журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Новые рыночные страны

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

Банковское оборудование

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

Банковская деятельность

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №3, 2007

Банковская деятельность

Долг платежом красен

Побочным эффектом бума в области потребительского кредитования в странах СНГ стало появление коллекторских агентств, специализирующихся на возврате просроченных кредитов

В последние годы в странах Восточной Европы и СНГ начался настоящий бум в области потребительского кредитования. Обороты и темпы его роста действительно впечатляют. Однако существует и обратная сторона медали: увеличивается невозврат по выданным кредитам. Но, как известно, нет проблемы, для выхода из которой не нашелся бы особый способ. Решением проблем, связанных с возвратом долгов по беззалоговым кредитам, занимаются во всем мире коллекторские агентства, которые в настоящее время развивают свой бизнес и в России, и в Украине. Любой банк, так или иначе, конечно же, ведет работу по взысканию невозвращенной задолженности, но там, где речь заходит о тысячах мелких заемщиков по потребительским кредитам, специализированные организации, как правило, достигают большего результата.

Как говорит первый заместитель председателя совета директоров «Дельта банка» Игорь Давиденко, «в принципе, коллекторские агентства – это яркий пример аутсорсинга в банковской сфере. И каждый банк вправе решать: работать ему самостоятельно с должниками или прибегнуть к услугам коллекторов. Главным критерием для принятия такого решения являются суммы издержек. Если они непропорционально высоки, а для банков, активно занимающихся потребительским кредитованием, это актуально из-за растущей доли невозвратов в кредитном портфеле, то лучше обратиться в специализированную фирму. Для кредитных учреждений деятельность по «выбиванию долгов» довольно специфична и затратна».

Коллекторский бизнес как самостоятельный элемент финансового рынка впервые оформился в США в 60-тые годы, а в начале 80-х он получил широкое распространение и в Западной Европе. В настоящее время американских коллекторских фирм насчитывается даже больше, чем банков (порядка 6.5 тыс.). Их деятельность не имеет ничего общего с криминальным «вышибанием долгов» и строго регламентирована законодательством. В 1978 году в США был принят закон о добросовестной практике взимания долгов (Fair Debt Collection Practices Act – FDCPA). По этому закону коллектор, например, имеет право звонить «клиентам» только в дневное время (с 8.00 до 21.00), причем, не на работу, если там не приветствуются посторонние телефонные разговоры. Коллекторам запрещено в какой бы то ни было форме давить на должника, оскорблять его либо угрожать ему. Если, тем не менее, коллектор «достал» должника своей настырностью, последний может письменно попросить его перестать искать общения с ним, причем, тот обязан внять его просьбе.

Последнее, правда, может оказаться вовсе не в интересах должника. Коллекторы могут, во-первых, через суд обратить взыскание на имущество, а во-вторых, передать дело недобросовестного заемщика в бюро кредитных историй. А это очень действенная мера: с плохой кредитной историей будет крайне сложно получить новый кредит, даже могут возникнуть проблемы с карьерой. Уже сам факт, что некто стал «клиентом» коллекторской компании, сильно подпортит его кредитную историю и репутацию. Таким образом, в распоряжении цивилизованных коллекторов есть достаточно мощные средства воздействия на должников. Поэтому коллекторский бизнес процветает: в США в 2005 году удалось «вытрясти» просроченных долгов на сумму порядка $40 млрд.

У нас дело обстоит несколько иначе, а связано это с тем, что с момента появления первых специализированных организаций прошло всего немногим более двух лет. Кроме того, коллекторский бизнес в странах СНГ в настоящее время находится вне правового поля, ибо нет закона, напрямую регулирующего данный вид деятельности. Есть только общие нормативно-правовые акты – Гражданский и Уголовный кодексы. Это с одной стороны. С другой же, у населения практически отсутствует культура «жизни в кредит». Многие клиенты банков просто не понимают, на каких условиях им предоставляются кредиты, а для части из них просто настоящим откровением является то, что кредиты вообще-то надо погашать. Приведенные российскими экспертами данные свидетельствуют о том, что только 3% от общего числа опрошенных заемщиков четко понимают, как будут возвращать кредит, остальные же смутно представляют себе эту процедуру. Около 31% потребителей не планируют своего бюджета вовсе, а 37% рассчитывают только на один месяц. Таким образом, 68% российских клиентов не совсем представляют, как будут расплачиваться с банком.

Самый большой процент невозврата – по потребительским кредитам. В этом секторе заемщики не вернули в прошлом году более 10% от общей задолженности. По словам Алексея Снигурского, заместителя директора украинской коллекторской компании CCG, потребительское кредитование в большей мере «подводят» отсутствие обеспечения и сама форма экспресс-обслуживания. Если ранее получение кредита за 15 минут было уникальной возможностью, то сейчас это становится нормой. Неспециалисту за такой срок физически невозможно разобраться во всех деталях и условиях договора и самому оценить свою платежеспособность, а банку – проверить надежность клиента.

