журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

БАНКОВСКИЙ МАРКЕТИНГ

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННАЯ БЕЗОПАСНОСТЬ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №8, 2006

Новые рыночные страны

Иностранные банки снимают с Мексики только сливки

Глава Центробанка Мексики борется с западными группами,
владеющими крупнейшими банками страны, за снижение процентных ставок и комиссионных и увеличение объемов кредитования

В последние несколько лет Мексика демонстрирует самые высокие показатели экономического роста в Латинской Америке. Однако не все так безоблачно. Несмотря на здоровую экономику иностранные финансовые корпорации, контролирующие ведущие банки страны, сделали финансовые услуги практически не доступными для подавляющей части населения. Высокие процентные ставки по кредитам, непомерные комиссионные и платежи за банковское обслуживание пагубно влияют на развитие экономической системы, уровень предоставления кредитов населению очень низок. Исправить ситуацию взялся председатель Banco de Mexico Гильермо Ортис, и многие предпринятые им за последние годы шаги оказались успешными. Медленно, но уверенно он заставляет банки повернуться лицом к народу.

Жара в Акапулько

Каждый год в марте мексиканские банкиры направляются в курортный приморский город Акапулько, где традиционно проходит конференция, посвященная проблемам финансового сектора. В нынешнем году основной темой 69-й банковской конференции стало настоятельное требование главы Banco de Mexico Гильермо Ортиса сократить непомерно высокие комиссионные по банковским услугам.

С 2004 года главный банкир страны постоянно критикует финансовые институты за то, что те выдают слишком мало кредитов частным лицам и представителям малого бизнеса, требуют непомерно высокие проценты по кредитам и комиссионные за свои услуги. «Чтобы достичь значительного экономического роста и улучшить благосостояние населения, банковской системой необходимо охватить как можно больше людей, – говорит Ортис. – Банковские стратегии и цены за обслуживание будут играть ведущую роль в решении этой проблемы».

Ортис всегда вежлив и корректен в обращении с банкирами, в его манере, по его собственным словам, ничто не выдает непримиримого борца с «жадными» мексиканскими банками. Тем не менее, он именно таков. Гильермо Ортис отмечает, что, по данным Credit Suisse Group, количество кредитов, выданных частным лицам и малому бизнесу, составляет лишь 10% от ВВП Мексики, меньше, чем в любой другой латиноамериканской стране с развитой экономикой. И это несмотря на то что в общем экономика страны признана одной из лидирующих в регионе за последние годы. Кроме того, он резко критикует банки за установление крайне высокой процентной ставки по кредитным карточкам (40%), а также взвинчивание тарифов и комиссионных, что препятствует большей части мексиканских рабочих открывать счета в банках. «Учитывая низкий уровень инфляции и стабильный курс песо, – говорит он, – для иностранных компаний, купивших крупнейшие банки Мексики несколько лет назад, нет оправданий для столь высоких кредитных ставок».

Иностранные банки активно вкладывают свой капитал в Мексику с 2000 года, с приходом к власти президента Висенте Фокса. В 2000-2002 годах зарубежные банковские гиганты поглотили пять из шести ведущих банков страны, так что на текущий момент контролируют до 90% банковских активов Мексики. Крупнейшим по активам банком страны Grupo Financiero BBVA Bancomer SA владеет испанская корпорация Banco Bilbao Vizcaya Argentaria SA (BBVA). Американской Citigroup принадлежит второй по величине банк Grupo Financiero Banamex SA; третий по размерам банк Grupo Financiero Santander Serfin SA находится в собственности испанской Banco Santander Central Hispano SA. Еще двумя крупнейшими банками Мексики управляют британский HSBC и канадский Bank of Nova Scotia.

«Когда иностранные банки начали завоевывать местный рынок, в них видели силу, способную модернизировать финансовую систему страны и сделать ее более демократичной, – рассказывает Джеймс Джонс, служивший в 1993-1997 годах послом США в Мексике. – Однако они лишь укрепили извечный снобизм».

«Каждый попросту стремился снять сливки», – подчеркивает Джонс, подразумевая ориентацию банков исключительно на богатых клиентов и крупные корпорации. В настоящее время Джонс стал сопредседателем консалтинговой компании ManhattanJones Global Strategies LLC и, анализируя деятельность Ортиса с позиций эксперта, полностью одобряет политику главного банкира Мексики.

