журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

Банковские стратегии

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2006

Банковская деятельность

Угроза финансовой стабильности?

Более рисковые стратегии кредитования в ряде западных банков внушают опасения аналитикам финансового рынка

Последние несколько лет крупный западный бизнес переживает золотые времена, имея огромное количество наличных денег на счету, крепкий баланс и улучшенные кредитные рейтинги. В таких условиях, когда у компаний достаточно собственных средств, кредитным отделам банков приходится туго: в буквальном смысле слова они, чтобы получить крупного клиента, вынуждены понижать ставку до минимума. Однако подъем и спад, как братья-близнецы. Рано или поздно рынок столкнется с ситуацией, когда банки будут вынуждены ограничить объемы кредитования. При условии, что точно предугадать, когда случится кризис и ждать ли его вообще, почти невозможно, банкам стоит задуматься, вправе ли они и в дальнейшем снижать свою маржу и смягчать условия кредитования. Как утверждают аналитики, во избежание возможного кредитного спада требуется четкая стратегия управления рисками, которой пока вооружены лишь немногие финансовые организации. Но эксперты не сходятся во мнении в вопросах о времени наступления кризиса, а также о банках, способных его пережить без особого для себя ущерба.

Пессимисты, оптимисты

и реалисты

За последние несколько лет среди кредитных департаментов банков идет нешуточная борьба за клиентов, «обремененных» значительными корпоративными доходами. Для этого многие кредитные отделы были вынуждены пойти на ряд существенных уступок: снизить размеры своей прибыли, сократив процентные ставки; значительно смягчить условия кредитных договоров в ущерб определенной безопасности своего бизнеса. В общем, получается, что банки сегодня балансируют на краю пропасти: корпоративные клиенты получают кредиты на весьма мягких условиях, а банки вынуждены мириться с гораздо более высоким уровнем риска, чем несколько лет назад. Особенно актуальным стал вопрос о том, сможет ли финансовая система поглотить предстоящий спад кредитного цикла. Возможно, банкам следует настраивать себя на болезненный спад в кредитной сфере?

Некоторые западные финансовые организации обеспокоены тем, как на их кредитных портфелях отразятся завершение цикла кредитного подъема и возможная в результате этого волна просроченных платежей по займам. Многие аналитики были свидетелями взлетов и падений в сфере кредитования, а посему не без оснований полагают, что рынок не выдержит столь длительной игры на повышение, развивающейся, кстати, в таком молниеносном темпе. Он непременно рухнет.

Один из финансовых экспертов отмечает: «Вокруг слишком много дешевых денег, предоставляемых под низкую ставку. С одной стороны, незначительные ставки, большое количество банков и слишком высокая ликвидность для малого количества активов способствуют кредитному буму, с другой же, спрос на кредитование ограничивается огромным количеством корпоративных денег: средств у корпораций так много, что зачастую они занимаются обратным выкупом своих же акций. Банки-кредиторы идут на огромный риск, чтобы заполучить клиентов, а компании заимствуют горы дешевых денег. Так что грядущий кредитный кризис обещает быть очень тяжелым для всех».

Даже в случае более широкого распределения кредитного риска, облегчаемого все более частым использованием кредитных деривативов, по словам Лоренцо Исла, возглавляющего в Barclays Capital исследовательский отдел по кредитным деривативам, не исключена определенная угроза для финансовой стабильности при таком переносе риска. «С увеличением числа деривативов на рынке возникает потенциальная угроза, – предупреждает он. – С одной стороны, новые финансовые инструменты повысили стабильность системы, но, с другой, перенесение активов с банковских балансов на свободный рынок может привести к повышенной волатильности в некоторых секторах кредитного рынка в случае спада».

Другие специалисты озабочены меньше, полагая, что в ближайшем будущем кредитный кризис невозможен, рынок по-прежнему пребывает на пике своего расцвета и останется в заоблачных высях, как минимум, весь ближайший год. «Несмотря на растущие процентные ставки и высокие цены на минеральное сырье в обозримом будущем рынок по-прежнему будет оживлен, – убеждает Кристиан Орсстен, глава отдела по изучению кредитных рынков, продаж и торговли для регионов Европы, Азии и Африки в JP Morgan. – Не ясно лишь, когда именно кредитный цикл начнет меняться. И, все же, в настоящее время нет признаков того, что нас ожидают крутые виражи».

Кое-кто утверждает, что банки уже начали понемногу менять свою чрезвычайно агрессивную кредитную политику, из-за чего в последние годы было заключено много долгосрочных договоров о кредитовании, масса договоров по более низким ставкам и со значительно упрощенными условиями (например, меньше финансовых оговорок в контракте или документов, необходимых для заключения сделки). Руководитель исследований мировых кредитных рынков в RBS Дэвид Бассетт говорит: «Смягчение или ослабление таких факторов происходит значительно медленнее, чем год-полтора назад. В то время банки, лишь бы заключить сделку с клиентом, буквально стояли на ушах. Сейчас же можно заметить, что все чаще они отказываются от такой губительной для ведения бизнеса тенденции к упрощению, удешевлению и сокращению условий кредитования. А это уже показатель того, что здравый смысл в банковской системе не иссяк».

