журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ФИНАНСОВЫЕ ПРОДУКТЫ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

УПРАВЛЕНИЕ РИСКАМИ

Банковское оборудование

БАНКОВСКАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №12, 2006

Международные банки

Еще одно американское мегаслияние

Объединение Bank of New York и Mellon Financial приведет к поЯвлению глобального лидера в сферах кастодиального сервиса и управлениЯ активами

Идея поглощения питтсбургского банка Mellon Financial Corp волновала умы топ-менеджеров Bank of New York более десятилетия. В 90-х годах было сделано три попытки реализовать ее, но в те времена Mellon Financial предпочитал сохранять независимость. Теперь же ситуация изменилась, посему все потенциальные участники сделки осознают, что в новой ситуации объединение активов обещает им огромные преимущества. Кроме того, хотя формально сделка выглядит как поглощение, поскольку нынешним инвесторам Bank of New York будет принадлежать 63% новой компании, на самом деле речь идет о слиянии равноправных партнеров, что отразится и в названии. Объединение будет именоваться как Bank of New York Mellon Corporation. По мнению аналитиков, это в итоге будет стимулировать дальнейшую консолидацию американской финансовой отрасли.

Объединение с четвертой попытки

Истории новых партнеров схожи между собой. Один из старейших американских финансовых институтов Bank of New York был открыт в 1784 году Александром Гамильтоном, который впоследствии сменил руководство банком на пост главы Казначейства США. Банк Mellon был учрежден семьей финансистов и филантропов Меллон почти на сто лет позднее, в 1869 году, и приобрел известность в связи с ролью, которую сыграл в финансировании американской сталелитейной промышленности. Эндрю Меллон, возглавивший банк после смерти отца, тоже впоследствии стал руководителем Казначейства США. Развитие каждого из банков шло своим путем, но специализация у них была сходной: и Bank of New York, и Mellon ориентировались, главным образом, на управление активами и хранение корпоративных ценных бумаг. В конце 90-х годов обе финансовые структуры продали свои розничные подразделения более крупным конкурентам и сосредоточились на других сферах финансового сервиса: Mellon, главным образом, занялся управлением активами, а Bank of New York предпочел бизнес в сегменте кастодиальных услуг.

Идею объединения активов банки впервые начали обсуждать в 1995 году, затем вернулись к затянувшимся переговорам в 1997-м, а в 1998 году председатель правления и генеральный директор Bank of New York Томас Реньи уже без всяких согласований и переговоров сделал предложение о покупке Mellon Financial за $23 млрд. Возмущенный Фрэнк Кэйхаут, занимавший в то время должность генерального директора Mellon, в резкой форме отклонил сделанное предложение, публично назвав этот шаг Реньи «непродуманным» и выразив сомнение относительно способности Реньи возглавлять «такую сложную структуру». С тех пор отношения между этими финансовыми институтами были весьма натянутыми.

Однако теперь 74-летний Кэйхаут, после приобретения Boston Co. и Dreyfus в начале 90-х годов руководивший переходом Mellon в сферы управления финансами и сервисный бизнес, сменил позицию. Теперь он обеими руками за нынешнее объединение Bank of New York-Mellon, причем, заверяя, что эта сделка радикально отличается от предложения 1998 года. В те времена речь шла о переходе к Bank of New York полного контроля над Mellon, тогда как сейчас у акционеров Mellon будет собственная доля в укрупненной компании, ибо сделка будет проходить за счет обмена акциями, при этом, за каждую акцию Mellon будет заплачено акцией объединения (акционеры Bank of New York получат по 0.9434 акции объединения Bank of New York Mellon). Фактически в данном случае, по словам Кэйхаута, будет осуществлено «слияние равных». В договоре предусмотрено, что руководить интеграцией активов будет Реньи, но через полтора года он выйдет в отставку, передав свои посты Роберту Келли, нынешнему президенту, председателю правления и генеральному директору Mellon. Оговорено также, что Джеральд Л. Хассел, президент Bank of New York, займет этот же пост в новой компании. К тому же, инвесторы Mellon получат право назначать 10 из 18 директоров Bank of New York Mellon. Вот почему, когда Келли обратился к Кэйхауту за советом по поводу сделки как к «почетному председателю», тот одобрил его планы, указав, при этом, что необходимо сохранить в новой компании «питтсбургские корни» и, соответственно, директоров из Питтсбурга.

