журналы подразделения новости подписка контакты home

архив
2001 год
2002 год
2003 год
2004 год
2005 год
2006 год
2007 год
2008 год
2009 год
2010 год
рубрики
ФИНАНСОВОЕ РЕГУЛИРОВАНИЕ

Международные банки

БАНКОВСКИЕ СТРАТЕГИИ

БАНКОВСКОЕ ОБСЛУЖИВАНИЕ

Банковская деятельность

ИНФОРМАЦИОННЫЕ ТЕХНОЛОГИИ

Банковское оборудование

Новые рыночные страны

гостям
Агентство "Стандарт" предлагает вам подписаться на экномические журналы – лидеры в своей области.
























"Банковская практика за рубежом" – №5, 2006

Новые рыночные страны

Борьба за китайский рынок: победители и проигравшие

Перспективы ведущих западных банков в Китае

Массовое нашествие зарубежных инвесторов в банковский сектор Китая, все еще находящийся, в основном, в собственности государства, приобрело все признаки «золотой лихорадки» XXI века. Это и ожидание сверхприбылей от ведения банковского бизнеса на беспредельном китайском финансовом рынке, и жесткая конкуренция за проникновение в его пока еще полностью неосвоенные до сегодняшнего дня доходные ниши, и высокая степень риска, сопровождающего появление в местной банковской отрасли любого зарубежного финансового института. По мнению многих аналитиков, некоторые иностранные инвесторы зачастую переоценивают свои возможности и выражают неоправданный оптимизм по поводу собственных перспектив продолжительного обоснования в банковском секторе Китая с целью получения здесь высоких прибылей и доходов.

Миллиардные вливания

Инвестиции зарубежных банков и других иностранных инвесторов в более чем 18 финансовых институтов КНР за последние несколько лет составили около $20 млрд., причем, как ожидается, еще немалое количество сделок с их участием в китайской финансовой отрасли может произойти в самое ближайшее время. Многие зарубежные инвесторы стремятся заявить о своих интересах к доходным нишам финансового рынка Китая, оцениваемого в $1.7 трлн., еще до того, как страна полностью откроет к концу текущего года свою банковскую отрасль для иностранной конкуренции в соответствии с обязательствами, принятыми КНР при вступлении в ВТО.

«Сегодня зарубежное проникновение в банковскую отрасль Китая стало модным. Если кто-либо этого не делает, то попросту остается вне поля борьбы за лакомые кусочки китайского финансового пирога», – говорит Лоренс Брам, председатель правления инвестиционной консалтинговой компании NAGA Group со штаб-квартирой в Пекине. По его данным, в когорту самых активных международных финансовых институтов, вкладывающих миллиарды в банковскую сферу Китая для дальнейшего расширения своего глобального присутствия и доминирования на мировой финансовой арене, входят, прежде всего, HSBC,

Citigroup, Bank of America, Royal Bank of Scotland и другие крупнейшие западные банки.

Каждый из данных финансовых институтов мотивирует свое стремление расширить собственное присутствие на этом рынке высокими темпами экономического развития КНР в целом и национальной банковской отрасли в частности. Но кто из них в ближайшие пять-десять лет победит, а кто окажется проигравшим в этой гонке за банковские активы Поднебесной? Среди финансовых аналитиков, да и самих банкиров в целом, сформировалось устоявшееся мнение относительно того, что потенциальными призерами в этой эстафете станут известные своими прочными историческими связями с Китаем и региональным опытом ведения финансового бизнеса HSBC и Citigroup, а за финишной чертой окажутся Bank of America и Royal Bank of Scotland.

В составленном в сентябре 2005 года компанией PricewaterhouseCoopers рейтинге 35 ведущих зарубежных банков, действующих на китайском финансовом рынке, первую строчку занял HSBC, вторую – Citigroup. Оба этих мировых финансовых гиганта используют двойной подход к проникновению на рынок КНР, расширяя, в частности, сеть своих отделений в стране, а также инвестируя средства в ведущие национальные банки с целью ускорения процесса изучения характерных особенностей местной банковской отрасли. Неотъемлемым составным элементом этой стратегии является также создание HSBC и Citigroup совместных альянсов с китайскими финансистами в части эмиссии кредитных карточек и предоставления «карточных» услуг.