Работать в части снижения процентных ставок по кредитам и банковских комиссионных Гильермо Ортис начал еще в 2004 году, когда мексиканский парламент наделил Центральный банк Мексики большими полномочиями по регулированию деятельности коммерческих банков. По закону Ортис не имеет права снижать плату за потребительские счета. Но, что действительно в его власти, так это снижение размеров межбанковских платежей за такие услуги как обработка операций с кредитными и дебетовыми карточками.

А, кроме того, нельзя исключать еще и общественного давления, спровоцировать которое также в его силах. И глава Центробанка воспользовался этим в конце 2004 года, опубликовав сводные таблицы, демонстрирующие, что иностранные банки взимают с мексиканских клиентов такие сборы за свои услуги, которые вдесятеро превышают аналогичные показатели в их собственных странах. Позднее он использовал свои новые полномочия, чтобы побудить банки публично отчитываться по всем статьям, составляющим процентные ставки и сборы, надеясь, что таким образом усилится конкуренция между финансовыми организациями.

В принципе, можно полагать, что он постепенно добивается своей цели. Банки понемногу начинают увеличивать кредитование. Хотя по международным стандартом их уровень все еще низкий, тем не менее, за последний финансовый год, завершившийся 31 марта, объем кредитов, выданных мексиканским гражданам и частным компаниям, увеличился на 30%. Основную часть, как показывают данные Banco de Mexico, составляют ипотечные кредиты и частные займы.

«Идем на снижение»

В мае 2006 года Гильермо Ортис заявил, что требование раскрывать всю информацию о процентах и сборах с сентября 2006 года должно соблюдаться и в рекламных кампаниях банков. Этот шаг станет еще одной частью мер снижения кредитных ставок, высокий уровень которых тормозит экономический рост страны. В интервью, проведенном уже после конференции в штаб-квартире Banco de Mexico, Ортис пояснил: «Процентные ставки по потребительским кредитам слишком высокие. Мы должны владеть полной информацией об их составляющих. Для банков подобного рода гласность и прозрачность сыграют положительную роль, дав толчок к конкурентной борьбе».

В общем, мексиканские банки взимают около 40% годовых по кредитным карточкам (в 3 раза больше, чем, в среднем, по США). Более двух третей мексиканского $13,7-миллиардного рынка кредитных карточек контролируют две международные финансовые корпорации – Citigroup и BBVA.

Спустя почти десять лет после девальвации песо, когда процентные ставки взлетели более чем на 100%, вызвав почти повсеместные дефолты, глава Центробанка Мексики считает столь важным подвинуть банки к снижению ставок и увеличению объемов кредитования, сделав его более доступным для потребителей.

Сегодня около 90% банковских активов Мексики (страна вышла на второе по масштабам роста экономики в Латинской Америке) принадлежат международным кредитным и финансовым организациям. Выдвинутое Ортисом требование прозрачности процентных ставок по кредитным карточкам, по расчетам главы Национального банка, стимулирует конкуренцию между институтами, повышая уровень обслуживания местных потребителей.

В прошлом году Banco de Mexico потребовал от Citigroup и BBVA открыть платежную систему, которой корпорации владеют совместно, для более мелких конкурентов, ликвидировав препятствие, мешавшее проводить операции с карточками, выпущенными остальными банками. Кроме того, Гильермо Ортис заставил эти корпорации позволить клиентам других банков совершать в их отделениях платежи по кредитным карточкам и иные операции. Он ограничил прибыльность операций по конвертации валют для импортеров уровнем в 1%.

По словам президента Ассоциации банков Мексики Маркоса Мартинеса, он одобряет действия Ортиса в этом направлении, поскольку тенденция к уменьшению сборов и процентов вполне реальна и полезна для банков. Представители же Citigroup и BBVA от комментариев воздержались.

