журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

Новые рыночные страны

МОБИЛЬНЫЙ БАНКИНГ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №4, 2007

Международные банки

ABN Amro попал в историю

Нидерландский банк или станет объектом крупнейшего поглощения в истории мирового банковского сектора, или будет разделен на части тремя конкурентами

На европейском банковском рынке готовится поглощение, которое может стать крупнейшим за всю историю отрасли. Британский банк Barclays сделал предложение о покупке нидерландского ABN Amro и готов заплатить за него @69.3 млрд. ($94.3 млрд.). Однако этому дружественному поглощению может помешать альтернативное предложение консорциума европейских банков, способных заплатить немного больше. В первом случае на мировой арене появится пятый по величине банк с рыночной капитализацией в $175 млрд., что вполне устроило бы правление ABN Amro как меньшее из зол, во втором – активы ABN Amro будут поделены между членами консорциума, после чего в истории одного из крупнейших банков континентальной Европы будет поставлена точка.

Путь к объединению

За последние годы ABN Amro сумел провести широкомасштабную географическую экспансию. Сейчас у него уже 4.6 тыс. отделений в 53 странах. Эта стратегия принесла свои плоды: сегодня ABN Amro по активам занимает 8-мое место в Европе и 13-тое в мире, а также находится на третьем месте в мире после Citigroup и Deutsche Bank по количеству отделений. Однако параллельно с экспансией росли и расходы, поэтому ABN Amro был вынужден сокращать рабочие места, проводить реструктуризацию бизнеса и избавляться от неприбыльных бизнес-сегментов. В 2002-2003 годах ABN Amro распродавал свои инвестиционные подразделения на тех рынках, где он не был лидером, например, в США, а в январе 2007-го продал свой ипотечный бизнес американскому гиганту Citigroup.

В принципе, такие шаги давали возможность продолжать экспансию на новые рынки и успешно конкурировать с глобальными финансовыми институтами. Тем не менее, решение проблемы сокращения затрат одновременно с освоением новых рынков представляет весьма трудную задачу. Большие издержки делают банк уязвимым, именно за это он подвергается серьезной критике со стороны собственных акционеров. Особую активность проявляют профессиональные финансовые инвесторы – британские хедж-фонды TCI и Toscafund, руководители которых охотно делают ставки на слияния и поглощения. В результате для ABN Amro наступили трудные времена.

Фонды TCI и Toscafund представляют собой мощную силу. При этом, именно они и требуют разделения банка на части с последующей продажей. Эти акционеры вполне способны добиться своего. Скандально известный TCI в Великобритании за используемые им методы давления на руководство компаний называют «партизанским». Именно при помощи этих методов два года назад фонд добился смены руководства германской биржи Deutsche Boerse и вынудил ее отказаться от приобретения Лондонской фондовой биржи (LSE). В те времена немецкие банкиры даже говорили об англосаксонском заговоре против континентального бизнеса. Сейчас же TCI обрушился на руководство ABN Amro с требованием разбиения активов банка. Заручившись поддержкой ряда британских хедж-фондов и голландских пенсионных фондов, TCI предъявил руководству ABN Amro ультиматум из пяти пунктов, ответ по которому потребовал предоставить не позднее 26 апреля (дата проведения ежегодного собрания акционеров).

Со своей стороны, руководство ABN Amro никаких слияний и поглощений не желает, поэтому исходно оно готовилось к осаде и согласовало оборонительную стратегию, предполагающую продажу непрофильного бизнеса группы. Тем не менее, в сложившейся ситуации правление ABN Amro вынуждено было прислушаться к предложению своего британского конкурента Barclays, выступившего в роли «белого рыцаря». В принципе, два года назад Barclays и ABN Amro уже проводили серию переговоров о возможном слиянии, но в то время условия для обоих банков были более благоприятными, причем, срочных действий не требовалось. Теперь же положение иное, так что в марте руководство ABN Amro начало эксклюзивные переговоры с представителями Barclays по поводу поглощения, в результате которого на европейском рынке может появиться новый гигант с 47 млн. клиентов, 220 тыс. сотрудников по всему миру и $3.2 трлн. активов. Barclays представлен в 50 странах, ABN Amro – в 53. Объединенный банк Barclays-ABN Amro станет одним из крупнейших финансовых институтов мира, по размерам он будет сопоставим с американским Citigroup и британским HSBC.

