журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
Международные банки

Банковские стратегии

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №10, 2006

Международные банки

Реальная сила

Новые стратегии европейских кооперативных банков

Расширяя свою деятельность в международном масштабе, крупные европейские кооперативные банки, в то же время, консолидируют собственные финансовые операции в пределах региона, хотя и стараются не афишировать эту деятельность. Как бы там ни было, но в последнее время названия ведущих европейских кооперативных банков не часто можно было встретить на первых полосах континентальной прессы, хотя некоторые из них по уровню своей экономической важности начали уже конкурировать с крупными коммерческими институтами Европы. Возможно, как полагают эксперты, это происходит потому, что внимание международного финансового сообщества приковано, прежде всего, к компаниям, зарегистрированным на фондовых биржах, к числу которых «кооператоры» не относятся.

Кооперативные

финансовые империи

На сегодняшний день кооперативные банки существуют во многих странах Европы, включая Германию, Францию, Италию, Финляндию, Великобританию и др. Они управляются группами собственников, вкладывающих в них средства и получающих займы. Первые же кооперативные банки в Западной Европе появились в Германии, где теперь функционируют тысячи таких институтов, обслуживающих, преимущественно, фермеров, ремесленников и мелких предпринимателей.

Займы кооперативных банков, как правило, кратко- и среднесрочные, а их финансовые ресурсы формируются путем продажи ценных бумаг, привлечения вкладов и заимствований от центрального кооперативного или у крупного коммерческого банка. Поскольку почти все кооперативные банки – средние или мелкие, то они обычно создают региональные ассоциации, функционирующие как клиринговые палаты, а также кредитующие своих членов. В настоящее время кооперативные банки в странах Европейского Союза имеют на своих счетах около 17% сберегательных вкладов физических и юридических лиц.

Несмотря на то что за последние годы крупнейшие европейские кооперативные банки создали на континенте настоящие финансовые империи, мало чем отличающиеся от альянсов, построенных ведущими коммерческими банками, локальный характер их бизнеса и своеобразная структура акционеров приводили к тому, что особого желания говорить с прессой до последнего времени «кооператоры» не испытывали. Ведь они, в конечном итоге, представляли собой институты, которые выросли на обслуживании специфических категорий клиентов, в частности, фермеров, представителей мелкого и среднего бизнеса (small and medium-sized enterprises – SMEs). Фактически это «закрытые» учреждения, поскольку кооперативные банки подотчетны только тем институтам, которые находятся с ними в партнерских отношениях или являются их акционерами.

Однако, как говорят аналитики, все те, кто читал европейскую финансовую прессу в течение прошедшего года, отмечают, что сложившаяся в среде кооперативных банков ситуация претерпела существенные изменения. Уже с марта текущего года в европейских СМИ начали регулярно появляться большие статьи и обзоры о крупнейших кооперативных институтах Европы, а их руководители стали, как никогда ранее, доступными и открытыми для общения с прессой.

Все началось именно в марте, когда французский кооперативный банк Banque Populaire обнародовал информацию о слиянии своего зарегистрированного на фондовой бирже корпоративного и инвестиционного подразделения Natexis с Ixis, корпоративным и инвестиционным подразделением французской сберегательной банковской группы Caisse d'Epargne. Новый альянс, получивший название NatIxis, по задумкам руководителей обоих французских институтов, должен стать глобальным игроком в секторе инвестиционных банковских операций и управления активами, каковых у него набирается на общую сумму порядка @500 млрд.

Хотя французский государственный банк CDC, владевший 35% акций в Caisse d'Epargne, сначала был против создания NatIxis, он в конечном итоге вышел из игры, продав в мае свои акции в Caisse d'Epargne. В результате правительство Франции уже не могло не воспользоваться шансом помочь основать еще один банковский гигант в стране по той же схеме, к какой оно уже прибегло в 2003 году, когда бывший государственный институт Credit Lyonnais был поглощен кооперативным банком Credit Agricole.