По официальной информации, обнародованной компаниями, Citigroup взимает 40% годовых за свою стандартную кредитную карточку, а BBVA – 41%. В среднем, по подсчетам Центробанка, за январь 2006 года мексиканский потребитель платил за использование кредитных карточек 33.78%. Если опять-таки сравнивать со США, то там, как подсчитало агентство Bankrate Inc, занимающееся отслеживанием потребительских кредитных ставок, процент по кредитным карточкам, в среднем, равен 13,9% (по состоянию на апрель 2006 года). Очевидно, что мексиканские показатели в несколько раз превышают американские. И это при том, что уровни ежегодной инфляции в обеих странах практически равны: 3,6% в США, 3,7% – в Мексике (по данным за февраль 2006 года).

Ежегодные нормы роста банковских кредитов в стране больше года превышали 25%, причем, лидировало ипотечное кредитование. Однако, как отмечает Гильермо Ортис, есть еще достаточно пространства для роста. Предоставление кредитов семьям и малым компаниям в Мексике, хотя и возросло, однако недостаточно; на сегодняшний день, по данным Banco de Mexico, оно эквивалентно 11% от ВВП. Средняя процентная маржа в Мексике достигает 4.6%, что выше аналогичных показателей в Чили (3.9%), Канаде (1.6%) и Испании (1.4%) и вообще выше, чем во всех остальных странах ОЭСР.

«Маржа должна быть снижена», – предупредил Ортис. А он знает, что говорит: в бытность свою министром финансов Мексики ему пришлось способствовать возрождению экономики страны после тяжелейшего за 60 лет экономического кризиса 1994-1995 годов. Ему есть на что опираться в своих суждениях и есть с чем сравнивать. «Раньше банки сообщали о больших прибылях от сокращения процентных ставок и расширения оборотов, теперь же им следует конкурировать в эффективности», – считает он.

За последние несколько лет проценты по кредитным карточкам мало изменились, учитывая тенденцию спада в автомобильном и ипотечном кредитовании. Средняя стоимость кредита на автомобиль изменилась от 15.5% в 2004 году до 13.5%, по данным государственного агентства по защите прав потребителей. В свою очередь, по ипотечным кредитам годовые процентные ставки стали меньше: 11.8 против 18%. «В автомобильных и ипотечных кредитах банки должны вести себя агрессивнее, чтобы отобрать рыночную долю у небанковских кредитных компаний, доминирующих в этом секторе рынка», – заверяет Хозе Мария Арамбуру, глава отдела по исследованиям рынка в Condusef.

В то же время, Гильермо Ортис приветствует вливание в финансовый рынок небанковских организаций. По его мнению, проценты по кредитным карточкам упадут, как только небанковские кредитные организации выйдут на этот рынок, создав тем самым большую конкуренцию в данной отрасли. По данным Министерства финансов Мексики, в апреле десять небанковских кредитных компаний попросили официального разрешения на выпуск кредитных карточек.

Одновременно с увеличением объемов кредитов банки понемногу снижают и сборы за обслуживание. Хотя не столь быстро, как этого добивается главный банкир Мексики. В конце 2004 года Banamex умерил свои комиссионные за пользование АТМ (вместо 5 – всего 3 песо). В марте 2006 года BBVA Bancomer отменил плату за переводы в размере 3.5 песо. По словам Ортиса, в целом по банковской системе страны комиссионные от АТМ сократились на 46%, а сборы за получение выписки со счета – на 67%.

Борец за стабильность экономики и финансовую справедливость

«Потенциал экономического роста Мексики сдерживался недостатком кредитования, так что у Ортиса появился уникальный шанс посильнее надавить на банки, чем он успешно и воспользовался, – вспоминает Джеймс Джонс из ManhattanJones Global Strategies. – Это было сделано вовремя и очень эффектно».

Профессионализм и грамотный подход к своему делу Гильермо Ортис начал развивать еще в 1977 году, когда, окончив Стэнфордский университет, начал работать простым экономистом в Banco de Mexico. В 1984 году он занимал уже должность главного экономиста банка, однако ушел с нее, чтобы представлять свою страну в Международном валютном фонде. В 1988 году он вернулся на родину и стал вначале заместителем министра, а затем и министром финансов Мексики. С 1997 года он возглавляет Banko de Mexico, в 2003 году его назначили на второй срок, который истекает в 2009 году. Времени для борьбы и трансформаций банковской системы еще достаточно, к тому же, Ортис неутомим.