По мнению аналитиков, слияние с ABN Amro находится в главном русле стратегии британского банка, который в феврале объявил о планах масштабной экспансии на новые рынки, в том числе в Россию, где ABN Amro тоже собирается развивать розничный бизнес. К концу 2007 года ABN Amro, как и Barclays, планирует выпустить кредитные карточки для российских граждан (оба банка сейчас активно нанимают штат для своих российских подразделений). Кроме того, нидерландский банк может предоставить своему британскому партнеру доступ к быстрорастущим рынкам в Бразилии, на Среднем Западе США, а также в Азии и Восточной Европе. Немалую ценность представляют также Anronveneta, итальянский банк, который ABN Amro приобрел в 2005 году за $10 млрд., сильное инвестиционное подразделение нидерландского банка в Лондоне и одна из крупнейших в мире групп по управлению активами. Оба банка примерно равны по своим показателям, хотя капитализация Barclays несколько выше ($85 млрд. против $70 млрд. у голландцев).

Один против троих

Аналитики считают план Barclays вполне реальным, но с прогнозами предпочитают не спешить: дело в том, что в объединении с ABN Amro заинтересован не только Barclays, поэтому его продажа, похоже, примет аукционный характер. Однако вряд ли это устроит миноритариев, поэтому конфронтация вокруг крупнейшего банка Нидерландов может выйти на новый виток.

Тем не менее, похоже, что руководство ABN Amro уже готово смириться с утратой самостоятельности банка. Сейчас его топ-менеджеры сосредоточили усилия на том, чтобы сохранить ABN Amro как цельную структуру, что возможно только при продаже контрольного пакета Barclays. Проблема в том, что у британского банка появился конкурент – консорциум европейских банков Royal Bank of Scotland, Banco Santander Central Hispano и Fortis. Если ABN Amro достанется этим покупателям, то они разделят его активы между собой, а то, что окажется лишним, продадут третьим лицам, например, итальянскому Capitalia, заинтересованному, как минимум, в части бизнеса ABN Amro. Кроме Capitalia, на некоторые активы нидерландского банка претендуют Citigroup, голландская группа ING, испанский банк BBVA и французский BNP Paribas.

Ситуация усугубляется тем, что финансовые возможности у Barclays скромнее, чем у конкурирующего с ним консорциума. При этом, на фоне информации о предстоящем поглощении акции ABN Amro изрядно выросли в цене, подскочив за апрель более чем на 20%. По оценкам аналитиков, капитализация голландского банка уже дошла до $92.4 млрд. и превысила предложенные британцами $80 млрд. Все понимают, что раздобыть дополнительные средства Barclays будет непросто, а при обмене акций обоих банков на ценные бумаги объединенного института доля акционеров британского банка будет меньше, чем предполагалось изначально. При этом, консорциум собирался, похоже, победить Barclays одним ударом, предложив за ABN Amro $90 млрд. или более.

Тем не менее, понятно, что, если ABN Amro не достанется Barclays, то британский банк сам может оказаться мишенью для поглощения более крупными конкурентами. По мнению аналитиков, бизнес Barclays может представлять интерес для американских банков JP Morgan Chase и Bank of America, которые могли бы использовать его инвестиционное подразделение для расширения своего бизнеса в этом сегменте европейского рынка. Поэтому, похоже, Barclays будет стоять до конца и искать партнеров, которые сумеют оказать ему финансовую поддержку. Правда, победить конкурирующий консорциум будет крайне трудно.

Характерно, что эта борьба будет весьма необычной для мировой банковской отрасли. Дело даже не в том, что сделка будет крупнейшей в истории, нетривиален тот факт, что впервые в такой конкуренции принимает участие консорциум из трех кредитных банков. Такие объединения более характерны для закрытых акционерных компаний, которые консолидируют усилия для присоединения фирмы только для получения наиболее привлекательных для каждого из участников частей ее бизнеса, но это неслыханно для финансовой отрасли, где банки жестко конкурируют друг с другом за размер и рыночные доли. Тем не менее, это факт. В принципе, идею разделения ABN Amro впервые обнародовал в начале года все тот же хедж-фонд TCI, которому принадлежит менее 3% нидерландского банка. Однако тогда гендиректор ABN Amro Райкман Грунинк отклонил ее и попросил акционеров проголосовать против на общем собрании, которое было намечено на 26 апреля, поскольку, с его точки зрения, это причинит банку серьезный ущерб и подорвет его кредитный рейтинг. Тем не менее, именно такую разбивку активов и планирует провести консорциум в случае своей победы.

