журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

СТРАТЕГИИ

ОТРАСЛЬ

ИТОГИ

ПРОИЗВОДСТВО

ЭКОЛОГИЯ

ТЕХНОЛОГИИ

МЕТAЛЛЫ МИРA

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №12, 2006

МЕТAЛЛЫ МИРA

Трансграничная вертикаль

Крупнейшие металлургические корпорации мира стремятся выплавлять сталь в странах, богатых сырьем, а производить прокат – поближе к конечному потребителю

Рост цен на железную руду быстро усиливает тенденцию к географическому разделению различных звеньев технологической цепочки производства стали. Выплавка металла и нижние переделы сосредоточиваются в странах, богатых минеральными ресурсами, а производство конечной продукции – в индустриальных регионах. Именно таким принципом руководствуются ведущие сталелитейные корпорации и при выборе площадок для развертывания новых мощностей. Между прочим, эта же тенденция просматривается и в большинстве международных слияний последних лет: компании из развивающихся стран проводят поглощения, рассчитывая захватить или расширить плацдармы на развитых рынках, а производители западных государств делают приобретения с целью, в первую очередь, обрести доступ к дешевому сырью. В обоих случаях такой подход содействует оптимизации мировой сталелитейной промышленности.

nУеду я в Бразилию…

К концу 90-х годов многие промышленно развитые страны исчерпали имевшиеся запасы железной руды (либо ее стало не выгодно добывать), а западные сталелитейные компании были вынуждены практически полностью полагаться на импорт данного сырья – преимущественно, из Бразилии и Австралии. По сути, идея переноса в богатые природными ресурсами страны мощностей по производству полуфабрикатов просто витала в воздухе.

Так, развитие железорудной промышленности в Бразилии, где действует крупнейший в мире производитель железной руды CVRD, шло высокими темпами, там создавались как транспортная, так и энергетическая инфраструктура. Понятно, что эти условия были вполне подходящими для строительства сталелитейных заводов, а приближенность к рынкам Северной Америки усиливала привлекательность этой страны для иностранных производителей благодаря ее богатым залежам высококачественной руды. Тем не менее, лицензиями почти на все доступные для разработки месторождения владеет CVRD, поэтому возведение заводов было возможно только в результате создания с нею совместных предприятий.

Одной из первых сумела подписать соглашение с горнорудным гигантом южнокорейская компания Dongkuk Steel Mill (годовой выпуск стальной продукции – 3,6 млн. т): в конце августа 2002 года было объявлено о ее проекте сооружения в Бразилии сталелитейного завода по производству 1,5 млн. т толстолистовой стали в год. Вся эта продукция предназначена для экспорта в Южную Корею, половину поставок будет забирать Hyundai Heavy Industries для снабжения своих судоверфей.

Новый завод Companhia Siderurgica do Ceara предполагается расположить в промышленной зоне неподалеку от атлантического порта Пешем, а сырьем его будет обеспечивать CVRD. Правда, проект продвигается с большими задержками. Предполагалось, что завод Ceara будет введен в строй в 2005 году, но к тому времени был только подписан контракт о поставках газа с компанией Petrobras. Так что, пожалуй, ранее 2009 года запуска производства ожидать не следует. Зато у Dongkuk и CVRD появился новый партнер – итальянский подрядчик по строительству заводов Danielli, который сумеет обеспечить проект самыми современными технологиями.