Кроме того, тактика деятельности этих гигантов нацелена на привлечение к банковскому бизнесу через сеть своих отделений наиболее состоятельных китайских клиентов, расширение своего доступа на массовый розничный финансовый рынок через те местные банки, в которые HSBC и Citigroup вложили собственные финансовые средства. Наряду с этим, как первый, так и второй международный институт создают в Китае совместные компании по управлению фондами или делают инвестиции в национальные страховые компании, с тем чтобы дать им возможность предоставлять весь спектр финансовых услуг, когда КНР полностью откроет свой рынок для зарубежной конкуренции. HSBC и Citigroup, кооперируясь с местными институтами, в целом дают понять, что готовы к тесному и широкому взаимодействию с «большой четверкой» китайских государственных банков в составе Bank of China, China Construction Bank (CCB), Industrial and Commercial Bank of China и Agricultural Bank of China.

Напротив, Bank of America заплатил $3 млрд. за 9% акций China Construction Bank (CCB) прежде, чем CCB провел в октябре прошлого года IPO на общую сумму в $9.2 млрд. В свою очередь, Royal Bank of Scotland внес $1.6 млрд. в качестве собственной доли для покупки сообща с Merrill Lynch и миллиардером из Гонконга Ли Кашином 10% акций Bank of China на $3.1 млрд. Хотя присутствие известного своими широкими связями Ли Кашина в правлении Bank of China было несомненным плюсом, многие аналитики заинтересовались, какие же дивиденды хотел получить Royal Bank of Scotland от данной операции. По их мнению, создание альянсов с крупными государственными банками Китая – стратегия очень рискованная.

Между тем, Ричард Йорк, генеральный директор китайского подразделения HSBC, откровенно и решительно характеризует стратегию британского банка в КНР, будучи абсолютно уверенным в ее успехе. «Что касается общей бизнес-стратегии нашего института в Китае, то она включает два главных элемента. HSBC занят здесь собственным органическим бизнесом как крупнейший зарубежный коммерческий банк в КНР. Кроме того, мы сотрудничаем в Китае с нашими стратегическими инвестиционными партнерами», – заверяет Йорк. По его данным, HSBC инвестировал свыше $4 млрд. в развитие шанхайских Bank of Communications, Bank of Shanghai, Industrial Bank of China и Ping An Bank, а также в расширение корпоративных банковских операций страховой компании Ping An Insurance Co of China.

Хотя корпоративная штаб-квартира британского банка расположена в Лондоне, HSBC в 1865 году основывался в Гонконге и Шанхае, китайские корни предопределяют ключевые элементы его маркетинговой стратегии. «Присутствие HSBC на китайском рынке насчитывает уже более 140 лет», – говорит Ричард Йорк, подчеркивая, что исторические связи банка с местной финансовой отраслью позволяют ему оперативно реагировать на возникновение благоприятных тенденций в банковском секторе КНР.

Дивиденды HSBC

Эта длительная приверженность и связь HSBC с китайским рынком приносят банку свои дивиденды. Так, «китайские» прибыли HSBC до вычета налогов в 2005 году по сравнению с предыдущим периодом увеличились на 944%, достигнув $334 млн. Кроме того, из всех действующих сегодня в КНР зарубежных финансовых институтов британский банк располагает самой широкой сетью из 12 банковских отделений и 9 офисов (sub-branches), опоясывающей всю территорию от города Даляня на северо-востоке Китая до Ченгду на дальнем западе страны и Шеньжена, граничащего с Гонконгом. До конца текущего года HSBC планирует увеличить как количество своих отделений в Китае, так и численность персонала – от 2 тыс. до 3 тыс. человек.

