журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Новые рыночные страны

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2007

Новые рыночные страны

Медяк для бедняка

Перспективы расширения масштабов банковских услуг для неимущих в странах Латинской Америки

Последние три года для стран Южной и Центральной Америки ознаменовались бурным экономическим развитием. В течение трех десятилетий латиноамериканские государства не ощущали такого подъема всех сфер экономики, как в этот период. Расцвету способствовали и на удивление низкий уровень инфляции, и увеличение притока налоговых поступлений в бюджеты, и небывалая ранее активность избирателей по всему региону во время выборов. Впрочем, если за этими достижениями не последуют стабилизация экономического положения малого и среднего бизнеса, повышение жизненного уровня на периферии и развитие отсталых сфер производства, страны этого континента рискуют свести на нет все свои последние успехи.

Бедность, братец,

не порок, но проблема

«Любое экономическое развитие представляет собой удачную комбинацию достаточно эффективных курсов как макро-, так и микроэкономики, – говорит Луис Альберто Морено, президент Inter-American Development Bank (IDB). – К сожалению, для латиноамериканских стран характерна успешность макроэкономики при достаточно слабых микропоказателях. Увы, в регионе процветает бедность при сильной поляризации общества. И, если стартовать развитие различных сфер экономики, то, в первую очередь, именно с малоимущих сфер населения и малого бизнеса».

Закономерно, что создание реально функционирующего финансового рынка и стабильных финансовых институтов, способных привлечь значительные депозитные средства и насытить спрос в секторе кредитования, приводит к развитию всех сфер экономики, как результат, – к повышению благосостояния масс. К сожалению, не все правительства, и уж тем более финансовые институты, способны оценить взаимосвязь между уровнями развития и охвата банковской системы и долей малообеспеченного населения, что не способствует снижению его численности.

«У нас богатый опыт построения политической демократии, – говорит Луис Альберто Морено, – но мы не умеем создавать равные для всех условия и возможности. Финансовая демократия – основа всего. Именно от нее зависят экономическое развитие и политическая стабильность. Но как раз ее-то у нас и нет».

Финансовая демократия важна, во-первых, потому, что именно она дает людям возможность вырваться из казалось бы замкнутого круга прозябания за чертой бедности. По оценкам IDB, объединенный так называемый «мертвый капитал» (финансы, принадлежащие беднейшим слоям населения, не доступные для мобилизации и дальнейшего кредитования) двенадцати стран Латинской Америки составляет около $1.2 трлн. Пока к югу от США нет ни одной налаженной схемы привлечения этих средств в банковскую систему региона.

К тому же, именно становление малых и средних предприятий (SMEs), невозможное без финансовой демократии, становится жизненно важным направлением развития экономики латиноамериканских стран. К сожалению, SMEs, которые составляют сегодня до 98% всех латиноамериканских компаний, обеспечивают 40-60% рабочих мест и приносят 40-50% ВВП, страдают от отсутствия адекватного финансирования и необеспеченности доступа к кредитным средствам. А без достаточно стабильных SMEs невозможен рост благополучия основной части населения, которую здесь составляют незажиточные граждане и попросту бедняки. Они, собственно, и выступают владельцами малых предприятий или рабочей силой в них.

Кроме того, стабильная банковская система внушает оптимизм и уверенность в завтрашнем дне. «Сложно приуменьшить значение ссудного капитала для тех, кому он необходим как для того, чтобы перейти черту бедности, так и для того, чтобы обрести возможность развивать собственный бизнес, повышая, соответственно, уровень политической стабильности и социального единства, – считает Луис Альберто Морено. – Все, кто принимает активное участие в экономических процессах, более склонны вносить свою лепту и в создание стабильного общества. Но, к сожалению, финансовые системы стран Латинской Америки еще очень далеки от простых граждан и, значит, не могут способствовать повышению благосостояния бедняков и налаживанию их бизнес-деятельности. В частности, основные банковские продукты, такие как текущие счета, кредиты и страховка, слишком дорогостоящие для подавляющего большинства потенциальных клиентов».

