журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ИТОГИ И ТЕНДЕНЦИИ

БАНКИ И ОБЩЕСТВО

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

АЛЬТЕРНАТИВНЫЕ БАНКИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ СЕРВИС

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №7, 2006

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Bank of America прокладывает дорогу на Уолл-Стрит

Вопреки рекомендациям аналитиков второй по величине банк США пытается создать собственными силами первоклассное инвестиционное подразделение

В последнее время модель «финансового супермаркета» начала утрачивать былую популярность в западных странах, оттого многие банки сейчас расстаются с активами, не вписывающимися в их основную деятельность. На этом фоне стремление Bank of America (BofA) диверсифицировать бизнес вызывает у большинства аналитиков серьезное изумление, не говоря уже о стратегии, которую он использует в решении поставленных задач. Тем не менее, BofA продолжает планомерно реализовывать свою программу и рассчитывает на то, что в обозримом будущем его инвестиционное подразделение займет достойное место в высшей лиге Уолл-Стрита, потеснив на этом рынке его традиционных лидеров.

От XVIII века

до наших дней

За два с лишним столетия существования Bank of America стремление к диверсификации стало для него традиционным. Этот один из старейших в США банков ведет свою историю с 1784 года, когда был учрежден его предшественник – Bank of Massachusetts, который в 1909-1923 годах быстро укрупнялся в результате слияний с конкурентами, пока не превратился в Bank of America со штаб-квартирой в Лос-Анджелесе. Затем, в конце 20-х годов, он поглотил Bank of Italy, учрежденный в 1904 году в Сан-Франциско предпринимателем Амадео Джаннини для обслуживания рабочего класса региона (особенно итальянских рабочих, проживавших на северном побережье города). Благополучно пережив землетрясение и пожар 1906 года, Bank of Italy был первым, кто начал предлагать кредиты компаниям, занимавшимся восстановлением города.

После слияния с Bank of America объединение получило новое имя – Bank of America NT&SA, символизировавшее, с точки зрения Джаннини, диверсифицированный характер финансового сервиса. В те времена названия большинства банков завершались «N.A.» – начальными буквами от «National Association», но Джаннини счел более подходящим сочетание «NT&SA» – производное от «National Trust and Savings Association» («Национальная трастовая и сберегательная ассоциация»), подчеркивавшее разнообразие функций, включая ипотечный бизнес и сберегательные счета. Характерно, что BofA был единственным банком NT&SA в стране вплоть до 1998 года.

С момента своего учреждения Bank of America NT&SA непрерывно развивался и быстро стал крупнейшим банком Калифорнии. У Джаннини было множество идей, он мечтал создать банк национальных масштабов. С этой целью он задумал под эгидой своей холдинговой компании Transamerica Corporation пойти на расширение в большинстве западных штатов, а также заняться ипотечным бизнесом. Сама же Transamerica специализировалась на инвестиционной деятельности и страховании жизни. Однако несмотря на успешную реализацию намеченной программы эта структура позднее разрушилась: в 1956 году был принят закон Bank Holding Company Act, запрещавший банкам иметь небанковские дочерние компании. Bank of America и Transamerica пришлось разъединить. С этого момента Transamerica уже самостоятельно продолжала свою страховую деятельность.

Тем временем, банк столкнулся с новыми неприятностями: федеральные регулятивные органы запретили Bank of America осуществлять банковскую деятельность за пределами своего штата. В итоге пришлось выделить некалифорнийские филиалы Bank of America в самостоятельную компанию (впоследствии она превратилась в First Interstate Bancorp, которую в 1996 году приобрела корпорация Wells Fargo Corp). Калифорнийский банк продолжил свою деятельность как BankAmerica Corp. Только в 80-х годах, после изменения федеральных банковских законов, BankAmerica опять получил возможность расширить свою деятельность в потребительской сфере за пределами Калифорнии.

