журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

Банковские стратегии

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2006

Банковская деятельность

Ценные бумаги плюс безопасность

Секьюритизация банковских активов: проблемы и перспективы внедрения в Украине

Растущий спрос реального сектора украинской экономики на кредитные ресурсы стимулирует национальную банковскую систему к поиску реальных направлений роста долгосрочного кредитования и эффективных инструментов рефинансирования предоставленных кредитов. Весомые объемы денежной наличности населения при низкой капитализации и ликвидности украинских банков создают условия для масштабного внедрения и развертывания новых инвестиционных инструментов, во всех отношениях привлекательных для украинских инвесторов – физических и юридических лиц. В первую очередь, речь идет о секьюритизации банковских активов, обеспечивающей решение ряд важных проблем отечественной экономики.

Терминология

Экономический термин «секьюритизация» появился в 1977 году, когда инвестиционный банк Salomon Brothers выступил андеррайтером при продаже ипотечного кредита Bank of America. Репортер газеты Wall Street Journal Льюис Раньери, написавший об этой сделке, обратился в компанию и спросил: «Как можно назвать такую операцию?». Директор ипотечного департамента Salomon Brothers предложил назвать ее секьюритизацией. Вероятно, название выплыло из его подсознания случайно, так как в английском языке слово «security» имеет множество значений: «безопасность, уверенность, гарантия, залог», а во множественном числе – «ценные бумаги» (все его значения в той или иной степени проявляются посредством этого финансового механизма).

В связи с тем что трансформация в ценные бумаги стартовала с ипотечных кредитов, под термином «секьюритизация» изначально подразумевался процесс создания ценных бумаг, выпускаемых на основе пула ипотек, с помощью которого объединенные в пул активы становятся стандартными ценными бумагами, обеспеченными этими активами.

Формирование других неликвидных активов неипотечного характера в ликвидное имущество началось в 1985 году. Тогда компания First Boston осуществила андеррайтинг публичного размещения ценных бумаг, обеспеченных пулом требований к покупателям компьютеров, получившим кредит на эти цели от Sperry Corporation. Практическая реализация подобных операций предопределила новое толкование: секьюритизация стала означать и замену нерыночных займов и/или потоков наличности, обеспечиваемых финансовыми посредниками, ценными бумагами, свободно обращающимися на рынках капиталов.

В международных стандартах финансовой отчетности 39 «Финансовые инструменты: признание и оценка» секьюритизация трактуется как «процесс трансформации финансовых активов в ценные бумаги». В какой форме это реализуется на практике, зависит от предприимчивости и изобретательности кредитора и дебитора. Трансформируя требования кредитора к должнику в ценные бумаги, секьюритизация придает им новое качество повышенной ликвидности, внедряет в сформировавшуюся инфраструктуру фондового рынка и в конечном счете выводит финансовые отношения на более высокий уровень.

Таким образом, под секьюритизацией банковских активов следует понимать специфическую банковскую технику, посредством которой финансовые посредники (инвесторы, финансовые компании) получают возможность инвестировать в отдельные банковские активы, не приобретая их целиком или частично. К активам, охваченным секьюритизацией, обычно относят ипотечные и потребительские кредиты, лизинговые платежи, любые однородные займы, товарные кредиты и пр. При этом, невозможно переоценить перечень активов, секьюритизация которых потенциально продуктивна. Сюда могут органично вписаться любые денежные доходы (поступления), которые хозяйствующий субъект планирует извлечь в перспективе в результате своей деятельности. Особенно следует отметить, что при секьюритизации используются исключительно активы, генерирующие доход, платежи по которому регулярно продолжают поступать.

Итак, с помощью секьюритизации банки рефинансируют свою деятельность, пополняя в результате собственный капитал. Поэтому довольно упрощенной выглядит позиция, сводящая многогранный процесс секьюритизации лишь к трансформации неликвидных активов в наиболее ликвидные – деньги. С позиций рассмотрения бухгалтерского баланса это действительно выглядит так. Однако необходимо учитывать и растущие потребности долгосрочного кредитования реального сектора экономики. Кредиты, предоставленные по долгосрочным кредитным проектам, будут возвращаться в течение нескольких лет, а кредитные активы на выдачу новых займов необходимы уже сегодня. Банки вынуждены применять гибкую стратегию и жертвовать частью прибыли по облигациям в виде процента, но, при этом, вовлекать в оборот живые деньги. В итоге банковская прибыль растет за счет темпов оборачиваемости банковского капитала.

Особую актуальность секьюритизация банковских активов имеет для банков, специализирующихся на выдаче ипотечных и потребительских кредитов. Секьюритизация может избрать предметом своего внимания кредитный (ипотечные, корпоративные и просроченные кредиты) либо облигационный портфель, лизинговые платежи, экспортную выручку и пр.

Секьюритизация

банковских активов

за рубежом

Финансовый рынок «инструментов, обеспеченных активами» (asset-backed securities), т.е. секьюритизационных ценных бумаг, занимает особое место на мировом рынке производных финансовых инструментов и бурно развивается на Западе. Достаточно отметить, что всего в мире в 2004 году было выпущено секьюритизированных ценных бумаг на сумму $532 млрд., в 2005-м – $978 млрд., а за девять месяцев текущего года еще больше – порядка $1228 млрд. [1].

Банки за счет выпуска секьюритизированных ценных бумаг рефинансируют обязательства по выданным кредитам, уплате налогов, оплате услуг операторов связи, авто- и ипотечным кредитам и т.п. По сути, секьюритизация снижает стоимость заемных денежных средств, очищает баланс кредитной организации, улучшает ее финансовые показатели, трансформируя неликвидные активы в ликвидные ценные бумаги. При одновременном использовании механизмов секьюритизации конечные инвесторы получают возможность минимизировать риски, связанные с финансовыми посредниками.