Британский Royal Bank of Scotland (RBS), испанский Banco Santander Central Hispano и голландско-бельгийский банковский концерн Fortis сообщили правлению ABN Amro о желании начать переговоры по поглощению и запросили у наблюдательного совета бухгалтерские документы для изучения его финансового состояния. Предполагается, что RBS достанутся чикагский розничный LaSalle Bank и инвестиционный бизнес. Активы ABN Amro в Бразилии (Banco Real) и Италии (Banca Antonveneta) должны перейти к Santander, а Fortis получит контроль над розничной деятельностью, операциями по банковскому обслуживанию состоятельных клиентов и сегментом управления активами в Нидерландах. В принципе, сделок по разделению таких крупных банков как ABN Amro в истории еще не было, однако у RBS и Santander уже есть опыт крупных поглощений: в 2000 году RBS купил National Westminster Bank за $33,2 млрд., а Santander в 2004-м заплатил $16,4 млрд. за Abbey National.

По мнению экспертов консалтинговой фирмы Keefe, Bruyette & Woods, экономия на масштабах в этом варианте поглощения будет больше, чем в случае, если покупателем станет Barclays, так как бизнес ABN Amro во многом пересекается с RBS и Santander. По оценкам Жан-Пьера Ламберта, аналитика из Keefe, Bruyette & Woods, одно только объединение Royal Bank с Santander может привести к сокращению издержек на @2.56 млрд. в отличие от @1.44 млрд., которые можно извлечь при слиянии с Barclays. Инициативу RBS, Santander и Fortis уже поддержал TCI.

Банки на продажу

Наконец, 23 апреля Barclays сделал решительный шаг, предложив за ABN Amro @69.3 млрд. ($94.3 млрд.). Наблюдательный совет это предложение принял, поэтому 26 апреля порекомендовал акционерам утвердить данное решение на общем собрании. Речь не идет о наличных: в результате обмена акциями инвесторы ABN Amro получат за каждую свою акцию по 3.225 акций Barclays, в итоге им будет принадлежать 48% капитала объединенной группы. При этом, ABN Amro объявил о своем согласии продать Bank of America свое чикагское подразделение LaSalle Bank за $21 млрд., в результате чего акционерам объединенной группы достанется @12 млрд. Новый банк будет зарегистрирован в Лондоне, его главный офис будет расположен в Амстердаме, а структура корпоративного руководства будет британской. Гендиректор Barclays Джон Варли займет ту же должность в объединенной группе, а Райкман Грунинк из ABN Amro возглавит правление. Главным регулятивным органом останется Центральный банк Нидерландов. Объединенная холдинговая компания будет называться Barclays PLC.

Эксперты Barclays уверены, что британские аналитики слишком низко оценили синергию от этого слияния (по оценкам Keefe Bruyette & Woods, максимум, @2.5 млрд.). Специалисты банка полагают, что гораздо более реалистична цифра в @3.5 млрд. По оценкам обоих партнеров, объединение их головных офисов приведет к масштабной экономии: в штаб-квартире Barclays работает 1.8 тыс. служащих, у ABN Amro – еще больше. Кроме того, на информационные технологии Barclays расходует свыше @1 млрд. в год, примерно, такие же затраты в этой сфере и у ABN, поэтому консолидация технологий на общей платформе тоже даст ощутимый экономический эффект. К тому же, устранение дублирования в бизнесе партнеров и повышение эффективности нидерландского банка дает дополнительную экономию, оцениваемую аналитиками в размере от @1.5 млрд. до @3 млрд. К 2010 году из Barclays Plc. может быть уволено 23.6 тыс. сотрудников, в том числе более 10 тыс. – в зарубежных подразделениях.