По словам генерального директора HSBC в Китае Ричарда Йорка, главное внимание банк фокусирует на привлечении к своему бизнесу сверхсостоятельных клиентов в четырех самых богатых и наиболее развитых городах Китая – Шанхае, Пекине, Гуанчжоу и Шеньжене. По мнению экспертов, когда Китай в конце декабря текущего года снимет последние ограничения на проведение зарубежными банками бизнес-операций в местной валюте в интересах китайских потребителей, HSBC уже будет полностью готов предоставлять качественные услуги своим привилегированным клиентам. Hong Kong and Shanghai Banking Corporation планирует ежегодно открывать два-три банковских офиса для обслуживания богатых китайцев в каждом из четырех этих престижных городов. Дочернее же китайское подразделение британского банка под названием Hang Seng Bank тоже располагает шестью отделениями и четырьмя офисами, а также пакетом акций в среднем по размерам китайском банке Industrial Bank of China в городе Фучжоу.

Между тем, HSBC стал первым зарубежным банком, вкладывавшим финансовые средства в китайский локальный городской банк (city bank), когда в 2001 году он за $62.6 млн. приобрел 8% акций небольшого финансового института Bank of Shanghai. Впрочем, в то время эта сделка вызвала у специалистов массу вопросов, да и их отношение к ней было далеко не однозначным. Однако в опубликованном в феврале текущего года докладе рейтингового агентства Moody's касательно состояния китайских городских банков констатируется, что Bank of Shanghai в 2004 году был одним из самых прибыльных коммерческих банков страны.

Наряду с этим, британский банк также стал первым зарубежным финансовым институтом, в апреле 2004 года инвестировавшим $1.75 млрд. в пятый по величине государственный банк Китая Bank of Communications, владеющий долей национального финансового рынка в размере до 4%. Хотя этот местный банк и уступает по размерам представителям «большой четверки», он, однако, располагает сетью отделений из 2.7 тыс. офисов в 137 населенных пунктах страны, кроме того, с 2005 года он зарегистрирован на фондовой бирже Гонконга. «Bank of Communications стал нашим главным объектом бизнес-сотрудничества в КНР и стратегическим инвестиционным партнером в национальной коммерческой банковской отрасли», – отмечает Ричард Йорк.

Используя преимущества мощной сети отделений Bank of Communications, британский банк основал с этим китайским финансовым институтом совместное предприятие по эмиссии кредитных карточек и предоставлению всего спектра карточных услуг. В карточное подразделение Bank of Communications, на базе которого было создано это СП, HSBC отрядил 17 своих специалистов по операциям с кредитными карточками для содействия в налаживании совместного карточного бизнеса. Хотя СП на 100% принадлежит китайскому банку, центр по обработке карточных трансакций возглавляет Рон Логан – австралийский банкир, назначенный на эту должность руководством HSBC. По данным Йорка, доли в СП со временем могут быть поделены между сторонами в равных пропорциях (50:50), в частности, тогда, когда это дадут возможность сделать местные регулятивные нормативы.

Не секрет, что одной из главных целей допуска Китаем зарубежных банковских инвестиций в страну является изучение национальной финансовой отраслью передового банковского опыта и современных технологий, особенно в секторе управления риском – традиционно слабым местом в деятельности китайских банков. В этой связи HSBC направил в Bank of Communications шесть своих специалистов для поддержки китайского банка в совершенствовании системы управления риском, а также процессов внутреннего контроля и рекрутинга персонала. Кроме того, предшественник Ричарда Йорка на посту гендиректора HSBC в Китае Дики Айп был назначен на пост исполнительного вице-президента Bank of Communications для курирования вопросов развития в этом институте розничного банковского бизнеса и операций с кредитными карточками.

По словам Йорка, HSBC как банк с достаточно консервативной репутацией прекрасно осознает всю степень риска, с которым связано ведение финансового бизнеса в Китае. Однако пока результаты деятельности Bank of Communications не дают причин для каких-либо опасений: по состоянию на 14 марта текущего года, акции банка торговались по цене HK$4.525, что почти вдвое выше, чем в июне 2005-го (HK$2.5).