Однако и до этого банк развивался вполне успешно, он стал инициатором внедрения многих новых технологий, которые впоследствии подхватывали его конкуренты. В послевоенные годы рынок Калифорнии вступил в эпоху продолжительного бума, причем, быстрее всего подъем был в сегменте чековых счетов, главным образом, в связи с тем что именно через них солдаты во времена Второй мировой войны получали жалованье. В связи с этим BankAmerica Corp был буквально затоплен лавиной чеков: в 1949 году его отделениям приходилось закрываться на перерыв с 14.00 до 17.00, чтобы успеть провести учет огромного объема операций с поступавшими чеками. С этой целью банк сделал крупные инвестиции в информационные технологии и с тех пор совместно с General Electric и SRI International (бывший Stanford Research Institute) считается изобретателем современной системы централизованных банковских операций.

Кроме того, параллельно в BankAmerica Corp был разработан ряд технологий обработки финансовых документов, включая автоматический учет чеков и систему распознавания символов, напечатанных намагниченной краской (Magnetic Ink Character Recognition – MICR). Позднее на основе MICR была создана одна из самых первых коммерческих компьютерных систем Electronic Recording Machine (ERMA). Использование этих технологий обеспечило связь кредитных карточек непосредственно с индивидуальными банковскими счетами.

В 1959 году Bank of America разработал банковскую кредитную карточку BankAmericard, название которой в 1977 году изменилось на «VISA». Чтобы иметь возможность конкурировать с BankAmericard, консорциум других калифорнийских банков учредил систему Master Charge, которая позднее превратилась в MasterCard. Эффективность этих технологий обеспечила значительное сокращение управленческих расходов, по этому показателю BankAmerica далеко опередил своих конкурентов, превратившись в начале 70-х годов в крупнейший банк мира.

Свой путь BofA

Все эти годы Bank of America стремился к универсальности. Несмотря на законодательный запрет на создание институтов, способных предлагать клиентам полный набор банковского сервиса, идея перекрестной продажи финансовых услуг всегда волновала умы американских банкиров. Однако несколько лет назад закон был изменен, в стране появились первые финансовые «супермаркеты» – Citigroup, Merrill Lynch и др. Эти банки полностью (и даже с избытком, как показала серия громких скандалов на Уолл-Стрите) реализовали потенциал, заложенный в универсальности, которая дает возможность использовать для привлечения и сохранения клиентов предложение им в одном и том же месте всех видов финансового сервиса. Помимо фондов и брокерских услуг, такие банки предлагают страхование, ипотеки и весь традиционный банковский набор.

Тем не менее, в последнее время по ряду причин модель «финансового супермаркета» начала утрачивать былую популярность. Скандал вокруг конфликта интересов между банковскими аналитиками и инвестиционными банкирами, разгоревшийся в 2002 году после громкого банкротства Enron, и грандиозные убытки частных инвесторов, которые следовали «заказным» рекомендациям банковских аналитиков в период бума на рынке телекоммуникаций, породили у клиентов серьезное недоверие к универсальным финансовым институтам. Кроме того, обнаружилось, что в сфере финансового сервиса узко специализированные компании вполне эффективно конкурируют с банками широкого профиля. При этом, клиенты уже не слишком стремятся к удобствам финансового супермаркета, поскольку Интернет обеспечивает им все возможности для приобретения широкого сервиса.

Поэтому многие банки сейчас расстаются с активами, не вписывающимися в их основную деятельность. Например, в начале прошлого года Citigroup сначала продал страховое подразделение Travelers, а затем передал собственный бизнес в сегменте взаимных фондов компании Legg Mason в обмен на ее брокерскую сеть. В свою очередь, карточная компания American Express в прошлом году избавилась от своего взаимного фонда, а Morgan Stanley недавно попытался продать фирме BlackRock свое подразделение по управлению фондами. Правда, эта сделка не состоялась, зато была другая такого же плана: в феврале Merrill Lynch продал той же BlackRock свое подразделение по управлению активами, получив взамен 49% акций данной фирмы.

Однако Bank of America идет иным путем. В 2004 году он купил бостонский банк FleetBoston Financial за $47 млрд., упрочив свои позиции лидера американского рынка депозитов (на тот момент – $513 млрд.): в то время он с заметным отрывом опережал только что сформированный союз JP Morgan Chase-Bank One ($353 млрд.) и Wells Fargo ($228 млрд.). В 2005 году, последовало присоединение карточного гиганта MBNA, обошедшееся Bank of America в $35 млрд. Это упрочило его позиции крупнейшего эмитента карточек в США ($140 млрд. на 40 млн. активных счетов) и превратило в мирового лидера по дебетовым картам.