Следом за Dongkuk в Бразилии появилась китайская Baosteel. В феврале 2003 года она начала переговоры с CVRD об учреждении СП для создания гигантского комплекса. Речь шла об инвестициях порядка $8 млрд. в проект интегрированного сталелитейного завода, которым партнеры владели бы на паритетных началах (50:50). Для таких вложений средств у Baosteel имеются веские причины: на тот момент только 10% из 15 млн. т стальной продукции, которые она тогда производила, нашли сбыт на международных рынках, но, при этом, ей приходилось импортировать 80% необходимой руды. Реализация такого проекта не только снизила бы зависимость группы от импорта сырья, но и открыла Baosteel доступ к рынку в быстро развивающейся бразильской автомобильной промышленности. Из этих соображений в январе 2004 года Baosteel Group подписала соглашение с Arcelor и CVRD о сотрудничестве в рамках данного проекта, а в феврале – договор с CVRD о создании совместного предприятия для исследования технико-экономической целесообразности открытия интегрированного сталелитейного завода в Сан-Луисе (штат Мараньян). Ожидается, что предприятие будет изготовлять 3,7 млн. т слябов в год, при этом, в проекте предусмотрена возможность последующего увеличения мощностей до 7,5 млн. т. Госпожа Се Цихуа, председатель правления и президент Baosteel, сообщила корреспондентам следующее: «Это соглашение представляет собой первую из массы возможностей для китайской сталелитейной промышленности воспользоваться преимуществами низкозатратного производства стали в Бразилии».

Такие проекты представляют серьезный интерес и для европейских компаний. Так, Arcelor, планировавшая к 2012 году увеличить мощности своей дочерней структуры Arcelor Brasil от 11 млн. до 20 млн. т, заключила аналогичное соглашение с CVRD. В самом договоре речь шла о строительстве завода по производству 5 млн. т толстолистовой стали в год. Аналогичный альянс с CVRD несколько ранее заключила и итальянская компания Riva Acciao, у них уже есть СП для производства окатышей, а сейчас партнеры планируют построить в штате Эспириту-Санту завод, который будет выпускать 1 млн. т листовой стали в год.

В свою очередь, и ThyssenKrupp решила направить в Бразилию крупнейшие за время ее существования инвестиции: весной 2006 года эта компания договорилась с CVRD о совместном создании сталелитейного завода в Сепетибе (штат Рио-де-Жанейро). Проект, в который ThyssenKrupp собирается инвестировать около @3 млрд., предусматривает строительство двух доменных печей, двух кислородных конвертеров и двух машин непрерывного литья слябов, а также дока, электростанции, коксовой батареи и агломерационной фабрики. Мощности предприятия составят 5 млн. т слябов в год, вся продукция предназначена для экспорта на расширяющиеся рынки NAFTA (3 млн. т) и в Германию (2 млн. т). Ожидается, что новый завод выпустит первые слябы в середине 2008 года или в начале 2009-го.

Этому проекту отведено важное место в планах ThyssenKrupp, в соответствии с которыми компания рассчитывает выйти на принципиально новый уровень по объему продаж, расширив его от нынешних @50 млрд. до @55 млрд. в среднесрочном плане. Заводом будет управлять совместное предприятие CSA Companhia Siderurgica do Atlantico, в котором доля CVRD составит 10%. При этом, бразильская горнорудная группа будет по долгосрочному контракту обеспечивать новый завод рудой и окатышами. Кроме того, поскольку германской компании не удалось приобрести канадскую Dofasco, ThyssenKrupp собирается осуществить планы по увеличению доли рынка в Северной Америке до 5% вследствие реализации нового проекта в США. ThyssenKrupp планирует построить полосовой стан, на который будет поставлять слябы из Бразилии, там же предполагается установить линии холодной прокатки и нанесения покрытий. Мощности нового предприятия составят 4,5 млн. т, инвестиции в проект – порядка @1,8 млрд.

В свою очередь, в 2003 году появилась в Бразилии и южнокорейская Posco, намеренная реализовать здесь аналогичный проект по производству слябов для экспорта. В принципе, CVRD постоянно пытается привлечь к таким проектам всех своих крупных потребителей руды, рассчитывая этим обеспечить на месте гарантированный сбыт продукции, которая появится в результате расширения мощностей на месторождении Carajas. Понятно, что реализация этого горнорудного проекта стала неплохим стимулом для производителей стали в условиях начавшегося подорожания руды. Да и сама CVRD решила ринуться в сталелитейный бизнес, планируя при наличии таких СП создать крупнейший в Бразилии сталелитейный комплекс, который будет выплавлять 24 млн. т металла в год. В связи с этим CVRD и начала переговоры с Posco, настроенной инвестировать в этот проект $1-3 млрд.

