журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

Банковская деятельность

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №1, 2007

БАНКОВСКИЕ СИСТЕМЫ

Корейские банки ищут новые рынки

Ужесточение конкуренции и снижение прибыльности заставляют корейских банкиров осваивать новые ниши на внутреннем рынке и искать пути для экспансии за рубеж

Крупнейшие банки Южной Кореи – Kookmin Bank, Shinhan Bank и Woori Bank – понимают, что внутренний рынок страны уже близок к насыщению. Поэтому все более ожесточенная борьба за клиентов на национальном потребительском и корпоративном рынке уже не приносит большого дохода. Чтобы изменить ситуацию и не допустить коллапса финансового сектора страны, банки взяли на вооружение новую концепцию – «Стратегию Голубого Океана», предусматривающую отказ от жесткой взаимной конкуренции, а также обратили свой взор на соседние рынки для стимулирования своего роста.

Потребность

в диверсификации

По утверждению аналитиков из американского инвестиционного банка Goldman Sachs, в 2006 году ВВП Южной Кореи увеличился на 4.8%, а в 2007-м темпы роста, как ожидается, уменьшатся до 4%. Подъем в экономике страны замедляется из-за уменьшения потребительских расходов и снижения темпов жилищного строительства, так как процентные ставки выросли до 4.5%. По оценкам американских экспертов, совокупная чистая прибыль корейских банков в 2006 году снизилась до 11.5 трлн. вон ($12.2 млрд.) по сравнению с 13.6 трлн. вон годом ранее. По данным Службы финансового контроля страны, южнокорейские банки значительно улучшили качество своих активов, однако их прибыль сократилась из-за снижения процентных доходов вследствие ужесточенных требований правительства к выдаче займов, в частности, под залог жилой недвижимости.

Тем не менее, в конце третьего квартала 2006 года отношение проблемных кредитов (Non-Performing Loans – NPL) к общему объему займов в портфелях корейских банков достигло рекордно низкого показателя в 0.98% (для сравнения: в конце 2005 года он был равен 1.02%), составив 8.8 трлн. вон ($9.35 млрд.). «После того как регуляторные органы представили новую прогрессивную систему для вычисления процента невозвратных кредитов в 1999 году, доля NPL впервые упала ниже 1%», – рассказывает Ким Юнг Хо, заместитель председателя Службы финансового контроля Южной Кореи. После того как финансовые институты Кореи в начале 2000-х годов прошли этап болезненной, но необходимой реструктуризации, они стали намного сильнее и эффективнее. Банки списали безнадежные активы и предприняли меры для снижения количества выданных проблемных кредитов.

Тем временем, правительство Южной Кореи намерено разработать и внедрить комплекс мер, направленных на либерализацию рынка капиталов, благодаря чему банки смогут составить конкуренцию компаниям, ведущим операции с ценными бумагами, и другим финансовым институтам. Аналитики рынка, считают, что банкам следует сконцентрировать свое внимание на повышении своей прибыльности, для того чтобы хорошо подготовиться к новой эре финансовой либерализации вместо проведения политики агрессивной экспансии. Убрав регуляторные барьеры, ограничивающие деятельность участников рынка капиталов, правительство пытается создать финансовый рынок, который будет более сориентирован на конкуренцию.

Ранее корейские банки быстрыми темпами расширяли объемы операций в секторах потребительского и ипотечного кредитования, но в последнее время им приходится снижать активность на этих направлениях. Их критикуют за то, что они дестабилизировали рынок жилья, предоставляя чрезмерное количество кредитов домовладельцам. В прошлом году банки начали направлять больше средств на выдачу займов, обеспеченных недвижимостью, которые считаются более безопасным и простым способом увеличения процентного дохода, чем корпоративное кредитование. По данным Службы финансового контроля, данные финансовые операции принесли корейским банкам в первом полугодии 2006 года 11.4% от совокупной операционной прибыли. Лидером здесь стал Hana Bank, которому кредиты, обеспеченные недвижимостью, принесли 19.9% от общей операционной прибыли, затем идут Shinhan Bank (12.5%) и Woori Bank (10.8%).