Его «война» против «жадных» банкиров началась в переломный для Мексики момент. Еще никогда экономика страны не была более здоровой по многим показателям, как сейчас. За время президентского правления Висенте Фокса дефицит федерального бюджета достиг рекордно малого уровня за девять лет – 0.1%. Инфляция в прошлом году впервые была ниже, чем в США, составив 3.3%. Приток иностранных инвестиций также достиг рекордно высоких показателей. Аналитики полагают, что наибольший вклад в построение здоровой экономической системы страны принадлежит именно Гильермо Ортису, установившему жесткий монетарный контроль, стабилизировавший песо и взявший инфляцию под контроль.

«Он превратил Banco de Mexico в современную, эффективную и надежную организацию», – говорит Пауло Леме, главный менеджер подразделения по развивающимся рынкам в Goldman, Sachs & Co, знакомый с Ортисом с 1984 года по совместной работе в МВФ.

Однако в последние годы экономический рост Мексики не особенно впечатлял результатами, хотя в 2005 году его показатель был равен 3%, в среднем же за последние пять лет он удерживается в границах 1.8%. Бесспорно, экономика нуждается в определенных стимулах. Лучшими из них должны стать более крупные потребительские расходы и рост малого бизнеса. Как раз тут для банков и открывается обширное поле деятельности.

Нынешняя политическая власть в стране полностью поддерживает стремление главы Banco de Mexico увеличить кредитование населения. «Прежде чем банки можно будет назвать социально ответственными, необходимо решить ряд насущных проблем, – сказал Висенте Фокс в апреле 2006 года на открытии штаб-квартиры HSBC в Мехико. – В нашей стране кредитование бизнеса растет слишком медленно».

В преддверии президентских выборов в Мексике, состоявшихся 2 июля (хотя новый глава государства вступит на пост лишь в ноябре 2006 года), банковский сектор страны лихорадило. Банкиры переживали, что новый глава государства резко изменит экономическую политику, а это неминуемо отразится на банковском секторе. В какой-то мере эти опасения не напрасны, ведь все наиболее вероятные претенденты на президентское кресло, как следует из анализа их предвыборных программ, намерены были поддерживать политику, проводимую главой Центробанка страны, поскольку такая политика защищает интересы, прежде всего, населения Мексики, хотя и сокращает непомерно разросшийся «аппетит» банковских организаций.

И, в общем-то, банки признают справедливость обвинений в свой адрес, соглашаясь с тем, что объем предоставляемых кредитов на самом деле недостаточный, но в ближайшее время обещают изжить этот недостаток. «Иностранные банки ответили на требования Центрального банка, – говорит генеральный директор Banamex Мануэль Медина-Мора. – Почему раньше банки не давали кредитов частному сектору? Чтобы банковский сектор процветал, необходимо три условия – финансовая стабильность, экономический рост и правильная институциональная модель. И этого всего нам удалось достичь только в 2002 году».

История мексиканских банков напоминает «американские горки». В 1982 году самые крупные банки были национализированы, после того как падение цен на нефть привело к резкому сокращению доходов бюджета, вследствие чего правительство не выполнило своих долговых обязательств. В 1991 году, будучи заместителем министра финансов, Гильермо Ортис был назначен ответственным за продажу банков обратно, в частный сектор.

Затем, в 1994 году разразился финансовый кризис, песо обесценилось почти вдвое. Процентные ставки по кредитам превысили 100%, повлекши за собой массовые невыплаты по кредитам. В то время уже министр финансов Ортис, чтобы спасти банковскую систему, помог собрать из средств налогоплательщиков пакет в $67 млрд. Некоторые критики утверждают, что на этом хорошо нагрели руки банковские топ-менеджеры и лица, приближенные к ним. После аудиторских проверок, и вправду выявивших ряд злоупотреблений и юридических нарушений при сделках, в 2004-2005 годах банки согласились вернуть правительству до $1 млрд.