Еще один аргумент в пользу данного слияния – это возможность продавать инвестиционные продукты Barclays и сервис этого банка в сфере управления фондами 25 млн. клиентов ABN Amro. Именно такие цифры будут представлены инвесторам обоих банков, которые должны будут проголосовать за это слияние на общих собраниях акционеров, назначенных на 26 апреля. Если какое-либо из собраний отклонит предложение об объединении, ABN Amro, скорее всего, достанется консорциуму, а его активы будут раздроблены и распроданы по частям.

Конечно, Royal Bank of Scotland, Santander и Fortis тут же провели встречу с руководством ABN Amro, поскольку согласно договору его руководство может рассматривать предложения от других банков, если они превысят предложение Barclays. Конкурирующий консорциум предложил инвесторам ABN Amro по @39 за акцию, т.е. почти на 13% больше, чем Barclays, и на 11.4% выше их рыночной стоимости. Более того, около 70% от общей суммы консорциум собирается заплатить наличными, а 30% – своими акциями, по которым предполагается выплатить дивиденды в размере @0.6 на акцию. Разумеется, это предложение действительно при условии, если консорциуму предоставят возможность провести тщательную проверку бухгалтерских документов ABN Amro и только в том случае, когда в составе банка останется LaSalle, обещанный Bank of America.

Такая откровенно рейдерская стратегия может дать возможность потенциальным покупателям преследовать сразу две цели: воспрепятствовать появлению европейского финансового сверхгиганта и просто убрать с рынка ABN Amro, что ощутимо облегчит их собственный бизнес. Из этих соображений они и готовы «купить» нынешних акционеров банка большой премией. При этом, лоббисты консорциума в ABN Amro уже активизировались: TCI угрожает подать в суд на наблюдательный совет банка, если тот не предоставит консорциуму доступ к той же информации, которую получил Barclays. В свою очередь, Кристофер Хон, управляющий партнер TCI, заявил: «Если не всем потенциальным покупателям дают возможность изучать документы, значит, совет нарушает свои фидуциарные обязательства». Таким образом, борьба за ABN Amro пока далека от завершения.

Если ABN Amro не достанется Barclays, то у британского банка тоже будут проблемы, поскольку он представляет собой привлекательную мишень для ведущих американских банков, желающих расширить свое присутствие в Европе. Поэтому, похоже, что Barclays будет бороться «до последнего патрона», причем, вполне вероятно, что он найдет себе союзников «с достаточно тугими кошельками», рассчитаться с которыми впоследствии можно было бы непрофильными активами голландского банка. Не исключено, что Barclays создаст собственный консорциум, в который может войти, в частности, Bank of America, заинтересованный в покупке LaSalle Bank. В американских СМИ называют и потенциальных участников такого консорциума: BBVA, Bank of America и BNP Paribas. Аналитики полагают, что вскоре появятся и другие претенденты на участие в разделе ABN Amro. В Лондоне не исключают, что к ним примкнет HSBC, а Жан-Пьер Ламберт называет ING и Bank of Montreal. Кстати, BBVA и BNP Paribas тоже заинтересованы в покупке LaSalle и, похоже, готовы поддержать Barclays материально.

В такой ситуации эксперты JP Morgan Chase оценивают вероятность триумфа Barclays в ценовой войне в 30%, шансы консорциума во главе с RBS – в 60%, а вероятность сохранения независимого статуса ABN Amro – в 10%.

Фактически борьба идет за то, кому достанется американский бизнес ABN, т.е. LaSalle Bank, с активами в $73 млрд., у которого имеются подразделения в Чикаго и Мичигане, самом конкурентоспособном регионе Среднего Запада США. В этом банке более всего заинтересован Royal Bank of Scotland, именно из-за него он и включился в борьбу за ABN Amro. Royal Bank of Scotland стабильно расширяет свой бизнес в США, и 400 отделений LaSalle в его целевом регионе представляют, безусловно, особую ценность. Если сделка по поглощению ABN Amro состоится, RBS сможет пойти на слияние LaSalle со своим подразделением Citizens Financial, что сыграет важнейшую роль в планах экономии затрат и повышения прибыльности.