Секьюритизация активов, по мнению банковских аналитиков, является важнейшей финансовой инновацией второй половины ХХ века. Это дешевый по сравнению с другими методами получения средств финансовый механизм рефинансирования, посредством которого эмитент получает возможность выпускать ценные бумаги с повышенным рейтингом, а, следовательно, с пониженной процентной ставкой относительно ставок по долгосрочным кредитам. Секьюритизация банковских активов благоприятствует улучшению различных банковских нормативов и финансовых аспектов (возвратность капитала, отношение обязательств к собственному капиталу, доходность на собственный капитал), более эффективному использованию капитала и диверсификации источников финансирования. Секьюритизированные инструменты обеспечивают инвесторам лучшие условия в части доходов, чем при эмиссии государственных бумаг такого же уровня. Безграничное разнообразие и мобильность механизма секьюритизации, структурирование платежей и условий сделок позволяют инвесторам создавать финансовые инструменты в соответствии с собственными запросами.

Прекрасно понимая новые возможности, открывающиеся как перед заемщиками, так и перед кредиторами при секьюритизации банковских активов, большинство развитых стран Европы и Азии активизируют свои действия по трансформации нерыночных обязательств в рыночные. На крупнейшем в Европе рынке секьюритизации – британском – суммарный объем таких активов в 2005 году составил @146,9 млрд. Второе место по этому показателю занимает Италия – @86,7 млрд. (это объясняется проведением в последние годы большинством итальянских банков секьюритизации ипотечных кредитов), третье – Германия (@80,1 млрд.). По сообщению Института фондового рынка и управления, четыре крупнейших коммерческих банка Германии объявили о создании совместного предприятия для переоформления их кредитов в облигации. Объем секьюритизированных кредитов должен составить @50 млрд. Далее эти бумаги планируется продавать институциональным инвесторам, пенсионным фондам и страховым компаниям. Банки же смогут сократить объем кредитов у себя на балансе, привлечь дополнительные средства и повысить отношение капитала к кредитному портфелю. Расширение кредитных возможностей ведущих коммерческих банков будет способствовать оживлению деловой активности в Германии. По этому поводу министр финансов Германии заявил, что создание банками СП по секьюритизации является «эффективным инструментом стимулирования экономики, обеспечения роста и занятости»[2].

В качестве типичного примера секьюритизации можно привести выпуск Германией на рынок облигаций Aries-bond на сумму в @5 млрд., обеспечением для которых стал долг России этой стране в рамках Парижского клуба кредиторов. Таким образом, произошла переуступка долга широкому кругу инвесторов.

В конце 80-х годов секьюритизацию внедрили в Канаде, Великобритании, Австралии и Японии, в начале 90-х – во всей Западной Европе, ЮАР, Гонконге и Индии. В 2000-х годах техника секьюритизации активов стала использоваться в Центральной и Восточной Европе, Северной Африке и на Ближнем Востоке. В 2003 году первые такие сделки состоялись в Польше, Чехии и Казахстане, в 2004-м – в России и Латвии. В 2005 году подключились и государства Юго-Восточной Азии.

Активно используют секьюритизацию активов крупнейшие мировые банки: британские Halifax Bank of Scotland и Barclays Bank, французские Societe Generale и BNP Paribas, немецкие HVB Group и Deutsche Bank, американские Citigroup и Morgan Stanley. Тем не менее, среди эмитентов встречаются не только финансовые структуры. Например, ценные бумаги могут обеспечиваться планируемыми арендными, коммунальными и лизинговыми платежами, экспортной выручкой. С 1997 года коммунальные службы США провели 30 операций по секьюритизации на $30 млрд. Американские автопроизводители выпускают облигации, залогом по которым выступают будущие поступления от продажи машин. Среди эмитентов – компании Renault, Volkswagen, Ford и даже лизинговый оператор Unilease. Они занимают сотни миллионов долларов на сроки от года до четырех лет (отличная и действенная альтернатива обычному кредитованию). Рынок уже давно сформировался, во многих государствах работают посредники: юридические конторы, рейтинговые агентства, инвестбанки. Все они помогают осуществить выпуск ценных бумаг как внутри страны, так и за ее пределами. Достаточно сказать, что сегодня в развитых странах объем операций в рамках секьюритизации приближается к объемам рынка государственного долга.

В России уже успешно осуществлено несколько полноценных операций по секьюритизации активов. Первую операцию в 2004 году провела компания Russian International Card Finance S.A. Облигации были обеспечены потоком платежей АКБ «Росбанк» в рамках платежных систем VISA, MasterCard и CirrusMaestro на $300 млн. Банк «Союз» секьюритизировал выданные своим клиентам автокредиты на небольшую, по западным меркам, сумму в $50 млн., действуя по классической схеме: пул кредитов был продан люксембургской компании со статусом SPV, выпустившей евроноты, обеспеченные этими кредитами. Эмиссия состояла из четырех траншей классов Al, A2, В и С с разными уровнями обеспечения, ставками купона и приоритетом выплат купона и основного долга. Старшему траншу агентством Moody's был присвоен рейтинг Ваа3, соответствующий суверенному рейтингу России на тот момент. Ставка купона по нему составила одномесячный LIBOR + 175 б.п. (что на тот момент составляло 5.25% годовых), по траншам классов В и С – 8.75% годовых.