Правда, ложка дегтя в этой сделке все же присутствует. Это – необходимость перенесения штаб-квартиры в Нью-Йорк. Таким образом, Питтсбург утратит знаменитый бренд Mellon, которым банк гордился более века. По словам банковского аналитика Джерарда Кэссиди из RBC Capital Markets, эта сделка принесет смешанный эффект: «С экономической точки зрения она будет на пользу Питтсбургу и Западной Пенсильвании, но с психологической – это удар. Потерю штаб-квартиры такой корпорации, как Mellon, будет нелегко переварить». Однако все признают, что этот шаг необходим. Кэйхаут объяснил, что, «хотя это никому не по душе, основная база отрасли финансовых услуг находится в Нью-Йорке. Это – реальный мир». Келли тоже заверил, что ему очень хотелось бы сохранить головной офис Mellon в Питсбурге, но «Нью-Йорк – более логичная дислокация, поскольку именно Нью-Йорк является финансовой столицей мира». При этом, он заверил журналистов, что «Mellon останется важной частью промышленности города, а сам он сохранит свой офис в деловой части Питтсбурга и останется членом Duquesne Club и Allegheny Country Club».

С другой стороны, эта сделка свидетельствует, что Келли, занявший руководящие посты в Mellon в феврале текущего года, успешно решает задачи, для чего, собственно, ему и доверили столь известный финансовый институт. Он пришел в банк из Wachovia Corp. с должности финансового директора. В этом качестве Келли сумел организовать несколько приобретений и заработать солидную репутацию на Уолл-Стрит. По словам Кэйхаута, правление Mellon переманило его в Питтсбург, чтобы он «ускорил рост компании». Теперь, если слияние состоится, правлению нужен «некто, кто возглавит объединенный банк».

Двустороннее сближение

С приходом Келли в Mellon Financial в банке начались перемены. Корпорация приобрела компанию Walter Scott & Partners, значительно увеличив свои мощности в сфере управления активами, но, при этом, продав свой бизнес, связанный с финансированием страховых премий. Увеличение доходности акций Mellon в текущем году и улучшение финансовых показателей свидетельствуют о правильном выборе стратегического направления. Тем не менее, аналитики утверждали, что прибыли Mellon растут медленнее, чем следовало бы. С их точки зрения, чтобы сделать акции этого банка более привлекательными для инвесторов, чем у конкурентов, Mellon требовалось радикальное изменение структуры: особой же критике подвергалась концепция Роберта Келли об объединении управления активами и кастодиальной деятельности.

Тем не менее, в третьем квартале Mellon заработал по $0.53 на акцию, т.е. 15% больше, чем за тот же период предыдущего года. Главным образом, улучшение было связано с увеличением на 20% находившихся в управлении активов – до $918 млрд. По сравнению с предыдущими годами значительно расширился и объем активов, принятых на хранение (кастодиальный сервис). Тем не менее, его размеры были ощутимо меньше, чем у лидеров в сфере обслуживания рынка ценных бумаг J.P. Morgan & Co., Bank of New York и State Street. А в этом капиталоемком бизнесе с низкой маржей, который обеспечивает выполнение вспомогательных функций (регистрацию, хранение и администрирование ценных бумаг), именно размер имеет решающее значение.

Однако руководство Mellon не желало расставаться с этим бизнесом, поскольку воспринимает управление активами и кастодиальные функции как взаимно дополняющие виды деятельности. Кроме того, обслуживание активов снижает воздействие рыночных спадов на прибыли Mellon. Однако рынок с недоверием воспринимал эти объяснения. Конечно, менеджмент Mellon понимал целесообразность расширения бизнеса по управлению активами и, по слухам, пытался выкупить бостонскую консалтинговую фирму MFS Investment Management у ее канадской родительской компании Sun Life. Однако Sun Life отказалась продавать MFS. Поэтому аналитики ожидали, что вместо этого руководство Mellon обратит внимание на возможность отделения кастодиального подразделения от своего более крупного бизнеса по управлению активами. Однако сделка с Bank of New York предполагала более привлекательную альтернативу: фактически она решает проблемы обоих финансовых институтов.