«Реально все признаки указывают на то, что британский банк в ближайшие пять-десять лет достигнет еще более впечатляющих результатов на китайском финансовом рынке, поскольку здесь этот банковский институт выступает самым опытным игроком и проводит четкую и эффективную финансовую стратегию. Бесспорно и то, что HSBC лучше, чем кто-либо другой, понимает психологию местного рынка розничных банковских услуг», – объясняет Лоренс Брам, председатель правления инвестиционной консалтинговой компании NAGA Group. Этот специалист, безусловно, знает, что говорит, поскольку уже более 20 лет консультирует зарубежные банки по вопросам ведения инвестиционного бизнеса в Китае.

Китайская стратегия Citibank

Еще один мировой финансовый гигант Citibank, как и HSBC, атаковал финансовый рынок Поднебесной тоже по двум направлениям: розничный банковский бизнес для состоятельных китайцев; корпоративные банковские операции. Однако будущее Citibank в КНР, как полагают многие эксперты, будет зависеть от итогов одной сделки, которой банк занят уже не один месяц. Дело в том, что Citibank надеется стать первым зарубежным банком, который приобретет контрольный пакет акций (85%) в проблемном китайском Guangdong Development Bank с 500 отделениями в богатой провинции Гуандун. По действующим сегодня в КНР правилам, зарубежным банкам разрешается владеть пакетом акций в любом национальном финансовом институте в размере не более 25%.

Citibank ожидал еще до марта текущего года получить согласие главного акционера Guangdong Development Bank, которым выступает местное правительство провинции Гуандун, на продажу этого банка, однако, по неизвестным причинам принятие решения местными властями было отложено. Впрочем, в Citigroup тоже отказываются комментировать ситуацию, хотя переговоры между двумя сторонами продолжаются. Тем не менее, многие эксперты признают, что, если международный финансовый гигант получит разрешение на проведение этой сделки, то она может стать новой вехой в развитии национальной банковской отрасли.

Впрочем, здесь есть и оборотная сторона медали. Главная причина, вследствие которой китайские регулятивные органы желают избавиться от Guangdong Development Bank, заключается в том, как утверждают аналитики, что он находится на грани полного краха. «Качество его активов чрезвычайно низкое, но правительство не хочет тратить приличные суммы на спасение мелких банков, так что наверняка разрешит иностранцам расширить свое присутствие на местном рынке за счет приобретения в национальных финансовых институтах, особенно в проблемных, более 50% акций», – говорит Дорис Чен, аналитик китайского финансового сектора банка BNP Paribas Peregrine в Шанхае.

По данным самих представителей Guangdong Development Bank, доля невозвращенных кредитов в этом банке, по состоянию на конец 2003 года, составляла 22.84%. Впрочем, результаты его финансовой деятельности за 2004 и 2005 годы вообще не были обнародованы, поэтому многие аналитики полагают, что реальные показатели недействующих кредитов в Guangdong Development Bank гораздо выше. Возможно, как уверены они, поглощение американцами этого банка даст шанс стабилизировать ситуацию и восстановить сильно пошатнувшийся в последнее время его имидж.

Следует отметить, что, как и у HSBC, история операционной деятельности Citibank в Китае насчитывает уже не одно десятилетие, если учесть, что именно Citibank открыл первое американское банковское представительство в Шанхае в 1902 году. Наряду с этим, Citibank стал вторым крупным зарубежным банком, инвестировавшим капитал в китайский кредитный институт, когда в 2002 году заплатил $70 млн. за 4.2% акций Shanghai Pudong Development Bank – локального коммерческого банка, располагающего, примерно, 350 отделений в 30 городах страны. Оба банка в феврале текущего года создали совместное «карточное» подразделение, эмитировавшее в прошлом году более 200 тыс. кредитных карточек.