С целью реализации сделки «Союз», по словам его представителей, дополнительно создал резервные фонды для покрытия сезонных колебаний в поступлениях средств от физических лиц, а также юридических и других издержек, которые могут возникнуть за период существования облигаций. Кроме того, банк выкупил облигации класса С, самого младшего транша: у них низший приоритет погашения по сравнению с облигациями старших траншей. Главным выигрышем от этой секьюритизации стала «очистка» баланса от этих кредитов, благодаря чему «Союз» получил возможность выдавать новые займы без дополнительного резервирования.

Сделкам по секьюритизации портфелей кредитов присущи более высокие издержки на этапе подготовки, нежели сделкам по размещению классических еврооблигаций. Но высокий рейтинг выпущенных евронот и низкая ставка по привлеченным средствам полностью окупают эти затраты и повышенную сложность продукта [3].

Изначальная возможность трансформации кредитов в ценные бумаги возникла на ипотечном рынке США, что было связано с устойчивостью финансовой системы, маловероятными рисками и экономической политикой государства по снижению стоимости жилой недвижимости. В 30-х годах ХХ века правительство США приняло решение о продаже ипотечных кредитов на вторичном рынке, что, как считалось, обусловливало бы снижение стоимости кредитов, а, следовательно, и жилья. Несмотря на комплекс позитивных мер, принятых государственными органами по формированию вторичного рынка, первый выпуск ценных бумаг, обеспеченных пулом ипотечных кредитов, состоялся только в 1970 году. Эмиссию осуществила государственная национальная ипотечная ассоциация Ginnie Мае.

У финансового механизма секьюритизации банковских активов разнообразная правовая интерпретация в юрисдикциях общего и континентального права. На американском рынке капиталов распространение получили долевые ценные бумаги, выпускаемые под пулы выданных ипотечных кредитов: mortgage-backed security (MBS), participation certificate, бумаги типа «pass-through». Большинство механизмов такого рефинансирования базируются на правовом институте доверительной собственности и передаче первичных активов в траст. В то же время, активный рост наблюдается на рынке долговых ценных бумаг – кредитных нот (credit-linked notes), имеющих много общего с обычными облигационными займами, однако обеспечивающих более гибкий подход к вопросам распределения кредитного риска. С конца 90-х годов рынок collateralized loan obligation (CLO) оказался одним из самых быстрорастущих в мире. На конец 2005 года его общий объем превысил $177 млрд.

Типы секьюритизации

Секьюритизация банковских активов может приобретать балансовый, классический (традиционный) или синтетический типы.

Балансовый тип секьюритизации предполагает выпуск ценных бумаг, обеспеченных пулом активов, которые остаются на балансе эмитента; при этом, риски, связанные с пулом активов, перераспределяются за счет использования различных структурированных финансовых инструментов.

Яркий пример данного типа секьюритизации – немецкая схема Pfandbrief, в которой активы находятся на определенных статьях банковского баланса и не могут быть использованы в иных целях. Параллельно банк проводит эмиссию облигаций (рис.1), гарантирующих первоочередное право требования держателя на данные активы в случае банкротства эмитента [4]. Происходит это по следующему алгоритму:

1. Выдача кредитов заемщикам.

2. Эмиссия и размещение ценных бумаг, обеспеченных банковскими активами и ожидаемыми поступлениями по кредитам.

3. Оплата инвесторами полученных ценных бумаг.

4. Уплата заемщиками начисленных процентов и части основной суммы кредита.

5. Выплата купонного дохода и частичное погашение номинала ценных бумаг.

6. Переход прав требований по ссудам к инвесторам в случае банкротства банка (секьюритизируемые активы выделяются из конкурсной массы).

Классический (традиционный) тип секьюритизации предусматривает выбор, отделение и передачу прав требований по предоставленным банком (оригинатором) кредитам (банковским активам), которые готовы приобрести инвесторы вследствие передачи их специальному юридическому лицу (Special Purpose Vehicle – SPV). Под SPV понимается некое юридическое лицо, которое банк создает именно с этой целью. При этом, эмитентом новых ценных бумаг будет не сам банк, а именно SPV. После размещения ценных бумаг на рынке SPV передает полученные денежные средства создавшему ее банку – оригинатору в счет оплаты прав требования. Как правило, SPV – это полностью прозрачная компания, создаваемая только для проведения секьюритизации. Такими действиями удается устранить риски, связанные с иной деятельностью, осуществляемой банком как продавцом активов.

В последующем погашение основного долга и процентов держателям ценных бумаг идет за счет поступлений от кредитов, права требования по которым переданы SPV.

Схема по типу традиционной секьюритизации банковских активов включает таких основных участников:

1. Банк-оригинатор (предоставляет и обслуживает кредиты).

2. Специальная инвестиционная компания (SPV) – юридическое лицо, созданное для секьюритизации активов

3. Сервисер (serviser) – компания, принимающая платежи от заемщиков, зачисляющая их на специальные счета доверительного управляющего, занятая обращением взыскания на залог по дефолтным кредитам, сбором статистики и публикацией отчетов. Обычно функции сервисера выполняет сам банк-оригинатор.

4. Резервный сервисер (используется, если главный обслуживающий банк прекращает или не имеет возможности обслуживать данные кредиты).

5. Гаранты, которые обеспечивают кредитную поддержку финансового механизма секьюритизации (крупные банки, специализированные страховые компании) и рейтинг выпускаемых ценных бумаг.

6. Рейтинговое агентство (фиксирует рейтинг эмиссии ценных бумаг).

7. Доверительный управляющий (trustee) – представитель интересов инвесторов (действует на основе доверенности на распоряжение поступающими взносами и пул активов).

8. Андеррайтер (оценивает и поддерживает цены на необходимые ценные бумаги и предоставляет маркетинговые и юридические консультации, участвует в структурировании сделки).