Тем временем, в конце марта немецкий DZ Bank, своего рода центральный банк для национальных кооперативных банковских институтов, обнародовал сообщение о том, что он готовится к регистрации на фондовой бирже для дальнейшего расширения и финансирования своего присутствия на зарубежных рынках. Эта весть вызвала удивление среди представителей финансовой отрасли Германии. Ранее они высказывали различные точки зрения относительно того, в каком направлении должна двигаться консолидация перенасыщенного банками финансового рынка страны, но практически никто не ожидал, что в этом процессе могут принять участие и кооперативные банки, причем, в качестве активной стороны.

Германская банковская система зиждется на трех «китах»: государственные сберегательные (sparkassen) и оптовые земельные (landesbanken) банки, владеющие долей рынка депозитов в размере 50%, кооперативные (30%) и коммерческие (20%) банки. По мнению Дитера Гейна, аналитика из франкфуртской компании Fairesearch, подобные действия DZ Bank могут существенно изменить расстановку сил в банковской отрасли Германии. «Если DZ Bank реализует свои планы, то у нас сложится ситуация, когда частные банки смогут покупать кооперативные финансовые институты, а те, в свою очередь, получат облегченный доступ к приобретению частных банков», – считает он.

Между тем, примеру DZ Bank в плане расширения своего присутствия на зарубежных рынках следует и Rabobank, крупнейший кооперативный банк Нидерландов со значительной долей отечественного рынка банковских операций. За прошедший год этот институт совершил ряд поглощений в Индонезии, Китае, Танзании и США, где, в частности, за $371 млн. купил калифорнийский кооперативный банк, обслуживающий мелких розничных клиентов и фермеров. По данным руководства нидерландского института, бурная экспансия Rabobank на рынки зарубежных государств будет продолжена, поскольку перед банком открывается уникальная возможность продемонстрировать свою силу и влияние на международных рынках.

Основанный как банк, занимающийся финансированием фермерского хозяйства в Голландии, в настоящее время Rabobank – уже один из ведущих мировых кооперативных финансовых институтов по потребительскому и коммерческому кредитованию. Кроме сельского хозяйства, он действует также на рынках финансирования металла и энергоресурсов. На сегодняшний день услуги для фермерских и агропромышленных компаний предоставляют около 1.5 тыс. отделений Rabobank в 37 странах мира. Банком разработана уникальная система обслуживания сельскохозяйственных компаний во всем мире.

«Мы и далее будем развивать те сферы нашего бизнеса, где чувствуем себя, как рыба в воде, в частности, финансирование пищевой промышленности и сельского хозяйства. Наш банк, по существу, – единственный международный институт, сосредоточивший свои усилия именно на этих отраслях экономики, поэтому и поглощения здесь нам делать гораздо легче, чем какой-либо другой структуре», – говорит генеральный директор Rabobank Берт Химскерк.

Создание банком Banque Populaire альянса NatIxis, будущая регистрация акций DZ Bank на фондовой бирже и агрессивная зарубежная экспансия Rabobank свидетельствуют о том, насколько серьезно выросли и возмужали европейские кооперативные банки, большинство из которых начинали свой бизнес как простые «сельские банки». Сегодня они уже не только предоставляют универсальные банковские услуги, но и в условиях глобализации выходят за рамки своих кооперативных структур, с тем чтобы успешно конкурировать с другими банковскими учреждениями в международном масштабе.

Различные стратегии

Следует, правда, отметить, что вышеназванная европейская «троица» исповедует разные стратегии расширения своего влияния как на родине, так и за рубежом, к тому же, некоторые из них преуспели в этом больше, чем другие. Так, операции Rabobank и Banque Populaire имеют куда более широкий международный размах: французский банк, к примеру, ведет свою операционную деятельность в 68 странах. Однако стратегия Banque Populaire, что хорошо видно на примере создания NatIxis, отличается от бизнес-концепций других кооперативных банков; французы сегодня хотят привлечь к своему бизнесу большее количество крупных корпоративных клиентов.

Французский коллега Banque Populaire бывший сельскохозяйственный банк Credit Agricole уже на деле продемонстрировал, как эти устремления могут быть претворены в жизнь, успешно проведя поглощение CIB Caylon и благодаря этому став одним из ведущих европейских игроков в секторе корпоративного банковского бизнеса. По мнению генерального директора Banque Populaire Филиппа Дюпона, проекты, подобные созданию NatIxis, могут быть успешно реализованы и другими кооперативными банками Европы, которые, по его словам, «тоже желают существенно укрепить свой розничный и инвестиционный банковский бизнес».