Однако с Posco группе договориться так и не удалось: после двухлетних переговоров южнокорейская компания предпочла выполнить грандиозный проект в Индии, где рынок стальной продукции тоже на подъеме; в штате Орисса Posco надеется построить гигантский комплекс производительностью в 12 млн. т стали. Правда, в какой-то момент эти планы чуть не сорвались, поскольку Posco рассчитывала поставлять часть руды со своего будущего ГОКа на заводы в Южной Корее, а власти Ориссы категорически возражали против такого экспорта. Тем не менее, в итоге было решено, что Posco будет вывозить в Южную Корею не более 30% добытой в Индии руды, так что сейчас этот проект продвигается в должном темпе.

nИндия придержит руду для себя

Индийские резервы ЖРС давно привлекают внимание сталелитейных корпораций. Эта страна становится все более привлекательной для инвестиций. В Индии есть богатые месторождения железной руды (запасы – около 14 млрд. т), что воспринимается как дополнительная мотивация для инвестиций и в сталелитейные, и горнорудные компании. Большой интерес к индийским месторождениям проявляют, в частности, австралийская группа BHP Billiton и англо-австралийский гигант Rio Tinto. Кроме того, к ним не безразличны также группа Arcelor, в ноябре 2004 года заключившая стратегический альянс с индийской Tata Iron & Steel, японская Mitsui и другие иностранные компании. А 22 июня 2005 года и Posco подписала соглашение с властями штата Орисса о реализации проекта по строительству металлургического комплекса, который наряду с созданием сталеплавильных мощностей предполагает закладку шахты по добыче железной руды. В целом, инвестиции в этот проект составят в $12 млрд.

Однако власти штата Орисса, где сосредоточено около 25% индийских железорудных запасов, строго подходят к оценке горно-металлургических проектов. Понятно, что иностранные компании заинтересованы, в первую очередь, в возможностях экспорта железной руды. Поэтому правительство начало увязывать выдачу лицензий на разработку недр иностранным инвесторам с обязательствами по сооружению промышленных и инфраструктурных объектов, причем, в последние годы власти ужесточили контроль за их соблюдением. Дело в том, что в 90-х годах многие предприниматели делали заявки на реализацию сталелитейных проектов, но и не думали о соответствующих инвестициях.

Поэтому теперь правительство штата предприняло специальные меры, чтобы перекрыть недобросовестным инвесторам доступ к минеральным ресурсам. Им были разработаны специальные правила, привязывающие месторождения к сталелитейным заводам. Принят закон, в соответствии с которым компания не может получить право на разработку недр без существенных капиталовложений в сталелитейный проект. Каптивные месторождения железной руды предоставляются только по проектам, ожидаемые сталелитейные мощности которых превышают 25 тыс. т. При этом, реальный доступ к залежам железной руды может быть предоставлен только после того, как компания сделает более 25% необходимых для строительства завода капиталовложений, а для получения месторождения в аренду следует обеспечить их в объеме 50% от суммарных затрат по проекту. Поэтому переговоры Posco с местными властями изрядно затянулись.

Тем не менее, дело, наконец, сдвинулось с мертвой точки, поэтому теперь Posco договаривается с австралийской горнорудной группой BHP Billiton об учреждении СП для строительства сталелитейного комплекса производительностью в 10 млн. т проката в год (т.е. на 2 млн. т меньше, чем предполагалось исходно). В рамках такого партнерства Posco будет отвечать за сталелитейное производство, а BHP займется обустройством рудника (30 млн. т руды в год) и его последующим управлением.

