журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

Банковская деятельность

БАНКОВСКИЙ МЕНЕДЖМЕНТ

ПЛАТЕЖНЫЕ КАРТОЧКИ

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №6, 2006

Новые рыночные страны

Трудная дорога в ЕС

Банковская система Румынии заявляет о готовности работать
по европейским правилам, но прочим секторам национальной
экономики еще далеко до евростандартов

Несмотря на существенные структурные изменения за последние пять лет в социально-экономическом развитии планы Румынии по вступлению в Европейский Союз в начале следующего года уже вряд ли осуществимы. Европейская комиссия 16 мая 2006 года перенесла вынесение вердикта о готовности Румынии к вступлению в ЕС на более поздний срок. Это может означать, что румыны получат входной билет в Европейский Союз не в 2007-м, а в лучшем случае в 2008 году.

Претензии остаются

Претензий к этому кандидату со стороны Европейской комиссии хоть отбавляй: от вездесущей коррупции и организованной преступности – до отсутствия реформ в законодательной и правоохранительной сферах. Не в пользу новобранца складывается и общая атмосфера в Европе. «Большой бум» 2004 года, когда в ЕС были приняты сразу восемь стран из Восточной Европы, дорого обошелся Старой Европе во многих отношениях. Его экономические и политические последствия еще долго будут сказываться на общей кризисной ситуации в Евросоюзе. Сторонников дальнейшего расширения ЕС остается в Европе все меньше и меньше.

На этом фоне ожидаемое решение перенести вынесение вердикта о готовности Румынии к членству в ЕС на осень нынешнего года вполне логично. Брюссель, тем самым, как бы сохраняет свое лицо взыскательного судьи и не сильно обижает кандидата, заодно стимулируя его к усилению подготовки. Не исключено, что осенью ЕС даст «добро» Бухаресту, но обставит положительное решение дополнительными условиями. Например, чтобы новый кандидат, став членом Евросоюза, не просил слишком много денег из общеевропейской кассы.

Между тем, способность Румынии проводить сегодня глубокие реформы и структурные преобразования в разных сферах социально-экономической жизни вызывает у экспертов все большие сомнения. Раскол между двумя ведущими партиями в правящей коалиции (правоцентристской Национально-Либеральной, выступающей за рыночные принципы управления экономикой, и левоцентристской Демократической, ориентированной на социальные ценности) грозит подорвать устои самой коалиции, просуществовавшей всего 16 месяцев. Масла в огонь, бушующий вокруг нее, подливают и напряженные отношения, сложившиеся между Президентом Румынии Траяном Башеску и премьер-министром страны Калиной Попеску-Таричаном.

О замедлении хода реформы в стране говорят и опубликованные недавно доклады по Румынии двух ведущих мировых рейтинговых агентств Standard & Poor's и Moody's. Так, Standard & Poor's заявило о том, что «членство в ЕС служит ключевой целью для всех главных политических сил Румынии, однако процесс реформ в стране существенно замедлился после подписания Договора о вступлении в Европейский Союз, ослабли также сплоченность и единство национальных политических партий». Почти в таком же духе выдержаны и оценки Moody's: «Хотя стремление Румынии стать полноправным членом ЕС и привело к выработке единой социально-экономической политики, неопределенность и непоследовательность действий в ее реализации привели к ухудшению макроэкономических показателей в стране».

Однако румынские политики настаивают на том, что реформы идут полным ходом и стимулируются перспективами вступления Румынии в ЕС. «За последние несколько лет мы реализовали широкий перечень реформ, причем, большую их часть – под серьезным внешним давлением», – говорит министр финансов Румынии Себастьян Владеску. Действительно, национальная экономика за прошедшие пять лет развивалась относительно быстрыми темпами, хотя в прошлом году они значительно снизились – до 4.1% по сравнению с 8.4% в 2004-м, по большей части из-за сильнейшего наводнения и роста курса доллара. Однако это не очень пугает Владеску, который доволен структурой роста, полагая, что 8.4% представляли собой «перегрев» экономики. «До последнего времени экономический рост был обусловлен реальными факторами, а не государственными субсидиями или вливанием. Я не вижу причин, которые могли бы нам помешать добиться устойчивых темпов экономического роста в размере не менее 5% в ближайшие несколько лет», – поясняет министр финансов Румынии.