«Либерализация финансовых рынков Мексики произошла очень быстро, поэтому сейчас, анализируя этот процесс с позиций нынешнего времени, мы имели возможность и должны были действовать лучше», – признается Ортис. Впрочем, ему не стоит винить себя, ведь он и без того сделал колоссально много для спасения экономики своей страны. В начале 1995 года Ортис буквально жил между Мехико и Вашингтоном, выбивая $50-миллиардный кредит в США и Международном валютном фонде. Благодаря этому кредиту Мексика смогла довольно быстро достигнуть «хорошей формы» с экономической точки зрения. Кроме того, он способствовал трансформированию песо в свободно конвертируемую валюту.

Иностранные покупатели

К 2000 году банковский бизнес и поднявшаяся за счет экспорта экономика Мексики процветали. Крупные международные финансовые организации вроде Citigroup видели явную инвестиционную привлекательность местных банков. На сегодняшний день лишь один из больших банков принадлежит собственно Мексике. Это – Grupo Financiero Banorte SA, пятый по величине банк страны.

Взять, к примеру, канадский Scotiabank. Его руководство полагает Латинскую Америку весьма перспективным регионом для своей деятельности. Доходы и рыночная доля банка, по словам исполнительного вице-президента Питера Кардинала, очень активно растут благодаря приобретениям и естественному росту. Так, в середине июня Scotiabank заплатил $293 млн. за Corporacion Interfin – «родительский» банк крупнейшего частного банка в Коста-Рике Banco Interfin. В апреле Scotiabank приобрел розничное подразделение Citigroup в Доминиканской Республике, а в марте состоялась $330-миллионная сделка по приобретению перуанских Banco Wiese Sudameris и Banco Sudamericano; в прошлом году также состоялась покупка сальвадорского Banco de Comercio. В целом, на данный момент, у Scotiabank свыше 950 отделений и 18 тыс. служащих по всей Латинской Америке.

Совокупный доход Scotiabank за прошлый год составил $2.3 млрд., что, по сравнению с 2004-м, на 6.3% больше. Доход в Мексике, где банк имеет крупнейшее свое подразделение, возрос на 11.4%, составив $1.1 млрд. Безусловно, Мексика – основной зарубежный рынок для этого банка, поскольку почти половина совокупного дохода от операций в странах Латинской Америки поступает именно оттуда. Scotiabank Inverlat – это седьмой из крупнейших коммерческих банков в Мексике. Кроме того, Scotia руководит брокерской компанией Scotiabank Inverlat Casa del Bolsa.

«Банковская система Мексики наиболее стабильная во всей Латинской Америке, – оценивает ситуацию Питер Кардинал. – Она успешно регулируется и находится в выгодном финансовом положении. Экономический рост впечатляет. Банковский сектор расширяется даже быстрее, чем экономическая система страны в целом». Нынешнее состояние Мексики поразительно контрастирует с банковским кризисом середины 90-х годов. Руководитель Scotiabank также отмечает «чрезвычайную настойчивость Гильермо Ортиса в обуздании инфляции».

Стоит подчеркнуть, что в 2005 году возросли не только доходы мексиканского подразделения Scotiabank, но и его рыночная доля, причем, вопреки ужесточению конкуренции со стороны других банков. Он лидирует в сфере розничных продаж, ипотечного кредитования и предоставления автомобильных кредитов.

В нынешнем году на территории Мексики дополнительно будет открыто 50 отделений Scotiabank, а на 2007 год запланировано создать еще 100. Это обещает еще больший рост прибыльности банка. «Это демонстрирует нашу веру не только в сам банк, но и в страну, где мы работаем», – резюмирует Питер Кардинал.

В прошлом году банк объединил все мексиканские оптовые банковские операции с американскими и канадскими с целью формирования единой операционной площадки в странах NAFTA в рамках Scotia Capital. Банк ожидает увеличить свои ежегодные доходы с помощью этого проекта до С$125 млн.

И снова о непомерных

комиссионных

Справедливости ради отметим, что за последние годы мексиканские банки в большинстве своем получали подавляющую часть прибыли от кредитования крупных корпораций и богатых частных клиентов, а также от процентных платежей по выгодным правительственным облигациям, полученным от государства в виде части программы экономического спасения в 1994 году. Стоило Ортису добиться первых успехов в борьбе с инфляцией, как доходы банков упали. Он поясняет это тем, что в то время банки выбрали наименее рискованный путь получения прибыли – комиссионные и сборы.