Правда, договоренность о том, что Posco сможет поставить на свои заводы в Южной Корее около 30% из 600 млн. т руды, которая будет добыта на ее индийском месторождении, вызвала серьезные политические баталии. Однако перспектива получить крупнейшие в истории Индии инвестиции в страну (около $12 млрд.) с сооружением глубоководного порта Дхарма и прокладкой железной дороги и автомагистрали смягчили позиции местных властей. Этому способствовало и то, что прибыль штата от реализации этого проекта составит около $4,1 млрд., налоги же в федеральную казну принесут центральным властям еще $19.8 млрд. в ближайшие три десятилетия. Кроме того, этот проект прямо и косвенно обеспечит занятость 48 тыс. тружеников. На иных условиях Posco ни за что не соглашалась делать такие инвестиции, поскольку этот южнокорейский гигант собирается до 2036 года удвоить свои сталелитейные мощности (до 60 млн. т в год). Однако при отсутствии собственных источников руды, цены на которую растут, сделать это будет практически невозможно.

Такой же крупный проект (по выплавке около 10 млн. т стали в год) собирается реализовать в Индии и недавно образованная группа Arcelor Mittal Steel, но этот проект пока лишь в начальной стадии. Японские конкуренты этой группы – Nippon Steel и JFE Holdings – тоже изучают возможности экспансии на быстро растущий индийский рынок. Тем не менее, все эти группы слегка опоздали. Индийские производители стали развернули широкомасштабную кампанию против вывоза руды из страны, они прекрасно понимают, что лоббистские возможности Лакшми Миттала обеспечат ему право на экспорт ЖРС. Другие же предложенные проекты индийское правительство изучит более тщательно: в конце концов, руда действительно потребуется сталелитейной промышленности.

nОбратная экспансия

В сталелитейной промышленности Индии события начинают развиваться по китайскому сценарию. В стране реализуется серия проектов расширения производства стали. Ожидается, что к 2012 году суммарные мощности будут удвоены по сравнению с нынешними менее 40 млн. т в год, а к 2020-му даже утроены – до 120 млн. т в год. Благоприятный деловой климат привлекает в страну иностранные инвестиции, стабильный подъем экономики повышает покупательскую способность населения, а активизация спроса на автомобили и бытовые приборы создает профильным компаниям стимулы для размещения в Индии своих сборочных заводов. Пример Китая свидетельствует, что при разумной стратегии за два десятилетия нищая страна действительно может превратиться в «мастерскую мира». И Индия явно вознамерилась следовать по этому пути. По прогнозу индийских экспертов, через несколько лет, когда рост потребления стали в Китае поутихнет, именно индийский рынок будет представлять наилучшие перспективы для мировой сталелитейной промышленности. Сейчас приоритетным направлением развития отрасли становится производство высоких переделов, и весьма вероятно, что через несколько лет именно под влиянием Индии будут формироваться тенденции мирового рынка.

Поэтому следует ожидать, что экспорт руды из Индии будет постепенно сужаться, ибо по мере реализации запланированных проектов будет расти потребление сырья внутри страны. Именно поэтому правительство очень строго оценивает горно-металлургические проекты. Разумеется, выбору стратегии, ориентированной на сохранение сырьевых резервов, в немалой мере способствовали индийские сталелитейные компании. Все они планируют в ближайшие несколько лет осуществить крупные проекты по расширению производства, запасов же руды в стране хватит, примерно, лет на 90, если объемы ее добычи сохранятся на современном уровне (около 160 млн. т в год).

Ожидается, что в 2020 году потребление стали на индийском рынке будет соответствовать нынешнему уровню спроса в Китае. Эти соображения и то, что средние затраты на производство 1 т стали в Индии на $50 ниже, чем в Китае, были заложены в основу стратегий, принятых на вооружение индийскими компаниями. С точки зрения генерального директора Tata Steel Б. Мутурамана, оптимальная для его компании стратегия базируется на выпуске полуфабрикатов в Индии с поставкой затем на свои заводы в других странах, где затраты на выплавку металла очень высокие. Поэтому компания планирует приобрести или построить в таких странах мощности по производству высоких переделов. Неудачная попытка компании приобрести «Криворожсталь» не охладила энтузиазма ее менеджеров, но сейчас инвестиции в украинские заводы сопряжены с высоким политическим риском, так что Tata Steel в рамках своей стратегии сейчас конкурирует с бразильской CSN за приобретение Corus. Кроме того, компания заинтересовалась возможностями на Ближнем Востоке.