Пробелы в банковской

системе

Банки в Латинской Америке, как и везде, являются основными провайдерами финансовых услуг. Но несмотря на столь большую важность для потенциальных клиентов они не могут похвастаться существенным охватом потребительских сегментов или влиянием на них. Если говорить языком цифр, масштаб кредитования частного сектора экономики по региону едва ли достигает 25% от ВВП, тогда как в развитых странах он на уровне 76%.

Исследование финансовых рынков региона, недавно проведенное Inter-American Development Bank, показало, что значительная часть населения остается вне сферы обслуживания банков и иных финансовых структур. По данным IDB, только 10% латиноамериканцев хотя бы раз в жизни воспользовались банковской услугой кредитования, а число потребителей банковского страхования и других услуг, связанных с рынком капиталов, и того ниже. Так, в Колумбии кредитование достигает лишь 19% от ВВП, тогда как в Чили, занимающем первое место в Южной Америке по данному показателю, составляет 59% (для сравнения: в Испании объемы кредитования превышают 118% от ВВП). В таких городах как Богота (Колумбия) и Сан-Паулу (Бразилия) менее 40% семей имеют доступ к финансовому сервису, а в Мехико (Мексика) – всего 25%. Не впечатляет и территориальный и технологический охват банковских систем региона: например, в Чили на 100 тыс. населения приходится 24 банкомата, в Колумбии – всего 10 (опять же, в Испании – 127).

Кроме того, уровни капитализации и ликвидности латиноамериканских предприятий значительно ниже аналогичных показателей в других регионах, да и список компаний, чьи акции котируются на биржах, за последние десять лет существенно сократился. И, если в регионе действует несколько сотен тысяч вполне жизнеспособных фирм, то лишь 1648 из них котируются на бирже. Стоит ли уточнять, что в их числе – одни крупные предприятия. Кстати, именно они и являются основными клиентами финансовых институтов, которые часто предпочитают игнорировать малый и средний бизнес, равно как и отдают предпочтение крупным городам, забывая о периферии.

Примечательно также и то, что для финансовых систем многих стран региона характерен значительный объем находящихся в обороте краткосрочных государственных ценных бумаг. Это часто отпугивает частных предпринимателей от банков в целом. В то же время, сами латиноамериканские финансовые институты зачастую пренебрегают своим прямым предназначением и фокусируются на инвестировании в гособлигации, вместо того чтобы расширять объемы кредитования частного сектора. Понятное дело, последнее – занятие для финансовых институтов гораздо более затратное, рискованное и сложное. Но, забывая о необходимости развития рынка кредитования, банки, по сути, ставят крест на финансовой «подпитке» частного предпринимательства, столь необходимого для дальнейшего экономического роста как отдельных стран, так и всего континента.

Тормозит дальнейшую эволюцию экономики региона и чрезмерная «опека» регулирующих органов над финансовыми секторами. «Иногда слишком сильный государственный нажим абсолютно не нужен, он просто не уместен и даже мешает эффективной деятельности финансовой системы, – утверждает Луис Альберто Морено. – Например, завышенные граничные («потолочные») процентные ставки приводят к тому, что самые мелкие предприятия, по определению – отличающиеся чрезвычайно высоким кредитным риском, в принципе, попросту лишаются возможности воспользоваться ссудным капиталом банков».

Многие страны мира, причем, не только развитые Великобритания и США, но также такие как Бангладеш, Индонезия, Южноафриканская Республика и Таиланд, прошли этап отмены устанавливаемых государством граничных ставок, что стало толчком к бурному подъему финансового рынка (в частности, – сегмента микрофинансов), способствовало привлечению существенных депозитных ресурсов и насыщению бизнес-сектора ссудным капиталом. К большому сожалению, латиноамериканские страны еще далеки от подобного шага.