За последние пять лет национальные банки установили высокие комиссионные за все виды услуг, включая получение наличных, запросы о состоянии баланса, интерактивное банковское обслуживание и платежи по счетам. Уровни ежегодных сборов в Banamex, например, варьируются от $15.50 до $136.40 по 36 различным видам кредитных карточек, предлагаемых банком потребителям. А владельцы сберегательных счетов в BBVA Bancomer должны платить, как минимум, 125.35 песо в год ($11.40) и держать средний баланс на уровне 750 песо во избежание дополнительных ежемесячных взносов в размере 94.30 песо.

Естественно, что такие высокие сборы делают банковское обслуживание попросту не доступным для населения с низким уровнем доходов. Исследование, проведенное правительственным статистическим агентством в 2004 году, показало, что лишь пятая часть из 25.8 млн. мексиканских семей может пользоваться финансовыми услугами.

Содержание банковского счета – дорогое удовольствие даже для тех, чей уровень заработной платы выше среднего. Многие мексиканцы, чья зарплата переводится на банковский счет, просто снимают всю сумму сразу, чтобы не платить лишних комиссионных (например, за запрос о состоянии баланса или платежи по счетам). Понятно, что подобная финансовая политика, проводимая банками, на самом деле отталкивает от них потребителей.

Поэтому достаточно смелым, однако необходимым шагом было то, что Ортис обнародовал информацию о гигантской разнице между комиссионными, взимаемыми банками в Мексике и в их «родных» странах. Это произвело эффект разорвавшейся бомбы. Представитель Демократической революционной партии в Конгрессе Эмилио Себадуа заявил: «Это проблема всего нашего народа. Каждый ожидал, что иностранные банки принесут конкурентные преимущества и сделают более доступными кредиты, однако мы видим, что их политика начисления комиссионных сборов изменяется из страны в страну».

Банки пытаются оправдываться тем, что более высокие сборы и платежи в Мексике обусловлены более высоким уровнем затрат. HSBC и BBVA Bancomer уверяют, например, что платят частным посыльным, чтобы гарантированно доставить ежемесячную информацию о состоянии текущих счетов или балансе на кредитных карточках большинству своих клиентов на дом, поскольку почта в Мексике ненадежна. Однако Ортиса эти аргументы совершенно не убеждают. Он продолжает всеми силами противостоять непомерным комиссионным и стимулирует банки к конкурентной борьбе.

Он также убедил банкиров добровольно урезать платежи за операции по дебетовым и кредитным карточкам на $100 млн. ежегодно, угрожая в противном случае сокращением этих платежей в официальном порядке. В текущем году, по данным Ассоциации банков Мексики, сбор, налагаемый банками при операциях с дебетовыми карточками (одна из составляющих огромных банковских комиссионных от розничных продавцов и магазинов), упал до 0.81% по сравнению с августом 2004 года, когда был на отметке в 2.63%. А межбанковские платежи за использование кредитных карточек снизились от 2.42 до 1.84%.

Как видим, прогресс налицо, что дает главному банкиру Мексики полное основание гордиться собой. На конференции глав центробанков, проходившей в мае 2005 года в Канзас-Сити, Гильермо Ортис заявил: «Мы убеждаем банки, что, если они не послушаются нас и не сделают добровольно то, что мы рекомендуем, мы будем в итоге вынуждены сесть и составить соответствующие мрачные правила и инструкции».

По словам генерального директора Bancomer Хайме Гвардиолы, усилия Центрального банка Мексики по стимулированию конкуренции вполне успешны. «Если Banamex или HSBC хотят переманить моего клиента, я должен убавить сборы за свои услуги, чтобы сохранить его», – поясняет он.

Однако чаще всего клиенты все-таки не ощущают на себе роста конкуренции и заметных уступок со стороны банкиров. Например, владельцу ресторана в богемном районе Мехико, куда ходят клиенты, предпочитающие расплачиваться не наличными, а при помощи кредитных карточек, приходится платить столь же высокие комиссионные, что и восемь лет назад. Bancomer требует с каждой операции 3.68%, а American Express – 5.29%. Именно поэтому, как подчеркивает Ортис, 95% магазинов, торговых и производственных компаний предпочитают не принимать к оплате кредитные и дебетовые карточки.