В свою очередь, этот актив весьма важен и для Bank of America, отделения LaSalle могут прекрасно заполнить пробелы в его национальной сети. Если эта покупка состоится, Bank of America обойдет JP Morgan Chase и станет лидером в чикагском регионе. А момент для этого сейчас весьма подходящий.

Крупнейший розничный банк США Bank of America делал много приобретений, но вынужден был переориентировать свою стратегию на внутренний рост, поскольку объем его депозитов приблизился к пределу, установленному федеральными регуляторами. Причем, увеличение прибылей затормозилось, а повышение издержек – ускорилось. По мнению аналитиков с Уолл-Стрит, покупка LaSalle даст возможность Bank of America изменить эту тенденцию. Тем не менее, сделка может и не состояться, поскольку, по условиям договора, ABN Amro может в течение 14 дней утвердить большее предложение со стороны другого покупателя и выплатить Bank of America $200 млн. неустойки.

Возможно, именно так и будут развиваться события. Ведь у RBS есть опыт успешной борьбы, в частности, в 2000 году он переиграл своего эдинбургского конкурента Bank of Scotland в тяжбе за National Westminster Bank. В те времена после пятимесячной борьбы акционеры NatWest приняли предложение RBS о враждебном поглощении за $46.8 млрд. До настоящего времени эта покупка финансового института, который по размеру был вдвое больше RBS, представляла собой крупнейшую дуэль в истории финансовой отрасли, да и сейчас аналитики относят саму сделку в разряд фантастических. Правда, хотя возглавляющий RBS сэр Фред Гудвин без единого промаха провел интеграцию своего банка с National Westminster и американским Charter One, эксперты в Сити считают, что было бы неплохо притормозить процесс приобретений. Частично это желание связано с приобретением RBS доли в Bank of China, поскольку эту сделку многие считают рискованной.

В принципе, для сомнений есть определенные основания; хотя сейчас банк Гудвина присутствует в 43 странах, включая США и Китай, тем не менее, 58% прибылей до налогообложения генерируют именно его британские активы. С другой стороны, именно это Гудвин и пытается изменить, ибо RBS, как и Barclays, стремится получать все больше прибылей из-за рубежа, поскольку в Великобритании бизнес в сфере кредитования без обеспечения идет вяло, учащаются случаи невозврата кредитов. Тем не менее, по прибылям RBS в прошлом году опередил своего конкурента HSBC, поскольку превратился в лидирующего андеррайтера синдицированных займов европейским компаниям. Как бы там ни было, но борьба за ABN Amro будет упорной. RBS, помимо LaSalle, постарается любым путем заполучить корпоративные банковские операции ABN Amro и его активы в азиатском регионе, где шотландский финансовый институт стремится расширять свое присутствие. В частности, активы ABN Amro в Гонконге, Сингапуре и Японии представляют для RBS особую ценность.

Понятно, что финансовые власти Нидерландов предпочитают, чтобы победителем в этой борьбе был Barclays, поскольку британский банк не станет делить ABN Amro на части, ограничившись только продажей LaSalle. Правда, раньше глава Центрального банка Голландии Нут Веллинк утверждал, что не будет возражать против раздела ABN, если это «будет осуществлять другой банк с солидной деловой репутацией». Однако позднее Центральный банк, обладающий полномочиями по утверждению любой сделки в банковской сфере страны, сделал официальное заявление, в котором оценил предложение консорциума европейских банков как рискованное. Тем самым он вызвал огонь на себя, реакция европейских коллег воспоследовала незамедлительно. Мигель Ордоньес, глава Центрального банка Испании, сразу объявил, что не видит никаких рисков для финансовой стабильности из-за возможного дробления бизнеса ABN. Затем Оливер Дрюер, пресс-секретарь Комиссара ЕС по внутреннему рынку Чарли МакКриви, заявил, что Европейская комиссия «предупреждает Нидерланды о недопустимости дискриминации всех других претендентов на ABN Amro».

Галина Резник,
по материалам
Wall Street Journal, Financial Times, Guardian, The Herald,
International Herald Tribune,
The Chicago Tribune, Reuters, Bloomberg, Forbes, Handelsblatt, «Ведомости», marketwatch.com, telegraph.co.uk, ifaonline.co.uk, rbc.ua

 
© агенство "Стандарт"