По данным Банка России, задолженность россиян кредитным организациям за период с 2003 года по 2006-й возросла вдесятеро и достигла $1.4 млрд. Неофициальные источники называют в 2.5 раза большую сумму – до 100 млрд. руб. Аналитики и банкиры заявляют «вилку» в 6-24% невозврата от выданных сумм. Но в отдельных случаях эти цифры могут значительно колебаться и в худшую сторону. Ежегодно общий объем просроченной задолженности увеличивается на 50-70%. Очевидно, по такому же пути, только с небольшой временной задержкой, идет и Украина. В общем, при сложившейся ситуации с потребительским кредитованием коллекторы и у нас без работы не останутся.

Для банков естественно сосредоточение на профильной деятельности по предоставлению кредитов, а не по их взысканию. Также коллекторский аутсорсинг дает возможность дистанцироваться от негативно воспринимаемых процессов, по сути, избегая репутационных рисков.

Коллекторский подход (от английского «collect» – «собирать», «взимать», «инкассировать») можно охарактеризовать как конвейерное, максимально формализованное и технологичное, взыскание большого объема однотипной задолженности, как правило, бесспорного характера. Коллекторский подход в значительной мере стандартизирован, что делает не обязательным наличие специальных юридических знаний у работников. По словам Игоря Давиденко, банкам гораздо удобнее и выгоднее решать вопросы взимания задолженности с помощью специализированных организаций, чем расширять штаты, тратить время и средства на обучение специалистов. Таким образом, для кредитных учреждений деятельность по «возвращению долгов» весьма специфична и затратна.

Коллекторский подход отличается от юридического, экономического и нелегального способов решения проблемы задолженности. От юридического, в частности, тем, что коллекторы не ограничены применением собственно юридических средств (судебные иски, исполнительное производство) и воздействуют на психологическом уровне, прежде всего, на досудебной стадии. Отличие коллекторского способа решения проблемы долгов от нелегального состоит в строгом соблюдении требований действующего законодательства. Экономический способ решения проблемы задолженности – предполагаемый процент невозврата кредитов – просчитывается при определении стоимости банковского продукта, т.е. включается в нее.

Однотипность долгов предполагает одинаковый характер должников – физических лиц, вида кредита – потребительский, автомобильный и т.д., условий договоров. Преимущественная бесспорность – это то, что по этим долгам нет оснований для спора, предъявления встречных требований и пр. Количество недобросовестных заемщиков, с которыми одновременно ведется работа, может варьироваться, но, как показывает практика, для среднего по масштабам СНГ агентства это, приблизительно, от ста дел каждый месяц. Конвейерность предполагает отсутствие строго индивидуального подхода к каждому случаю как с юридической, так и с организационной и психологической точек зрения. Максимально стандартизированы и процедуры общения с должниками, государственными органами, клиентами. Упрощаются также переговорная – и юридическая, и вспомогательная – часть «конвейера».

К услугам коллекторских агентств банки прибегают в том случае, когда «внутренние меры» по работе с заемщиком безрезультатны; когда уже не удается «не выносить сор из избы», подключается агентство, задачей которого становится взыскание задолженности. Иногда это делается через суд (такой радикальный метод работы называют hard-collection). В случае soft-collection агентство только сообщает заемщику, например, по телефону, о том, что он имеет долг перед определенной компанией. Возможно, клиент просто забыл, что срок внесения платежа уже настал, и после напоминания он внесет необходимую сумму. В таких случаях обращение в суд излишне.

Согласно сложившейся практике коллекторы работают с долгами банков либо на основании агентского договора, либо выкупая просроченные кредиты. В первом случае кредитором остается банк, а коллекторская компания за определенную комиссию берется «поспособствовать» возврату просроченного кредита. Что же касается варианта с выкупом «плохих» долгов у банка, то в странах СНГ эта практика пока не имеет достаточного распространения. С одной стороны, такой механизм выгоден банкам: он избавляет от необходимости возиться с проблемным должником и дает возможность «очистить» баланс, вернув хоть и меньше, но сразу. С другой стороны, ключевым остается вопрос о цене такой сделки. В мировой практике ценность долга, который не обслуживается свыше года или двух, принято считать нулевой, такие активы продаются за 2-5% от их номинальной стоимости. В среднем же цена «плохих» долгов составляет менее 10%. Однако у нас банкиры о таких цифрах пока даже слышать не хотят. По свидетельству представителей коллекторского бизнеса, им предлагают выкупать долги не менее чем за 50%.