Оптимистично настроен и председатель Центрального банка Румынии (National Bank of Romania – NBR) Мугур Исареску, заявляя, что страна, наконец-то «достигла критической массы» в проведении экономических реформ после инициирования институциональных и структурных изменений в начале 90-х годов. «Мы проявляем последовательность в наших устремлениях реформировать страну, и именно этой последовательности нам так не хватало в начале и середине 90-х годов. Однако с 1999 года наблюдаются стабильная дефляция и бурный экономический рост в стране. Главным стимулом всех этих процессов стала полученная нами возможность вступить в ЕС. Даже после того, как мы стали членами НАТО в 2004 году, продолжался бурный приток прямых зарубежных инвестиций в Румынию. Это было поворотным моментом», – считает Исареску.

Как бы там ни было, но, пожалуй, самые серьезные реформы затронули банковский сектор Румынии, где процессы приватизации уже стали необратимыми. Так, в декабре прошлого года румынское правительство за @3.75 млрд. продало австрийскому Erste Bank 62% акций мощного румынского банка-кредитора – Banca Comerciala Romana (BCR). BCR был последним крупным государственным банком не только в самой Румынии, но и в Центральной и Восточной Европе вообще. Эта сумма стала рекордной, заплаченной когда-либо за активы центральноевропейского или восточноевропейского финансового института.

Между тем, NBR, получивший в свой адрес массу комплиментов за способность обуздать инфляцию и снизить ее показатели от 40% в 2000 году до 8.6% в 2005-м, сегодня находится в весьма затруднительном положении. Дело в том, что еще в прошлом году румынское правительство в интересах стимулирования «потребительского бума» приняло решение уменьшить налоги и повысить зарплату в государственном секторе. Однако, как говорят эксперты Moody's, «хотя повышение процентных ставок необходимо для сдерживания внутреннего спроса, замедления темпов роста кредитования и снижения инфляционных показателей, эта мера способствует спекулятивным поступлениям капитала, что провоцирует подорожание иностранной валюты в стране».

По мнению же главы Центрального банка Румынии Мугура Исареску, на сегодняшний день главным движителем экономического роста в Румынии становятся уже не экспортные операции, а внутреннее потребление. «Мы в ЦБ вряд ли испытывали бы какие-либо проблемы, если бы показатели инфляции и текущего платежного дефицита были на достаточно низком уровне. Но дело даже не в этом. Решение о снижении налогов, с экономической точки зрения, было принято в самое неблагоприятное время. Теперь мы вынуждены распутывать стоящие перед нами проблемы не манипуляциями с процентными ставками, а за счет принятия нетрадиционных мер», – говорит главный банкир страны.

Тем временем, NBR в своих усилиях по ужесточению монетарной политики с целью обуздания роста кредитования в стране, объем которого, по данным Международного валютного фонда, возрос на 165% в период с 2000 по 2004 годы, предпринял еще один шаг, усложнив для национальных коммерческих банков процедуру заимствования и кредитования в иностранной валюте, размеры сумм которых в прошлом году составили более половины от всех объемов неправительственных банковских кредитов в стране. Поскольку национальные банки являются главными внешними заемщиками и большая часть заимствований местные дочерние подразделения осуществляли у своих материнских финансовых институтов, находящихся за рубежом, то NBR ужесточил требования к минимальному резервированию капитала в иностранной валюте, доведя этот показатель до 40%.