Хотя, возможно, слова Филиппа Дюпона и не заинтересуют, к примеру, Rabobank, который уже располагает собственным подразделением корпоративных и инвестиционных банковских операций, а также владеет ведущей голландской компанией по управлению активами Robeco. К ним, вероятно, следует прислушаться руководству немецкого DZ Bank. Дело в том, что этот немецкий институт в отличие от французского и голландского коллег не имеет собственного подразделения корпоративных и инвестиционных банковских операций и отстает от них в части широкого присутствия на зарубежных рынках. Впрочем, как говорят аналитики, в этом нет ничего удивительного, если учесть структуру немецких кооперативных банков и особенности их деятельности за последние несколько лет.

В Германии в настоящее время действует около 1.2 тыс. кооперативных банков, которые являются акционерами DZ Bank и для которых он выступает в роли оптового инвестиционного института. Напротив, 220 членов Rabobank юридически не стали независимыми учреждениями, а составляют неотъемлемую часть одного и того же банка, а это существенно ускоряет принятие решений в самом нидерландском корпоративном институте.

Более того, свою историю как прибыльный банк DZ Bank ведет только с 2002 года. В тот год сегодняшний генеральный директор банка Ульрих Брикснер основал DZ Bank на базе слияния мелкого оптового SGZ-Bank, которым он тогда руководил, с более крупным, но проблемным DG Bank. По большому счету, сделка эта была достаточно рискованной, ибо из-за резкого снижения темпов роста экономики Германии структура портфеля корпоративных кредитов DG Bank начала претерпевать негативные изменения. Репутация DG Bank в секторе инвестиционного банковского бизнеса тогда была тоже серьезно подорвана, так как общественному мнению Германии стали известны не совсем законные сделки, проведенные банком на закрытой в 2003 году электронной бирже Neuer Markt (немецкий аналог американской биржи Nasdaq).

«Совершенно очевидно, что Rabobank в отличие от DZ Bank сегодня может успешно конкурировать с крупнейшими банками Европы во всех секторах банковского бизнеса, поскольку нидерландский институт сделал мощный рывок на старте. По мере того как Rabobank активно развивал и наращивал свой бизнес в отрасли финансовых услуг, DZ Bank разбирался со структурой и проблемами «умирающего» DG Bank», – говорит немецкий банковский эксперт профессор Вольфганг Герк. Именно эти структурные проблемы, по его словам, стали основной причиной, вследствие чего Rabobank отказался от планируемого им поглощения DG Bank в 2001 году.

Однако, со своей стороны, заместитель гендиректора DZ Bank Вольфганг Кирш, который сменил Ульриха Брикснера на его посту в конце октября текущего года, полагает, что нет смысла сравнивать его институт с Rabobank. «Стратегия нидерландского банка на расширение своей зарубежной экспансии – всего лишь следствие чрезвычайной ограниченности масштабов национального финансового рынка в Голландии. Ситуация с DZ Bank обстоит совершенно иначе. Наш потенциал – это население Германии численностью в 82 млн. человек. У нас и так есть масса возможностей для роста на внутреннем рынке», – убежден он.

По словам Вольфганга Кирша, часть средств, которые DZ Bank намерен мобилизовать благодаря регистрации своих акций на фондовой бирже, будет направлена на расширение операций банка на местном рынке за счет слияний и поглощений. Опыт в этом деле у банка уже есть. В 2003 году DZ Bank приобрел у HypoVereinsbank частный немецкий банк Norisbank, специализирующийся на розничном кредитовании. В августе текущего года DZ Bank продал Norisbank с 98 отделениями в 58 немецких городах за @420 млн. Deutsche Bank. Многие эксперты расценивают сделки DZ Bank с Norisbank как очень удачные, поскольку даже после продажи его Deutsche Bank в распоряжении DZ Bank осталась часть персонала и инфраструктуры Norisbank.

