журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
рубрики
ГОСУДАРСТВЕННЫЕ ПРОБЛЕМЫ

СОБСТВЕННОСТЬ

СТРАТЕГИИ

ОТРАСЛЬ

ИТОГИ

ПРОИЗВОДСТВО

ТЕХНОЛОГИИ

МЕТAЛЛЫ МИРA

ЦЕНОВАЯ ИНФОРМАЦИЯ

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Металл бюллетень. Украина" – №6, 2006

МЕТAЛЛЫ МИРA

Империи и императоры

Российские металлургические группы приходят в Европу

Создание империй – естественный этап промышленной эволюции, и именно к нему сейчас вплотную подошли крупнейшие российские сталелитейные компании. Более того, две из них уже вступили в завершающую фазу этого этапа: «Северсталь» и «Евразхолдинг» явно переросли национальные масштабы и начали пробовать свои силы в международной консолидации. Характерно, что эти шаги явно делаются с согласия российского правительства, которое, похоже, избрало именно такой путь интеграции страны в мировую экономику.

nНавстречу Европе

Бурное развитие российской сталелитейной промышленности привело к созданию в стране нескольких крупных вертикально интегрированных холдингов, включивших в свою структуру наиболее перспективные металлургические предприятия. На этом этапе консолидация затормозилась: свободных металлургических активов, привлекательных для поглощения, в стране уже нет, а к объединению между собой у создателей таких мини-империй, по мировым меркам, экономические стимулы практически исчерпаны. Все эти компании, за исключением «Магнитки», своевременно не обзаведшейся собственной сырьевой базой, практически самодостаточны в отношении сырья и сбыта, так что у их владельцев нет желания делить власть в своей вотчине с коллегами-конкурентами. Поэтому их стратегии ориентированы, в первую очередь, на зарубежные расширения: поскольку металлурги западных стран надежно оградили свои рынки от пришельцев из СНГ квотами и антидемпинговыми пошлинами, приобретение тамошних заводов представляет для россиян единственную возможность довести свою продукцию до выгодных покупателей.

Дальше других в этом направлении продвинулась группа «Северсталь», в последние годы активно скупавшая сырьевые активы, транспортные и портовые мощности, а также заводы из смежных отраслей. Теперь вертикальная интеграция открывает ей новые возможности сбыта стальной продукции внутри страны и снижает зависимость от нестабильного внешнего рынка. Тем не менее, как и для всех российских компаний, экспорту в «Северстали» отводится первостепенная роль. Дешевые сырье, энергия и рабочая сила обеспечивают низкую себестоимость производства стали в России. Оптимальный способ реализации конкурентного преимущества – поиск на перспективных рынках заводов по производству продукции высоких переделов, которым можно было бы беспрепятственно поставлять полуфабрикаты.

Именно с такими целями группа приобрела в США производителя листового проката для автомобильной промышленности Rouge Industries (теперь – Severstal North America), что обеспечило ей плацдарм в привлекательном сегменте высокотехнологичной продукции, долго торговалась за присоединение канадской компании Stelco, которую, в конце концов, просто отказались продавать, и столь же безуспешно поучаствовала в конкурсах по продаже сталелитейных заводов Dunaferr в Венгрии и Erdemir и Турции. Наконец, «Северсталь» контролирует (62%) итальянскую сталелитейную компанию Lucchini, причем, эта сделка создала группе базу на хорошо защищенном от иностранной стали европейском рынке.

Параллельно менеджмент «Северстали» изучал и другие возможности зарубежных расширений, а ее владелец Алексей Мордашов договорился о сотрудничестве с французской сталелитейной компанией Usinor, заинтересованной в освоении новых рынков. Это был стратегически важный шаг. Сотрудничество началось с реализации совместного проекта строительства линии цинкования в Череповце (с прогрессивной технологией, предоставленной французским партнером), а, когда в 2002 году Usinor вошла в состав корпорации Arcelor, которую возглавил бывший исполнительный вице-президент Usinor Ги Долле, сотрудничество активно захватило и другие сферы.

Альянс с лидером мирового рынка открывал перед «Северсталью» принципиально новые перспективы, Мордашов, со своей стороны, старательно развивал партнерские отношения. По словам Ги Долле, еще в 2002 году родилась идея объединения активов, но партнеры по альянсу не спешили с ее практической реализацией. Во-первых, Arcelor, образованная в результате слияния Usinor с люксембургской компанией Arbed и испанской Aceralia, была слишком занята интеграцией активов в единую структуру, во-вторых, новый альянс следовало основательно обсудить, необходимо было также подготовить оптимальную программу действий. Наконец, дружба – дружбой, но и Долле, и Мордашов старались выторговать для своих структур наиболее выгодные финансовые условия объединения, сроки их не поджимали, оттого вопрос о слиянии не требовал срочного решения.