9. Инвесторы – держатели ценных бумаг.

Финансовый механизм традиционной секьюритизации (рис.2):

1. Выдача кредитов заемщикам.

2. Передача накопленного пула займов специальной проектной компании (SPV).

3. Предоставление кредитной поддержки.

4. Оказание консультационной помощи в структурировании сделки и присвоение кредитного рейтинга выпуску ценных бумаг SPV.

5. Выпуск и размещение ценных бумаг среди инвесторов.

6. Оплата инвесторами полученных ценных бумаг.

7. Оплата переданного SPV пула займов.

8. Уплата заемщиками начисленных процентов и части основной суммы кредита.

9. Передача SPV всех поступлений по кредитам, входящим в пул.

10. Выплата купонного дохода и частичное погашение номинала ценных бумаг.

11 . Плата за кредитную поддержку.

12. Оплата услуг рейтингового агентства.

13. Перечисление остаточной прибыли банку-оригинатору.

К основным принципам традиционной секьюритизации относятся: гарантия действительной (бесспорной) передачи активов SPV(true sale of receivables); исключение риска банкротства SPV (bankruptcy-remove SPV); контроллинг инвесторами потоков поступлений по переданной дебиторской задолженности.

Контроллинг риска банкротства обычно предполагает запрет SPV заниматься другими видами бизнеса, проводить неоговоренные финансовые операции, иметь собственный фонд заработной платы. Контроллинг инвесторами потоков поступлений по переданной дебиторской задолженности осуществляется посредством передачи независимому контролеру – доверенному лицу (trustee) – полномочий по управлению обеспечением и его мониторингу. Он занимается обеспечением в случае неплатежеспособности эмитента. Данная структура разграничивает кредитное качество эмитируемых ценных бумаг и кредитоспособность банка-оригинатора, ибо традиционная секьюритизация подразумевает опору инвесторов только на кредитное качество активов, обеспечивающих ценные бумаги, и прочность юридической структуры выпуска.

Классическому (традиционному) типу секьюритизации характерны некоторые недостатки: высокая себестоимость подлинной продажи (true sale), сложность налогового учета, необходимость разглашения конфиденциальной информации о заемщике и т.д.

Синтетический тип секьюритизации предусматривает передачу рисков посредством переоформляемых специфических бумаг, но без передачи самих активов. По правилам синтетической секьюритизации, юридически актив не продается, а остается на балансе банка, однако риски этого актива уступаются рынку. При этом, находят решение многие проблемы налогообложения, цессии, банковской тайны, государственной регистрации уступки и пр. В таком случае экономический эффект достигается благодаря передаче конечным инвесторам финансовых рисков, связанных с первичным активом.

Для передачи рисков – но не активов – используются такие финансовые инструменты как кредитные дефолтные свопы (credit default swap – CDS), кредитные связанные ноты (credit-linked notes) или облигации, абсорбирующие кредитные риски (Credit Linked Notes – CLN). Видимо, из-за использования разных форм кредитных деривативов этот тип секьюритизации называется «синтетическим». При синтетической секьюритизации передается риск не по единичному кредиту, а по всему портфелю стандартизированных кредитов, поэтому чаще всего применяется (рис.3) так называемый портфельный кредитный своп (portfolio credit default swaps):

1. Выдача кредитов заемщикам.

2. Передача риска SPV за счет заключения договора кредитного дефолтного свопа (CDS).

3. Предоставление кредитной поддержки.

4. Присвоение кредитного рейтинга выпуску ценных бумаг SPV.

5. Выпуск и размещение синтетических обеспеченных долговых облигаций (CDO) среди инвесторов.

6. Оплата инвесторами полученных ценных бумаг.

7. Покупка государственных ценных бумаг.

8. Оплата этих бумаг за счет средств, полученных от эмиссии CDO.

9. Залог государственных ценных бумаг банку-оригинатору.

10. Уплата заемщиками начисленных процентов и части основной суммы кредита.

11. Купонные платежи по государственным ценным бумагам.

12. Передача SPV купонных платежей по государственным ценным бумагам и уплата премии по CDS.

13. Выплаты по CDO.

14. Плата за кредитную поддержку.

15. Оплата услуг рейтингового агентства.

16. Перечисление остаточной прибыли банку-оригинатору.

Зачастую синтетическая секьюритизация прибегает к так называемым синтетическим обеспеченным долговым облигациям (Collaterized Debt Obligations – CDO). Вырученные от реализации CDO денежные средства специальная проектная компания направляет на приобретение высоколиквидных ценных бумаг, применяемых для обеспечения выполнения обязательств перед банком-оригинатором по договору о передаче кредитного риска и обеспечивающих доход, позволяющий SPV наряду с поступлениями по кредитному свопу (от банка) погашать выпущенные облигации. При реализации кредитного события, указанного в договоре CDS или CLN, денежное обеспечение в виде высоколиквидных ценных бумаг ликвидируется в целях погашения обязательства перед банком-оригинатором, а оставшаяся выручка распределяется между инвесторами, т.е. кредиты группируются в определенные выпуски ценных бумаг, причем, сам кредитор занят их размещением.

В выигрыше будут обе стороны. При классической или синтетической секьюритизации банковских активов и кредитодатель, и кредитополучатель рассчитывают в той или иной мере снизить степень зависимости от одного конкретного кредитора и эффективно управлять своим долгом, поскольку, как правило, стоимость заимствований на открытом рынке ниже банковского кредита. А для кредитора (в данном случае – банка) преимущество заключается в снижении рисков, связанных с выданным кредитом как следствие повышения ликвидности долга. Необходимо подчеркнуть, что при классической (традиционной) секьюритизации банк, передавая кредитные требования со своего баланса на баланс SPV, переносит сразу весь кредитный риск на других лиц, уходя из-под действия строгих банковских нормативов. При синтетической секьюритизации весь риск сразу не передается, а только по мере реализации ценных бумаг.