В результате данной стратегии в настоящее время в структуре Bank of America выделены три основных подразделения. Крупнейшее из них – Global Consumer and Small Business Banking – специализируется, главным образом, на потребительской банковской деятельности и выпуске кредитных карточек. Второе подразделение – Global Wealth and Investment Management – управляет активами институциональных клиентов и состоятельных людей; оно входит в первую десятку крупнейших американских фирм, действующих в этом сегменте рынка. Третье подразделение – инвестиционное Global Corporate and Investment Banking (GCIB) с самостоятельным названием Banc of America Securities – специализируется на консультациях по слияниям и приобретениям, андеррайтингу и торговле на рынках облигаций с фиксированным доходом и других ценных бумаг.

Развитию инвестиционного подразделения генеральный директор BofA Кен Льюис уделяет максимум внимания, хотя здесь дела продвигаются не так быстро, как хотелось бы. Тем не менее, в настоящее время Bank of America строит большое новое здание, где разместится нью-йоркский филиал GCIB. Льюис рассчитывает ввести Bank of America в высшую лигу американских инвестиционных институтов, но это только первый этап его программы. В будущем он собирается превратить свою фирму из консервативного розничного и коммерческого института, принимающего депозиты и предоставляющего кредиты, в финансовый супермаркет типа Citigroup и JP Morgan Chase с полным комплексом обслуживания. Эту стратегию BofA взял на вооружение в 2004 году. Однако добиться существенных успехов в инвестиционной деятельности Льюису пока не удалось, аналитики воспринимают эти планы с большим сомнением. Тем не менее, Льюиса это не смущает. Похоже, вопрос для него заключался только в том, создавать инвестиционный банк собственными силами или приобрести подходящий финансовый институт. И несмотря на дружный хор экспертов, единодушно рекомендовавших приобретение, менеджмент решил: создавать компанию самостоятельно.

Трудные первые шаги

Это решение обернулось большими расходами, но Banc of America был к этому готов: на трансформацию в универсальный банк было выделено $675 млн., причем, большая часть суммы уже израсходована на создание новой маркетинговой платформы и наем лучших специалистов Уолл-Стрита. Характерно, что менеджеры банка полностью осознают сложность поставленной задачи. «Невозможно сложить вместе корпоративный и инвестиционный банкинг и сразу получить положительный эффект, – заверяет Юджин Тэйлор, вице-председатель Bank of America и президент Global Corporate & Investment Banking. – Мы четко видим проблему». Поэтому руководителей Banc of America не смущает отсутствие быстрых результатов. Не беспокоит их и то, что именно тогда, когда конкуренты отчитываются о рекордных прибылях, некоторые цифры в отчетах банка ухудшились по сравнению с имевшими место до начала инвестиционного марафона. В частности, в 2005 году банк заработал на инвестиционной деятельности только $1.75 млрд., что на 1.7% меньше, чем в 2004-м.

Таким образом, пока другие банки получают прибыли за счет операций на валютных и товарных рынках, Banc of America остается в стороне от этого источника доходов, поскольку у него нет опыта подобной деятельности. Пока что он практически не присутствует на международных рынках, где остальные институты Уолл-Стрита сейчас активно расширяют масштабы операций. По мнению Ричарда Боува, аналитика из нью-йоркской фирмы Punk Ziegel & Co, это и представляет основную проблему для Banc of America: банк слишком привязан к национальному рынку, тогда как очевидно, что в ближайшие 10-20 лет центр мирового подъема будет отнюдь не в США. Тем не менее, Тэйлор, занимающий свой нынешний пост менее года, уверен, что со временем сумеет превратить Global Corporate & Investment Banking в международный финансовый институт.