«Огорчает, к тому же, слишком слабая, ограниченная конкуренция в самом банковском секторе, – говорит Луис Альберто Морено. – Как правило, в регионе идут активные процессы концентрации банковского капитала, в ходе которого конкуренция заметно снижается, а, значит, замедляется и развитие финансовых услуг. Конечно, есть и исключения. Например, в Колумбии благодаря снижению инфляции и усилению конкурентной борьбы финансовый сектор пережил настоящий бум». Примечательно, что доля активов иностранных финансовых институтов в банковском секторе Колумбии составляет только 20-25%, тогда как, например, в Чили этот показатель соответствует 40%, Венесуэле – 45%, Перу – 60%, Мексике – 80%.

«Обнадеживает то, что несмотря ни на что банковский бизнес в Латинской Америке остается доходным делом, – заверяет Луис Альберто Морено. – В Колумбии прибыль банков составляет 4.1% от активов, а в Чили – 3.9%, тогда как даже в развитых странах этот показатель ниже (например, в Канаде он находится на уровне 1.6%, в Испании – 1.4%). Но, увы, высокие прибыли свидетельствуют также о недостатке конкурентной борьбы в банковском секторе».

Примеры для подражания

Конечно же, не все так безрадостно, как может показаться поначалу. В конце концов, сегодня в Латинской Америке происходит небывалый рост ликвидности банковских систем. И, хотя только Бразилии и Чили удалось достичь таких объемов кредитования частного сектора, которые превышали бы показатели 60-х годов, надежда на улучшение положения банкинга и потребителей финансовых услуг в регионе все еще есть. Тем более что в некоторых странах намечается выход на рынок финансовых услуг новых, достаточно сильных игроков.

Так, в 2007 году компания Wal-Mart Mexico объявила о своем намерении последовать по стопам мексиканского же ритейлера Elektra и стать полноценным участником банковской системы. Стоит отметить, что правительство Мексики и регулирующие органы вполне положительно относятся к подобному способу привлечения новых игроков на рынок, видя в том один из методов включения «мертвого капитала» в банковскую систему. Конечно же, доходы от платежных трансакций (а именно этот вид финансовых услуг, в основном, и предоставляют ритейлеры) гораздо ниже, чем, например, от кредитных карточек или чеков. Но, как говорится, лиха беда – начало, ведь сегодняшние не особенно прибыльные продукты и услуги могут стать фундаментом для построения отношений с завтрашним средним классом.

По словам Луиса Альберто Морено, сновной задачей для финансовых институтов Латинской Америки на сегодня определены развитие инновационных механизмов и создание новых программ и линий, особенно в сферах микрофинансирования, денежных переводов и прочих остающихся вне банковского обслуживания рынков и сегментов. Банки должны не только думать о сиюминутной прибыли, но, учитывая социальную ответственность, содействовать повышению благосостояния широких кругов населения региона, тем самым помогая становлению в странах Латинской Америки среднего класса, который, как известно, формирует «костяк» любого развитого общества.

«Латинская Америка сегодня находится в чрезвычайно удобных условиях для создания финансовой демократии, – уверен Луис Альберто Морено. – Инфляционные процессы стабильно сбавляют ход, экономический рост налицо, банки отличаются прибыльностью и достаточной капитализацией, а технологии обеспечивают снижение расходов и увеличение охвата как территориального, так и разных потребительских сегментов. Возможно, впервые в истории региона сформировались подобные условия, и банковский сектор просто не имеет права не воспользоваться ими».

Чтобы поддержать собственные лозунги, Inter-American Development Bank (IDB) в начале 2007 года запустил инициативу, известную как «Возможности для большинства» («Opportunities for the Majority»). В ее рамках банк осуществляет финансирование традиционно наиболее отдаленных от финансовой системы слоев населения. Также IDB активно участвует в эволюции регионального рынка микрокредитования, планируя в течение следующих пяти лет увеличить собственный кредитный портфель до $15 млрд. Банк, кроме того, ищет пути снижения платы, взимаемой за денежные переводы с тех латиноамериканцев, которые отправились на заработки за рубеж (как правило, это эмигранты в США, Канаду и некоторые страны Европы), – от нынешних 5.6 до 3%. «Еще мы намерены осуществить программу кредитования SMEs общим объемом $1 млрд., – информирует Луис Альберто Морено, – а также в течение пяти лет увеличить на 50% (до $2 млрд.) расходы на обучение и тренинги персонала. Кроме того, планируем создать и предложить ряд продуктов и услуг малоимущим слоям населения. Уверен, что с их помощью мы не только охватим традиционно игнорируемые банками потребительские сегменты, но и поспособствуем открытию новых рабочих мест, развитию малого и среднего бизнеса».

