журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

БАНКИ И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ПЛАТЕЖИ

Банковское оборудование

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №11, 2006

ПЛАТЕЖИ

Неясная судьба SWIFT

Международная система межбанковских финансовых коммуникаций
с трудом приспосабливается к нынешним реалиям

За последние три десятка лет, которые прошли с момента регистрации консорциума SWIFT (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication), коммуникационные технологии сделали серьезный шаг вперед в своем развитии. Сегодня об эре финансового бизнеса, предшествовавшей созданию SWIFT, помнят, наверняка, лишь седые ветераны. Однако в настоящее время перед мировым банковским сообществом встает вопрос, способна система SWIFT, как того требуют ее пользователи, отвечать технологическим реалиям сегодняшнего и завтрашнего дня или ей уготовлена судьба стать реликвией давно прошедших лет.

Веление времени

В конце 50-х годов в результате бурного роста международной торговли увеличились обороты транснациональных банковских операций. Традиционные формы связи между банками (почта, телеграф) уже не могли справиться с растущими объемами банковской информации. Значительное время уходило на устранение неувязок в документах из-за различий банковских процедур в разных банках, ошибок, возникающих при осуществлении межбанковских операций и необходимости многократных проверок.

Естественной реакцией на лавинообразный рост объемов информации на бумажных носителях стала автоматизация. Однако по мере развития систем банковской автоматизации возникла необходимость безбумажного обмена финансовой информацией между банковскими системами. Но различия в их построении и особенностях протоколов взаимодействия не обеспечивали создания достаточно надежной интегральной платформы связи и обработки информации. Кроме того, в сфере межбанковских отношений полностью отсутствовала стандартизация.

Поиск более эффективных средств работы заставил в начале 60-х годов собраться представителей 60 американских и европейских банков для обсуждения проблемы создания системы стандартизации в международном банковском деле. Было решено, что конечной целью должно стать использование компьютеров, средств телекоммуникаций, обеспечивающих более надежную, быструю и безопасную систему передачи банковской информации.

В 1968 году была инициирована разработка международного проекта, который ставил бы своей целью обеспечение для всех его участников возможности круглосуточного высокоскоростного обмена банковской информацией при высочайшем уровне контроля и защиты от несанкционированного доступа. Несколько позже, в 1972 году, эта инициатива официально была оформлена в проект. Тогда же были выполнены расчеты, даны рекомендации по созданию рентабельной системы обмена банковской информацией.

Еще через несколько месяцев, 3 мая 1973 года, представители 239 крупнейших банков из 15 государств Европы и Северной Америки в Брюсселе основали и зарегистрировали Сообщество всемирных межбанковских финансовых телекоммуникаций (Society for Worldwide Interbank Financial Telecommunication – SWIFT) для проектирования, внедрения и регулирования международной телеграфной сети, передающей и распределяющей потоки международных финансовых переводов между его членами. В настоящее время в консорциуме SWIFT участвует свыше 7.5 тыс. финансовых институтов из 70 стран, отправляющих ежедневно по этой сети более 11 млн. сообщений.

Для этих целей была проведена работа по созданию и согласованию стандартного языка общения между банками – членами сообщества, что гарантировало автоматическую обработку поступающих сообщений. Основу системы SWIFT составили три распределительных центра в Брюсселе, Амстердаме и штате Вирджиния (США), оборудованные двойными процессорами для регулирования потоков поступающей информацию.

Каждая страна – член SWIFT имеет свой национальный узловой пункт (концентратор данных), который связан телефонными линиями с одним из распределительных центров и вместе с ними является собственностью SWIFT. Банки – члены сообщества подключаются к концентраторам по местным линиям связи своей страны.

Ветер перемен

Но, как и любой элемент коммуникационной инфраструктуры, система SWIFT со временем (особенно в последние годы) начала сталкиваться с проблемами, порожденными бурным развитием технологий связи. Появление Интернета и новых видов услуг, предоставляемых телекоммуникационными компаниями, заставило банкиров совершенно по-иному взглянуть на SWIFT и понять, насколько способна эта платформа отвечать реалиям и требованиям новой эры коммуникационных технологий, или ей просто уготована судьба стать монументом прошлого.