Аналитики сомневаются в реалистичности его планов. Они воспринимают все усилия BofA в этом направлении как попытку создать очередной глобальный финансовый супермаркет из «осколков разных компаний», а прецедентов успеха при подобных попыток пока не наблюдалось. Напротив, история полна примерами провала таких планов. Самый свежий аргумент – крупная неудача лондонского HSBC Holdings. На протяжении последних трех лет этот банк тратил массу денег на привлечение в свои структуры талантливых менеджеров. Только в 2005 году HSBC обзавелся 1.4 тыс. новых банкиров. Зарплаты пришедшим сотрудникам и инвестиции в технологии увеличили затраты инвестиционного подразделения банка на 18% – до $6.8 млрд. Тем не менее, и в 2006 году HSBC не вошел в первую десятку финансовых институтов США ни по одному из показателей, по которым ранжируют инвестиционные банки.

С другой стороны, покупка инвестиционного банка тоже может быть сопряжена с серьезными проблемами. Стоит вспомнить хотя бы массу хлопот, которые заполучила Citigroup, приобретя в 1997 году Salomon Brothers. Для притирки плохо совместимых бизнес-культур и привлечения клиентов потребовались долгие годы. Позднее Chase Manhattan прилагал огромные усилия, чтобы интегрировать в свою структуру инвестиционный банк JP Morgan, но в итоге получил явно не адекватные затраченным средствам прибыли.

Поэтому обозреватели задаются вопросом: зачем Bank of America вообще потребовалась вся эта маята? В конце концов, в прошлом году банк заработал $16.9 млрд., из них 85% ему принесли коммерческие и розничные операции, в которых этот банк представляет мощную силу. Его бизнес в сферах кредитных карточек и депозитов стремительно идет на подъем, тогда как другие розничные банки с трудом добиваются хотя бы незначительных успехов.

По сути, Banc of America может вовсе не заниматься андеррайтингом, чтобы делать деньги. Тем не менее, Кеннет Льюис убежден, что наилучшие перспективы роста связаны именно с андеррайтингом, размещением IPO и консультациями в сфере слияний и приобретений (M&A). Соответственно, он намерен по-прежнему осуществлять свою программу, хотя особых успехов в этой сфере пока у него нет. В прошлом году Banc of America в сегменте консультаций по M&A был десятым в США по объему операций, суммарно составившему $139 млрд., причем, сюда включено его собственное приобретение эмитента кредитных карточек MBNA (для сравнения: по данным Thomson Financial, у Goldman Sachs с рыночной долей в 38.6% сумма таких сделок за 2005 год была равна $450.6 млрд.), теперь же дела пошли еще хуже: по итогам первого квартала 2006 года BofA утратил в этом рейтинге шесть позиций и переместился на 16-тое место.

С другой стороны, все-таки, не все его усилия в сфере инвестиционной деятельности были бесплодными. Так, захвачен плацдарм на рынке займов с фиксированным процентом, прекрасно дополняющий его кредитную мощь. В синдицированных кредитах и займах с внешним финансированием Banc of America имеет прочную рыночную долю в размере 20%; в прошлом году он осуществил таких сделок на $305.6 млрд. и занял второе место в американской табели о рангах. Поэтому несмотря на явный скепсис некоторых обозревателей ряд экспертов полагают, что перспективы в сфере инвестиционной деятельности у Banc of America все-таки есть. Кроме того, несмотря на возникший в последнее время скепсис, концепция универсальности еще отнюдь себя не исчерпала.

Собственная гордость

Одно из важных преимуществ универсальности заключается в принципах ценообразования. Финансовые супермаркеты, если они интегрированы должным образом, имеют возможность устанавливать цену в различных сделках исходя из взаимоотношений с клиентом в целом. Специализированные же инвестиционные банки устанавливают цену на конкретную сделку независимо от таких связей. «В этом их серьезный недостаток», – утверждает Ричард Боув, аналитик из нью-йоркской фирмы Punk Ziegel & Co. С его точки зрения, BofA «вполне может проникнуть на этот рынок и добиться успеха». По мнению менеджеров Banc of America, слияние традиционного коммерческого бизнеса с инвестиционным банкингом, которое банк осуществил в прошлом году, даст ему возможность лучше использовать свои взаимосвязи с клиентами. По словам Льюиса, частично этот шаг уже оправдал себя: в прошлом году банк сумел привлечь к подобным операциям 1.1 тыс. из своих более 35 тыс. клиентов среднего уровня (с годовым доходом в пределах $0.2-2.0 млрд.). Эти сделки принесли ему дополнительные $150 млн. прибыли за счет инвестиционной деятельности. Ожидается, что эффект будет ощутимее, когда Banc of America сумеет подключить к этой системе более крупных и состоятельных клиентов.