Нормативно-правовое регулирование этой отрасли не считается достаточно эффективным, поэтому корейское правительство не без основания опасается излишнего увлечения банками данным направлением деятельности, что может привести к перегреву рынка и росту числа невозвратов, как это случилось несколько лет тому назад с потребительскими кредитами. Но вместо того чтобы вводить еще более строгие правила, правительству, как считают эксперты, следует стимулировать банки для создания и развития новых источников дохода.

«У банков нет особого выбора; им следует искать новые источники получения дохода, потому что острая конкуренция будет сокращать их процентную маржу и процентный доход, – соглашается один из менеджеров Shinhan Bank. – Правительство вводит более жесткие правила выдачи кредитов под залог жилья, для того чтобы сдержать цены на дома и квартиры. Соответственно, это скажется на росте банковских прибылей. В 2007 году мы сделаем акцент на получении доходов от выплате комиссионных».

Кроме того, эксперты ожидают, что в условиях потенциального снижения доходности банки начнут разрабатывать и внедрять программы, более ориентированные на снижение затрат.

По пути Великобритании

Правительство Южной Кореи планирует принять закон, направленный на ускорение процесса снятия преград между банками, брокерами, страховыми компаниями и прочими игроками финансового рынка. Существующая на данный момент система в Южной Корее требует от финансовых институтов разделения многих функций. Так, фирмы, ведущие операции с ценными бумагами, не имеют права вести деятельность по управлению активами. Однако после интеграции рынка капиталов, которую проводит правительство, брокерские фирмы получат полное право обрабатывать платежи и обеспечивать расчетное обслуживание.

После того как правительство разрешило компаниям, ведущим операции с ценными бумагами, предоставлять некоторые банковские услуги, многие в них открыли счета управления наличностью, чтобы депонировать свою заработную плату в такие компании или снимать деньги, используя банковские платежные системы. По данным Ассоциации фондовых дилеров Кореи, в конце октября 2006 года остаток на счетах управления наличностью в фирмах, ведущих операции с ценными бумагами, составил 6.8 трлн. вон, что было на 24.25% больше, чем в сентябре 2006-го. В ноябре же остаток превысил 7 трлн. вон ($7.44 млрд.). Число счетов выросло на 11.83% (до 1.2 млн.)

Правительство надеется, что эта интеграция приведет к появлению более динамичного финансового рынка в Южной Корее. Впрочем, проблема в том, что нет никаких гарантий того, что реальные изменения, которые произойдут на рынке, оправдают ожидания. По словам Хван Хун Чжуна, консультанта из консалтинговой компании Bain & Company, в данный момент корейские финансовые институты весьма медленно продвигаются вперед, из-за того что только некоторые из них разработали стратегии эффективной работы и развития в меняющемся конкурентном окружении. Он считает, что южнокорейские финансовые организации могут многому поучиться у Великобритании, которая была в похожей ситуации два десятилетия тому назад. «В начальной стадии финансового бума в Великобритании в 1986 году появилось много высокоприбыльных организаций. Тем не менее, компании терпели убытки, связанные с просроченными займами», – вспоминает Хван.

В середине 80-х годов британское правительство приняло закон о финансовых услугах (Financial Services Act – FSA), который устранил все барьеры в финансовом секторе страны. Такое изменение дало начало быстрому росту рынку капиталов Великобритании. Однако снятие всех преград привело к банкротству ряда национальных финансовых институтов, которые не смогли конкурировать на равных с глобальными финансовыми организациями. «Проблемы возникли после прихода на внутренний рынок американских инвестиционных банков, которые были далеко впереди местных игроков как по опыту, так и по развитию своей инфраструктуры, – объясняет Хван. – В конечном итоге многие финансовые институты были проданы нескольким крупным коммерческим банкам, главным образом, на неблагоприятных условиях. А те, кто на них не пошли, разорились».