Ситуация изменилась полгода назад, когда группа Mittal Steel Лакшми Миттала сделала попытку враждебного поглощения Arcelor. Разумеется, для менеджмента люксембургской группы эта атака не была неожиданной: по словам Долле, его команда готовилась к бою уже около года. Тем не менее, сохранить независимость Arcelor – весьма непростая задача, поскольку 85% акций группы находятся в свободном обращении, а это делает ее уязвимой в части враждебных поглощений. В процессе защиты от «агрессора» менеджмент Arcelor грамотно разыграл свои карты, а акционеры на ежегодном общем собрании поддержали стратегию правления. Предполагавшийся бунт в связи с тем, что директора Arcelor умудрились вывести компанию Dofasco за пределы досягаемости Mittal Steel, так и не состоялся. В результате, даже если бы попытка поглощения оказалась успешной, Миттал не сумел бы продать эту компанию и рассчитаться за акции корпорации ее же деньгами.

Кроме того, повышение дивидендов за 2005 год на 80% и обещание проводить в дальнейшем ежегодную их прибавку на 30% тоже понравились инвесторам; предложение об обратном выкупе за наличные 150 млн. акций Arcelor по цене вплоть до @50 за штуку тоже, разумеется, было встречено одобрительно. Сторонникам Миттала оставалось только развивать демагогию своего лидера относительно рыночных преимуществ компании, выпускающей более 100 млн. т стали в год, но этот аргумент менеджеры Arcelor уже вполне удачно опровергли: потенциальные участники слияния действуют в разных сегментах рынка, так что синергии такое объединение не принесет, зато деньги, которые сейчас выплачиваются инвесторам, будут уходить на модернизацию заводов Mittal Steel. Сам факт, что империя Лакшми Миттала состоит, преимущественно, из предприятий с антикварным и физически изношенным оборудованием, оспорить было невозможно.

Кроме того, руководители Arcelor объявили, что предлагаемая Митталом оплата наличными только четверти цены акций корпорации чревата для инвесторов серьезными рисками, поскольку они не смогут влиять на решения правления Mittal Steel: семья Митталов контролирует более 95% голосов в совете директоров. Чтобы устранить сей весьма веский аргумент, Лакшми Миттал объявил о готовности заплатить за Arcelor @25,8 млрд., т.е. на @7,2 млрд. больше, чем предполагалось исходно, пообещав также ограничить свое акционерное участие в укрупненной компании долей в 51% акций. Тут-то генеральный директор Arcelor Ги Долле и выложил на стол очередной козырь, который, судя по всему, Миттал побить не в силах: в конце мая было обнародовано решение о поглощении «Северстали».

nКто кого?

Совет директоров Arcelor счел, что эффект от этой сделки будет сравним с нокаутирующим ударом. Алексей Мордашов согласился заплатить @1,25 млрд. наличными и передать Arcelor свою долю сталелитейных и сырьевых активов «Северстали», а также итальянскую группу Lucchini и завод Severstal North America в обмен на 32% акций укрупненной компании. Таким образом, сумма сделки составляет @13 млрд. (по @44 за акцию Arcelor). После запланированного обратного выкупа 150 млн. акций доля Мордашова увеличится до 38,5%, а впоследствии он планирует довести ее до 45%. В договоре предусмотрен пункт, обеспечивающий увеличение его пакета на протяжении ближайших четырех лет, кроме того, он не имеет права в течение пяти лет продавать свои акции. Российский магнат сможет назначать 6 из 18 членов совета директоров, тем не менее, он обязуется голосовать своим пакетом в соответствии с рекомендациями правления. Регулятивные органы обязаны утвердить сделку в середине июля.

Разумеется, Лакшми Миттал пытается воспрепятствовать такому слиянию, которое, ежели уж состоится, полностью сорвет его планы. Поскольку акции «Северстали» не торгуются на бирже, противники этого союза утверждают, что фигурирующие в договоре активы группы сильно переоценены, предложение же Mittal Steel выгоднее для инвесторов. Финансовый консультант Mittal Steel инвестиционный банк Goldman Sachs заручился поддержкой 20% инвесторов Arcelor и потребовал созыва чрезвычайного собрания акционеров. Правда, особой нужды в этом нет: если большинство акционеров проголосуют «против» на собрании, назначенном на 28 июня, сделка не состоится, а оферта Mittal Steel – по @37,74 за акцию – открыта для акционеров Arcelor до 29 июня. Тем не менее, правление объявило, что внеочередное собрание, на проведении которого настаивают сторонники Миттала, назначено на 27 июня. Похоже, что совет директоров не сомневается в своей силе убедить акционеров в целесообразности этой сделки: компании уже несколько лет объединяют дружеские и партнерские связи, достаточно близки и их системы корпоративного управления. При этом, «Северсталь» уменьшит зависимость Arcelor от дорогостоящих поставок руды, а ожидаемая синергия, по словам Ги Долле, превысит @550 млн. Мощности объединенной компании составят 70 млн. т стали в год, так что она вытеснит Mittal Steel с первого места в мировой табели о рангах.