Между тем, технологии – это не единственный аспект, вызывающий тревогу у создателей и приверженцев SWIFT. Корпоративное управление и надзор за функционированием этой системы тоже базируются на модели 70-х годов. Несмотря на то что большая часть институтов в мировой отрасли финансовых услуг являются публичными компаниями, получающими прибыль, SWIFT продолжает работать в первоначальном и оригинальном формате. «Закат эры SWIFT может завершиться тем, что это сообщество станет последней в финансовом секторе структурой, базирующейся на принципах консорциума и членства в нем различных банковских и небанковских институтов. Я не вижу каких-либо серьезных и достаточных доводов, позволяющих прогнозировать, что эта система сможет и далее эффективно функционировать в ее оригинальном формате», – считает Андреа Кляйн, директор по маркетингу компании IdenTrust.

По ее словам, платформа SWIFT должна претерпеть кардинальные изменения. Ведь интернетовская связь становится все доступнее и безопаснее благодаря внедрению новейших передовых коммуникационных технологий. По сравнению с постоянно модернизируемой и совершенствуемой интернетовской сетью ценность того, что предлагает система SWIFT, продолжает катастрофически падать.

Тем не менее, меры по трансформации SWIFT, все же, предпринимались. Ключевой шаг был сделан в 2004 году, когда система была переведена на интернетовский протокол SWIFTNet, что дало возможность членам сообщества воспользоваться преимуществами интернетовской связи, однако без получения каких-либо дивидендов в плане сокращения расходов. Многие критики тут же поспешили заявить, что SWIFT слишком медленно внедряет Интернет и что при такой структуре, как сегодняшняя, эта система будет плестись в хвосте будущих технологических открытий и новинок.

Другой мерой SWIFT по оптимизации своей деятельности стала попытка выйти на новые географические рынки, в частности, в новые рыночные страны, а также в сектор деятельности корпораций и компаний, ведущих операции с ценными бумагами. Хотя все аналитики соглашаются с тем, что сообщество должно осваивать новые рынки и сферы бизнеса, многие критики заверяют, что это еще больше замедлит и без того нелегкий процесс принятия решений внутри SWIFT. По мнению экспертов, пока сообщество не предпримет шагов для изменения своей структуры, оно будет сталкиваться с проблемами обеспечения эффективности своей деятельности.

Многое сегодня зависит от того, кто сменит на посту руководителя SWIFT сегодняшнего генерального директора сообщества Леонарда Шранка, занимающего эту должность с 1983 года и планирующего выйти в отставку в следующем году. Гендиректор руководит ежедневными процессами управления SWIFT совместно с группой высокопоставленных чиновников сообщества.

В связи с этим сегодня многие аналитики задаются вопросом, а изберет ли правление SWIFT, состоящее из 25 членов, нового гендиректора из своего состава (на эту должность, по слухам, претендует Лазаро Кампос – действующий директор банковского подразделения сообщества)? Возможно, оно просто пригласит кого-либо со стороны со свежими идеями и мыслями. Поскольку правление избирают 2229 членов SWIFT, преимущественно банкиры, итог выборов может быть достаточно консервативным. Сами банкиры не очень-то жаждут перемен в SWIFT и достаточно скептически относятся к ключевому шагу по реформированию системы – расширению сервисных возможностей до предоставления услуг корпорациям.

Но самая острая критика в адрес SWIFT исходит из самой отрасли финансовых услуг. Два года назад на ежегодном совещании сообщества в Атланте всех участников буквально шокировали слова Хейди Миллер, главы подразделения казначейских услуг американского банка JP Morgan. Она, в частности, заявила: «Если мы можем сами отправить безопасное сообщение в любую компанию по Интернету, почему мы должны платить SWIFT за то, что она делает это для нас?». Тревоги и волнения Миллер базировались на том, что большая часть технологий, используемых сегодня в современном банковском бизнесе, давно устарела и представляет собой «громоздкое оборудование 70-х годов».