По мнению руководителей Banc of America, ставка на клиентов, с которыми установлены кредитные взаимоотношения, и получение от них выгодных контрактов в более прибыльной инвестиционной сфере деятельности – вот козырная карта, которую просто следует грамотно разыграть. «Если BofA сумеет продемонстрировать, что способен успешно работать на рынках капитала, его начнут воспринимать и как хорошего консультанта, а это откроет многие двери», – полагает Адена Фридман, исполнительный вице-президент NASDAQ по корпоративной стратегии. Ну, а самим менеджерам банка энтузиазма не занимать. Альваро де Молина, финансовый директор Banc of America, заявил: «В настоящее время инвестиционный банк – самое слабое из наших подразделений в отношении конкурентоспособности, но со временем он будет действовать наравне с крупнейшими из своих конкурентов».

Для реализации своей стратегии Banc of America пригласил несколько крупных специалистов, в частности, недавно переманил из Citigroup заместителя директора подразделения инвестиционной деятельности на мировых рынках Льюиса Уоррена. Кроме него, большие оклады привлекли в Banc of America и некоторых других профессионалов высокого уровня. Тем не менее, аналитики сомневаются, что эти банкиры проявят на новой работе «нечто большее, чем простую лояльность». «Некоторые из них наверняка уйдут, как только закончится столь привлекательный контракт. В должности инвестиционного банкира в Banc of America нет перспективы», – полагает топ-менеджер конкурирующего банка. По мнению скептиков, чтобы набрать критическую массу, которая позволит конкурировать с гигантами мира сего, Banc of America потребуется несколько десятилетий. Поэтому некоторые эксперты убеждены, что банк просто потеряет в конце концов терпение и пойдет на крупное приобретение.

В принципе, в 2003 году BofA проявлял серьезный интерес к британскому Barclays Bank, его присоединение могло бы укрепить позиции и европейского инвестиционного подразделения. Однако затем он предпочел приобрести вместо этого бостонский FleetBoston. Аналитики считают, что теперь банк может вернуться к не реализованным в те времена планам. С другой стороны, многие обозреватели полагают, что слияние с Morgan Stanley могло бы обеспечить Banc of America значительно больше преимуществ. По словам Боува, этот шаг автоматически превратил бы банк в одного из мировых лидеров в сферах инвестиционной и торговой деятельности: слияние с Morgan Stanley увеличило бы брокерский персонал от 1.9 тыс. до 10.9 тыс. человек и перевело бы Banc of America в «высшую лигу», где фигурируют такие банки как Merrill Lynch, Smith Barney и Wachovia. Кроме того, это помогло бы ему стать владельцем карточной компании Discover, входящей в структуру Morgan Stanley. Тогда Bank of America превратился бы в абсолютного лидера в карточном бизнесе. Еще более важно то, что в данном случае в руках у Bank of America сразу оказался бы готовый инвестиционный банк, способный использовать взаимосвязи с клиентами, которые BofA культивировал годами. По мнению При де Сильва, аналитика из SNL Financial, следует попытаться предложить за Morgan Stanley $88.6 млрд. – по $79.43 за акцию. Причем, можно попробовать рассчитаться за эту покупку не наличными, а собственными ценными бумагами, прежде чем ассигновать на это прибыли 2007 года (ожидается, что они составят $4.80 на акцию). Премия к рыночной капитализации Morgan Stanley составит, при этом, 18%.

Топ-менеджеры Banc of America утверждают, что такой шаг «в высшей степени маловероятен». Тем не менее, аналитики уверены, что попытки выстроить универсальный банк собственными силами не выведут его в «высшую лигу» в обозримом будущем. Трудно сказать, кто из них прав. Однако логично допустить, что банкирам финансового института с такой долгой историей, наверное, виднее. Раскрывать же свои истинные планы, стратегию и тактику перед аналитиками, естественно, не разумно.

Галина Резник,
по материалам
Boston Business Journal, Charlotte Business Journal, Business Week,
San Francisco Chronicle, wikipedia.org

 
© агенство "Стандарт"