом рынке», – полагает аналитик из Punk Ziegel & Co Ричард Бове.

Эта сделка весьма важна для Citigroup, поскольку представляет собой хорошую платформу для развития бизнеса во второй по величине экономике мира. Сейчас на Японию приходится не более 5% от доходов американской группы, но ее руководство давно стремилось усилить присутствие Citigroup в этой стране. Однако попытки органичного роста закончились провалом: в 2004 году была отозвана лицензия подразделения Citigroup по обслуживанию частных клиентов, а в январе 2007-го группа объявила о закрытии 80% своих японских отделений по выдаче потребительских кредитов (270 из 320). Тем не менее, Япония привлекательна для Citigroup. «У японцев второй по величине в мире (после жителей Люксембурга) подушный доход. Кроме того, японцы – стареющая нация, поэтому направляют большую часть своих доходов на инвестиции. Пожалуй, это лучший рынок для инвестиционного бизнеса в мире. А у Citigroup есть что предложить им», – объяснил Ричард Бове. Поэтому аналитики приветствуют покупку Nikko Cordial – диверсифицированной компании, которая предоставляет услуги по торговле ценными бумагами. Под управлением Nikko находятся активы на сумму $226 млрд., а прибыль за прошлый финансовый год, который истек 31 марта, составила $65.3 млн. Существенно и то, что у Citigroup и Nikko Cordial уже есть совместное предприятие Nikko Citigroup, которое обслуживает корпоративных клиентов.

Эти приобретения – очевидный успех Citigroup, поэтому у Чарльза Принса появились не только противники, но и сторонники. Например, Стив Нимет, управляющий инвестициями в AIG SunAmerica Asset Management, считает, что акции Citigroup – выгодное приобретение. Дивидендная доходность банка составляет 4%, а скорость роста доходов на акцию – 8-10%. Нимет считает, что нынешняя недооценка акций Citigroup похожа на ту, которая была у Merrill Lynch или Morgan Stanley в те времена, когда в обоих банках шла радикальная смена менеджмента. По его мнению, «следует покупать, пока они не пошли на подъем».

Сэнфорд Уэйл, избирая Принса своим преемником, полагал, что делает правильный выбор: «Я считаю, что Чак – это лучшая кандидатура из тех, кого я мог бы порекомендовать правлению в те времена. Я надеюсь, что он очень скоро сумеет изменить ситуацию». Правление тоже пока поддерживает Принса. Ален Бельда, гендиректор алюминиевой корпорации Alcoa и член правления Citigroup, предостерегает: «Помните, что идет мощный культурный сдвиг… Изменить мышление 300 тыс. человек – задача не из простых». Поддерживает Чарльза Принса и Роберт Рубин, экс-министр финансов и председатель исполнительного комитета Citigroup: «То время, когда Принс вынужден был решать проблемы, связанные с регулятивными органами, затормозило процесс. Я приветствую энергичных людей, устремленных вперед. Чак – человек с огоньком». Некоторые акционеры тоже склонны дать Принсу время.

Фактически текущий год будет решающим. И Принс надеется, что сможет не встать на путь, на который его подталкивают самые нетерпеливые из инвесторов: с их точки зрения, группу необходимо разделить на три части – розничный бизнес, инвестиционный банкинг и глобальные операции. И, тем самым, лишиться всех преимуществ, связанных с универсальностью.

Галина Резник,

по материалам

Washington Post, New York Times,

The International Herald Tribune, Associated Press, Bloomberg, RBC daily, Standard & Poor's Equity Research

Галина Резник,
по материалам
Washington Post, New York Times,
The International Herald Tribune, Associated Press, Bloomberg, RBC daily, Standard & Poor" s Equity Research

 
© агенство "Стандарт"