По условиям двустороннего соглашения с шанхайским банком Citibank не имел права до 2007 года создавать какие-либо СП с местными кредитными институтами – конкурентами SPDB в секторе карточных операций. Однако в начале текущего года шанхайский банк согласился отменить это условие и дать Citigroup зеленый свет по вложению инвестиций в другие китайские кредитные институты, открыв, таким образом, мировому финансовому титану путь к проведению сделки с Guangdong Development Bank. Кроме того, Citibank также согласился увеличить свою долю в Shanghai Pudong Development Bank до максимально возможного в настоящее время уровня – 19.9%. Хотя Citigroup внимательно изучает всех участников банковской отрасли Китая, американская группа, как утверждает генеральный директор Citigroup в КНР, по-прежнему верна своему сотрудничеству с SPDB, оценивая его как «очень успешное».

Хотя Citibank пока является миноритарным акционером SPDB, шанхайский банк уже сумел оздоровить свое финансовое состояние и на сегодняшний день представляет собой достаточно успешный и эффективно управляемый финансовый институт. В 2005 году чистые доходы Shanghai Pudong Development Bank возросли на 29% (до $310 млн.), а коэффициент просроченных кредитов в нем опустился до одного из самых низких показателей в китайской финансовой отрасли – 1.97%.

Между тем, и в других сферах бизнеса Citibank в Китае идет тем же путем, что и HSBC. Так, в последнее время американский банк предпринял усилия для развития сети своих отделений в КНР, открыв на материковой части страны шесть банковских отделений и десять офисов. Розничный бизнес Citibank тоже нацелен на предоставление услуг, в первую очередь, наиболее состоятельным китайцам. Возможно, планируемая сделка Citibank с Guangdong Development Bank и рискованная с точки зрения проникновения на новые неизведанные территории, но у Citibank, как и у HSBC, есть, по крайней мере, многолетний опыт ведения банковских операций в КНР.

Чего, кстати, лишены Bank of America и Royal Bank of Scotland, уже вложившие миллиарды долларов в покупку миноритарных пакетов акций в китайских мегабанках. По мнению экспертов, у BofA и RBS отсутствует необходимый опыт ведения финансовых операций на здешнем рынке, да и их присутствие на нем исчисляется несколькими годами.

Миноритарии

Как полагают многие международные финансовые аналитики, Китай с его ограничениями и ведомственным бюрократизмом остается одним из самых сложных рынков мира для ведения банковских операций. Однако, по словам Венди Тэн, пресс-секретаря Bank of America в Азии, многолетний опыт и знания, полученные этим банком в ходе ведения финансового бизнеса на американском континенте, помогут ему в налаживании сотрудничества с местными финансовыми институтами, в частности, с China Construction Bank (CCB). «Bank of Ame-rica как ведущий розничный банк США может поделиться со специалистами China Construction Bank богатым опытом ведения розничных финансовых операций», – поясняет Тэн.

По ее словам, Bank of America ожидает, что его сотрудничество с China Construction Bank, одним из главных китайских кредиторов и третьим по величине банком страны по объемам активов, станет точкой отсчета новых сделок американцев по проникновению на финансовый рынок КНР. Условия инвестиционного соглашения нью-йоркского банка с китайским партнером предусматривали закрытие CCB своего розничного банковского подразделения к концу марта текущего года с переориентацией на оптовые и инвестиционные услуги, только их теперь будут предоставлять также и отделения Bank of America в Пекине, Шанхае и Гуанчжоу. «Бизнес ССВ в таком случае должен получить массу преимуществ от стремительного роста китайской экономики», – утверждает Венди Тэн.

Вместе с тем, хотя после подписания инвестиционного контракта между Bank of America и CCB прошло уже девять месяцев, американский банк все еще ведет переговоры с китайцами о создании совместного подразделения по эмиссии кредитных карточек и карточным операциям. Кроме того, Bank of America направил в ССВ группу из 50 своих специалистов для оказания китайскому банку помощи в совершенствовании управления риском, корпоративного руководства, розничных банковских операций и методики рекрутинга персонала. Однако аналитики довольно скептически относятся к таким действиям американского банка, подчеркивая тот факт, что он владеет лишь 9% акций в ССВ и вряд ли может в полной мере влиять на политику, проводимую китайским финансовым институтом.