Ю Чжи Чан, председатель Корейской федерации банков (Korean Federation of Banks – KFB), согласен, что риск в Южной Корее аналогичен британскому. По его мнению, страна может столкнуться с «эффектом Уимблдона» (данный термин появился после того, как дерегулирование финансовых рынков Британии привело к поглощению многих местных банков иностранными компаниями; дело в том, что результат дерегулирования рынка похож на то, что произошло с Уимблдонским теннисным турниром, который проводится в Англии, а победителями в нем обычно становятся иностранные игроки).

«Существует серьезная обеспокоенность тем, что Южная Корея повторит британский путь, если позволит небанковским институтам проникнуть в сугубо банковские области, – сказал Ю Чжи Чан во время свой пресс-конференции 22 ноября 2006 года. – Многие глобальные инвестиционные банки собираются вторгнуться на наш рынок после того, как будет подписано соглашение с США о свободной торговле. И, скорее всего, они победят своих корейских конкурентов».

Слияния и поглощения

на корейском рынке

В 2006 году южнокорейский рынок слияний и поглощений переживал подъем, так как многие корейские организации и предприятия, которые подверглись тщательной реструктуризации после Азиатского финансового кризиса 1997-1998 годов, были выставлены на продажу. Общая сумма сделок подобного рода в 2006 году превысила 20 трлн. вон ($21.25 млрд.). Помимо всего прочего, конкуренция на южнокорейском рынке увеличивается еще и благодаря тому, что в данный момент идут переговоры о подписании соглашения о свободной торговле с США. Кроме того, на рынок повлияла и покупка местных банков KorAm Bank американской финансовой копорацией Citigroup и Korea First – британским банком Standard Chartered. Тем временем, правительство страны предпринимает решительные шаги для либерализации отрасли небанковских финансовых услуг с помощью принятого закона о консолидации рынков капитала. В соответствии с ним такие финучреждения как Woori Bank и Industrial Bank of Korea, принадлежащие государству, должны быть приватизированы и могут стать хорошим потенциалом для еще большей консолидации рынка.

Тем не менее, к иностранным инвесторам в деловом сообществе страны наблюдается явное предубеждение, так что слияния и поглощения вряд ли будут проходить при участии иностранных банков. Главным образом, это обусловлено скандальной сделкой по покупке южнокорейского банка Korea Exchange Bank американским инвестиционным фондом Lone Star в 2003 году. Совсем недавно следствие было завершено. Следователи пришли к выводу, что сделка была незаконной, поскольку стоимость акций банка, первоначально составлявшая 800 млрд. вон, была преднамеренно занижена манипуляциями на бирже до 340 млрд. вон. Вина бывшего президента банка Ли Ган Вона и главного юрисконсульта Ха Чжон Сона была полностью доказана. При этом, была занижена и степень достаточности капитала до уровня 6.16%. Это было сделано для того, чтобы комиссия по финансовому контролю признала банк банкротом. Купив банк по заниженной цене, фонд Lone Star укрыл от налогообложения более $11 млрд. Кроме того, $24 млн. были присвоены. Именно поэтому многие корейские политики и финансовые аналитики считают, что подобные сделки нарушают финансовую дисциплину и наносят существенный вред экономике страны. Такое отношение южнокорейской бизнес-элиты было негативно воспринято за рубежом. Иностранные эксперты выразили свое опасение, что инвестиционный климат в стране становится неблагоприятным для финансовой деятельности.

В самой Южной Корее считают, что государство должно разработать и внедрить определенные механизмы для защиты местных компаний от враждебных поглощений. За последние десять лет многие южнокорейские финансовые институты брали кредиты для защиты своих активов от враждебного поглощения иностранными организациями. По словам Ким Ен Чжина, специалиста по южнокорейскому рынку слияний и поглощений, общая сумма таких заимствований достигла 5 трлн. вон ($5.3 млрд.). Однако под влиянием последствий Азиатского финансового кризиса многие компании были вынуждены изменить свою стратегию, в итоге количество враждебных поглощений с участием иностранных инвесторов возрастает, в среднем, на 30% в год. Многие южнокорейские политики считают, что такие поглощения приводят к массовым увольнениям и банкротству организаций, поэтому отношение к подобным сделкам становится все более негативным. Так, когда знаменитый американский миллиардер-рейдер Карл Айкан, известный своей страстью к скупке акций компаний и дальнейшей их перепродаже, заявил, что намерен продать принадлежащего ему южнокорейского табачного гиганта KT&G, это было встречено многочисленными общественными протестами. Однако 5 декабря 2006 года он все-таки реализовал принадлежащие ему акции по самой низкой цене – за почти $460 млн.