Правда, Goldman Sachs и американские хедж-фонды (они поддерживают Mittal Steel, поскольку уже много лет имеют с нею прочные финансовые узы), контролирующие до 30% акций Arcelor, осознают, что добиться срыва слияния с «Северсталью» практически невозможно: для этого необходимо, чтобы против сделки проголосовали владельцы более 50% голосующих акций, а за всю историю Arcelor на собраниях ни разу не присутствовало более 35% акционеров. Поэтому сейчас фонды развернули новую кампанию и добиваются, чтобы сделку можно было утвердить только большинством в 75% голосов присутствующих на собрании акционеров. Однако совет директоров, разумеется, предпочтет действовать «по уставу»…

Похоже, что Лакшми Миттал сильно сомневается в своей возможности сорвать эту сделку, поскольку уже объявил о готовности приобрести 40% акций укрупненной компании. С другой стороны, «Северсталь», при этом, ожидает блестящее будущее: независимо от сроков присоединения России к ВТО ей открывается свободный доступ к рынку ЕС; она, как часть европейской корпорации, будет пользоваться всеми проистекающими из этого статуса правами. Конечно, большое значение имеет и возможность доступа к прогрессивным технологиям Arcelor, а эта корпорация – один из мировых лидеров в технологической сфере. К тому же, сам Алексей Мордашов сразу займет достойное место в рядах элиты мировой сталелитейной промышленности.

Правда, переход настолько крупного пакета в руки частного лица, причем, – представителя России, к которой Запад относится настороженно, обеспокоил правительство Люксембурга (в настоящее время крупнейшего акционера Arcelor – 5,6%). С другой стороны, правительство Франции высказывается в том духе, что «дружественное слияние всегда лучше враждебного поглощения». Российские власти, в свою очередь, полностью одобряют сделку: перед заключением договора Мордашов и представители Arcelor обсуждали ее с Президентом Путиным. Фактически «Северсталь» и в составе европейской группы останется российской по сути. Ее конкурентоспособность на мировом рынке будет расти, как и выплаты по налогам в российскую казну. Грядущее присоединение России к ВТО вынудит полностью открыть национальные рынки для иностранной конкуренции; в такой ситуации правительство сочло «дуэт» с Arcelor вполне достойным способом заявить о вхождении российской металлургии в мировое сообщество.

В конце концов, Йозефу Киншу, председателю совета директоров Arcelor, сейчас 75 лет. У президента и исполнительного директора Ги Долле контракт завершится через год. Следовательно, Алексей Мордашов быстро окажется первым лицом в компании. Правда, расстановка сил может измениться, если Владимир Лисин, владелец НЛМК, все-таки, реализует свой план, о чем сообщалось в середине мая, и выкупит 15% акций Arcelor, находящихся в свободном обращении. Разумеется, это может произойти только после завершения сделки по слиянию, поскольку иначе она будет сорвана – акционеры откажутся передать в руки россиян контрольный пакет. Однако в любом случае, похоже, что не Arcelor поглощает «Северсталь», а россияне приобретают контроль над корпорацией, которая займет первое место в мире по объемам выплавки стали. На что, собственно, и указывают сторонники Mittal Steel. Итак, при выборе между русскими и индусами правление Arcelor предпочло славян.

nПо проторенной

дороге

Вероятно, вскоре и еще одна российская компания объединится с западной сталелитейной группой. Вполне реально, что на международном рынке слияний и поглощений появится «Евразхолдинг». За последние месяцы в этой компании произошли кардинальные перемены. В марте 2005 года группа провела IPO. Правда, за свои ценные бумаги она выручила менее ожидаемой суммы, зато теперь имеет четкую (хоть и заниженную) международную оценку своей капитализации – $5.1 млрд. Это дает возможность вести переговоры о слияниях без недоразумений относительно стоимости компании, сейчас занимающей двенадцатое место в мире по объему производства стали.

Группа «Евразхолдинг» практически полностью обеспечена углем, а также покрывает 70% потребностей в железной руде за счет собственных предприятий. В настоящее время бенефициары ее основного акционера Crosland Global Ltd. – президент Александр Абрамов, вице-президент Александр Фролов и исполнительный директор Валерий Хорошковский. Однако похоже, что скоро эта ситуация изменится: Абрамов решил устраниться от непосредственного руководства компанией, кроме того, сейчас идут переговоры о продаже 40% акций губернатору Чукотки Роману Абрамовичу.