Таким образом, к отличительным особенностям этой модели секьюритизации относится, во-первых, то, что это инструмент балансового финансирования, т.е. активы остаются на балансе (классическая англосаксонская секьюритизация предполагает вывод активов за баланс). Во-вторых, нет необходимости в создании специальной компании (SPV), в-третьих, основная цель синтетической секьюритизации – хеджирование кредитных рисков, в классической (традиционной) – получение более дешевого финансирования.

Правовые проблемы

секьюритизации

в Украине

Одной из актуальных проблем внедрения в Украине результативно функционирующих схем секьюритизации банковских активов остается неразвитая законодательная база, призванная упорядочить действие введенных в этой области различных нормативно-правовых актов. Правовое регулирование секьюритизации активов должно соответствовать юридическому урегулированию вопросов передачи прав требований законодательства: корпоративного; о банкротстве и ценных бумагах; налогового и банковского.

Большую поддержку для развертывания секьюритизации в Украине оказал новый Закон «Об ипотечных облигациях», где прописан механизм, позволяющий получать деньги под залог ипотечных займов. Данный юридический акт дает «зеленый свет» проспектам эмиссии обычных и структурированных ипотечных облигаций, рабочих форм финансового механизма – секьюритизации активов. Несмотря на то что Закон Украины «Об ипотечных облигациях» регламентирует только один вид секьюритизации (ипотечных займов), он важен в части апробации накопленного мирового опыта в отечественных условиях. В дальнейшем, после осуществления первых удачно проведенных сделок по секьюритизации пулов ипотечных кредитов и накопления необходимого опыта, возможны разработка и введение в действие закона, регламентирующего все виды секьюритизации, а также внесение необходимых поправок в действующие правовые акты. Уже в 2006 году ряд украинских банков («УкрСиббанк», «Укрсоцбанк» и «ПриватБанк») планируют и уже апробируют данный механизм в своей практической деятельности.

Но этого недостаточно. Рынок ипотечных облигаций станет востребованным, когда Госкомиссия по ценным бумагам и фондовому рынку примет (и потребует обязательного внесения) значительные дополнения в ряд нормативных актов, регулирующих вопросы регистрации эмиссии ипотечных облигаций, раскрытия информации об эмитенте и о передаваемых требованиях, допустимости передачи требований по ипотечным кредитам, действительности передачи требований при банкротстве, минимизации процедурных формальностей при передачи права требований. Вслед за принятым законом о секьюритизации ипотечных кредитов необходимо незамедлительно разработать общий закон о секьюритизации, благодаря чему будет можно с помощью выпуска ценных бумаг рефинансировать иные договорные денежные требования, в том числе вытекающие из иных договоров кредита, внешнеторговых контрактов, договоров аренды, коммунальных платежей и прочих форм договорных отношений, затрагивающих банковскую деятельность. Системно-комплексный подход при эффективном внедрении в реальную хозяйственную практику Украины секьюритизации в рамках отечественного законодательства требует безотлагательного решения следующих вопросов:

1. Разработка законопроекта «О секьюритизации банковских активов».

2. Закрепление принципов секьюритизации в рамках национальной правовой системы.

3. Разрешение увеличивать объем банковских бизнес-процессов с направленностью на легитимизацию функционирования банков в сфере эмиссии ценных бумаг, подтверждающих права относительно секьюритизируемых активов.

4. Возможность для сторонних инвесторов (держателей ценных бумаг) получать право требования по кредитным договорам при сохранении за банком обязанностей по обслуживанию кредита (управлению кредитом).

5. Расширенное толкование понятия «договор займа» и возможность юридического толкования на его базе нового вида смешанного договора «заем с условием» при одновременном расширении понятия «облигация», возможность определения в Гражданском кодексе Украины и/или банковском законодательстве новых видов договорных обязательств, а также подкрепления содержащихся в них прав ценными бумагами.

6. Законодательная дефиниция создаваемых видов ценных бумаг, юридическое решение проблем, связанных с банкротством эмитента таких ценных бумаг.

7. Система налогообложения операций и трансакций, проводимых при секьюритизации.

Предлагаемые схемы

секьюритизации

банковских активов

в Украине

Если в качестве критерия родовых признаков секьюритизации активов взять договор, на основе которого она реализуется, то правовые схемы данного финансового механизма можно подразделять на три группы: трастовая, заемная и конструируемая.

Трастовая схема гармонично адаптирует правовые конструкции общего права для «традиционной» (traditional) секьюритизации, базирующиеся в данном случае на институте траста и учреждении special purpose company.

Заемная схема в современном ее понимании и с адаптацией к условиям Украины использует подходы синтетической секьюритизации. Законодательное закрепление понятия «заем с условием» значительно расширит арсенал финансовых инструментов украинских банков, их возможность управленческого воздействия на риски и масштабы синдицированного кредитования.

Конструируемая схема предполагает перспективу развития национального законодательства в части введения и законодательного утверждения новых видов договорных отношений, пока еще не применяемых в украинском гражданском праве.

Трастовая схема секьюритизации активов конструируется на базе договора доверительного управления секьюритизированными (первичными) активами, переданными в общую собственность инвесторов (владельцев ценных бумаг). Изначально создается пул кредитных требований (кредитное покрытие, общий фонд банковского управления). Затем банк как собственник кредитного пула проводит эмиссию ценных бумаг, уступая инвесторам зачисленные в покрытие права требования по кредитам. В таком случае за банком остается доверительное управление кредитным покрытием. В общем, банк как доверительный управляющий кредитным покрытием, продолжает управлять кредитами, включенными в пул (рис.4).