Bank of New York полностью сосредоточился на своей основной кастодиальной деятельности и обслуживании активов, занимая сейчас второе место после J.P. Morgan в американской иерархии кастодиальных институтов. Это бизнес-направление приносит Bank of New York больше прибыли и сопряжено с меньшими рисками, чем потребительское кредитование и предоставление займов компаниям среднего эшелона рынка, на которые ориентировано проданное розничное подразделение Bank of New York. Кроме того, глобализация рынков капитала и расширение операций хедж-фондов подпитывают спрос на кастодиальный сервис, что повышает маржу в таких сферах как кредитование с предоставлением ценных бумаг в качестве обеспечения и торговля иностранной валютой. Такая активизация спроса создает преимущества ведущим банкам-кастодианам – J.P. Morgan, Bank of New York, State Street и Citigroup.

Таким образом, идея расширить этот сегмент своего бизнеса путем объединения с Mellon Financial была весьма привлекательной для Bank of New York, поскольку при этом возникнет группа, размеры которой обеспечат надежный рост прибылей банка на обоих направлениях деятельности – и кастодиальном, и в управлении активами. Поэтому, когда Реньи в октябре 2006 года позвонил Роберту Келли, вылетевшему по делам в Лондон, и предложил осуществить слияние, реакция была совсем не такой, как в 1998 году. На протяжении последующих нескольких недель менеджеры обоих банков провели серию тайных совещаний, вылившихся в сделку на сумму $16.5 млрд. Рынок одобрил это слияние; как только о нем стало известно, акции Bank of New York на Нью-Йоркской фондовой бирже подскочили на 12%, а курс Mellon поднялся на 6.8%.

Преимущества

и последствия

В результате этой сделки на кастодиальном рынке США появится новый лидер. Его активы превысят $16.6 трлн. в виде средств инвестиционных фондов, взаимных фондов и пенсионных фондов, для которых банк будет играть роль доверенного лица, а рыночная капитализация в $43 млрд. выведет его на 11-тое место в банковской отрасли США. При этом, банк станет генерировать около $12 млрд. прибылей, из которых свыше 25% увязываются с деятельностью на международных рынках, где Bank of New York Mellon Corporation будет представлен шире, поскольку бизнес Mellon по управлению иностранными активами в сумме $1 трлн. введет его в десятку крупнейших компаний отрасли.

Для Bank of New York, который в середине 2006 года обменял свое проблемное розничное подразделение на трастовый бизнес J.P. Morgan, удвоив масштабы операций по учету эмиссии долговых обязательств, это слияние представляет собой очередной шаг в осуществлении стратегии расширения и выхода в лидеры в сфере обслуживания рынка ценных бумаг. Слияние же с Mellon дает ему возможность вытеснить J.P. Morgan с лидирующей позиции на кастодиальном рынке. Кроме того, союз усилит Bank of New York великолепным бизнесом Mellon по управлению активами. По словам Келли, партнеры хорошо дополняют друг друга: «Mellon представляет серьезную силу в сфере управления активами и имеет весьма неплохие возможности в плане обслуживания активов. И, наоборот, Bank of New York – гигант в сфере обслуживания рынка ценных бумаг, хотя и представляет гораздо меньшую величину в области управления активами». Он уверен, что укрупненная компания будет расти быстрее и генерировать больше прибыли в ближайшие 10 лет, чем оба банка по отдельности.

При этом, на протяжении ближайших трех лет сокращение затрат будет составлять не менее $700 млн. в год, т.е. около 8.5% комбинированных издержек обеих структур в 2006 году. У этих институтов довольно высокие фиксированные расходы, связанные с содержанием и арендой зданий, а также обслуживанием систем, через которые проводятся операции клиентов, налажено ведение учета, осуществляется трансграничная деятельность, а также выполняются другие связанные с этим функции кастодиального банка. Такой вид сервиса, скорее, стандартизован, чем ориентирован на клиента, к тому же, предельные затраты на обслуживание дополнительных клиентов сравнительно низкие. Это упрощает достижение экономии на масштабах.