Сложные задачи

Хотя предпринятые NBR шаги и помогли несколько обуздать «кредитный бум», тем не менее, объемы кредитования в прошлом году в стране возросли еще на 50% по сравнению с предыдущим периодом, а это позволяет экспертам делать вывод о том, что говорить о «развитом банковском секторе» в Румынии пока еще рано. Об этом, по их мнению, свидетельствует и то, что коэффициент займов в частном секторе по отношению к ВВП составляет только 21%, в то время как в Чехии этот показатель выше 40%, в Хорватии – около 60%, а в среднем по еврозоне – порядка 115%. Более того, румынские банки, как и их хорватские коллеги, к которым тоже применяются жесткие регулятивные нормативы в части заимствований в иностранной валюте, находят, тем не менее, пути для обхода существующих ограничений, усложняя для NBR введение лимитов на выдачу кредитов в иностранной валюте.

Вместе с тем, по мнению специалистов британского банка HSBC, Румыния, чей текущий платежный дефицит, по международным стандартам (хотя и не таким высоким, как в некоторых восточноевропейских странах, например, в Эстонии, Латвии и Болгарии), достаточно крупный, может стать уязвимой к оттоку капитала из страны в связи с действующим здесь режимом плавающего валютного курса. «В случае оттока капитала из финансовой отрасли Румынии существует реальный и достаточно высокий риск того, что его последствия крайне негативно повлияют на валютный курс, причем, очень быстро и болезненно», – говорят аналитики из HSBC.

Однако в отличие от Венгрии, которая использовала потоки глобальной ликвидности для управления большим дефицитом своего бюджета, фискальную политику в Румынии несмотря на критику со стороны Международного валютного фонда и NBR вовсе не стоит считать абсолютно хаотичной и неопределенной. В частности, Румынии удалось аккумулировать значительные валютные запасы, возросшие от @10.8 млрд. в конце 2004 года до @18.3 млрд. в апреле текущего. «Я полагаю, что у нас есть чем защитить свою финансовую отрасль от возможных кризисов. Во-первых, у нас накоплены достаточные валютные запасы, а наш внутренний государственный долг относительно невелик. Во-вторых, румынский рынок капитала по своим размерам совсем не масштабен. Он, к примеру, намного меньше и менее ликвиден, чем рынок капитала в Венгрии. Я не думаю, что нам грозят какие-либо глобальные риски», – утверждает председатель Центрального банка Румынии Мугур Исареску.

Еще более серьезная задача, стоящая сегодня перед банковской отраслью Румынии, заключается в аккумулировании необходимых финансовых средств для вложения инвестиций в восстановление и развитие порядком поизносившейся и не отвечающей современным требованиям национальной инфраструктуры. Несмотря на имевший в течение последних нескольких лет место экономический рост в стране ВВП на душу населения в Румынии в 2004 году, по данным Standard & Poor's, составил $3362. В общем, Румыния, как, впрочем, и Болгария, продолжает оставаться самой бедной страной среди государств, которые в ближайшее время, возможно, станут новыми членами ЕС.

По мнению министра финансов Румынии Себастьяна Владеску, для того чтобы Румыния поднялась до уровня жизни, существующего в большинстве стран Европейского Союза, правительство обязано вкладывать крупные инвестиции в развитие национального образования, здравоохранения и коммуникационных систем. «Дальнейшее широкомасштабное развитие национальной инфраструктуры – первоочередная задача для приведения в соответствие нашего уровня жизни с европейскими стандартами», – поясняет Владеску.

Соглашаясь с необходимостью срочной и безотлагательной модернизации национальной инфраструктуры, Себастьян Владеску, в то же время, опасается, что связанный с этим инвестиционный бум может стимулировать инфляцию, содействуя увеличению текущего платежного дефицита и создавая серьезную угрозу движению Румынии к введению в стране евро в 2012-2014 годах. «Действительно, не следует исключать ряд объективных факторов для срочного инвестирования крупных сумм в модернизацию и развитие инфраструктуры. Но мы должны проявлять выдержку и терпение. Мы, наконец, добились последовательности в проведении экономических реформ, чего нам так не хватало в последнее время, оттого не можем идти на риск», – утверждает Владеску.