Точки экстремума

На некоторых развивающихся рынках подъемы и спады кредитного цикла усиливаются влиянием рыночных цен на сырье. Стабильное финансовое положение, высокая кредитоспособность и взвинченные цены смещают баланс сил между кредиторами и заемщиками.

Как нельзя лучше это иллюстрирует Россия, где действуют две силы: улучшение корпоративных и суверенных кредитных рейтингов со снижением размеров прибыли для банков-кредиторов и сокращением затрат для заемщиков и возросшая ликвидность, снижающая потребность в кредитах для корпораций и вынуждающая банки все более уменьшать размеры прибыли и идти на менее выгодные для себя условия, лишь бы заключать с клиентами договора.

Лучшая прибыльность и более высокие рейтинги кредитоспособности способствовали тому, что заемщики рефинансировали свои договора для получения более выгодного для себя процента. Условия кредитования стали мягче, если не сказать – совсем даровыми, в результате чего защита банков-кредиторов на случай возможного дефолта под большим сомнением.

За последние несколько лет количество необеспеченных кредитов весьма возросло. Особенно это касается развивающихся рынков вроде России, где, по данным компании Dealogic, число таких договоров изменилось от 24% от всех синдицированных кредитов в 2003 году до 60% – в 2005-м. На протяжении последних пяти лет объемы кредитов в России росли с постоянной скоростью, но прошлый год характеризовался бурным их всплеском. Данные Citigroup показывают, что нефтяной и газовый сегменты составили 64.8% от всего кредитного рынка страны против 41.2% в 2004-м.

«Владельцы свободных средств искали более привлекательные условия, особенно в РФ и Казахстане, где доходность очень заманчива, – говорит Стивен Фишер, финансовый директор и глава представительства Citigroup в России и СНГ. – В настоящее время, по-моему, рынок вступил в новую фазу, где некоторые договора оценены настолько низко, что для многих субъектов рыночных отношений утратили былую привлекательность в плане соотношения риска и доходности. Тем не менее, некоторые специалисты считают, что процесс снижения прибыльности уже остановлен несмотря на отсутствие негативных кредитных событий на рынке».

Для развивающихся рынков последствия дефолта будут иметь фатальный характер по сравнению с другими странами. Предоставлявшие при благоприятных условиях кредиты более слабым заемщикам международные банки, столкнувшись с массовыми неплатежами по выданным займам, быстро теряют интерес к ненадежной клиентуре и покидают рынок.

Некоторые участники финансовых отношений тоже могут чувствовать себя неуютно на развивающихся рынках. Например, хедж-фонды, использующие технику хеджирования для ограничения риска потерь, обычно пользуются производными финансовыми инструментами и нацелены на получение максимальной прибыли при любых условиях. Им может быть крайне сложно застраховать риски потенциальных убытков из-за неликвидности рынка в период экономической или политической неразберихи и в условиях почти неразвитого рынка кредитных деривативов.

«Существует четкая дифференциация между банками, в основе стратегии которых лежат долгосрочные взаимоотношения с клиентами, и финансовыми институтами, которые полагаются на инвестиционные прибыли, – считает Фишер. – Просто банки, ориентирующиеся на инвестиционный доход, уйдут с рынка первыми, когда маржа сильно снизится». Такие банки в случае неплатежей по кредитам не просто замедлили бы уменьшение маржи, но и вовсе прекратили бы ее снижать. Да и любые финансовые институты начали бы осторожничать: убытки предшественников не вдохновляют последователей, а международные банки утрачивают интерес к такому рынку.

Но не все так однозначно. Есть те, кто отказался от работы на развивающихся рынках, опасаясь вероятного кредитного кризиса, но есть также и те, кого это не пугает. Ситуации, когда вероятность потерь весьма велика, являются источником вдохновения для спекуляций и хеджирования. Многие хедж-фонды ожидают, что рост процентных ставок вскоре приведет к кредитному кризису, из-за чего придется отойти от сделок с низким процентом, пока еще доступных корпорациям. Судя по всему, это резко активизирует спрос на операции с «плохой» задолженностью (корпоративные облигации компаний, уже находящихся в стадии банкротства или ожидающих ее в ближайшее время) и на соответствующих специалистов, которых фонды будут привлекать даже из банков.