По оценкам аналитика из ИК «Проспект» Дмитрия Парфенова, сумма предстоящей сделки может составить около $3,2 млрд., «поскольку пакет не контрольный и не предполагает дополнительных бонусов». Характерно, что параллельно с этой сделкой Абрамович начал переговоры о приобретении блокирующего пакета британо-нидерландской группы Corus. Если обе сделки состоятся, то, вероятно, следующим шагом будет слияние этих двух компаний по той же схеме, какую пытаются осуществить Мордашов и генеральный директор Arcelor Ги Долле. В принципе, слухи о переговорах между Corus и «Евразхолдингом» просочились еще в марте, но партнеры уклонялись от комментариев по этому поводу. Разумеется, для Corus сделка с «Евразхолдингом» представляет огромный интерес. Хотя после смены руководства и на волне роста цен на сталь эта компания и вернулась к прибыльности после серьезных убытков, понесенных во времена рыночного спада, большинство экспертов уже несколько лет считают ее потенциальной мишенью для поглощения более успешными конкурентами.

Трудности Corus обусловлены, в первую очередь, отсутствием собственной сырьевой базы, что особенно актуально при подорожании железной руды. В 2002 году группа попыталась приобрести бразильского производителя руды и слябов CSN, владельца крупного железорудного месторождения, но эта попытка провалилась, судьба же Corus до сих пор представляется неопределенной. Если, разумеется, компания не сумеет обзавестись собственной сырьевой базой. В этом отношении слияние с «Евразхолдингом» решило бы многие проблемы Corus, однако и укрупненная группа может стать объектом враждебных атак. Правда, такие попытки могут встретить серьезное сопротивление со стороны российских властей, а, следовательно, и собственников «Евразхолдинга». Причем, сопротивление будет весьма серьезным: акции «Евразхолдинга» в отличие от Arcelor принадлежат всего двум крупным владельцам.

Возможно, переговоры тормозились тем, что кремлевских политиков нынешние собственники российской компании не слишком устраивают в качестве совладельцев транснациональной корпорации, которая может образоваться в результате такого шага. Иное дело – Роман Абрамович, вовремя уловивший намерения российских властей и быстро «спустивший» свои активы «правильным покупателям». Очевидно, Абрамович заручился поддержкой Путина в отношении переговоров с Абрамовым и руководством Corus.

Возможно, планы «начальника Чукотки» еще более масштабны. Как предполагают некоторые аналитики, почему бы Абрамовичу не попытаться также объединить приобретенные активы с предприятиями Алишера Усманова и Василия Анисимова?.. Эти два предпринимателя уже давно продвигают идею создания «Евразийской горнометаллургической корпорации», которая российским властям явно пришлась по вкусу. При этом, Усманов, в свое время успешно выполнивший возложенную на него задачу по возвращению активов «Газпрома» в собственность государства, пользуется у российских властей доверием.

Однако этому могут воспрепятствовать акционеры Corus, которые не в восторге от его сомнительной репутации. В конце концов, он широко известен своим умением «снимать сливки» в активном сотрудничестве с криминальными структурами, к тому же, его уголовное прошлое серьезно усугубляет ситуацию. Вероятно, именно по этой причине консервативные британцы не допустили его к управлению своей группой, когда в мае 2003 года он сумел консолидировать у себя 13,39% акций Corus Group и стал вторым по величине акционером этой компании. В итоге ему пришлось расстаться со своим пакетом, что его не слишком порадовало несмотря на полученную прибыль от сделки – около $300 млн. Поэтому, скорее всего, Усманову придется крепить свою горнометаллургическую империю без «Евразхолдинга»: возможность слияния с Corus не следует упускать.

Если планы Мордашова и Абрамовича осуществятся, то они станут совладельцами компаний, занимающих первое и шестое места в табели о рангах в мировой сталелитейной промышленности, продукция российских заводов получит свободный доступ к европейским рынкам, и оба магната, подконтрольные российским властям, войдут в узкий круг «вершителей судеб» мирового рынка. Не зря же Алексей Мордашов после сообщения о сделке с Arcelor изрек: «Будет Россия в ВТО или не будет, мы – уже в Европе».

Виктор Рычик,
по материалам
Reuters, Business Times, Daily Post, Forbes, The Guardian, AFP, «Взгляд», «Балт-Трейд», «Руструбпром», Газета.Ru, «Ведомости», infogeo.ru, polit.ru, ukrrudprom.com, ugmk.info

 
© агенство "Стандарт"