Как бы там ни было, но на сегодняшний день румынские политики больше всего озадачены тем, как им быстрее протолкнуть страну в ЕС, опасаясь, что каждый год отсрочки может существенно затормозить процесс реформ во всех секторах экономики, в том числе и в банковском. «Есть два пути построения взаимоотношений с «тяжелым учеником». Первый – посадить его на задворки класса и объяснить, что он либо исправляется, либо покидает урок. Другой путь – выделить ему место на первой парте и применить все методы стимулирования. Нам ближе второй путь, и мы можем сделать куда больше, если будем чувствовать себя частью объединенной Европы», – рассуждает румынский министр финансов.

Между тем, для румынских банков сегодня, как полагают эксперты, наступили «безмятежные и счастливые» дни. Пока страна предпринимает заключительные шаги по вступлению в ЕС, национальные компании и румынские семьи стремятся в полной мере воспользоваться преимуществами экономического роста, который наблюдался в Румынии на протяжении последних пяти лет.

Об этом, в частности, свидетельствуют и данные румынских статистических органов. Так, несмотря на падение темпов экономического роста в стране в прошлом году, экономика Румынии продолжает переживать период бурного развития, обусловленного, в частности, мощным внутренним потребительским спросом. По последним данным ЦБ Румынии, уровень потребления в частном секторе страны в прошлом году увеличился на 9%, а объем инвестиций – на 13%. По мнению же аналитиков из HSBC, «нагнетание ожиданий румынских семей в части наращивания их доходов на фоне предпринимаемых румынскими властями усилий по прибавке заработной платы и приведению ее к стандартам ЕС обусловливают все большую предрасположенность населения к заимствованию финансовых средств в банках».

В новом докладе по Румынии, опубликованном рейтинговым агентством Moody's, отмечается, что потребительские расходы в стране растут чрезвычайно быстрыми темпами, которые, к тому же, стимулируются дешевым импортом, простой процедурой получения кредитов и увеличением реальных доходов населения. Так, реальный чистый доход румынских семей (которым располагает домашнее хозяйство после уплаты налогов, взносов в систему страхования и иных вычетов) в прошлом году резко пошел вверх по причине снижения налогов и значительного повышения заработной платы в государственном секторе.

«Рай и благо»

Подобная ситуация, как утверждают аналитики, представляет собой «рай и благо» для 38 национальных банков-кредиторов, составляющих костяк банковской отрасли страны. В настоящее время, в частности, после того как австрийский Erste Bank поглотил BCR, уже 85% банковских активов страны сосредоточены в руках зарубежных инвесторов. Более того, «кредитным раем» финансовую отрасль Румынии можно назвать еще и потому, что она продолжает оставаться одним из наименее охваченных займами рынков в регионах Центральной и Восточной Европы.

Между тем, по оценкам как международных, так и самих румынских экспертов, успехи экономических реформ и макроэкономическая стабилизация, наметившиеся в стране в конце

90-х годов, наиболее точно отражаются в кардинальных изменениях, происходящих в национальной банковской отрасли. Румынские банки сегодня, проведя ревизию своих балансов, извлекают немалую выгоду от возросшего зарубежного проникновения в местный финансовый сектор и кардинально усовершенствованной регулятивной политики, проводимой ЦБ Румынии.

«Сегодня это совершенно иная отрасль по сравнению с той, которая функционировала в 90-х годах. Абсолютно изменилась, причем, в лучшую сторону, система управления в румынских банках. Были предприняты серьезные шаги по усовершенствованию структуры банковской отрасли, и главным стимулом для проведения этих мер было достижение договоренностей о принятии Румынии в члены ЕС. В настоящее время местный финансовый рынок достаточно обширен и предлагает широкий набор банковских продуктов и услуг как для розничных, так и для корпоративных клиентов», – говорит генеральный директор Banca Comerciala Romana Николае Данила.