Однотипные механизмы уже закреплены в отечественном законодательстве: процедура создания и организации деятельности институтов совместного инвестирования (ИСИ) регулируется Законом Украины «Об институтах совместного инвестирования (паевых и корпоративных инвестиционных фондах)» от 15 марта 2001 года (Закон об ИСИ). Согласно статье 3 данного законодательного акта, ИСИ – это корпоративный инвестиционный фонд и паевой инвестиционный фонд, осуществляющие деятельность, связанную с объединением (привлечением) денежных средств инвесторов для получения прибыли от вложения их в ценные бумаги других эмитентов, корпоративные права и недвижимость. Таким образом, Закон об ИСИ в зависимости от процедуры создания, вида ценных бумаг, которые используются для инвестирования в ИСИ, различает два основных вида инвестиционных фондов – корпоративный и паевой.

Трастовой схеме секьюритизации активов присуща положительная особенность, связанная с глобальным исключением рисков, обусловленных банкротством банка-оригинатора.

Согласно украинскому законодательству передача имущества в доверительное управление не влечет перехода к доверительному управляющему права собственности на него. Владельцы ипотечных облигаций – залогодержатели имеют высший приоритет перед правами или требованиями других лиц относительно ипотечного покрытия. Ипотечное покрытие отделяется от другого имущества эмитента и не включается в ликвидационную массу эмитента. Другие лица, включая кредиторов эмитента, кредиторов управителя или кредиторов владельца ипотечных облигаций, не имеют права предъявлять требований на ипотечное покрытие. Следовательно, в случае несостоятельности лица, проводившего эмиссию ценных бумаг, нет оснований для включения имущественных прав, составляющих кредитное покрытие, в конкурсную массу, поскольку в данном случае правообладателями выступают владельцы ценных бумаг.

Эмиссия ценных бумаг в процессе секьюритизации кредитного покрытия осуществляется посредством облигаций. Тогда ипотечные облигации, определенные в законе «Об ипотечных облигациях», можно рассматривать в качестве одного из подвидов таких ценных бумаг.

Конкретизируя проиллюстрированный вариант схемы трастовой секьюритизации на облигациях с ипотечным покрытием, мы можем наглядно убедиться в его достоинствах и преимуществах (рис.5). Поскольку ипотечные кредиты имеют долгосрочный характер, отличаются низким уровнем риска и отчетливой прогнозируемостью денежных поступлений, постольку они будут «лакомым куском», идеальным активом для проведения секьюритизации.

Несколько модифицированный, но не менее привлекательный вариант секьюритизации может осуществляться, когда облигации или иной вид ценных бумаг выпускаются не самим банком, а привлекаемой им управляющей компанией (рис. 6).

В результате такой операции несколько банков могут создавать единое покрытие и передавать его управляющей компании (например, на базе заключенного между банком и управляющей компанией агентского договора), которая осуществит его продажу в виде облигаций. При этом, управляющая компания получает право доверительного управления покрытием. Безусловно, данное право носит условный характер, ибо банки-оригинаторы и далее продолжают осуществлять фактическое обслуживание кредитов, составляющих кредитное покрытие. Данные качественные характеристики функционирования управляющей компании предопределяют ее сходство с special purpose company (SPV).

Вариант секьюритизации банковских активов через посредничество управляющей компании может, безусловно, столкнуться с рядом несоответствий в отечественном законодательстве. Прежде всего, требует законодательной конкретизации и содержательного раскрытия понятие «доверительное управление правами требования по договорам займа (кредитным договорам)», достаточно много вопросов возникает при регистрации ценных бумаг. Однако данные детали законотворческого процесса не должны приводить к туннельному видению проблемы без учета тесной увязки правового регулирования со всеми направлениями развития финансового рынка. Меньше отсылочных норм и новых «чужих» правовых институтов, комплексный подход к совершенствованию законодательства – и большинство проблем внедрения секьюритизации активов будут решены.

Заемная схема секьюритизации активов конструируется на создании производной ценной бумаги (связанной облигации), по своим характеристикам сходной с обычной облигацией, т.е. подтверждающей права ее приобретателя на получение номинальной стоимости и процента.

Отличительную черту связанной облигации в качестве секьюритизационной ценной бумаги применительно к заемной схеме секьюритизации активов характеризует условный характер выплат по ней. Исполнение обязательств по связанным облигациям эмитент соединяет с исполнением обязательств перед ним должниками по кредитным договорам на момент выпуска ценных бумаг. Предлагаемая заемная схема может быть реализована посредством расширения понятия «договор займа» и внесения дополнений в главу 32 «Заем» Гражданского кодекса Украины. Однако окончательная жизнеспособность данной заемной схемы секьюритизации активов будет решена с принятием поправок к законодательству о банкротстве, закрепляющих особый порядок удовлетворения требований держателей таких ценных бумаг в случае банкротства эмитента и приоритет прав держателей в отношении денежных требований по кредитным договорам (кредитором по которым будет эмитент), заключенным в ходе выпуска связанных облигаций (рис.7).

Конструируемая схема секьюритизации банковских активов базируется на свободе выбора договора исходя из каждого конкретного случая банковской практики. Введение в хозяйственный оборот новых договорных конструкций и схем предполагает дальнейшее совершенствование национального законодательства. Апробация новейших производных финансовых инструментов в современной банковской сфере обусловливает дальнейшее развитие внутренних банковских отношений.