По ее словам, изменения в модели SWIFT происходят крайне медленно. Например, уже на протяжении почти 20 лет потенциальными пользователями системы планируется сделать корпоративных клиентов, но воз и ныне там, а чиновники сообщества до сих пор говорят об этой идее как о своей очередной новой инициативе по перестройке SWIFT.

Для полного и всестороннего удовлетворения потребностей своих пользователей, как утверждает Миллер, система SWIFT должна предлагать клиентам альтернативные коммерческие услуги. Однако, если сообществу удастся расширить свою пользовательскую сеть за счет увеличения количества учреждений, которые оно представляет, то в этом случае фактически неизбежно существенное замедление процессов принятия решений в рамках SWIFT. Ведь чем больше будет мнений у растущего числа членов сообщества, тем труднее будет достигнуть единой точки зрения по тому или иному вопросу. До тех пор, конечно, пока оно полностью не изменит свою организационную структуру.

Об этом, в частности, говорит Гай Иден, директор департамента разработки решений компании SunGard Business Integration: «Двадцать лет назад, если возникала необходимость создать новый формат файла, формировалась рабочая группа с участием представителей крупнейших банков, которые и принимали соответствующее решение. Сегодня же главная проблема заключается вовсе не в том, что SWIFT становится все более и более громоздкой структурой, а в том, что само сообщество стремится уже управлять процессами, в которые вовлечены корпорации и все большее число членов. При этом, оно должно еще и следовать стандартам, установленным Европейским Союзом. В общем, SWIFT становится заложником выполнения чрезвычайно сложных и порой не свойственных этой системе задач».

На сегодняшний день общая численность организаций, пользующихся услугами SWIFT, достигла 7941. Понятно, что при такой структуре оперативность принятия решений в сообществе стала крайне низкой.

По мнению Алека Накамули, директора подразделения глобальных платежей корпорации IBM, причиной медлительности в принятии решений внутри SWIFT является неспособность членов и участников сообщества достичь согласия по тем или иным вопросам, а вовсе не проблемы, которые стоят перед этой организацией. «Процесс принятия решений в сообществе осуществляется крайне медленно – тот же вопрос о привлечении корпораций в качестве пользователей сети здесь не могут решить уже на протяжении 20 лет. Но даже в случае, если он, наконец, будет решен, оперативное реагирование системы SWIFT на запросы пользователей, как банков, так и корпораций, будет зависеть, прежде всего, от способностей этих двух структур достичь взаимовыгодного партнерства и сотрудничества», – поясняет Накамули.

С этой точкой зрения соглашаются многие эксперты. По их мнению, SWIFT до сих пор представляет собой, по большей части, межбанковскую сеть. Действительно, в ней растет число пользователей-корпораций, но их активное включение в сеть стало происходить лишь в течение последних 18 месяцев. Ранее банки были крайне агрессивно настроены против вхождения корпораций в SWIFT, понимая, что это может быть чревато для них серьезными неприятностями.

Главные цели

новой стратегии

В отрасли финансовых услуг, где к критике всегда подходили крайне осторожно, SWIFT стала как раз той организацией, о которой у каждого есть свое мнение. Так, по словам Джерри Нортона, главы подразделения стратегий и глобальных финансовых услуг информационно-технологической компании LogicaCMG, границы действия SWIFT становятся все шире, система постепенно отходит от утвержденных принципов. «На повестке дня SWIFT стоит вопрос о дальнейшем укрупнении системы и отходе от своего базового предназначения как платформы для проведения межбанковских операций. Например, выход SWIFT на рынок ценных бумаг, с одной стороны, был, возможно, и успешным, но, с другой, менее удачным, поскольку банки лишены конкретного влияния на институты, оперирующие ценными бумагами», – подчеркивает Нортон.