Пример IDB может быть достойным подражания. Уже сегодня многие финансовые институты Латинской Америки обращают свои взоры и, конечно же, перенаправляют ресурсы на финансирование и обслуживание средних, малых и совсем небольших предприятий, семей с низким доходом, а также развитие микрокредитования, дебетовых и кредитных карточек, сберегательных счетов, денежных переводов и т.д.

Примечателен пример успешного финансового обслуживания необеспеченных слоев населения и малых предприятий одной неприбыльной гватемальской организации – Asociacion para el Desarrollo Integral de San Antonio Ilotenango, более известной как ADISA. Основана она была в 1992 году для оказания помощи в развитии одного из беднейших муниципалитетов (административно-территориальная единица) страны в трех направлениях – сельском хозяйстве, здравоохранении и образовании. В принципе, одна из основных первых целей ADISA – организация сети коммунальных аптек – так и не была достигнута. Но вместо этого уже в самом начале своего существования финансовый институт начал обеспечивать мелких фермеров микрокредитами на срок до одного года, что в будущем дало ADISA возможность развиться до полноценного участника рынка микрофинансов.

Сегодня кредитный портфель ADISA составляет $1.6 млн., а его услугами пользуются 1600 заемщиков. Все 59 сотрудников ADISA не только работают в рамках системы микрокредитования, но и участвуют в образовательных и здравоохранительных программах в рамках государственных контрактов.

Конечно же, ADISA далеко не сразу наладил достаточно эффективную деятельность. Поначалу в связи со слишком слабым анализом рисков процент невозвратов финансового института был в пределах 30%, так что ADISA был вынужден установить процентную ставку в размере 34% годовых, хотя практически и она не спасала институт от плачевного положения. Однако с течением лет, набравшись опыта, ADISA сумел снизить показатель невозвратов до 4.5% и установить ставку по кредитам в размере 24%.

Развитию ADISA помогло также сотрудничество с канадскими и голландскими компаниями в сфере технологий управления кредитами, в результате чего микрофинансовому институту в конце 90-х годов удалось существенно обогатить свой кредитный портфель. В 2002 году ADISA получила у банка IDB грант на сумму $250 тыс. в качестве технической помощи и кредит на $500 тыс. Благодаря этому ADISA была усовершенствована система оценки кредитных рисков, модернизированы компьютерные системы, повышена квалификация персонала, взят на вооружение долгосрочный бизнес-план, в итоге же банк осуществил масштабную экспансию на рынок микрофинансов Гватемалы.

После нескольких лет стабильной деятельности доля «аграрных» кредитов в портфеле ADISA существенно снизилась, в то время как процент коммерческих займов продолжал расти. На сегодняшний день среднестатистический заемщик ADISA – это мелкий либо средний предприниматель, нуждающийся в кредитовании сроком от нескольких месяцев до пяти лет. Планируя дальнейшее развитие своего бизнеса и рынка кредитования, ADISA сегодня ищет новые пути расширения своей деятельности и, соответственно, необходимые для этого ресурсы.

«Будущий рост и процветание стран Латинской Америки во многом зависят от их собственного потенциала наиболее полно и всеобъемлюще обеспечивать население самыми необходимыми условиями, продуктами и услугами, – утверждает Луис Альберто Морено. – Этот постулат тем более касается банковского сектора, ведь именно финансовые средства способствуют переходу предпринимателей, рабочих, потребителей и инвесторов из разряда потенциальных клиентов в число действующих».

Евгения Лакосник,
по материалам
Inter-American Development Bank

 
© агенство "Стандарт"