Между тем, мобилизация капитала для последующей экспансии за рубеж стала главной причиной, вследствие которой, как говорит Вольфганг Кирш, DZ Bank обратил свои взоры на рынки ценных бумаг. В частности, немецкий банк заинтересован в расширении своих оптовых банковских операций в Австрии и Испании, а также в Центральной и Восточной Европе. Для поддержки этих усилий немцы уже заключили сделки о сотрудничестве и партнерстве с французским Banque Populaire и австрийским Raiffeisen. То, что DZ Bank стал акционером (владеет 2% акций) банка Banque Populaire, дает основание экспертам предполагать, что немецкий институт в будущем может быть тоже задействован в реализации проектов, подобных NatIxis.

Но, прежде чем это произойдет, как утверждает Кирш, должна завершиться сделка, начатая Ульрихом Брикснером, по объединению DZ Bank с WGZ-Bank, прибыльным центральным банком для кооперативных институтов в земле Северный Рейн–Вестфалия – самом густонаселенном регионе Германии. «После завершения этой сделки наш институт станет еще более консолидированной финансовой группой, которая будет включать непосредственно сам банк, лизинговую компанию, строительное сообщество, компанию по управлению активами, страховую фирму, а также подразделение потребительского финансирования. В общем, наши структура и бизнес-модель будут понятны потенциальным инвесторам», – говорит Кирш.

Реальные перспективы

По мнению представителей немецких СМИ, на сегодняшний день перспективы слияния DZ Bank и WGZ-Bank весьма реальны. Они обусловливают это тем, что мягкий по характеру Вольфганг Кирш, пришедший на работу в DZ Bank из Deutsche Bank в 2002 году, гораздо быстрее найдет общий язык с генеральным директором WGZ-Bank Вернером Бенке, чем покидающий в конце октября свой пост генерального директора Ульрих Брикснер. Сам Вольфганг Кирш никак не комментирует эти домыслы немецких журналистов, заявляя лишь о том, что перспективы для альянса двух институтов действительно сегодня наиболее благоприятные.

В любом случае, однако, как уточняет Кирш, будущее размещение акций DZ Bank на фондовой бирже будет частичным, причем, организовано так, как того требуют традиции и бизнес-модель немецкого банка. Это подтверждает и Кристофер Пляйцер, президент Ассоциации немецких кооперативных банков – акционера DZ Bank. «Если выпуск акций банка на фондовой бирже все-таки состоится, то это не повлияет на отношения между локальными банками и центральным кооперативным банком, включая его подразделение финансовых услуг, они останутся прежними», – говорит Пляйцер, который 30 июня текущего года стал президентом Европейской ассоциации кооперативных банков.

Несмотря на предполагаемую регистрацию DZ Bank на фондовой бирже и реализацию проекта NatIxis Кристофер Пляйцер скептически относится к высказываниям некоторых аналитиков о том, что европейские кооперативные банки, якобы, начинают действовать таким же образом, как и коммерческие институты Европы. «У кооперативных банков нет амбиций стать глобальными финансовыми игроками. Они всегда будут фокусировать внимание преимущественно на осуществлении собственных финансовых операций на внутренних рынках и стремиться к тому, чтобы оптимизировать свои бизнес-модели и конкурентоспособность», – утверждает глава Европейской ассоциации кооперативных банков.

Его точку зрения, в целом, разделяет и генеральный директор Banque Populaire Филипп Дюпон. По его словам, планируемое размещение акций NatIxis на фондовой бирже вовсе не воспринимается как отход от бизнес-модели и культуры ведения финансового бизнеса Banque Populaire. «Доступ к рынкам ценных бумаг, который обеспечит для нас в будущем NatIxis, будет лишь одним из инструментов, который мы бы хотели использовать в интересах дальнейшего роста Banque Populaire», – поясняет Дюпон. Он также добавляет, что использование высокого кредитного рейтинга банка (ААА) тоже можно считать одним из путей расширения финансовой экспансии Banque Populaire на внутреннем и зарубежном рынках.

Возможно, из-за важности проекта NatIxis Филипп Дюпон не очень распространяется по поводу того, на какие зарубежные рынки ориентирована международная экспансия Banque Populaire в первую очередь. Пока он, в частности, называет только страны Восточной Европы и Алжир. Кроме того, одним из ключевых источников для роста французского банка Дюпон считает деятельность банковского подразделения Coface, предоставляющего услуги различным компаниям по страхованию и управлению кредитами.