Официальные же лица считают, что продажа и покупка компаний – прерогатива самих владельцев этих компаний. Тем не менее, правительство страны четко дало понять, что предпочитает привлечение средств тех зарубежных инвесторов, у которых есть долговременный интерес к корейскому рынку.

Стратегия

«Голубого Океана»

В 2004 году У.Чан Ким и Рене Моборн, два профессора бизнес-школы INSEAD, которая имеет отделения в Европе и Азии, разработали новую концепцию – «Стратегию Голубого Океана». В своей книге авторы разделяют рынок на кровавый «Алый Океан», где разворачивается острая конкурентная борьба, и «Голубой Океан» – свободную нишу на рынке, которую организация создает для удовлетворения нужд потребителей. В отраслях «Алого Океана» компании пытаются обогнать своих конкурентов и заполучить еще большую долю рынка с помощью ценовой конкуренции. Таким образом, вода этого океана становится все более алой от крови «сцепившихся» конкурентов в ценовой войне и отсутствия настоящих инноваций. Стратегия «Голубого Океана» предлагает отказаться от жесткой конкуренции внутри существующей отрасли и предполагает создание нового рыночного пространства, где еще нет конкуренции. Данная стратегия приобретает все большую популярность среди южнокорейских финансовых организаций.

За последние несколько лет южнокорейские финансовые институты пережили значительный экономический подъем благодаря тщательной реструктуризации, последовавшей за финансовым кризисом 1997-1998 годов, а также благодаря тому, что конкуренция на внутреннем рынке была довольно слабой. Кризис дал шанс некоторым хорошо подготовленным финансовым институтам – как местным, так и зарубежным – заполучить большую часть рынка без особой конкуренции.

Сегодня ситуация абсолютно иная. Финансовый рынок Южной Кореи практически достиг точки своего насыщения, в то время как новые банки продолжают выходить на него. В результате и старые, и новые рыночные игроки схлестнулись в жесточайшей борьбе за выживание. Для того чтобы преодолеть данную проблему, многие корейские финансовые организации решили взять на вооружение новую стратегию «Голубого Океана».

Лидером в области внедрения «Голубого Океана» по праву считается Shinhan Bank. «С помощью внедрения инноваций и креативного мышления мы должны войти в «Голубой Океан», – уверен Син Сан Хон, президент Shinhan Bank. Этот синансовый институт сформировал целевую рабочую группу стратегии «Голубого Океана» и провел ряд заседаний и практических семинаров для руководителей и менеджеров банка. В конце августа 2006 года Shinhan Bank также пригласил соавторов стратегии «Голубого Океана» У.Чан Кима и Рене Моборна, чтобы они объяснили сотрудникам банка новую концепцию. Более того, в 2007 году финансовая группа планирует направить своих сотрудников в Европу для изучения новой стратегии. «Наша цель – создание динамичной движущей силы для гармоничного роста банка и развития новых клиентских рынков с помощью стратегии «Голубого Океана», – заявляют представители Shinhan.

Многие другие южнокорейские банки следуют примеру Shinhan Bank, видя в концепции «Голубого Океана» способ для своего выживания. Так, президент Industrial Bank of Korea (IBK) Кан Квон Сок купил 600 книг «Стратегия Голубого Океана» и раздал их руководителям и менеджерам своего банка. «Крайне жесткая конкуренция за привлечение богатых клиентов все еще продолжается в южнокорейской банковской индустрии, – заявляет он. – Мы должны осваиваить, развивать и расширять рыночные ниши, где существует «Голубой Океан», чтобы реализовать имеющиеся возможности».