С руководителем BCR согласен и Ден Паскару, генеральный директор банка HVB Bank Romania, входящего сейчас в итальянскую финансовую группу UniCredito Italiano. По его мнению, сегодня нельзя проводить параллели и сравнивать румынскую банковскую отрасль образца 90-х годов с «моделью 2006 года». «Большая часть национальных банковских активов теперь сосредоточена в руках зарубежных инвесторов, проведена ревизия балансов национальных банков. Вплоть до конца 90-х годов румынские финансовые институты зачастую кредитовали те компании, чья кредитная история выглядела безупречной на бумаге, а в действительности они были банкротами. Тогда правительство приняло на себя невозвращенные кредиты на общую сумму более $4 млрд. Финансовый сектор усвоил этот серьезный урок, культура кредитования существенно улучшилась, а дисциплина бизнеса в банковской отрасли значительно укрепилась», – говорит Паскару.

По мнению Стивена Ван Гронингена, генерального директора Raiffeisen Bank в Бухаресте, современная банковская отрасль Румынии гораздо лучше, чем ранее, защищена от возможных кризисов и потрясений. «Румынский финансовый сектор – это более или менее стабильно функционирующая система. В ней нет структур, над которыми довлеет риск завтрашнего банкротства. И то, что происходит сегодня в румынской банковской отрасли в части приватизации и совершенствования системы управления, –лишь отражение общих положительных изменений в имидже Румынии, имеющих место в течение последних нескольких лет», – утверждает Гронинген.

Потребительский бум в Румынии, источниками которого были экономический рост и увеличение доходов населения, способствует проведению новых реформ в национальной банковской отрасли, в частности, в секторе управления риском, а также повышает интерес зарубежных инвесторов к вложению средств в национальные финансовые институты. С другой стороны, наметившийся стабильный подъем укрепляет уверенность румынских семей в том, что дальнейший рост их доходов будет постоянным и долговременным. Что же касается обеспечения национальными банками потребностей клиентов в финансовых продуктах и услугах, то приватизация банков и крупные притоки капиталов из-за рубежа существенно усилили предрасположенность румынских финансовых институтов к предоставлению розничным клиентам доступных и удобных кредитных услуг.

По словам Стивена Ван Гронингена, до последнего времени в большинстве стран Восточной Европы активность в розничном кредитовании была минимальной. Подъем на этом рынке начался только в конце 2003 года, а до того розничные кредитные продукты просто отсутствовали. И совершенно неожиданно, как отмечает Гронинген, частные клиенты получили возможность заимствовать деньги. С ним соглашается и Ден Паскару, генеральный директор банка HVB Bank Romania: «Еще совсем недавно движителем кредитной сферы были, главным образом, корпоративные кредиты, но сегодня на их место пришли розничные займы. Конкуренция здесь между банками достигает сумасшедшего накала. Потребительские и ипотечные кредиты растут самыми невероятными темпами. Но меня, откровенно говоря, несколько настораживает ненормальное поведение некоторых румынских банков, которые предлагают абсолютно дешевые ипотечные займы».

По данным прошлогоднего доклада международного рейтингового агентства Fitch о состоянии румынской банковской отрасли, хотя розничные кредиты (большая часть которых – в иностранной валюте) составляют лишь треть в общей структуре кредитных операций в Румынии, на их долю пришлось 70% расширения объема выданных в стране кредитов в первой половине 2005 года. «В прошлом году объемы розничного кредитования в нашем банке выросли на 86%. Мы открыли 60 новых отделений, а в текущем году планируем создать еще от 70 до 100», – констатирует генеральный директор Banca Comerciala Romana Николае Данила. По его словам, во многих румынских городках и селах либо вообще нет банковских отделений, либо открыто два-три офиса, которые просто не успевают обслуживать потоки клиентов. С учетом того, что только 35% румын имеют банковские счета, можно утверждать, как говорит Данила, что розничное кредитование в стране находится пока лишь на начальной стадии своего развития.