Между тем, как подчеркивает гендиректор Rabobank Берт Химскерк, его банку не нужно выходить на рынки ценных бумаг с целью мобилизации капитала для финансирования своего амбициозного роста. Сегодня, по его словам, голландский банк и без этого способен мобилизовывать ежегодно порядка @2.5 млрд., частично поступающих от потоков наличных средств, а также от продажи долговых обязательств сотрудникам самого же Rabobank и внешним инвесторам.

Следуя своей стратегии превращения в глобальный сельскохозяйственный и продовольственный банк, Rabobank планирует израсходовать в ближайшее время около @1 млрд. на поглощения в тех регионах, которые Химскерк называет «очень развитыми сельскохозяйственными районами», подразумевая под ними, в первую очередь, США, Канаду, Австралию и Новую Зеландию. Остальные средства из данных @2.5 млрд. пойдут на проведение аналогичных сделок в менее развитых регионах, в частности, в Восточной Европе, Бразилии, Китае, Индии и некоторых районах Африки.

Хотя Rabobank, судя по высказываниям его гендиректора, вовсе не испытывает сегодня недостатка в финансовых средствах, Берт Химскерк никогда не упускает возможности в очередной раз пояснить, почему голландский институт совсем не торопится разместить свои акции на фондовой бирже. «В настоящее время на этих биржах чрезвычайно агрессивную политику проводят хедж-фонды, пытающиеся навязать свою политику и стратегию зарегистрированным на них компаниям. И делают это они вовсе не потому, что заинтересованы в долгосрочном сотрудничестве с этими компаниями, а просто хотят получить сиюминутную выгоду и потом ловко отойти от партнерских отношений с ними. Мы никогда не захотим оказаться в руках инвесторов, действующих на рынке частных ценных бумаг», – говорит Химскерк.

Как бы там ни было, но, судя по тем бодрым отчетам о росте прибылей и доходов, которые обнародовали в последнее время Banque Populaire, DZ Bank и Rabobank, можно предположить, что эти банки нашли именно те бизнес-стратегии, которые полностью их устраивают. Руководство этих институтов настаивает на том, что в ближайшей перспективе они будут оставаться полностью независимыми банковскими структурами. Филипп Дюпон, в частности, категорически отвергает высказываемое некоторыми экспертами предположение, будто реализация проекта NatIxis – это прелюдия предстоящего всеобъемлющего слияния между Banque Populaire и Caisse d'Epargne.

С другой стороны, как утверждает гендиректор Rabobank Берт Химскерк, рано или поздно в финансовой отрасли Европы в любом случае начнутся активные процессы консолидации в секторе кооперативных банков. И, по его словам, когда они завершатся, этот сектор станет куда менее фрагментированным, чем сейчас. «Сегодня в Европе у нас есть европейская автомобильная промышленность и европейская металлургическая отрасль. Наверняка, появится и общеевропейская система кооперативных банков. Межгосударственные поглощения в секторе европейских кооперативных банков пока еще не столь важны и заметны, но они обязательно станут таковыми через три, пять или десяти лет. В общем, когда начнется консолидация в этом секторе, нам придется четко понять и определить, кто друзья для Rabobank, а кто нет», – говорит Химскерк.

Друзей Rabobank, вероятно, следует искать среди шести кооперативных банков, с которыми голландский институт уже реализует ряд бизнес-проектов. Так, к примеру, по словам Химскерка, Rabobank уже участвует вместе с DZ Bank и Credit Agricole в реализации программы по предоставлению клиентам конкретных лизинговых услуг.

Таким образом, факты свидетельствуют о том, что крупные европейские кооперативные банки сближаются друг с другом несмотря на заверения некоторых руководителей этих институтов, что они будут и далее оставаться независимыми друг от друга субъектами. Это может означать, что, когда консолидация, о которой говорил Берт Химскерк, все же, начнется, передовицы центральных европейских СМИ вновь запестрят названиями таких банков как Rabobank, DZ Bank и Banque Populaire.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"