Опрос клиентов хедж-фондов, проведенный швейцарским консалтинговым агентством Tara Capital, подтверждает растущий интерес к безнадежным задолженностям: инвесторы больше размещают средства в фондах, инвестирующих в долговые обязательства компаний, испытывающих финансовые затруднения.

Кроме того, в «смутные времена» для рынков, помимо хеджевых компаний, на передний план выходят и департаменты инвестиционных банков, занимающиеся как раз долгами бедствующих структур. Причем, такие отделы создаются на протяжении последних нескольких лет. Так, в лондонском филиале Morgan Stanley департамент по «плохим» долгам насчитывает 40 служащих, а в Deutsche Bank этими проблемами занимается уже 130 специалистов.

Управление рисками

С конца 90-х годов механизм управления рисками и финансовые инструменты постоянно развивались и совершенствовались. Результатом такой эволюции стали кредитные портфели банков, спасенные во время последнего спада кредитного цикла в начале 2000 года. В «команду спасателей» вошли кредитные деривативы, секьюритизация (превращение неликвидных активов – займов, ипотек и т.п. – в ликвидные, т.е. ценные бумаги), обеспеченные кредитные облигации (collateralised loan obligations – CLO) и обеспеченные долговые обязательства (collateralised debt obligations – CDO). Именно они способны амортизировать часть удара кредитного кризиса по финансовой системе.

Степень восприимчивости кредиторов к невыполненным платежам по займам зависит не только от того, какую долю риска они приняли на себя, но в большей степени и от того, насколько эффективно они управляли своим риском. Как заявляют аналитики из рейтингового агентства Fitch, в целом, профили риска банков позитивны.

Имея основательные и более ликвидные рынки деривативов по сравнению с предыдущим нижним пиком кредитного цикла, банки, настроенные на передачу рисков, поступят именно так, а те, кто с большими возможностями, возьмут риск на себя. Финансовые организации могут переместить на другие рынки значительную долю рисков своих сделок, проведенных на смягченных условиях, особенно за счет применения свопов на кредитный дефолт (credit default swap – CDS – соглашение, по которому кредитор должен периодически уплачивать определенную сумму другому лицу, обязующемуся, в свою очередь, выкупить у кредитора кредитное обязательство третьего лица, если третье лицо – заемщик – не погасит данное кредитное обязательство в срок; по сути, это страхование кредитора от кредитного риска).

Но такая легкость обманчива. Кредитные деривативы заставляют кредиторов брать больше риска, когда рынок на подъеме. Они также облегчают выпуск CLO и сокращают стоимость заемного капитала на этом рынке, впоследствии давая корпорациям возможность финансировать себя. Однако такое активное вступление в долговой рынок приводит к увеличению количества неплатежей и колебанию цен на кредитные деривативы при рыночном спаде.

На текущий момент экономисты затрудняются определить, какой именно из кредитных рынков сдаст свои позиции первым. Продолжающаяся до сих пор рыночная экспансия – наиболее сильная с 60-х годов. Ее характерная особенность заключается не только в интенсивности, но и в глобальности.

Условия сейчас таковы, что долгосрочный прогноз невозможен, так что банки-кредиторы предпочитают «ковать железо, пока горячо», используя свой шанс для налаживания деловых контактов с корпорациями. Безусловно, велико искушение строить отношения с клиентами на базе обтекаемых кредитных условий, это может успешно работать на восходящем цикле развития кредитного рынка. Но все, кто настроен находиться на рынке длительное время, должны ориентироваться даже на смутно прогнозируемую перспективу.

Клиенты диктуют свои кредитные условия, максимально выгодные для них, но кредитный рынок не всегда способен предложить в ответ наиболее эффективные решения. Поэтому банки-кредиторы уверены, что настоящая конкуренция там, где есть условия, специально «подогнанные» под требования определенного клиента.

Как заявляет Дэвид Бассетт из RBS, все дело в том, что использовать кредитный рынок нужно по его прямому назначению. «Если вам нужно экстренное финансирование, то кредитный рынок именно то, что вы ищете, – заверяет он. – Но для стратегии долгосрочного финансирования он может и не подойти. Я склонен думать, что в конечном счете мы получим небольшую группу международных банков, предлагающих всеохватывающий ассортимент финансовых продуктов и лидирующих не только на кредитном рынке, но и в финансовом секторе в целом. Конкуренция вытеснит менее крупных игроков, им будет доставаться все меньшая и меньшая доля финансовых операций».

В этой связи особый интерес представляют ближайшие несколько месяцев. Не известно, какова будет реакция кредитного рынка на ожидаемое повышение процентных ставок по всему миру, но в более долгосрочной перспективе выяснится, какие банки будут наиболее успешными в конкурентной борьбе за корпоративных клиентов и скольким из них удастся перевести своих кредитных клиентов в другие, более прибыльные финансовые сферы.

Алиса Кандеева,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"