По мнению бывшего сотрудника SWIFT Тони Кербая, аналитика из консалтинговой компании Accenture, в настоящее время эта система функционирует, прежде всего, в интересах действующих членов сообщества и поэтому вряд ли способна учитывать требования новых потенциальных пользователей. Поэтому, по его мнению, следует модернизировать саму модель управления подобной организацией. Наглядным примером успешной реструктуризации структуры управления системами наподобие SWIFT может служить усовершенствование созданной в 1968 году в Великобритании для обслуживания коммерческого безналичного оборота крупных и мелких компаний электронной платформы переводов и клиринга BACS (Bankers Automated Clearing Services).

На базе BACS летом 2006 года провайдер платежных услуг компания Voca от имени Bankers Automated Clearing Services и 13 банков-участников завершила разработку инновационной системы Voca Payments Engine. Она будет регулировать рост электронных трансакций в Великобритании, а также позволит банкам и Voca предоставлять новые платежные услуги клиентам и окажет поддержку британской финансовой отрасли при вступлении в Единое пространство европлатежей (Single Euro Payments Area – SEPA). В настоящее время Voca Payments Engine может за 4 часа обработать количество платежей, эквивалентное полному ежедневному платежному объему Евросоюза.

По словам генерального директора Voca Мартина Уилсона, в ходе реструктуризации BACS и трансформации системы в Voca Payments Engine была изменена модель управления этой организацией, что существенно повысило оперативность ее реагирования на меняющиеся рыночные условия. «Трансформация организации, членами которой являются банки, вполне возможна, и пример с Voca лишь только подтверждает это. Ведь BACS в свое время представляла собой клиринговую палату, принадлежащую банкам, своего рода межбанковский бэк-офис. Сегодня у нас те же акционеры, но их внимание сфокусировано на обеспечении коммерческого успеха Voca. В конечном итоге, нам удалось создать очень «подвижную» коммерческую организацию, обслуживающую клиентов лучше и качественнее», – поясняет Уилсон.

Между тем, по мнению Андреа Кляйн из IdenTrust, система SWIFT в своем сегодняшнем формате может стать последней структурой в отрасли финансовых услуг, базирующейся на принципах консорциума. «Многие подобные структуры в настоящее время становятся предпринимательскими, к примеру, та же ассоциация MasterCard, которая провела IPO. Можно предположить, что Visa тоже пойдет по этому пути. Даже наша компания IdenTrust намерена перейти к предпринимательской модели управления. Когда наша фирма станет крупнее, то теоретически мы тоже можем провести IPO. Я очень сильно сомневаюсь, что есть какой-либо реальный смысл в существовании SWIFT в его сегодняшнем виде», – говорит Кляйн.

Между тем, у руководства SWIFT совсем иные взгляды на перспективы своей организации. Оно заявляет, что у сообщества есть эффективная стратегия роста. Одной из важнейших составляющих системы, как говорит Лазаро Кампос, директор банковского подразделения сообщества, является расширение ее действия на новые рыночные страны. «В последние годы мы вкладываем серьезные инвестиции в группу стран BRIC (Бразилия, Россия, Индия и Китай), для нас они представляют собой динамично развивающиеся рынки. Мы также активно инвестируем на протяжении многих лет в азиатский рынок. Важно то, что в Азии нас уже считают не зарубежной структурой, а глобальной мировой организацией», – поясняет Кампос.

По его словам, SWIFT продолжает оставаться неотъемлемой частью мирового рынка платежей и одним из ключевых и важнейших провайдеров решений в секторе расчетов и платежей. Каждые пять лет сообщество выпускает специальный доклад, где обозначает основные направления своей стратегии на перспективу. Последний такой документ под названием «SWIFT2010: Achieve more together» был обнародован в мае текущего года. Он содержит следующие четыре важнейшие стратегические цели:

расширение клиентской базы SWIFT за счет включения в сеть новых пользователей в лице корпораций;

поддержка европейской интеграции, в частности, создания SEPA;

перенос действия системы на новые рыночные страны и всестороннее использование их потенциала для дальнейшего развития SWIFT;

совершенствование операций по автоматизации и стандартизации трансакций с ценными бумагами и другими альтернативными продуктами.