И, все же, несмотря на нынешнюю дороговизну услуги коллекторских компаний становятся все более желанными в банках при работе с просроченной задолженностью. В России, по подсчетам участников рынка, им делегирована уже почти треть от общего объема таких долгов. «Ежедневный рост спроса со стороны финансовых учреждений на долговой аутсорсинг начал ощущаться в Украине с первых дней января нынешнего года, – говорит Алексей Снигурский, заместитель директора компании CCG. – По нашим прогнозам, темпы развития рынка коллекторских услуг в 2007 году могут в несколько раз превысить рост потребительского кредитования».

По оценкам российского коллекторского агентства «Секвойя Кредит Консалидейшн» (СКК), в общем объеме просроченных кредитов порядка $540 млн. (или 25-30%) находятся на аутсорсинге у коллекторских агентств. Хотя коллекторы работают не только с банковскими долгами, им все равно принадлежит подавляющая доля в их портфелях. Например, у СКК они составляют около 85% в общем портфеле, остальная часть приходится на долги в сфере ЖКХ, операторов сотовой связи и лизинговых компаний.

По признанию Алексея Снигурского из коллекторской компании CCG, 2006 год для коллекторских агентств был поворотным: объемы проблемных долгов, находящихся под их управлением, увеличились в несколько раз. Банки осознали, что при нынешнем уровне потребительского кредитования сотрудничество с коллекторскими агентствами просто необходимо. Однако банкиры, в то же время, убеждены, что о кризисе невозврата долгов на финансовом рынке говорить преждевременно. Рынок кредитования физических лиц пока не достиг своего полного насыщения. Достаточно посмотреть на отношение совокупного объема задолженности населения перед банками к объему ВВП. Если сегодня в России и Украине этот показатель не превышает 6-7%, то в странах Восточной Европы он равен 15%, а в США и Западной Европе достигает 40-45%.

Тем не менее, успокаиваться нельзя: и с рисками, и с невозвратами бороться необходимо. Нужна и профилактика, надо устранять и порождающие просроченную задолженность факторы. Причин тому несколько: это и непредоставление банками полной и достоверной информации об условиях потребительских кредитов до заключения договора между заемщиком и банком (в 2007 году такое положение уже вводится в России в законодательном порядке), и откровенное мошенничество со стороны заемщиков, которые должны привлекаться к ответственности. Банкиры апеллируют к системе скоринговой оценки платежеспособности клиентов. По мнению коллекторов, скоринг не всесилен. «Если заемщик на этапе анкетирования обманул банк, то скоринговая система тут бессильна», – полагает Алексей Снигурский. Этим активно пользуются правонарушители, придумывая различные схемы обмана кредитных организаций. Немаловажными проблемами остаются отсутствие единой, слаженно работающей базы по заемщикам, а также низкая кредитная культура населения.

А вот о таком явлении, уникальном в своем роде, в мировой практике коллекторских услуг не знают. Речь идет о появлении «антиколлекторских» компаний. В этом заключается «особенность национального коллекторского бизнеса» в России, а, по словам Алексея Снигурского, кстати, уже и в Украине. Возникли «антиколлекторские» компании, по всей видимости, из-за промахов в деятельности коллекторов в системе потребительского кредитования на современном этапе. Методы работы «антиколлекторов» – это тщательно охраняемые «ноу-хау». Но, предположительно, их услуги сводятся к поиску всевозможных лазеек в кредитных договорах и рекомендации «сравнительно честных» методов уклонения от имущественной ответственности по выплате долгов. «Антиколлекторских» компаний не так уж и много, как, скажем, коллекторских, но их деятельность уже достаточно заметна. И, если «антиколлекторы» придумывают, как бы снизить величину задолженности, то коллекторы, наоборот, изобретают способы повышения собираемости долгов.

Говоря о перспективах развития рынка коллекторских услуг, можно выделить следующие моменты:

lнеизбежность роста количества коллекторских агентств, увеличение объема долгов, с которыми работают коллекторы, возможно – появление частных коллекторов (по аналогии с адвокатами);

lпостепенная унификация и сближение технологий работы коллекторских организаций;

lвозникновение объединений коллекторских организаций (первые примеры в России уже есть);

lпоявление специального нормативного регулирования коллекторской деятельности.

Таким образом, коллекторская деятельность на современном этапе развития экономики стран СНГ приобретает самостоятельное значение, начинает развиваться и усложняться. Цивилизованная эволюция коллекторства в рамках конкурентного рынка становится необходимым условием существования современной финансово-кредитной системы.

Инна Сахневич

 
© агенство "Стандарт"