Так называемый сетевой кредит, сервис, предложенный IBK в 2005 году, стал хорошим примером реализации стратегии «Голубого Океана». Услуга была одним из самых популярных финансовых продуктов 2005 года. Данный кредит позволяет субконтрактным (субподрядным) компаниям получить банковские денежные средства на развитие производства и продаж, если у них имеются рекомендации от финансово благополучных компаний-учредителей.

Woori Bank, третья по величине финансовая группа Южной Кореи (активы составляют $187 млрд.) тоже внедряет стратегию «Голубого Океана», увеличивая объем кредитов, предоставляемых компаниям сферы высоких технологий. Woori принял систему сертификации технологий и сформировал комитет по их оценке, с помощью которых он предлагает кредиты компаниям, испытывающим временные финансовые проблемы, но обладающим высокими технологиями.

Kookmin Bank, крупнейший в стране, развивает новый рынок, фокусируясь на клиентах старше 50 лет, которые стремятся к получению безопасной прибыли и качественной жизни. В сентябре 2006 года банк представил новый депозитный продукт с привлекательными ставками и бесплатным услугами в сфере здравоохранения для пожилых людей.

Справедливости ради следует заметить, что первым институтом, реализовавшим «Голубой Океан» в Южной Корее, был специализированный банк для поддержки рыболовства National Federation of Fisheries Cooperatives (NFFC). NFFC проводил в жизнь данную стратегию еще до того, как идея «Голубого Океана» стала популярной в стране. Сегодня у NFFC достаточно прочное положение на рынке займов для религиозных организаций. В свое время данный рынок был практически не развит, но имел большой потенциал для роста. В итоге к концу мая 2006 года объем предоставленных банком кредитов достиг 891.4 млрд. вон, тогда как в 2001-м этот показатель составлял всего 2.9 млрд. вон, в 2003-м – 545 млрд. вон, а в 2005-м – 767.2 млрд. вон. При этом, 11.8% от общего количества кредитов банка приходится именно на религиозные организации. Процент просроченных платежей по таким займам достаточно низкий (0.25%) и намного ниже среднего уровня (2.5% для компаний и 1.9% – для физлиц).

«Мы думали, что не получим большой прибыли от существующего рынка, где уже доминировали другие банки, – вспоминает Чан Бюн Ку, президент NFFC. – Но после долгого обдумывания и дискуссий мы обнаружили, что храмы на самом деле могут стать хорошей сферой для ведения бизнеса, так как обладают широкими перспективами и имеют стабильные источники дохода, такие как пожертвования, например».

С помощью одной простой, но креативной идеи NFFC создал новый рынок и стал первопроходцем и лидером в области предоставления кредитов религиозным организациям. Данный проект прекрасно иллюстрирует ход реализации стратегии «Голубого Океана» в финансовом секторе.

Южнокорейские политики и финансовые лидеры считают, что стратегия «Голубого Океана» поможет развить внутренний финансовый рынок, и всячески поощряют и поддерживают переход финансовых институтов к ее использованию, заявляя, что банкам пора создавать новые рынки, для того чтобы выжить и в будущем не стать банкротами.

Вице-президент IBK Чо Чун Вук заявил, что, для того чтобы создать «Голубой Океан», менеджерам финансовых институтов необходимо принять стратегии, которые фокусируются на создании новых ценностей как для банков, так и для клиентов путем пересмотра и переоценки рынков и эффективной дифференциации в своих стратегиях. «Сейчас пришло время для корейских малых и средних предприятий, долгое время плававших в «Алом Океане» и конкурировавших за доли уже существующих рынков, начать самим реализовывать стратегию «Голубого Океана» для выживания, и, возможно, результат превзойдет все ожидания», – уверен он.