Кроме того, взаимодополнение бизнеса Bank of New York и Mellon также открывает возможность для реализации значительной синергии. Так, хотя у Bank of New York есть много кастодиальных клиентов, он испытывает затруднения с привлечением новых потребителей этих услуг, поскольку их перехватывают у него инвестиционные и пенсионные фонды. С другой стороны, именно они-то и составляют основу клиентской базы в кастодиальном бизнесе Mellon, но их взаимоотношения с банком не получили достаточного развития. В объединенной же компании сервис Bank of New York с более высокой маржей, в частности, обмен валют и кредитование под залог ценных бумаг, можно будет продавать новым кастодиальным клиентам, поступившим от Mellon. Аналогично успехи Mellon в сфере управления активами могут привлечь нынешних клиентов Bank of New York.

Еще одно преимущество проистекает из того, что более крупная кастодиальная фирма находится в выгодном положении в части освоения новых рынков, что весьма существенно для менеджеров Bank of New York и Mellon, определивших международное расширение в качестве стратегической цели. Американский рынок в этой отрасли уже практически насыщен, европейский же, а еще более – азиатский, открывает гораздо больше возможностей для глобального кастодиального банка. Комбинация Bank of New York и Mellon будет отличаться существенным глобальным присутствием и более глубоким опытом в отношении сложных трансграничных операций, как того требуют международные клиенты.

Как и любая сделка, это слияние сопряжено с определенными рисками. Так, оно приведет к большему углублению Mellon в бизнес по обслуживанию активов, который растет с меньшей скоростью и имеет более низкую доходность. С другой стороны, потребители могут использовать слияние как возможность перестройки собственного бизнеса, так как они часто вынуждают кастодиальные банки сокращать маржу, шантажируя их угрозой утраты клиентов. Тем не менее, менеджеры Bank of New York и Mellon полны оптимизма и считают, что потенциальные преимущества роста стоят всех рисков, а посему уже разрабатывают программу интеграции. Выгоды слияния настолько очевидны, что можно не сомневаться: другие ведущие кастодиальные банки – J.P. Morgan, State Street и Citigroup – скоро ощутят на себе силу нового лидера.

Итак, консолидация американского финансового сектора не сбавляет темпов. Не имеет значения, велики партнеры или малы, действуют они на розничном рынке, занимаются управлением инвестициями либо чем-то еще. Цель всех объединений одна: увеличение прибылей за счет «размазывания» затрат по большей базе активов, расширение ассортимента финансовых продуктов и услуг, увеличение рыночной доли. Слияние Bank of New York и Mellon служит той же цели, и это пока последнее объединение в цепочке приобретений, трансформирующих финансовую систему США.

Среди крупнейших сделок последних лет можно назвать приобретение Bank of America карточной корпорации MBNA за $35 млрд. и банка FleetBoston ($49 млрд.), кроме того, J.P. Morgan заплатил $59 млрд. за BankOne, а Wachovia, четвертый по величине банк США, купил за $14 млрд. SouthTrust Corporation, имеющий отделения по всему югу страны. В свою очередь, Merrill Lynch объединил свое подразделение по управлению инвестициями с BlackRock, инвестиционной дочерней компанией PNC Financial Services Group, создав в результате фирму по управлению финансовыми потоками с активами в $1 трлн. В свою очередь, PNC намерен в начале 2007 года получить контроль над Mercantile Bankshares Corp. в Балтиморе. Это приобретение удачно дополнит покупку за $652 млн. вашингтонского Riggs Bank и выведет PNC на 11-тое место в американской иерархии, во всяком случае – на данный момент. Вероятно, в банковском секторе США следует ожидать новых слияний и приобретений.

Галина Резник,
по материалам New York Times, The Guardian, Pittsburgh Post-Gazette, Pittsburgh Tribune, TMF WildWeasel, BBC News

 
© агенство "Стандарт"