По мнению экспертов, цели эти логичны и достаточно амбициозны, однако вопрос заключается в том, насколько сообщество готово и способно их достичь. Другая проблема, стоящая перед SWIFT, заключается в сохранении ее репутации как структуры, способной обеспечить полную безопасность проводимых через ее сеть трансакций и защиту информации. Особенно актуальным этот вопрос стал после того, как вскрылись факты использования властями США предоставленных им со стороны SWIFT конфиденциальных данных для оказания помощи в проведении расследований событий 11 сентября 2001 года. В июне текущего года влиятельная американская газета The New York Times, после того как вслед за событиями 11 сентября в суд был вызван ряд лиц из Министерства финансов США и Федерального управления по контролю за иностранными активами (Office of Foreign Assets Control), сообщила, что SWIFT предоставила этим правительственным структурам данные, которые использовались для идентификации потенциальных участников террористической деятельности в США.

Самое важное

назначение

Эти действия SWIFT, как отмечают эксперты, вызывают определенную обеспокоенность, поскольку о них не были уведомлены некоторые пользователи системы и, к примеру, Европарламент. Но, по словам Кампоса, у сообщества не было иного выбора, оно выполняло свои юридические обязанности, предоставляя информацию властям США. Вместе с тем, как считает он, важнейшим элементом деятельности SWIFT продолжает оставаться надежное обеспечение безопасности передаваемых через эту сеть клиентских данных.

«SWIFT не может действовать вне закона. Когда нам предъявили судебные повестки, мы вынуждены были подчиниться, ведь это обычная юридическая практика. Эти действия сообщества, кстати, оговариваются в контрактах с нашими клиентами. Действительно, одной из главнейших и важнейших наших миссий провозглашено обеспечение безопасности и конфиденциальности клиентских данных, однако при некоторых обстоятельствах мы вынуждены предоставлять информацию официальным правительственным структурам, проводящим различного рода криминальные расследования», – говорит Лазаро Кампос, директор банковского подразделения SWIFT.

Безусловно, пользователи SWIFT в лице центральных банков и правительств государств – членов сообщества хотят иметь гарантии, что случаев утечки клиентской информации у системы больше не будет. Поэтому, как утверждает Кампос, все аспекты безопасности и защиты проводимых через SWIFT трансакций регулярно обсуждаются с пользователями этой платформы.

«Мы постоянно объясняем нашим клиентам, что нами уже сделано в этом направлении и какие ограничения мы ввели. Сообщество также ведет переговоры с правительствами разных стран о внедрении жесткой и детально проработанной модели защиты клиентской информации. Раньше никто этого не делал. Мы заверяем наших пользователей, что раскрытию подлежат только данные, касающиеся деятельности террористических организаций, а не информации, имеющей отношение, к примеру, к экономическому шпионажу или уклонению от уплаты налогов. Все вводимые нами ограничения известны пользователям и клиентам нашей сети», – поясняет Кампос.

Между тем, международные эксперты по-прежнему обеспокоены тем, что утечка информации у SWIFT может повториться. Поэтому нужен более жесткий контроль над сетью, особенно на региональном уровне. По их мнению, в отдельных географических регионах трафик прохождения платежей по сети SWIFT может быть взят под контроль местными операторами, которые, к примеру, могут заявить: «Я не хочу, чтобы мой национальный трафик платежей проходил вне зоны моего контроля». Таким образом, как полагает Алек Накамули, директор подразделения глобальных платежей корпорации IBM, информация, проходящая по сетям SWIFT на региональном уровне, может попасть в руки тех, кому она вовсе не предназначена.