«Я не очень надеюсь на то, что Bank of America может оказать ССВ какую-либо существенную помощь и содействие. Вся проблема заключается в том, насколько широко китайский институт захочет принять и воспользоваться ею, ведь решать это будут не американцы, а высшее руководство China Construction Bank», – подчеркивает Дорис Чен, аналитик китайского финансового сектора банка BNP Paribas Peregrine в Шанхае.

Безусловно, как утверждают многие специалисты, отношение к иностранцам в любой стране почти всегда лишено каких-либо особых симпатий, но государственные финансовые институты Китая настроены к ним чуть ли не враждебно. «Когда ущемляются положение или преимущества китайских сотрудников, местные банки быстро объединяются и начинают сообща выступать против иностранцев», – поясняет банковский аналитик Moody's Уэй Йен. По его словам, исходя из этого сложно понять, каким образом 50 сотрудников Bank of America могут повлиять на процессы, происходящие в мощном китайском банке, имеющем 14.5 тыс. отделений, а также долю национального рынка кредитов и депозитов в размере соответственно 12 и 13%. То же самое касается и влияния Royal Bank of Scotland на ситуацию в Bank of China с около 11.5 тыс. отделений, владеющего долей рынка кредитов и депозитов в размере соответственно 12 и 14%.

У Royal Bank of Scotland вообще совсем незначительное присутствие на китайском рынке: в 2003 году он открыл свое единственное отделение в Шанхае, занимающееся исключительно оптовым банковским бизнесом. По данным представителей руководства Bank of China, шотландский банк направил в китайский институт группу профессионалов для модернизации и совершенствования системы управления риском пекинского банка, а также ведет в настоящее время с китайскими партнерами переговоры по остальным аспектам возможного двустороннего сотрудничества.

Хотя корпоративная культура ведения бизнеса в штаб-квартирах китайских банков, возможно, и адаптируется к международным стандартам, говорить, что это относится к традиционно считающимся базой для ведения финансовых операций в Китае банковским отделениям, раскинувшимся по всей стране, еще очень и очень рано. «Посещение штаб-квартиры какого-либо государственного банка в Пекине очень сильно отличается от визита в банковское отделение в какой-нибудь китайской деревне. В центре можно внедрять системы управления риском, заниматься подготовкой специалистов по предоставлению кредитов, совершенствовать практику корпоративного контроля и управления. Осуществлять же эти процессы на локальном уровне на местах чрезвычайно сложно из-за бюрократических проволочек», – поясняет Стефен Грин, старший экономист Standard Chartered Bank в Шанхае.

Незавидная судьба

«новичков»

Между тем, средний коэффициент просроченных кредитов у «большой четверки» государственных банков КНР, по состоянию на конец прошлого года, составил 10.5%. Это, по мнению экспертов, действительно серьезный прогресс, если учесть, что в 2002 году этот показатель превышал 40%. Однако в феврале нынешнего года высшее руководство некоторых ведущих китайских банков официально предупредило, что у многих из них вновь могут возникнуть дополнительные проблемы из-за серии дефолтов в таких секторах как недвижимость и строительство.

«Ставки по ипотечным кредитам для индивидуальных клиентов и застройщиков продолжают свое движение вверх. Пока, правда, не замечен рост невозврата кредитов, но это объясняется тем, что банки скрывают эти данные, не желая обнародовать их», – утверждает банковский аналитик из Moody's Уэй Йен. По его словам, 25% кредитов China Construction Bank привязаны к рынку недвижимости, который уже и так находится в состоянии перегрева. Bank of America, как заверяет этот специалист, может ожидать большой и неприятный сюрприз, когда через несколько лет данные кредиты «всплывут на поверхность».