На экономическом форуме, который прошел в конце 2006 года, министр экономики и финансов Южной Кореи Хан Док Су заявил, что правительство будет поощрять и способствовать развитию малых и средних предприятий, обладающих потенциалом, для того чтобы стать организациями, способными конкурировать на мировом уровне. «С этой целью правительство будет увеличивать свою финансовую помощь малым и средним предприятиям, которые стараются открыть новые рынки, давая им возможность динамично развиваться и увеличивать свою совокупную прибыль», – заверил он.

Kookmin Bank: стабильный рост без сделки века

Kookmin Bank является крупнейшим банком Южной Кореи по объему активов и рыночной капитализации. В первом полугодии 2006 года он показал впечатляющий 77%-ный рост своих доходов до 1500 млрд. вон ($1.6 млрд.). Правда, экономика страны замедляет темпы своего роста, поэтому второе полугодие 2006 года банк завершил с более скромными показателями (официальные данные банк, впрочем, еще не обнародовал).

Поглощение банком Kookmin финансового института Korea Exchange Bank, ожидаемое многими специалистами, должно было завершиться к концу 2006 года. Таким образом, банк надеялся увеличить свои активы до $286 млрд. Эта сделка была нужна Kookmin для укрепления своих позиций на внутреннем рынке, а также выхода за пределы Кореи благодаря широкой зарубежной сети KEB. Более того, покупка KEB позволила бы Kookmin значительно усилить свои позиции на валютном рынке и в корпоративном банкинге. Следует отметить, что данная покупка обещала стать крупнейшей в истории Южной Кореи сделкой по поглощению.

Но после того как американский инвестиционный фонд Lone Star отменил продажу Korea Exchange Bank группе Kookmin, банк предпринял определенные шаги для пересмотра своей стратегии роста на 2007 год. Слияние с KEB придало бы Kookmin необходимый импульс для реализации его планов стать лучшим азиатским банком как по прибыльности, так и по объему активов. Однако сейчас уже очевидно, что банк вынужден искать новые пути для достижения своей цели.

С другой стороны, как считают аналитики, Lone Star может опять начать переговоры с многочисленными претендентами на покупку KEB. И, хотя фонд расторгнул свою сделку с Kookmin, он может опять выбрать его, после того как снова выставит KEB на продажу. «Lone Star – это инвестиционный фонд, поэтому его первостепенная задача – максимально увеличить свои доходы от инвестиций. Возможность получить обратно инвестированные в KEB средства стала очень туманной из-за расследования, связанного с покупкой фондом банка, поэтому фонд принял стратегически важное решение об отмене сделки с Kookmin, чтобы защитить свои интересы», – заявляют представители Службы финансового контроля. Призидент Kookmin Кан Чун Вон сообщил, что, если состоится повторная продажа банка, то они, возможно, будут снова претендовать на его покупку, но признался, что все зависит от Lone Star.

В то время как такие банки-конкуренты Kookmin как Shinhan Bank и Woori Bank активно расширяли поле своей деятельности на внутреннем рынке, Kookmin предпочел сконцентрироваться на зарубежных рынках. Кан Чун Вон однажды заявил, что его банк намерен избежать конкуренции на внутреннем рынке, а вместо этого приложит максимум усилий и энергии для увеличения своей доли на развивающихся рынках Азии. В результате активы Kookmin выросли только на 9% за первых три квартала 2006 года, что намного ниже, чем у Woori Bank (27%) и Hana Bank (16%). Эксперты ожидают, что в 2007 году Kookmin Bank продолжит активное расширение своей деятельности как в потребительском, так и в корпоративном секторе, чтобы сохранить за собой статус лучшего корейского банка. При этом, он будет искать благоприятных возможностей для увеличения своего присутствия на развивающихся рынках Азии.

Теперь, как отмечает руководство Kookmin Bank, в их планах – выход на такие рынки как Вьетнам, Индонезия, Россия, Китай и Индия. Kookmin Bank уже начал нанимать новых работников во Вьетнаме, Индонезии и Камбодже, и вскоре начнет искать возможности для ведения бизнеса на этих рынках. Также ходят слухи, что целями банковских покупок станут маленькие банки в Казахстане, Узбекистане и ОАЭ.