В феврале Tata Steel и Essar объявили о планах сооружения сталелитейных заводов в Иране. В мае Tata подписала договор об учреждении совместного предприятия с Iranian Mines and Mining Industries Development and Renovation Organization, которое будет обеспечивать возведение двух заводов стоимостью в $1,2 млрд. в Специальной экономической зоне Персидского залива: один из них будет выпускать слябы, другой – заготовки. Помимо этого, Tata Steel реализует аналогичный проект в Ориссе, так что можно ожидать, что через несколько лет компания пополнит лидирующую группу мировых производителей. Поскольку аналогичные планы вынашивают и другие индийские компании, прогноз о будущей доминирующей роли Индии на мировом рынке стали представляется вполне реальным.

Аналогично развивается ситуация и в Бразилии. По прогнозу государственного банка развития BNDES, к 2012 году сталелитейные мощности страны удвоятся с увеличением до 72 млн. т. Необходимые для этого инвестиции в отрасль на 2007-2011 годы банк оценивает в более $21 млрд. BNDES предполагает, что порядка трети этой суммы (около $7,6 млрд.) будет покрыто именно с его помощью. Таким образом, в стране начинается сталелитейный бум, ведь за 2001-2005 годы в отрасль поступило $8,9 млрд., из которых $2,2 млрд. обеспечил BNDES. В официальном сообщении президента BNDES Демиана Фиокка указано: «Производство стали в Бразилии будет расти быстрее, чем в Китае».

При этом, проекты, запланированные внутри страны, резко увеличат национальные мощности уже в ближайшее время. Помимо вышеуказанных альянсов CVRD с ThyssenKrupp, Baosteel, Dongkuk и Riva Acciao, два новых сталелитейных завода собирается построить Cia. Siderurgica Nacional (CSN), их суммарная мощность составит 9 млн. т в год. Кроме того, менее масштабный проект – 5 млн. т в год – собирается реализовать Usiminas, для чего подыскивает подходящего иностранного партнера. Оценки BNDES учитывают также планы расширения Acominas, нацеленной на строительство нового завода по выпуску толстолистовой стали (1,5 млн. т), проект компании Votorantim (1 млн. т) и еще около 3 млн. т мощностей, которые будут запущены группами Usiminas, Cosipa или другими участниками бразильского рынка.

При этом, крупнейшие сталелитейные компании будут все шире выходить за пределы страны. Поэтому в сентябре Фиокка провел встречу с бразильскими производителями, в ходе которой сообщил о готовности BNDES финансировать зарубежные расширения бразильских сталелитейных компаний. Это вызвало большой энтузиазм, поскольку бразильская отрасль уже в значительной мере консолидирована такими группами как Gerdau Group, CSN, Usiminas и Arcelor, а та же Gerdau усиленно скупает активы в разных регионах – от США до Испании и Перу.

Начинают, наконец, разворачиваться события и в Австралии, впрочем, весьма необычным образом. Хотя в этой стране имеются обильные запасы железной руды, сталелитейная промышленность состоит всего из двух компаний – One Steel и BlueScope Steel (бывшее подразделение BHP). Они полностью обеспечивают потребности внутреннего рынка, оттого в строительстве новых мощностей практически не было необходимости, тем более что такие проекты требуют огромных инвестиций, а в стране нет соответствующей инфраструктуры (ее следовало бы создавать с нуля). Поэтому-то здесь развивалась, главным образом, горнорудная промышленность. Однако недавно бизнесмен Шейн Кондон, бывший экспортер мяса и морепродуктов, владелец австралийской компании East West Line Parks, начал воплощать в жизнь грандиозный сталелитейный проект.

nЖелезный бумеранг

Компания East West Line Parks задумала удивить весь мир гигантским сталелитейным комплексом, мощности которого составят 44 млн. т стальной продукции в год. Однако это требует инвестиций порядка $45 млрд. Для финансирования этого проекта Кондон сейчас собирает консорциум инвесторов. В случае удачи сталелитейный гигант будет введен в действие в 2012 году, после чего его мощности можно будет и удвоить. Предполагается соорудить 12 доменных печей и трансконтинентальную железнодорожную магистраль протяженностью в 3 тыс. км. По заверениям Кондона, крупнейшие сталелитейные компании мира с большим интересом относятся к его планам.