«До самого последнего времени трудно было представить, что какой-либо румынский банк захочет вести операции в населенном пункте, где проживает менее 40 тыс. человек. Но времена меняются и очень быстро. Бум на ипотечном рынке, к примеру, обусловлен, прежде всего, тем, что румыны любят иметь недвижимость в личной собственности. Регулятивная среда в стране для осуществления кредитных операций тоже благоприятная, частично потому, что существуют строгие ограничения на заимствования. Зарплаты растут, ежемесячные платежи по кредитам ранее обычно составляли 30% от зарплаты, а сегодня – всего 20%», – поясняет Ден Паскару из HVB Bank Romania.

Умная стратегия

Между тем, поглощение австрийским Erste Bank румынского Banca Comerciala Romana, располагающего 3 млн. клиентов и владеющего 30% всех национальных банковских депозитов, рассматривается большинством аналитиков как «умный и целесообразный стратегический шаг» со стороны австрийцев. Этот шаг, по их мнению, нацелен на то, чтобы в полной мере использовать богатый опыт и лидирующие позиции Banca Comerciala Romana на стремительно растущем розничном банковском рынке страны. «Erste Bank отлично справился со своим домашним заданием и приобрел действительно «качественный» банк. Не думаю, что сумма, внесенная австрийцами за румынский институт, кого-либо удивила», – полагает гендиректор BCR Николае Данила.

Наряду с этим, повышенный интерес у зарубежных инвесторов вызывает и государственный сберегательный банк Румынии Casa de Economii si Consemnatiuni (CEC), находящийся сегодня в процессе приватизации. Причина же достаточно простая: CEC владеет крупнейшей национальной сетью банковских отделений (1.4 тыс.), что больше, чем у всех прочих румынских банков, вместе взятых. Хотя СЕС начал совсем недавно функционировать как коммерческий институт-кредитор, владея долей кредитного рынка в размере лишь 5% и занимая четвертую строчку в рейтинге крупнейших румынских кредиторов (вслед за BCR, BRD, принадлежащим французскому Societe Generale, и Raiffeisen), его широкое присутствие в мелких городах страны становится безусловным конкурентным преимуществом перед другими финансовыми институтами.

«Конечно, прямо сейчас добиться получения больших прибылей в бедных регионах вряд ли возможно. Но на сегодняшний день здесь начинают просматриваться две любопытные тенденции. В эти мелкие города начинают поступать большие суммы денег от тех молодых румын, которые в свое время работали за рубежом, а теперь хотят основать бизнес у себя на родине. Второй момент: потребительский и инвестиционный бум в Румынии только начался и затронул пока лишь крупные полисы, в частности, – Бухарест и Тимишоару. Когда он достигнет мелких городов и бедных регионов, потребности в банковских услугах здесь резко возрастут. Наш банк готов к этому. Мы уверены, что в нужное время окажемся в нужном месте для продажи наших финансовых продуктов», – говорит новый генеральный директор CEC Евген Радулеску.

Однако потребительский бум в Румынии характеризуется и негативными последствиями, он уже стал причиной серьезных макроэкономических диспропорций и дисбаланса, что в прошлом году привело к росту текущего платежного дефицита до 8.7% от ВВП и серьезно усложнило ЦБ страны обуздание инфляции. National Bank of Romania очень обеспокоен наличием у местных финансовых институтов внешних долгов, особенно краткосрочных. Для ограничения зарубежных заимствований NBR ужесточил критерии и требования, в соответствии с которыми румынские семьи могут получать займы, в частности, по залогу и обеспечению кредитов.