За последние несколько лет Kookmin получил большую прибыль благодаря успешному ведению бизнеса за границей, так что теперь собирается активизировать свою деятельность в этих странах и найти подходящие институты для поглощения. Ранее банк заявлял, что собирается приобрести, как минимум, два небольших банка в развивающихся странах к концу 2007 года.

Kookmin планирует следовать примеру американского финансового гиганта Citigroup в том, как он расширял свою глобальную сеть. Если южнокорейский банк приобретет местные банки на развивающихся рынках, то, как сообщили представители Kookmin, сфокусируется на розничном банкинге, чтобы стать ближе и доступней для местных жителей и выстроить хорошие отношения с местными финансовыми игроками. «Существует много задач, которые следует решить банку, чтобы стать глобальным игроком, но, если мы не начнем действовать сейчас, то потом уже будет слишком поздно. Мы делаем первый существенный и целенаправленный шаг для достижения этой цели», – говорит руководитель Kookmin.

Пока что Kookmin занимает первое место среди банков Южной Кореи по величине активов, однако недавно финансовая группа Shinhan, занимающая второе место, завершила сделку по покупке LG Card. Теперь ее активы должны вырасти до 228 трлн. вон против 216 трлн. у Kookmin. «Среди работников Kookmin витает ощущение кризиса. Мы чувствуем, что банк может столкнуться с более ожесточенной конкуренцией со стороны других финансовых институтов», – поделился настроениями один из сотрудников банка.

Ли Чжун Чжа, аналитик из компании Korea Investment and Securities, заявил, что Kookmin может активизироваться на внутреннем рынке, чтобы сохранить за собой статус лидирующего института по оказанию финансовых услуг в стране. «После того, как сделка по приобретению KEB не состоялась, Kookmin имеет все основания, чтобы вести более агрессивную политику на внутреннем рынке, – убежден Ли. – Учитывая, что Kookmin обладает большим количеством свободных денежных средств, он может попытаться купить первоклассные финансовые институты».

Shinhan:

лидер карточного рынка

В 2007 году финансовая корпорация Shinhan планирует значительно расширить операции за рубежом с целью диверсификации источников дохода и сократить долю операций на высококонкурентном внутреннем рынке. Финансовая группа в 2006 году была вторым крупнейшим банком в Южной Корее по объему активов, но после покупки LG Card фактически вышла на первое место.

«После азиатского кризиса корейские банки начали искать возможности диверсификации бизнеса. Правда, по сравнению с ведущими глобальными банками, которые получают от 40 до 50% дохода именно за рубежом, мы практически не начинали диверсификацию», – признается Син Сан Хон, председатель правления Shinhan Bank, чьи поступления из-за рубежа составляют лишь 5% от общего дохода банка.

Син хочет увеличить зарубежный доход до пока еще не опредленного высокого процента с помощью приобретений и портфельных инвестиций в акции местных банков на юго-востоке Азии, в Центральной Азии и России. Одновременно с этим банк планирует в течение ближайших пяти лет расширить свое заграничное представительство от 16 до 30 отделений и довести число стран, где есть представительства Shinhan, от 9 до 17. «В данный момент идут переговоры с японским Mizuho Corporate Bank по установлению тесных отношений для совместного плодотворного сотрудничества», – заявил Син на сентябрьской встрече 2006 года Международного валютного фонда и Мирового банка в Сингапуре.

Shinhan Bank и крупнейший инвестиционный банк Австралии Macquarie Bank, по сообщению агентства Bloomberg, планируют создать совместную структуру для выхода на российский финансовый рынок. Хотя, по словам представителя Shinhan Bank Ким Вон Кьюна, все пока находится на ранней стадии рассмотрения, детали еще не проработаны, сами действия укладываются в стратегию корейского банка. Еще в апреле прошлого года корейцы рассказывали о планах увеличения к 2013 году сети зарубежных отделений почти вдвое и о намерениях искать возможности для приобретений иностранных компаний. С помощью японцев они будут решать первый вопрос, а австралийцев и россиян – второй.