По мнению главы Центробанка Мексики, здоровая конкуренция значительно лучше и эффективнее, чем насильственное регулирование. В подтверждение своей позиции он приводит пример с ипотечным кредитованием, где в результате жесткой конкуренции на ипотечном рынке процентная стоимость 20-летнего кредита на жилье снизилась до 8.8% против 18% два года назад.

В мае нынешнего года Scotiabank Inverlat SA представил первый в Мексике бесплатный чековый счет. А HSBC вводит в пользование счет, свободный от большей части сборов за услуги, для тех, кому на него начисляется зарплата. «Наши мексиканские клиенты становятся все менее лояльными, – замечает Гвардиола. – У них появляется больше данных для сравнения».

А вот Гильермо Ортиса уменьшение лояльности своих соотечественников к банкам даже радует, хотя он и сожалеет, что пока перемены не коснулись процентов по кредитным карточкам. «Самая насущная проблема сейчас – это уровень конкуренции, который даст возможность значительно сократить процентные ставки, – говорит он. – Я считаю, что мы идем в нужном направлении».

Сложная картина

Как настаивает Гильермо Ортис, не стоит видеть все в мрачных тонах, впрочем, как и смотреть на экономическую ситуацию сквозь розовые очки. На конференции в Акапулько в 2006 году он отметил: «Банковская система нашей страны на сегодняшний день считается одной из наиболее прибыльных во всем мире, а уровни ее капитализации и платежеспособности высоки настолько, что не имеют параллелей во всей истории Мексики». Он подчеркнул, что соотношение затрат и доходов снизилось от 72% в 2000 году до 53% в 2005-м, а средний показатель доходности капитала (после уплаты налогов) мексиканских банков составил 20%. В то же время, уровень финансирования частного сектора как доля общих активов составляет всего лишь 24%. Действительно, как признал он, процентные ставки в некоторых банковских сферах, особенно в ипотеке и кредитовании крупных корпораций, упали в результате роста конкуренции. Однако, объективно несмотря на тенденцию к снижению комиссионные и сборы по-прежнему необоснованно высокие. «В то же время, – замечает Ортис, – конкуренцию в финансовом секторе невозможно установить «по приказу».

Впрочем, Ортис несмотря на все свои критические замечания и резкие поступки, все же, очень благожелательно настроен по отношению к банкам. Но не все политики Мексики настолько терпеливы. Так, Франсиско Суарес Давила, секретарь комиссии по экономике Конгресса Мексики, возмущается: «Как страна может достичь высоких экономических результатов, если у нее нет ни налоговых доходов, ни банковских кредитов? Банки не выдают кредиты для развития сельского хозяйства, малым и средним частным предприятиям. Наши банки имеют один из самых высоких уровней чистой прибыли в мире. На самом деле в стране не растет число банковских клиентов, как и тех, кто пользуется платежными карточками». Не уточняя путей выхода из ситуации, он добавляет: «Надо стимулировать конкуренцию, морально воздействуя на банки, заставить их снижать уровни сборов и комиссионных, а также больше кредитовать «ущемленные» сферы».

В принципе, ничего нового. Разве что насчет сельского хозяйства: здесь и вправду есть над чем серьезно работать. К сентябрю 2006 года банки планируют составить план кредитования сельского хозяйства и дать предложения, каким образом новое правительство сможет с ними работать в этом направлении. «Нам надо придумать, как наиболее выгодно кредитовать сельское хозяйство. И сделать это следует как можно быстрее», – говорит президент мексиканской банковской ассоциации Маркос Мартинес. Предоставление кредитов сельскохозяйственному сектору – задача весьма проблематичная: 30% населения страны, проживающего в сельской местности, производят всего 7% от ВВП, к тому же, у них постоянно возникают спорные вопросы по поводу прав собственности.