В апреле Шэйн Кондон посетил Пекин, где презентовал свой проект века «Железный бумеранг» представителям крупнейших в мире производителей стали. Он приглашает компании участвовать в прокладке железной дороги, которая свяжет железорудные месторождения Западной Австралии с угольными залежами в Квинсленде (предполагается, что именно на этом угле будут работать 12 высокотехнологических доменных печей, строительство которых предусмотрено на побережье каждого из штатов). При этом, рекуперация тепла коксовальных и доменных печей обеспечит производство около 1 тыс. МВт электроэнергии, субсидируемой в рамках Киотского протокола, которую можно будет использовать для производства глинозема. Из Пекина Кондон отправился в Шанхай – для переговоров с правлением Baosteel, с президентом которой Си Цихуа он встретился в Пекине. Затем он посетил Южную Корею для переговоров с Posco (с представителями конгломерата Hyundai он встретился в Пекине). После этого его путь лежал в Японию, где он презентовал свой проект Nippon Steel и другим крупнейшим компаниям страны. Кондон намерен получить «зеленый свет» от премьер-министра Джона Ховарда на сиднейском саммите стран Азиатско-Тихоокеанского региона, который состоится в сентябре 2007 года, чтобы запустить строительство в конце 2008-го.

Идея проекта заключается в том, что его осуществление позволит производителям стали резко сократить расходы на транспортировку. Поскольку железная руда находится на западе Австралии, а уголь – на востоке, сейчас поезда проходят несколько сотен километров в любом направлении, чтобы доставить это сырье в порты для отправки в Корею, Китай и Японию. Обратно вагоны возвращаются пустыми. Если же реализовать программу Кондона, то составы повезут в одну сторону руду, а обратно – уголь. В портах – на обоих концах транспортного плеча – это сырье будет перерабатываться в чугун. Отсюда и название проекта – «Железный бумеранг». Если азиатские компании согласятся налаживать доменное производство (те самые 12 печей), то, пока железная дорога не построена (на это, по оценкам Кондона, потребуется около трех лет), руду и уголь можно транспортировать судами, которые, опять же, не будут иметь пустых прогонов. К тому же, вместо руды в Китай, Японию и Корею можно будет поставлять чугун, объем которого составляет только две трети от объема руды того же веса, вместо же судов тоннажем в 150-200 тыс. т можно будет использовать транспортники грузоподъемностью в 50 тыс. т. Меньшие суда более универсальны, а это означает, что обратным рейсом они могут перевозить другие грузы и тоже избегать пустых ходок. Поэтому суммарная экономия на транспортных затратах для производителей Восточной Азии составит около $4 млрд. в год.

Ожидается, что более других этим проектом заинтересуется Китай, большинство сталелитейных заводов которого расположены в континентальной части, а руда из китайских портов доставляется им по железной дороге. Однако, помимо китайцев, заглядываются на него и японцы, в частности, Mitsui уже дает советы Кондону относительно оценок технико-экономической целесообразности. Проект пользуется поддержкой и у местных властей. По оценкам Кондона, 70% новых мощностей заменят выводимые из эксплуатации устаревшие заводы, а остальные 30% сделают вклад в прирост мировых объемов производства вместо тех проектов, от которых откажутся участники данной программы. Таким образом, тенденция к перемещению выплавки стали в богатые сырьем регионы проявится в данном случае особенно отчетливо.

Галина Резник,
по материалам Bloomberg, American Metal Market, China Daily, Metals Place, Metals About, The Hindu Businessline, ABC News, The International Herald Tribune, The Financial Express, The Asian Economic News, Financial Daily,
Business Mining, Korea Times, India Daily, Business Standard, Australian Mining, The Age, thyssenkrupp.com, brazzilmag.com, boston.com, posco-india.com, rediff.com

 
© агенство "Стандарт"