Как бы там ни было, но сегодня Лазаро Кампос не видит какой-либо угрозы репутации SWIFT. «Вряд ли то, что произошло с раскрытием информации в США, нанесет серьезный ущерб нашему бизнесу. Я не усматриваю в этом каких бы то ни было причин для повторения подобной ситуации. В настоящее время мы, к примеру, находимся на этапе подписания очень важного регионального соглашения в Азиатско-Тихоокеанском регионе», – заверяет Кампос.

Вместе с тем, как считают большинство аналитиков, SWIFT просто обязана в кратчайшие сроки решить проблему обеспечения безопасности клиентской информации для защиты интересов всех участников сети, если сообщество желает сохранить их доверие к ней. Вопрос управления системой, по их мнению, становится архиважной проблемой. Если сообщество станет марионеткой в руках нескольких правительств, то доверие к нему быстро иссякнет.

Сегодня как главный аргумент в пользу сохранения статус-кво в отношении SWIFT приводится тот факт, что другие системы и платформы передачи сообщений могут нивелировать роль SWIFT в качестве разработчика и провайдера единых сетевых стандартов. Существуют опасения, что, если «очернители» сообщества предпримут попытки обособить и ограничить его деятельность, то в таком случае преимущества единого стандарта передачи сообщений в сфере финансовых услуг будут потеряны, а перспективы дальнейшего роста окажутся под вопросом. Кроме того, существует еще и такой нерешенный вопрос как создание общего формата для сообщений между корпорациями и банками.

«Сила SWIFT заключается в глобальном подходе к установлению сетевых стандартов. Корпорации хотят иметь один канал связи со своими банками, а последние, в свою очередь, стремятся к получению стандартных данных от собственных клиентов. Успешно решая эти проблемы, SWIFT оказывается в выигрышном положении. Операции по разработке и внедрению сетевых стандартов должны быть централизованы, с чем пока достаточно успешно справляется и сообщество. Самое большое количество сообщений приходит от транснациональных корпораций, поэтому и стандарты должны иметь глобальный характер», – говорит Элизабет Гекир, менеджер по глобальным отношениям со SWIFT в американском банке Bank of America.

Эту точку зрения разделяет и Лазаро Кампос. По его словам, само сообщество SWIFT, его технологическая платформа и способность устанавливать международные стандарты в совокупности и представляют тот потенциал, который определяет ценность системы как всемирной сети передачи финансовых трансакций. «Если бы мы занимались стандартами в изоляции и ничего не делали бы, кроме разработки стандартов, то уже давно прекратили бы свое существование», – утверждает Кампос.

Как бы там ни было, но новому генеральному директору SWIFT предстоит принять ряд серьезных решений для снятия тех стоящих перед сообществом проблем, о которых шла речь выше. По мнению экспертов, ему не мешало бы наладить диалог с другими отраслями экономики, но в этом случае представители этих отраслей должны стать собственниками определенных пакетов акций сообщества. Самый лучший вариант для SWIFT в этом плане – привлечь к своему делу те структуры, которые на сегодняшний день располагают наиболее благоприятными бизнес-перспективами. В целом же, как полагают международные финансовые аналитики, новому гендиректору SWIFT необходимо «внести свежую струю» в деятельность сообщества и сфокусировать все внимание на улучшении качества оказываемых сервисных услуг, а также эффективности бизнес-деятельности организации.

Нет сомнений и в том, что назначение нового руководителя сообщества даст в определенной мере ответ на вопрос о том, какой же будет дальнейшая стратегия SWIFT. «Размах и сила влияния на сообщество со стороны его нового гендиректора будут зависеть от того, кого же выберет правление на эту должность и какие полномочия будут ему предоставлены. Выбор этот, кроме того, определят и представления членов правления относительно того, каким же должно стать сообщество в ближайшей перспективе и какие основные функции оно будет выполнять. Нам же остается только подождать совсем немного», – говорит Алек Накамули из IBM. По его мнению, выбор нового генерального директора SWIFT, наверняка, станет одним из ключевых назначений в современной мировой отрасли финансовых услуг.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"