Между тем, принятые румынским правительством и NBR меры пока не принесли желаемых результатов. Хотя темпы роста кредитования в стране упали в 2004 году до 40.5% от 57% в 2003-м, в прошлом году, по последним данным Центробанка страны, они опять увеличились на 50%, а в феврале текущего года – на 38.5% по сравнению с 33.8% в феврале 2005-го. Противятся вводимым NBR ограничениям и коммерческие банки Румынии, считая их неправильными и неэффективными. «ЦБ использует все средства, чтобы оправдать введение административных мер. Но всем понятно, почему материнские компании кредитуют своих «дочек» в Румынии: они понимают, что здесь можно получать значительные прибыли. А когда нам навязывают всякого рода ограничения, то мы просто ищем обходные пути», – признается Ден Паскару.

Ему вторит Стивен Ван Гронинген, заявляя, что «NBR не будет выполнять нашу работу в секторе управления риском». По его мнению, действия главного финансового органа страны далеки от «разумного» управления и надзора. «Мы не можем настаивать на том, чтобы клиенты брали кредиты в леях. Мы не можем просто взять и внезапно прекратить выдавать займы в евро. Регулятивная политика, которую проводит NBR, страдает от недостатка прозрачности и порождает нездоровые ситуации», – поясняет Гронинген.

На все эти претензии глава ЦБ Румынии Мугур Исареску отвечает, что у его института нет гарантий того, что, если национальные банки начнут сами себя контролировать и регулировать, то объемы внешних заимствований существенно снизятся. «Действительно, нам приходится применять не всегда популярные и порой не общепринятые меры, но другие решения, например, резкое ужесточение фискальной политики, сейчас просто исключены. В любом случае это временная проблема, через год-два она будет решена», – утверждает он.

Между тем, рост кредитования в иностранной валюте стал региональной тенденцией, а с учетом разницы в процентных ставках по займам между еврозоной, с одной стороны, и Центральной и Восточной Европой, с другой, кредиты в иностранной валюте наиболее привлекательны как для заемщиков, так и для кредиторов. К примеру, в той же Румынии размер процентной ставки по кредиту составляет, в среднем, 8.5%, а в еврозоне – 2.5%.

Даже в некоторых центральноевропейских государствах, которые уже сегодня стали членами ЕС и где процентные ставки ниже, чем у их восточных соседей (в Польше, например, они составляют 4%, в Венгрии – 6%), темпы кредитования в иностранной валюте все равно продолжают расти из-за разницы в процентных ставках с еврозоной. В частности, по предоставлению ипотечных кредитов в иностранной валюте в Центральной и Восточной Европе лидирует Польша, где в прошлом году такие займы во всей структуре ипотеки составили около 75%.

Впрочем, и в других центрально- и восточноевропейских станах, где банковское кредитование растет быстрыми темпами, ощущается острый спрос на займы в иностранной валюте. Так, в Болгарии кредитование в иностранной валюте стало больше на 57% в 2004 году, существенно опередив объемы выданных займов в местной валюте. В том же году в Украине, по последним данным МВФ, этот показатель составил 18.7%, тоже превысив объемы кредитования в национальной валюте.

Однако подобное развитие событий на рынке кредитования не устраивает центральные банки этих государств, в том числе и Румынии. Как и центральные регулятивные финансовые органы Хорватии и Болгарии, National Bank of Romania вводит жесткие и непопулярные административные меры с целью обуздания роста кредитования в иностранной валюте. Так, в сентябре прошлого года NBR ввел в действие новые регулятивные нормативы, согласно которым объем выдаваемых займов в иностранной валюте в румынских банках не должен превышать одной трети от общей стоимости их активов. Аналогичным путем идет и ЦБ Венгрии, который тоже ввел жесткие меры по кредитованию в иностранной валюте. А Центральный банк Польши в начале текущего года предложил обеспечить в ближайшее время вступление в силу новых регулятивных норм, существенно расширяющих и ужесточающих перечень требований к заемщику для получения займа в иностранной валюте.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"