Секьюритизация тем и привлекательна, что открывает обширные возможности для форм и методов трансформации разнообразных по своим качественным параметрам активам в единые характеристики ценных бумаг.

Примером конструируемой секьюритизации может послужить использование договора об участии в кредитном риске и нового вида ценной бумаги, достаточно известного на западных финансовых рынках, – кредитной ноты (credit-linked note).

Так, посредством договора об участии в кредитном риске банк, предоставивший кредит украинскому хозяйствующему субъекту, получает возможность уступить третьему лицу права на долю в исходном кредите и, соответственно, долю рисков, обусловленных вероятностью его непогашения. В итоге украинские банки смогут подразделять крупные и рискованные кредиты на несколько частей и продавать их в отдельности сторонним инвесторам.

Кредитная нота во многом сходна с облигацией, но банк, при этом, сохраняет за собой управление кредитным риском. Если кредитный заемщик не в состоянии своевременно и полностью вернуть ссуженную ему стоимость, риск потенциальных потерь несут владельцы кредитных нот, а не банк. Этот повышенный риск они принимают на себя, безусловно, не бескорыстно, так как процентная ставка по кредитным нотам соответственно предполагается выше, чем по обычным финансовым инструментам, но ниже, чем по первоначально выданному кредиту.

Например, банк предоставил кредит на покупку оборудования под 22% годовых в национальной валюте. Оставив себе 7%, он трансформирует кредиты в облигации с доходностью в 15% годовых. Данная операция трансформации банковских активов в ценную бумагу (кредитную ноту) поможет банку аккумулировать денежные средства с финансового рынка (рис. 8) и вновь направить их в кредитный процесс [5].

Выпущенные облигации относительно рискованности достаточно устойчивы, поскольку обеспечены пулом кредитов, которые, в свою очередь, гарантированы залогом (оборудованием, недвижимостью, автомобилем и т.д.). Все стороны договорных отношений в итоге получают доход и преследуемый интерес: банк извлекает свои законные 7%, улучшает экономические нормативы и реинвестирует полученные средства в новые кредиты; хозяйствующие субъекты продуктивно используют купленное в кредит оборудование; инвесторы получают доход по ценным бумагам.

Проблемы внедрения

секьюритизации

банковских активов

в Украине

Потребности участников украинского финансового рынка в передовых банковских инновациях, каковой и является секьюритизация банковских активов, пока остаются не удовлетворенными в силу отсутствия необходимой рыночной инфраструктуры и законодательной базы. В Украине секьюритизация не получила еще широкого распространения из-за нерыночных ограничений: жесткого валютного контроля, недостаточного разнообразия ликвидных финансовых инструментов, негибкой налоговой системы, отсутствия достаточного количества кредитоспособных участников финансового рынка. Пока операции секьюритизации не стали субъектом специализированного отечественного законодательства, отсутствует унифицированная документация для оформления подобных операций. Немалые трудности возникают также при их налогообложении и учете [6].

Тем не менее, в Украине у секьюритизации банковских активов как эффективного современного финансового механизма должно быть большое будущее. Многие годы отечественные коммерческие банки и Национальный банк обеспокоены разрывами в сроках, на которые привлекаются депозиты и выдаются кредиты. По данным Нацбанка Украины на 1 октября 2006 года, такие разрывы по срокам привлечения средств и сроком выдачи кредитов на общую сумму 48 млрд. грн. имеют 82 банка. НБУ считает, что сроки привлечения банками средств и период, на который они выдают кредиты, не сопоставимы и потенциально должны считаться элементом нестабильности банковской системы. Вклады населения, в лучшем случае, аккумулируются на год-два, тогда как кредиты предоставляются на 20-30 лет. Таким образом, пока заемщик возвратит полученные кредиты банку, нужно напрягать дополнительные усилия и каждый раз привлекать новые депозиты. Секьюритизация же даст возможность устранить разрывы в сроках, так как выпускаемые ценные бумаги, примерно, той же самой продолжительности, что и банковские активы, которыми они обеспечены.

В 2006 году украинское правительство попыталось опробовать модель механизма секьюритизации посредством продажи жилищных кредитов Государственному ипотечному учреждению (ГИУ), которое тогда планировало получить в свое распоряжение 1,2 млрд. грн.: государственные гарантии в 1,0 млрд. грн., плюс капитал 0,1 млрд. грн., плюс выпуск облигаций на величину капитала 0,1 млрд. грн. Схема, опосредованная ГИУ, далека от совершенства, поскольку базируется на списании с банковских балансов ипотечных кредитов, поэтому банкиры усомнились в прибыльности данной операции. Вместе с тем, российская банковская практика доказывает жизнеспособность данной схемы: кредиты перепродаются специально созданной для секьюритизации компании (Special Purpose Vehicle – SPV). SPV учреждается, как правило, в оффшоре, что делается не только по налоговым, но и по надзорным соображениям: требуемый законодательством оффшорных зон размер собственного капитала, ликвидных средств минимален, размер организационных и прочих расходов тоже невелик. В общем, препятствие в виде снятия с баланса ипотечных кредитов успешно и легко преодолевается. Стало быть, схема секьюритизации активов через ГИУ имеет полное право на существование и дальнейшее развитие.

Но «лихо было на бумаге, да забыли про овраги»: Министерство финансов Украины, по состоянию на октябрь 2006 года, блокирует выдачу государственных гарантий ГИУ. Облигации ГИУ был намерен выкупить французский банк BNP Paribas (предварительное соглашение уже подписано). По расчетам ГИУ, начало размещений облигаций и рефинансирования снизит цену слишком дорогих гривневых кредитов на жилье. ГИУ подписаны соглашения о рефинансировании более чем с 30 банками: «УкрСиббанк», «Приватбанк», «Финансы и Кредит», «Диамант», «Кредобанк», «Родовид Банк» и др. Вместе с тем, как утверждает руководитель ГИУ, «без гарантий правительства облигации ничего не стоят».