Другим проблемным аспектом могут быть выданные китайскими банками кредиты местным компаниям по производству стали и цемента. Стремительный рост в стране подобных избыточных производств уже давно стал головной болью для китайского правительства, сегодня предпринимающего решительные меры – вплоть до закрытия некоторых заводов – для решения этой проблемы. Но займы-то им уже выданы, поэтому, как полагает Йен, «никто реально не знает, каков действительно объем недействующих кредитов в китайских банках».

Как бы там ни было, но зарубежные банки могут ожидать приемлемых доходов на вложенные ими инвестиции в китайскую финансовую отрасль в интересах расширения своих операций на банковском рынке КНР только в одном случае – если местные кредитные институты будут в состоянии провести ряд кардинальных мер по совершенствованию системы управления риском и облегчению бремени невозвращенных кредитов. «Что будет делать Bank of Ame-rica, если уровень проблемных займов в ССВ начнет резко расти? А как будет решать подобную проблему со своими китайскими партнерами Royal Bank of Scotland?», – спрашивает Стефен Грин из Standard Chartered.

По его данным, условием вложения инвестиций этих двух банков в финансовые институты Китая было выполнение выдвинутого китайской стороной требования о том, чтобы Bank of America и Royal Bank of Scotland держали у себя приобретенные пакеты в течение не менее трех лет. Так, Bank of China обещал Royal Bank of Scotland выкупить у него свой пакет акций на сумму в $3.1млрд., если китайцам в течение трех лет не удастся превратиться в открытое акционерное общество благодаря выпуску акций на свободный рынок (IPO). Однако цена, которую шотландцы заплатили за пакет акций Bank of China, может быть снижена, если аудиторы обнаружат в китайском банке наличие каких-либо проблем до IPO (его рассчитывают провести в конце 2006 года). Правда, представители Royal Bank of Scotland утверждают, что китайская сторона предоставила им все гарантии и защиту инвестиций, в чем некоторые топ-менеджеры западных банков в Китае и Гонконге очень сильно сомневаются.

В настоящее время Bank of China активно готовится к первичной продаже своих акций в Гонконге на общую сумму около $8 млрд., даже несмотря на то, что в банке наблюдаются серьезные проблемы с сомнительными и просроченными кредитами, а также иные финансовые злоупотребления. Но коррупция поразила не только Bank of China, а и остальных членов «большой четверки» государственных банков Китая, где скандалы с участием менеджеров всех уровней стали уже чуть ли не нормой. Официальные представители китайских органов надзора за банковской деятельностью заявили в феврале текущего года о том, что в 2005 году ущерб от незаконной деятельности в банках континентального Китая составил 767 млрд. юаней ($96 млрд.), в результате чего было возбуждено 1272 уголовных дела. «Это очень серьезная проблема. Никто здесь не может точно сказать, какие потери несет китайская финансовая отрасль из-за коррупции», – говорит Стефен Грин, старший экономист Standard Chartered Bank в Шанхае.

Что же касается HSBC и Citibank, то эти институты стремятся минимизировать риск в своем бизнесе на китайском рынке, устанавливая контакты с местными банками, располагающими эффективным менеджментом, и не принимая на себя слишком высоких обязательств перед китайской стороной. Как HSBC, так и Citibank прилично стартовали в Китае и уже получают солидные доходы от ведения банковского бизнеса в этой стране. А вот насколько преуспеют те зарубежные финансовые институты, которые пришли сюда после HSBC и Citibank?

Однако, по мнению Питера Александера, директора шанхайской финансовой консалтинговой компании Z-Ben Advisors, уже 15 лет исследующего китайскую финансовую отрасль, зарубежным новичкам здесь уготована незавидная доля. «Реальное положение дел свидетельствует о том, что эти банки-новички вряд ли добьются видимых успехов на современном финансовом рынке КНР», – резюмирует Александер.

Олег Зайцев,
по материалам The Banker

 
© агенство "Стандарт"