Не скрывает банк и своей заинтересованности в рынке Северной Кореи. «Мы действительно видим хорошие перспективы в этой стране, но я пока воздерживаюсь от реализации таких проектов. Мы внимательно наблюдаем за развитием событий на этом рынке, но он пока еще не готов для ведения там финансовой деятельности», – заявил Син Сан Хон.

В декабре 2006 года Shinhan согласился заплатить $5.63 млрд. за контрольный пакет оператора кредитных карт LG Card. Эта покупка сделает Shinhan ведущим оператором корейского рынка кредитных карточек и увеличит долю в доходах небанковских операций, удельный вес которых в активах сейчас составляет 15%. Shinhan сообщил, что не собирается увольнять никого из сотрудников LG Card, занятых полный рабочий день, компания последующие два года будет функционировать как самостоятельная организация. Shinhan планирует начать интеграцию LG Card со своим бизнесом в 2008 году. По словам представителей Shinhan, моделью при поглощении LG Card будет Chohung Bank, который был куплен финансовой группой в 2003 году, а его интеграция была окочательно завершена в апреле 2006 года. Зарубежные аналитики считают, что процесс этот был таким длительным из-за профсоюзов, с которыми очень тяжело найти «общий язык».

Преимущества от совместной деятельности, полученные благодаря покупке компании, не только увеличат рыночную долю Shinhan, но и предоставят финансовой группе еще больше возможностей для осуществления перекрестных продаж своих продуктов, способствуя увеличению прибыльности группы. Благодаря этой сделке Shinhan также сможет эффективнее конкурировать с другими крупными эмитентами карточек в Южной Корее, например, с Kookmin Bank.

«Поглощение LG Cards позволило Shinhan Bank стать ведущим игроком на рынке кредитных карточек страны. Оно также обеспечило банку доступ к почти трети населения страны (16 млн. клиентских счетов), – говорит Син Сан Хон. – У банка есть 6 млн. клиентов, в то время как у LG Cards их 10 млн. Shinhan Bank стремится извлечь максимальную выгоду из возможностей по перекрестным продажам и принял на работу большое количество высококлассных экспертов в сфере производных финансовых инструментов, для того чтобы они разработали новые продукты для потребителей. В данный момент перекрестные продажи, осуществляемые через банковские отделения, не эффективны из-за популярности интернет-банкинга».

Некоторые аналитики считают, что объявленное количество клиентов LG Cards в 10 млн. явно завышено, ведь многие клиентские счета не активны. «Мы действительно планируем решить вопрос с неактивными счетами в долгосрочной перспективе и детально знакомимся с клиентской базой данных, используя уже апробированные в нашей группе инструменты риск-менеджмента, будем искать новые возможности среди таких клиентов в сфере потребительских кредитов и других областях для привлечения клиентов», – заверил Син Сан Хон.

Кредитные карточки настолько широко используются в Южной Корее, что могут служить даже в качестве удостоверния личности, а посетители кофейных могут расплачиваться карточкой за чашечку кофе. Таким образом, сильные позиции Shinhan Bank на рынке кредитных карточек могут также помочь банку для его экспансии за рубеж. Более того, высокоприбыльный бизнес кредитных карточек значительно увеличит рентабельность активов Shinhan Bank.

* * *

В данный момент южнокорейский банковский рынок является выгодным местом для вложения средств, ведь консолидация все еще продолжается. Так, эксперты предсказывают дальнейший рост числа слияний среди банков и между банковскими и небанковскими учреждениями, например, страховыми и брокерскими компаниями. Однако скандал с приобретением банка KEB и негативное отношение общества к зарубежным игрокам негативно влияют на привлекательность финансового рынка Южной Кореи для иностранного капитала.

И Shinhan, и Kookmin твердо намерены в следующие годы интегрировать свои приобретения. Чтобы эффективно конкурировать с глобальными институтами, они также будут рассматривать возможность новых поглощений на внутреннем рынке и расширения международной экспансии.

Александр Скороходов,
по материалам The Banker,
Banking Business Review, Korea Times

 
© агенство "Стандарт"