Украинской банковской системе присущ низкий уровень концентрации и капитализации банков. Можно, конечно, идти по пути сокращения числа банков и их укрупнения посредством слияний и поглощений. Между тем, банковская практика развитых стран наглядно иллюстрирует, что значительное расширение возможностей банковской системы по ипотечному (и не только) кредитованию населения возможно и без ликвидации небольших банков. Альтернативное решение – секьюритизация банковских активов. «В американской банковской системе очень много банков, при этом, есть масса малых банков, с ограниченными возможностями содержания на своем балансе больших активов, – говорит советник по финансам Международной финансовой корпорации (IFC) Грег Алтон. – Но региональный банк в каком-нибудь Огайо может ежегодно секьюритизировать ипотечные кредиты, повышая, таким образом, собственные реальные возможности по кредитованию в три-четыре раза».

В силу особенностей экономического развития в Украине при проведении секьюритизации в качестве обеспечения, вероятнее всего, будет использоваться жилищная ипотека или автокредиты, поскольку секьюритизация предусматривает масштабность стандартных активов, т.е. кредитов, предоставленных на равный по продолжительности срок, с равнозначным авансовым взносом, сходными процентами и условиями обслуживания. Таким критериям в национальной экономике соответствуют лишь кредиты физическим лицам на покупку недвижимости и автомобилей.

Банковская практика развитых стран наглядно показывает, что масштабность секьюритизации банковских активов напрямую зависит от наличия нормативных документов надзорных органов, регулирующих различные аспекты данного финансового механизма. Зависимость здесь самая непосредственная: с одной стороны, секьюритизация активов начинает набирать обороты лишь с появлением конкретных документов, комментирующих позицию надзорного ведомства, а, с другой, секьюритизация активов, как «белое пятно» в теории и практике украинского банковского дела, при неумелом подходе чревата негативными последствиями для участвующих в ней банков, к тому же, повышает роль национальных органов банковского надзора.

Поскольку одним из главных достоинств секьюритизации активов, с позиций банков, станет вывод секьюритизированных банковских активов из расчета норматива достаточности собственного капитала, то надзорная функция данного вида сделок состоит в разработке обязательных требований, дающих четкие ответы на ряд острых вопросов. При каких условиях секьюритизированные активы не подпадают под действие требований о резервировании собственного капитала? Как в связи с этим определяется понятие «действительная продажа» (True Sale)? Требуется ли полная передача всех прав в отношении активов или достаточно их «экономической» уступки? Какие действия оригинатора по поддержанию платежеспособности и предоставлению ликвидности правомерны? Вправе ли банк вообще отчуждать требования к своим клиентам? Соблюдаются ли, при этом, нормы законодательства (например, о защите банковской тайны или защите информации)? Ухудшают ли такого рода сделки ситуацию в банковском и финансовом секторе? В частности, падает ли уровень защищенности кредиторов или ведет ли это к обходу разного рода регулятивных предписаний?

Для того чтобы надзорные органы признали сделку «действительной продажей» и правомерность списания активов с баланса, что позволяет высвободить резервы, нужно очень точно определить, какие стороны и в каком объеме принимают на себя риски. В противном случае сделка может быть расценена как неправомерное расширение объема операций без адекватного покрытия рисков собственным капиталом, что ведет к нарушению установленных нормативов.

Не менее важно и решение таких проблем, как возможность ущемления при проведении подобных сделок прав клиентов банка, нарушения доверительности, присущей отношениям между банком и его клиентами, отражения секьюритизации активов на качестве работы банков, например, на снижении требований к заемщикам или качества обслуживания выданных кредитов [7].

В Украине секьюритизация банковских активов сталкивается с проблемой недостаточного развития фондового рынка, обусловленной, прежде всего, малым наличием на рынке полноценных институциональных инвесторов. Вместе с тем, любые первопроходческие шаги по развитию принципиально нового направления банковской деятельности – секьюритизации – в Украине не останутся без внимания мирового финансового рынка. Важнейшая финансовая инновация второй половины ХХ столетия, именуемая секьюритизацией, сформирует все условия для выхода Украины на мировые рынки капитала и будет благоприятствовать привлечению в национальную экономику дополнительных финансовых ресурсов.

Алексей Ковалев
Заместитель начальника управления ТОВ «Укрпромбанк»
Список источников:
1. The Credit Derivatives Survey, 2004/2005. BBA Publications Department, BBA-BBAE. London, 2005.
2. Bowler T., Tierney J.F. Credit Derivatives and Structured Credit: Market Survey// Deutsche Bank, Fixed Income Research. 2005.
3. Коротецкий Ю. Роль секьюритизации кредитов в развитии ипотеки в России. – Эксперт-Урал, 29.11.2005 г.
4. Анисимова А.Н., Малеева А.В. Теоретические аспекты секьюритизации банковских активов. – Серия «Экономика», 2005 г., № 1.
5. Раков А.М. Секьюритизация как средство совершенствования финансовых отношений. – Банкаўскi веснiк, САКАВIК, 2004 г..
6. Ермасова Н.Б. Риск-менеджмент организации. – Москва: Альфа-Пресс, 2005 г., с.206.
7. Банки России на старте ХХI века: тенденции и проблемы. – «Управление в кредитной организации», № 5/27/2005.

 
© агенство "Стандарт"