Лучше обстоят дела с кредитованием малого и среднего бизнеса. Правительственная схема гарантированного кредитования способствовала увеличению займов, хотя, по оценкам банков, объем кредитов этому сектору колеблется где-то между 10-20%. Banorte, как один из наиболее активных банков в этой области, тем не менее, заявляет, что сам процесс не стал настолько целенаправленным, как ожидалось. «Банкам следует допускать больше риска, а компании, в свою очередь, должны предоставлять полностью прозрачную информацию о себе», – говорит руководитель Banorte Луис Пенья. Для более мелких компаний Banorte создал специальный дочерний банк, который предоставляет кредиты, в среднем, на $2300. К концу 2005 года его кредитный портфель составил $350 млн., а доля просроченных займов – всего 5%. В дальнейшем банк планирует открыть в Мехико и Монтеррее дополнительно 148 отделений, специально рассчитанных на обслуживание малых и средних частных предприятий.

Его приобретение в январе техасского Inter National Bank даст возможность обслуживать 1.3 млн. потенциальных клиентов мексиканского происхождения на юге Техаса, а также более состоятельных мексиканцев из северных штатов, имеющих дома как в Мексике, так и на территории США.

Другой пример – BBVA Bancomer, крупнейший мексиканский розничный банк, который в результате проведенных им приобретений американских банков ныне обслуживает около 40% денежных переводов из-за границы, около 6 млн. жителей Мексики с его помощью получают деньги, пересылаемые родственниками из-за рубежа.

Рост кредитования

Общая сумма кредитов, выданных коммерческими банками Мексики в 2005 году, составила 15.6% от ВВП. Критики отмечают, что тот же уровень наблюдался в стране в середине 90-х годов. Однако стоит внимания и тот факт, что по сравнению с 2003 годом показатели по кредитованию увеличились на 1.8%, к тому же, сами кредиты гораздо менее рисковые. В своем февральском обзоре рейтинговое агентство Moody's назвало банковскую систему Мексики «достаточно стабильной». Кроме того, там было отмечено, «что не наблюдалось признаков кредитного переизбытка, например, на рынке потребительских кредитов (безусловно, это самая активная сфера), а показатели невыплат вышли на приемлемый уровень (менее 3%)».

Потребительские кредиты за последние три года росли, в среднем, на 40% в год. До 2004 года минимальный месячный заработок, необходимый для получения кредита в банке, находился на отметке в 7 тыс. песо ($634). Теперь же, в результате проводимой государственной политики благоприятствования кредитованию населения эта сумма составляет 2,7 тыс. песо. Как следствие, количество потенциальных клиентов возросло до 16.6 млн.

Корпоративные кредиты прибавляли медленнее, примерно, по 15.8% в год, однако в эти статистические данные входит кредитование крупных корпораций, которые имеют выход на международные рынки капитала, компаний среднего размера (по признанию банкиров, они демонстрируют пока недостаточный спрос) и малый бизнес.

Мануэль Медина-Мора, руководитель Banamex, второго по величине банка страны и крупнейшего института по выпуску кредитных карточек, замечает, что его банк, принадлежащий Citigroup, в результате мер Центробанка уже снизил проценты по кредитным карточкам. Сейчас они составляют до 20-30% и более, а в настоящее время и вовсе проходит несколько шестимесячных беспроцентных промо-акций. В отличие от главы Banco de Mexico, он уверен, что в установлении высоких ставок по кредитным карточкам есть здравый смысл.

«Наша ценовая стратегия основана на кредитной истории потребителя, – говорит он. – Центробанк хочет снизить процентные ставки быстрее, но это скажется на объеме и конкуренции. Мы – самый крупный в стране эмитент кредитных карточек, выпускающий их до 5 млн. в год. Общий рынок пользователей кредитных карточек в Мексике – 15 млн., Citigroup в США имеет более 120 млн. В последние несколько лет наблюдалась тенденция, когда объемы росли и маржа падала. То же самое происходит и с комиссионными».

Но несмотря на столь горячие споры и несогласие с политикой, проводимой Центральным банком страны, банкиры прекрасно понимают, что не в их интересах обострять конфликт. То, чего невозможно добиться уговорами и убеждениями, в крайнем случае, можно получить с применением силы… В данном случае – государственной власти и нормативных правил. Опыт Гильермо Ортиса неоднократно это доказал. Так же, как и то, что банки все равно рано или поздно пойдут навстречу потребителю.

Алиса Кандеева,
по материалам The Banker, Latin Business Chronicle

 
© агенство "Стандарт"